Апелляционное определение Московского городского суда от 06 июня 2016 г. N 33-19481/16

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Пашкевич А.М.

и судей Михалиной С.Е., Шерстняковой Л.Б.

с участием адвоката Орловой Л.А.

при секретаре Родиной С.С.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пашкевич А.М.

гражданское дело по апелляционным жалобам Жунда Т. А., Коварской Е. М. на решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 25 декабря 2015 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Коварской Е. М. к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании права собственности отказать.

В удовлетворении исковых требований Жунда Т. А. к Коварской Е. М., Департаменту городского имущества г. Москвы о признании недействительным отказа от участия в приватизации квартиры, признании недействительным договора передачи, восстановлении на регистрационном учете, включении в договор передачи, признании права собственности, признании недействительным договора дарения квартиры, завещания отказать,

установила:

Коварская Е.М. обратилась в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы (в настоящее время - ДГИ г. Москвы) о признании права собственности на жилое помещение в виде квартиры N ххххх, расположенной по адресу: г. ххххх, указывая на то, что договор дарения указанной квартиры, заключенный ххххх года между ней и ее матерью К., был зарегистрирован ххххх года, после смерти дарителя К., умершей ххххх года.

В свою очередь, Жунда Т.А. обратилась в суд с иском к Коварской Е.М., ДГИ г. Москвы о признании недействительным договора N ххххх от ххххх года передачи квартиры ххххх, расположенной по адресу: ххххх в собственность К., Коварской Е.М. в части невключения в договор Жунда Т.А., о включении в данный договор передачи Жунда Т.А., об определении долей участников приватизации по 1/3, о признании права собственности Жунда Т.А. на 1/3 долю в праве собственности на спорную квартиру в порядке приватизации по договору передачи N ххххх от ххххх года, о признании незаключенным договора дарения квартиры от ххххх года между К. и Коварской Е.М., о признании отсутствующим права собственности Коварской Е.М. на спорную квартиру, о включении в наследственную массу после смерти К. 1/3 доли в праве на данную квартиру, о признании недействительным завещания от имени К. от ххххх года, признании права собственности Жунда Т.А. на 1/6 долю в праве на указанную квартиру в порядке наследования по закону после смерти К., мотивируя заявленные требования тем, что на момент совершения отказа от участия в приватизации спорной квартиры она не понимала значение своих действий и не могла руководить ими, а также ссылалась на то, что является наследником по закону К., умершей ххххх года, которая в момент подписания завещания от ххххх года в пользу Коварской Е.М. находилась в состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий или руководить ими.

Впоследствии Жунда Т.А. предъявила иск к Коварской Е.М. о признании недействительным договора дарения квартиры N ххххх, расположенной по адресу: г. Москва, ххххх, заключенного ххххх года между К. и Коварской Е.М. по основаниям ст. 177 ГК РФ, указывая в обоснование требований на то, что регистрация перехода права собственности на спорное жилье состоялась после смерти К., которая при жизни страдала онкологическим заболеванием, в связи с чем она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими в период составления оспариваемого договора.

Данные гражданские дела были соединены в одно производство для их совместного рассмотрения и разрешения.

В судебном заседании суда первой инстанции представители истца Жунда Т.А. - Коваленко Е.С., Земляков Р.Н., Александрова С.Э., уточнив исковые требования в порядке ст.39 ГПК РФ, просили признать недействительным отказ Жунда Т.А. от участия в приватизации квартиры по адресу: ххххх, признать недействительным договор передачи указанной квартиры в собственность К. и Коварской Е.М. от ххххх года, восстановить Жунда Т.А. на регистрационном учете по адресу: ххххх, д. ххххх, кв. ххххх, включить Жунда Т.А. в договор передачи от ххххх года, признать за Жунда Т.А. право собственности на квартиру по адресу: ххххх, признать недействительным договор дарения квартиры по адресу: г. Москва, ххххх от ххххх года, погасить запись в ЕГРП о праве собственности Коварской Е.М. на квартиру по адресу: ххххх, признать недействительным завещание от имени К. от ххххх года. В удовлетворении исковых требований Коварской Е.М. просили отказать.

Представитель Коварской Е.М. по доверенности Войтова Н.А. в суде первой инстанции исковые требования Коварской Е.М. поддержала в полном объеме и просила суд их удовлетворить. В удовлетворении иска Жунда Т.А. просила отказать, заявив о применении срока исковой давности, ссылаясь на то, что Жунда Т.А. ранее обращалась в суд с другим иском в ххххх году, участвовала в процессе, выдавала доверенности, документы о приватизации обозревались в судебном заседании, и их содержание было известно истцу.

Третьи лица в судебное заседание не явились, были извещены судом надлежащим образом, доказательств уважительности причин неявки в суд не представили, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие на основании ст. 167 ГПК РФ.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, по доводам апелляционных жалоб просят Жунда Т.А., Коварская Е.М.

В заседание судебной коллегии третье лицо нотариус г. Москвы Шабарина Е.В., представитель третьего лица Управление Росреестра по Москве не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещались надлежащим образом, причины неявки суду не сообщили, об отложении дела слушанием не заявляли, в связи с чем судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие на основании ст. 167, 327 ГПК РФ.

В силу ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ, п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года N13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционных жалоб в порядке ст. 327.1 ГПК РФ, выслушав объяснения представителей Жунда Т.А. - по доверенности Александровой С.Э., адвоката Орловой Л.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы Жунда Т.А. и не согласившихся с доводами апелляционной жалобы Коварской Е.М., представителя Коварской Е.М. по доверенности Войтовой Н.А., полагавшей, что апелляционная жалоба Коварской Е.М. подлежит удовлетворению, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия полагает, что решение суда постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами и материалами дела, требованиями закона, и отмене не подлежит.

Суд первой инстанции, разрешая спор по существу, принял предусмотренные законом меры для всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, полно и всесторонне проверил доводы истца, положенные в обоснование заявленных исковых требований, возражения ответчика, правомерно руководствовался положениями закона, регулирующими спорные правоотношения, и пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Согласно части 1 статьи 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 4 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Решение суда указанным требованиям закона отвечает.

Как было установлено судом и следует из материалов дела, спорной является квартира N55, расположенная по адресу: ххххх, в которой были зарегистрированы Жунда Т.А. ххххх г.р. (ответственное лицо), ее дочь К. ххххх г.р. и внучка Коварская Е.М. ххххх г.р.

Спорная квартира была передана на основании договора передачи N ххххх от ххххх года К. и Коварской Е.М. на праве общей долевой собственности с учетом согласия Жунда Т.А. от ххххх года на приватизацию указанной квартиры в общую долевую собственность К. и Коварской Е.М.

Из дела следует, что ххххх года между Коварской Е.М.(даритель) и К. (одаряемый) был заключен договор дарения, согласно которому доля Коварской Е.М. в праве собственности на спорную квартиру Nххххх, расположенную по адресу: ххххх, дом ххххх, перешла во владение, пользование и распоряжение К.

ххххх года между К. и Коварской Е.М. заключен договор дарения квартиры, на основании которого собственником спорной квартиры стала Коварская Е.М. Документы на регистрацию права собственности Коварской Е.М. поданы в регистрирующий орган представителем Х. ххххх года. Право собственности Коварской Е.М. зарегистрировано Управлением Росреестра по Москве ххххх года, что подтверждается материалами дела.

ххххх года К. умерла.

В соответствии со ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных названным Кодексом.

На основании п. 5 ст. 1118 ГК РФ завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Как следует из материалов дела, наследодатель К. ххххх года составила завещание, согласно которому завещала все свое имущество в пользу Коварской Е.М.

Обращаясь в суд с исковыми требованиями, Жунда Т.А. ссылалась на то, что совершая отказ от участия в приватизации спорной квартиры в пользу К. и Коварской Е.М., она не понимала значение своих действий и не могла руководить ими, а также указывала на то, что наследодатель К. в момент подписания завещания находилась в состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими в силу своего онкологического заболевания.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что Жунда Т.А. ххххх г.р. страдает хроническим психическим расстройством в форме параноидной шизофрении, состоит на учете в ххххх с ххххх года, в ххххх году находилась на лечении в ххххх им. ххххх.

С целью проверки заявленных доводов определением Бабушкинского районного суда г. Москвы от 19 мая 2015 года по делу была назначена амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Жунда Т.А.

Согласно заключению комиссии экспертов ГБУЗ г. Москвы ПКБ N ххххх им. Н.А. ххххх ДЗМ N ххххх от ххххх года Жунда Т.А. страдает ххххх. Определить, с какого именно времени у Жунда Т.А. возникло указанное заболевание, не представляется возможным. Анализ медицинской документации и материалов гражданского дела свидетельствует о том, что в юридически значимый период, ххххх года в момент отказа от приватизации у Жунда Т.А. имелось хроническое психическое расстройство в форме параноидной шизофрении с непрерывным типом течения. По своему психическому состоянию в момент отказа от приватизации ххххх года Жунда Т.А. не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Поставленный судом вопрос о том, была ли Жунда Т.А. по состоянию здоровья способна понимать значение своих действий и руководить ими в период с ххххх года по ххххх года, экспертом не разрешен, поскольку оценка способности понимать значение своих действий и руководить ими возможна лишь в отношении конкретного юридически значимого события, а не длительного временного периода.

В связи с сомнениями в психической полноценности наследодателя Коварской Н.Э. по ходатайству Жунда Т.А. была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении К., умершей ххххх года, согласно заключению которой за N ххххх от ххххх года комиссия экспертов ГБУЗ г. Москвы ПКБ N ххххх им ххххх пришла к выводу, что в представленной медицинской документации не содержится данных, характеризующих психическое состояние К. при подписании завещания ххххх года, поэтому оценить степень выраженности указанного психического расстройства, а также ответить на вопрос, могла ли она понимать значение своих действий и руководить ими в момент подписания завещания 8 ххххх года не представилось возможным.

Определением от 27 августа 2015 года судом назначена дополнительная посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении К.

В соответствии с заключением комиссии экспертов N ххххх от ххххх года К. в ххххх году на фоне психотравмирующей ситуации перенесла ххххх. В последующем у нее было выявлено ххххх. Однако в представленной медицинской документации не содержится данных, характеризующих психическое состояние К. при подписании договора дарения квартиры ххххх года, поэтому ответить на вопрос, могла ли она понимать значение своих действий и руководить ими в момент подписания договора дарения квартиры ххххх года, не представилось возможным.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу закона такая сделка является оспоримой.

В силу ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации и иными законами.

В силу ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Суд первой инстанции, оценив в совокупности представленные по делу доказательства, пришел к правильному и обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных Жунда Т.А. требований, поскольку установил, что правовых оснований для признания недействительным отказа от участия в приватизации квартиры по адресу: г. Москва, пр. ххххх и признании недействительным договора передачи от ххххх года в отношении спорной квартиры не имеется.

Отказывая в удовлетворении иска Жунда Т.А., суд первой инстанции верно исходил из того, что истцом Жунда Т.А. был пропущен срок исковой давности по требованиям о признании недействительным отказа от участия в приватизации квартиры по адресу: г. ххххх и о признании недействительным договора передачи от ххххх года в отношении указанной квартиры, и в силу ст. 56 ГПК РФ, не были доказаны обстоятельства, на которые она ссылается в своем исковом заявлении, при этом, доказательств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска срока исковой давности и о невозможности обратиться в суд с данными требованиями в более ранние сроки, стороной истца представлено не было.

При таких обстоятельствах судебная коллегия согласна с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Жунда Т.А. о признании недействительным отказа от участия в приватизации спорной квартиры и о признании недействительным договора передачи спорного жилья от ххххх года, в связи с истечением срока исковой давности, поскольку, в силу п. 2 ст. 199 ГК РФ, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что не подлежат удовлетворению требования Жунда Т.А. о ее включении в число сособственников спорной квартиры, восстановлении на регистрационном учете по адресу спорной квартиры, признании за ней права собственности на долю в праве на квартиру, признании недействительным договора дарения квартиры от ххххх года, в силу того, что судом законно и обоснованно отказано в признании недействительным договора приватизации от ххххх года.

При этом судом было учтено, что в ходе судебного разбирательства по данному делу не представилось возможным достоверно установить обстоятельств того, что К. при заключении договора дарения квартиры от ххххх года не понимала значения своих действий и не могла руководить ими, равно как и не было установлено, что завещание К. от ххххх года было совершено с пороком ее воли как наследодателя.

Согласно п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В соответствии с п. 2 ст. 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

В силу ст. ст. 11, 12 ГК РФ и ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав и законных интересов и может избрать только тот способ защиты права, который приведет к восстановлению нарушенных прав и охраняемых законом интересов.

Способ защиты направлен на внесение определенности в правоотношения сторон, создает юридические последствия для участников этих отношений.

Разрешая заявленные исковые требования Коварской Е.М. о признании права собственности на квартиру N ххххх, расположенную по адресу: ххххх, д. ххххх, и отказывая в их удовлетворении, судебная коллегия полагает, что суд пришел к обоснованному выводу о том, что Коварской Е.М. доказательств, подтверждающих нарушение ее права собственности в отношении спорного жилья, зарегистрированного компетентными органами, представлено не было в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, в связи с чем заявленные ею требования не имеют правового обоснования.

При таком положении судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного судебного решения, учитывая предмет заявленных Коварской Е.М. требований.

Мотивы, по которым суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, приведены в решении суда, и считать их неправильными у судебной коллегии не имеется.

Доводы апелляционной жалобы Жунда Т.А. о неправильном и ошибочном применении судом срока исковой давности, судебная коллегия находит неубедительными и несостоятельными, опровергнутыми всей совокупностью собранных и исследованных в ходе рассмотрения дела доказательствами, не доверять которым у суда оснований не имеется.

При этом, стороной Жунда Т.А. не было представлено доказательств, объективно и достоверно подтверждающих ее невозможность обращения за судебной защитой до ххххх г.г.

Доводы апелляционной жалобы Жунда Т.А. фактически направлены на переоценку собранных по делу доказательств. При этом суд обоснованно указал на то, что Жунда Т.А. до обращения в суд с настоящим иском предъявляла исковые требования к мировому судье об определении порядка пользования жилым помещением, в котором она зарегистрирована по месту жительства по адресу: ххххх, решением Бабушкинского районного суда г. Москвы от ххххх года ей был определен порядок пользования квартирой и выделена в пользование комната площадью ххххх кв.м. (л.д.84-87, том 5). Суд исходил из того, что Жунда Т.А. нуждается в данном жилом помещении, иное жилое помещение для проживания у нее отсутствует. Кроме того, из судебного постановления следует, что Жунда Т.А. обращалась к мировому судье судебного участка Nхххх района ххххх г. ххххх с аналогичными требованиями в ххххх году.

Доказательств того, что в ххххх г. г. Жунда Т.А. не понимала значение своих действий и не знала о статусе спорной квартиры, истец не представила. При этом в суд с иском о признании недействительным договора передачи от ххххх года Жунда Т.А. обратилась лишь ххххх года, а требование о признании недействительным отказа от участия в приватизации квартиры заявлено ххххх года, т.е. с пропуском срока исковой давности.

В своей апелляционной жалобе Коварская Е.М. указывает на то, что она как собственник спорной квартиры лишена возможности реализовать свое право собственности в отношении спорного жилья в полном объеме в силу того, что государственная регистрация договора дарения квартиры была произведена регистрирующим органом после смерти дарителя, поскольку в случае сдачи спорной квартиры в наем, совершении иных действий по реализации правомочий собственника ее право собственности считается не возникшим.

Согласно п.1 ст.2 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее также - государственная регистрация прав) - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Государственной регистрации подлежит право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним (п. 1 ст. 4 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

С учетом вышеприведенных норм, регистрация права собственности носит правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер.

Кроме того, доводы апелляционной жалобы Коварской Е.М. направлены на иное толкование норм действующего законодательства РФ, являются надуманными, поскольку Коварской Е.М. не представлено доказательств, подтверждающих нарушение ее имущественных прав как собственника спорной квартиры, а также наличие препятствий в реализации права собственности на спорное жилье в полном объеме.

Судебная коллегия полагает, что указанные в апелляционных жалобах доводы были предметом исследования суда первой инстанции, по существу они сводятся к переоценке выводов суда, основаны на неправильной оценке обстоятельств данного дела, ошибочном применении и толковании норм материального права, фактически выражают субъективную точку зрения сторон о том, как должно быть рассмотрено настоящее дело и оценены собранные по нему доказательства в их совокупности, а потому не могут служить основанием для отмены правильного по существу решения суда.

В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным по материалам дела, не имеется, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным, обоснованным и отмене не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 25 декабря 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Жунда Т.А., Коварской Е.М.- без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.