Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 мая 2016 г. по делу N 33-8246/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 мая 2016 г. по делу N 33-8246/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Осининой Н.А.

Судей

Цыганковой В.А., Луковицкой Т.А.

при секретаре

Васильеве А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-22/2015 по апелляционным жалобам Рахматуллиной З. А. и Захаровой Н. Ю. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 14 мая 2015 года по иску Рахматуллиной З. А. к Соколовой Л. В. о признании завещания недействительным.

Заслушав доклад судьи Осининой Н.А., объяснения представителя Рахматуллиной З.А.- Пустовит Т.А., поддержавшей доводы своей жалобы, представителей заявителя Захаровой Н.Ю. - Болонкина А.В., Лерненр И.М., поддержавших доводы своей жалобы, Соколовой Л.В., ее представителя Камкова А.П., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Рахматуллина З.А. обратилась в суд с иском к Соколовой Л.В. о признании недействительным завещания, составленного в пользу ответчика 5.06.2013 года Захаровой В.А., умершей "дата"

В обоснование заявленных требований Рахматуллина З.А. указывала, что Захарова В.А. являлась ее сестрой, она поддерживала с сестрой близкие отношения, поскольку других родственников не осталось, истец навещала сестру на майские праздники в 2013 году, в последних числах мая на звонки по телефону истцу никто не отвечал, дверь никто не открыл, в связи с чем истец обратилась с соответствующим заявлением в правоохранительные органы. От знакомых в конце лета истец узнала о смерти сестры, а также о том, что "дата" у сестры умер сын Юрий, а "дата" - муж. Истец указала, что в 2004 году и в 2011году Захарова В.А. перенесла инсульт, страдала гипертонической болезнью, постоянно принимала лекарства, была метеозависима, в апреле 2013 года сломала лодыжку, упав дома, в связи с чем перестала выходить на улицу, после перенесенного инсульта страдала провалами в памяти, была рассеянной, беспокойной, мнительной, потеряв за один месяц сына и мужа, лишенная возможности общаться с родственниками, стала внушаемой. По мнению истца, при составлении оспариваемого завещания ее сестра находилась в состоянии, когда не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 14 мая 2015 года Рахматуллиной З.А. в удовлетворении исковых требований отказано.

Рахматуллина З.А., Захарова Н.Ю. в апелляционных жалобах просят отменить решение суда, как незаконное и необоснованное.

Исходя из положений ст.167 ГПК РФ, с учетом того, что 3-и лица нотариус Герасименко П.В., Свищева И.Б. в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, нотариус Свищева И.Б. ходатайствовала о рассмотрении дела в свое отсутствием, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований к отмене решения районного суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

В соответствии с п.1 ст.166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная).

В силу п.1 ст.167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью и недействительна с момента ее совершения.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу действующего законодательства такие сделки являются оспоримыми, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в ст.177 ГК РФ, согласно положениям ст.56 ГПК РФ обязано доказать наличие оснований недействительности сделки.

Из материалов дела следует, что Захаровой В.А., "дата" рождения, на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: "адрес" (л.д. 13,т.1).

Согласно завещанию от 5.06.2013 года, удостоверенному нотариусом Герасименко П.В., выполненном на бланке N ... , Захарова В.А. завещала все имущество, которое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, где бы таковое ни находилось и в чем бы оно ни заключалось, ответчику Соколовой Л.В. (л.д.41,т.1).

"дата" Захарова В.А. умерла (л.д. 10,т.1).

Судом установлено, что Рахматуллина З.А. является родной сестрой Захаровой В.А. (л.д. 14-17,т.1).

27.08.2013 года нотариусом Герасименко П.В. было заведено наследственное дело после умершей "дата" Захаровой В.А. по заявлению о принятии наследства после Захаровой В.А. наследника по завещанию Соколова Л.В.

Истец с заявлением о принятии наследства после смерти Захаровой В.А. к нотариусу не обращалась.

По обстоятельствам дела судом были допрошены свидетели А.И.Ф. (дочь истца), Л.Г.А. (соседка наследодателя Захаровой В.А.), Ч.И.В. (бывшая невестка наследодателя Захаровой В.А.), К.В.А.(знакомы ответчика), З.М.Н.(сотрудник нотариальной конторы), С.Д.А.(сын ответчика), П.И.А. (участковый терапевт).

Для проверки доводов истца о том, что в юридически значимый момент наследодатель Захарова В.А. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, определением суда по делу была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза.

Из заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов, составленного СПб ГБУЗ "Городская психиатрическая больница N6 (Стационар с диспансером) от 25.11.2014 года, следует, что на момент оформления завещания 5.06.2013 года Захарова В.А. с высокой степенью вероятности по своему состоянию в силу выраженности интеллектуально-мнестических эмоционально-волевых нарушений не могла понимать значение своих действий (л.д. 131-138, т.1).

В судебных заседаниях неоднократно была допрошена судом первой инстанции эксперт Ш.Я.В., принимавшая участие в проведении судебно - психиатрической экспертизы, которая пояснила, что с учетом всей совокупности материалов дела не имеется возможности представить экспертное заключение, содержащее иные, нежели вероятностные суждения, поскольку отсутствуют достаточные критерии для категоричного вывода, так как медицинская документация и показания допрошенных судом свидетелей не содержит достаточного клинического описания состояния наследодателя (л.д.156-157,172-173 225, т.1).

Поскольку представленное в материалы дела заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов N4347.1555.2 от 25 ноября 2014 года подготовлено компетентными специалистами в соответствующей области медицины, которым были разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 85 ГПК РФ, и которые были в установленном порядке предупреждены об уголовной ответственности, выводы экспертов основаны на материалах гражданского дела, а также на первичной медицинской документации Захаровой В.А., суд правильно исходил из того, что сомнений в правильности и обоснованности заключение экспертной комиссии не вызывает.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 177 ГК РФ, принимая во внимание отсутствие достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что в момент совершения завещания от 05.06.2013 года Захарова В.А. находилась в таком состоянии, которое лишило ее возможности понимать значение своих действий или руководить ими, правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о признании завещания недействительным.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе о том, что судом неправомерно отклонено заявленное стороной ответчика ходатайство о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, поскольку выводы экспертов носят вероятностный характер, не могут быть признаны судебной коллегией состоятельными.

Судом обоснованно отклонено ходатайство истца о назначении повторной экспертизы, так как предусмотренные ч. 2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для этого отсутствовали, ввиду чего доводы жалобы о нарушении судом прав истцовой стороны на проведение повторной экспертизы являются необоснованными.

Довод апелляционной жалобы истца о том, что суд, по мнению подателя жалобы, положил в основу решения только мнение врача-психиатра изложенное в судебном заседании, относительно показаний допрошенных судом после проведения судебной экспертизы свидетелей Ф.И.В., К.В.А., З.М.Н., С.Д.А., П.И.А., о том, что названные показания никаким образом не могут повлиять на вероятностный вывод заключения судебно-психиатрической экспертизы, судебная коллегия признает несостоятельным, поскольку судом первой инстанции подробно исследованы показания названных свидетелей, как и все основания, на которые стороны ссылались в обоснование своих требований, и доказательства, представленные ими в подтверждение своих доводов и в опровержение доводов другой стороны, что нашло отражение в решении суда.

Доводы о том, что судом при разрешении спора не учтена дополнительно представленная медицинская документация также не могут быть признаны состоятельными. При этом справка из Городской поликлиники N17 от 18.03.2015 года, представленная в материалы дела после проведения по делу судебной экспертизы, содержит сведения лишь о том, что медицинская карта Захаровой В.А. отсутствует, а также сведения о посещении Захаровой В.А. поликлиники 24.05.2013 года, 30.05.2013 года, 26.06.2013 года, 11.07.2013 года в связи с наблюдением по кардиологическим заболеваниям: ишемическая болезнь сердца, атеросклеротический кардиосклероз, гипертоническая болезнь (л.д. 182, т.1). Таким образом, представленная справка, не содержит каких-либо дополнительных сведений о наличии у Захаровой В.А. каких-либо нарушений психиатрического характера, влияющих на вероятностные выводы экспертизы, о чем и было отмечено в судебном заседании допрошенным судом первой инстанции экспертом Ш.Я.В. Для удовлетворения заявленных требований о завещания недействительным по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 177 ГК РФ, необходимо одновременное установление обстоятельств наличия у лица заболевания и факта того, что имеющееся у лица заболевание лишает его возможности понимать значение своих действий и руководить ими.

При этом надлежит принять во внимание, что после представления дополнительных доказательств в ходе судебного разбирательства, ходатайств о назначении по делу дополнительной экспертизы участниками процесса заявлено не было. При таких обстоятельствах, учитывая, что каких-либо иных дополнительных доказательств, медицинской документации о состоянии здоровья Захаровой В.А. в юридически значимый период не представлено, какие-либо новые обстоятельства судом не выявлены, медицинские документы, подтверждающие наличие у Захаровой В.А. заболеваний, в силу которых она на момент подписания завещания 05.06.2013 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими, отсутствуют, то добытые по делу доказательства не позволяют вынести суждение о том, что в юридически значимый период Захарова В.А. не была способна понимать значение своих действий или руководить ими, в связи с чем отказ в удовлетворении заявленных требований не противоречит требованиям гражданского законодательства, регулирующего сложившиеся между сторонами правоотношения, и постановлен судом в соответствии с установленными по делу обстоятельствами.

Соглашаясь с указанными выводами районного суда, судебная коллегия учитывает, что в соответствии со ст. 56 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принципа равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При этом юридически значимым и подлежащим доказыванию в пределах заявленного по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 177 ГК РФ, иска является вопрос, могла ли Захарова В.А. на момент подписания завещания от 05.06.2013 года отдавать отчет своим действиям и руководить ими, и бремя доказывания юридически значимых обстоятельств по данной категории дел лежит на истце и является его обязанностью в силу положений ст. 56 ГПК РФ.

Однако, истцом достаточных и достоверных доказательств, того обстоятельства, что на момент подписания завещания от 05.06.2013 года Захарова В.А. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, суду представлено не было.

Поскольку в силу указанных норм права обязанность представления доказательств в обоснование своих доводов по существу заявленных требований возлагается именно на истцовую сторону, которая до назначения судом судебно-психиатрической экспертизы своими правами, предусмотренными ст. 35 ГПК РФ, включая право на предоставление доказательств, не воспользовалась, впоследствии о назначении по делу дополнительной экспертизы не ходатайствовала, то основания полагать, что судом при рассмотрении дела были допущены какие-либо нарушения норм процессуального права не имеется.

Доводы апелляционной жалобы Рахматуллиной З.А. о том, что, по мнению подателя жалобы, показаниями допрошенных свидетелей подтверждается факт неспособности Захаровой В.А. в юридически значимый период понимать значение своих действий и руководить ими по существу сводятся к несогласию с произведенной судом оценкой доказательств, в том числе и свидетельских показаний, и направлены на их переоценку, а потому не могут быть приняты судебной коллегией во внимание и положены в основание для отмены решения.

При этом, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы Захаровой Н.Ю.

Доводы апелляционной жалобы Захаровой Н.Ю. о том, что суд первой инстанции в нарушение положений ст. 43 ГПК РФ не привлек ее к участию в деле в качестве третьего лица, как внучку умершей Захаровой В.А., судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку ходатайств о привлечении ее к участию в деле в ходе разбирательства суду первой инстанции заявлено не было, сведений об обращении Захаровой Н.Ю. в установленном порядке за принятием наследства после умершей Захаровой Н.Ю. материалы дела не содержит, документов, свидетельствующих обстоятельства принятия наследства, также в материалы дела не представлено, права Захаровой Н.Ю. в данном споре не затронуты.

Согласно ч. 2 ст. 320 ГПК РФ правом апелляционного обжалования решения суда первой инстанции обладают стороны и другие лица, участвующие в деле.

Частью 3 указанной статьи установлено, что апелляционную жалобу вправе подать также лица, которые не были привлечены к участию в деле, и вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в абзаце 4 п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 года N13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" в силу ч. 4 ст. 13 и ч. 3 ст. 320 ГПК РФ лица, не привлеченные к участию в деле, вправе обжаловать в апелляционном порядке решение суда первой инстанции в случае, если данным решением разрешен вопрос об их правах и обязанностях, то есть они лишаются прав, ограничиваются в правах, наделяются правами и (или) на них возлагаются обязанности. При этом такие лица не обязательно должны быть указаны в мотивировочной и (или) резолютивной частях судебного постановления.

Таким образом, лицам, не привлеченным к участию в деле, принадлежит право подачи апелляционной жалобы лишь при условии, что обжалуемым судебным постановлением разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

При этом судебный акт может быть признан вынесенным о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, лишь в том случае, если им устанавливаются права этого лица относительно предмета спора либо возлагаются обязанности на это лицо.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что принятым по делу решением вопрос о правах или обязанностях Захаровой Н.А. не разрешался.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы апелляционных жалоб по существу рассмотренного спора, не подрывают правильности выводов суда, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 14 мая 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Рахматуллиной З. А., Захаровой Н. Ю. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.