Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 27 июля 2016 г. по делу N 33-8138/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 27 июля 2016 г. по делу N 33-8138/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Секериной О.И.

судей Чубукова С.К., Решетниковой И.Ф.

при секретаре Поздняковой А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ответчика Гужиной Т.А. на решение Рубцовского городского суда Алтайского края от 27.04.2016г. по делу по иску Стрельцовой В. С. к Гужиной Т. А. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки.

Заслушав доклад судьи Чубукова С.К.,судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Стрельцова B.C. обратилась в суд к Гужиной Т.А. с иском о признании договора дарения квартиры недействительным.

В обоснование своих требований указала, что истцу на праве собственности принадлежала "адрес", расположенная в "адрес" в "адрес",

Из выписки ЕГРП 06.04.2015 Стрельцовой В.С. стало известно, что данная квартира в настоящее время принадлежит Гужиной Т.А. на основании сделки дарения от ДД.ММ.ГГ между Стрельцовой В.С. и Гужиной Т.А.

Сделка является недействительной, так как истица не понимала и не осознавала своих действий в силу преклонного возраста и юридической неграмотности, могла быть введена в заблуждение Гужиной Т.А. относительно природы этой сделки.

Стрельцова В.С. просила признать недействительным договор дарения от ДД.ММ.ГГ "адрес". 135 в "адрес".

Решением Рубцовского городского суда Алтайского края от 27.04.2016г. исковые требования удовлетворены в связи с тем, что имеющиеся у Стрельцовой В.С.психические нарушения лишали её способности понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения сделки.

В апелляционной жалобе ответчик просит об отмене решения и отказе в удовлетворении иска, так как заключение психиатрической экспертизы носит предположительный характер.

Истица в судебное заседание не явилась при надлежащем извещении о времени и месте рассмотрения дела.

Руководствуясь ст.167 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотрение дела в отсутствие истицы.

Выслушав ответчика, обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела в пределах доводов жалобы, судебная коллегия пришла к выводу о том, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

В соответствии со ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Как следует из материалов дела, по договору дарения от ДД.ММ.ГГ Стрельцова В.С. подарила Гужиной Т.А. "адрес", расположенную в "адрес"

в "адрес".

Договор заключен в письменной форме, подписан сторонами, зарегистрирован в Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии по Алтайскому краю ДД.ММ.ГГ.

Обращаясь в суд, истец указала, что не понимала и не осознавала своих действий при заключении договора дарения в силу своего преклонного возраста и юридической неграмотности и могла быть введена в заблуждение Гужиной Т.А. относительно природы сделки.

В соответствии с п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Необходимым условием оспаривания сделки по указанному в п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации основанию является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. При этом причины указанного состояния могут быть различными.

В силу ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Согласно заключению комиссии экспертов от ДД.ММ.ГГ, ДД.ММ.ГГ ***, составленному КГБУЗ " "адрес"вая клиническая психиатрическая больница им. Эрдмана Ю.К.", на момент исследования Стрельцова В.С. страдает проявляющейся грубым снижением памяти, малопродуктивностью мышления, эмоционально-волевым оскуднением. По представленным в деле материалам комиссия не может определенно утверждать о том, в каком состоянии Стрельцова В.С. находилась на исследуемый момент заключения договора дарения от ДД.ММ.ГГ. Однако результаты настоящего исследования позволяют предположить, что и на момент оформления договора дарения от ДД.ММ.ГГ выраженность психических нарушений у Стрельцовой В.С. была значительной, у неё наблюдались признаки деменции, в результате чего Стрельцова В.С. была лишена способности понимать значение своих действий и руководить ими. Об этом свидетельствует грубый характер психических нарушений у Стрельцовой В.С. на настоящее время и, при отсутствии мозговых катастроф (инсультов, ушибов мозга, отравлений и пр.), свойственное для указанных нарушений медленно прогредиентеное течение. В настоящий момент у Стрельцовой В.С. выявлены выраженные интеллектуально-мнестические и эмоционально-волевые нарушения (в том числе, повышенная внушаемость, подчиняемость, зависимость от других лиц), укладывающиеся в рамки установленного ей диагноза. На момент совершения сделки дарения от ДД.ММ.ГГ у Стрельцовой В.С., как следует из заключения эксперта врача-психиатра, предположительно имелись выраженные психические нарушения, которые лишали её способности понимать значение своих действий и руководить ими, соответственно, это исключает способность Стрельцовой В.С. к свободному волеизъявлению. На момент сделки дарения квартиры от ДД.ММ.ГГ у Стрельцовой В.С. предположительно имелись повышенная внушаемость, подчиняемость, зависимость от других лиц, укладывающиеся в рамки имеющихся у нее на тот момент выраженных психических нарушений, и существенно снижающие её способность понимать значение своих действий и руководить ими.

По результатам амбулаторной дополнительной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от ДД.ММ.ГГ *** в настоящее время Стрельцова В.С. страдает сенильной деменцией, проявляющейся грубым снижением памяти, малопродуктивностью мышления, эмоционально-волевым оскуднением. Указанные нарушения имелись у неё и при исследовании ДД.ММ.ГГ. Свойственное для указанных нарушений медленно прогредиентеное течение при отсутствии мозговых катастроф по медицинской документации (инсультов, ушибов мозга, отравлений и пр.), а так же грубый характер психических нарушений у Стрельцовой В.С. на настоящее время, позволяет утверждать, что имеющиеся нарушения сформировались у Стрельцовой В.С. постепенно, на протяжении последних нескольких лет.

По смыслу положений ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации экспертное заключение является одним из самых важных видов доказательств по делу, поскольку оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования, тем не менее, суд при наличии в материалах рассматриваемого дела заключения эксперта не может пренебрегать иными добытыми по делу доказательствами, в связи с чем, законодателем в ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплено правило о том, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, а в положениях ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отмечено, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается наряду с другими доказательствами.

Экспертные заключения оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Суд в данном случае не усматрел оснований ставить под сомнение достоверность заключения экспертизы и дополнительной экспертизы, поскольку оно проведено компетентными экспертами, имеющими стаж работы в соответствующих областях науки, рассматриваемая экспертиза проведена в соответствии с требованиями Федерального закона от ДД.ММ.ГГ N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" на основании определения суда о поручении проведения экспертизы.

Заключения экспертов в полном объеме отвечают требованиям ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку содержит подробное описание произведенных исследований, в обоснование сделанных выводов эксперты приводят соответствующие данные из имеющихся в их распоряжении документов, в заключении указаны данные о квалификации экспертов, их образовании, стаже работы.

Экспертные заключения согласуется с имеющимися в деле доказательствами, в том числе и показаниями свидетелей.

Из показаний свидетелей Раджабова Н.А., Шахматовой Г.И., Тарасова А.В., Козловской Д.И. и Бутовой К.В. усматривается, что на протяжении последних несколько лет Стрельцова В.С. была ведома, доверчива, не ориентировалась во времени, не понимала, где находится, путала времена года и выходила на улицу не по сезону одетая, могла заблудиться, считала живыми умерших людей, путалась в ответах.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Трифонова Г.М., Субачева Г.Н. поясняли, что у Стрельцовой В.С. в 2013 имелись возрастные изменения, атеросклероз и недостаточность ЦВБ: нарушения памяти, головные боли, шаткость походки. Память на текущие события у Стрельцовой В.С. снижена. Также выявлено снижение интеллекта, памяти, внимания. В 2011-2012 у Стрельцовой В.С. были те же самые проявления.

Судом не принял во внимание показания свидетелей Тюлиховой В.М., Песоцкого В.Г., Шабанова С.А., Золотухиной Ю.Ю., Кузнецовой А.А., поскольку показания данных свидетелей противоречат материалам дела, противоречивы, данные свидетели общались с истцом редко. Кроме того, показания данных свидетелей не опровергают доводы о неспособности истца понимать значение своих действий в момент заключения договора дарения.

Об отсутствии у Стрельцовой В.С. намерения подарить в собственность ответчика спорную квартиру свидетельствует и то обстоятельство, что после заключения договора дарения истец продолжала проживать в спорной квартире, считала её своей собственностью. При осмотре экспертами ДД.ММ.ГГ, ДД.ММ.ГГ Стрельцова В.С. поясняла, что является хозяйкой квартиры, по обстоятельствам сделки ничего пояснить не смогла, не смогла пояснить смысл понятий "договор дарения", "завещание".

Ссылка ответчика на то, что дееспособность истца в момент подписания договора дарения не вызывала сомнений у государственного регистратора, является несостоятельной. В соответствии с п. 1 ст. 29 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным. Таким образом, недееспособность лица определяется наличием у него психического расстройства. Кроме того, дееспособность лица государственным регистратором проверялась визуально, тогда, как экспертами состояние Стрельцовой В.С. на момент заключения договора дарения устанавливалось исходя из собранных по делу доказательств, с учетом анализа образа жизни истца на протяжении определенного периода времени.

Каких-либо объективных доказательств, достоверно свидетельствующих о том, что на момент оформления договора дарения Стрельцова В.С. могла понимать значение своих действий и руководить ими, ответчик суду не представил.

Учитывая, что в момент заключения договора дарения ДД.ММ.ГГ истец находилась в состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими, судом сделан правильный вывод, что договор дарения, заключенный между Стрельцовой В.С. и Гужиной Т.А. является недействительным.

Согласно ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

При применении последствий недействительности сделки, суд учитывает, что договор дарения является безвозмездной сделкой и спорная квартира подлежит передаче в собственность истца.

Доводы жалобы основаны на переоценке доказательств, которые исследованы судом и им дана оценка в ходе рассмотрения дела.

На основании изложенного, руководствуясь п.1 ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Рубцовского городского суда Алтайского края от 27.04.2016г. оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.