Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 15 августа 2016 г. по делу N 33-1445/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 15 августа 2016 г. по делу N 33-1445/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе председательствующего судьи Нестеровой А.А., судей Савелькиной Г.О., Орловой И.Н., при секретаре судебного заседания Мухаметшиной Э.М. рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Чувашской Республики гражданское дело по исковому заявлению Николаевой Г.Г. к Костенко Н.В. о признании недействительным договора дарения " ... " доли квартиры и применении последствий недействительности сделки, поступившее по апелляционным жалобам Николаевой Г.Г. и ее представителя КозинойР.М. на решение Канашского районного суда Чувашской Республики от 29 декабря 2015 года, которым в удовлетворении исковых требований Николаевой Г.Г. отказано.

Заслушав доклад судьи Нестеровой А.А., судебная коллегия

установила:

Николаева Г.Г. обратилась в суд с иском с учетом уточнений к Костенко Н.В. о признании договора дарения " ... " доли квартиры N " ... " в доме N " ... " по улице " ... " недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Требования мотивированы тем, что 14 июня 2013 года ее ФИО1 подарила ей " ... " долю в праве на квартиру, расположенную по адресу: " ... ". После смерти ФИО1 при сборе документов для оформления наследства на оставшеюся " ... " долю в праве на указанную квартиру, ей стало известно, что 08 апреля 2014 года ФИО1 подарила " ... " долю в праве на данное жилое помещение своему " ... " Костенко Н.В., который в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности. Полагает, что ФИО1 по состоянию здоровья и в силу возраста 89 лет не могла осуществлять никакие сделки. С июля 2013 года состояние здоровья ее ФИО1 ухудшилось ввиду перенесенного микроинсульта, в связи с чем на момент заключения договора дарения она находилась в таком состоянии, когда не способна была понимать значение своих действий.

В судебном заседании истец Николаева Г.Г.и ее представитель Козина Р.М. исковые требования поддержали по изложенным основаниям.

В судебном заседании ответчик Костенко Н.В. и его представитель Игнатьев Б.В. исковые требования не признали, просили в их удовлетворении отказать.

Третье лицо Костенко А.Г. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом.

Третье лицо Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило, о месте и времени рассмотрения дела извещено надлежащим образом.

Судом постановлено указанное выше решение, обжалованное истцом Николаевой Г.Г. и ее представителем Козиной Р.М. на предмет отмены по мотивам незаконности и необоснованности.

В апелляционной жалобе приводятся доводы, аналогичные изложенным в исковом заявлении и в суде первой инстанции.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения истца Николаевой Г.Г. и ее представителя Козиной Р.М., поддержавших апелляционную жалобу, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, в том числе право отчуждать его в собственность другим лицам.

Согласно пункту 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка является недействительной по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ФИО1 являлась собственником квартиры, расположенной по адресу: " ... ", на основании договора передачи N " ... " от 20 июня 2005 года.

14 июня 2013 года между ФИО1 и Николаевой Г.Г. заключен договор дарения, в соответствии с которым ФИО1 безвозмездно передала в собственность Николаевой Г.Г. " ... " долю в праве общей долевой собственности на жилое помещение - двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: " ... ". Право собственности Николаевой Г.Г. зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о чем 22 июня 2013 года выдано свидетельство о государственной регистрации права серии " ... ".

08 апреля 2014 года между ФИО1 и Костенко Н.В. заключен договор дарения, в соответствии с которым ФИО1 безвозмездно передала в собственность Костенко Н.В. " ... " долю в праве общей долевой собственности на жилое помещение - двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: " ... ". Право собственности Костенко Н.В. зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 12 апреля 2014 года.

Судом первой инстанции установлено, что Костенко Н.В. приходится " ... " ФИО1

ДД.ММ.ГГГГ года ФИО1 умерла, что подтверждается свидетельством о смерти серии " ... " от 30 июня 2015 года.

Истец Николаева Г.Г. в обоснование своих требований указывает, что в момент заключения договора дарения от 08 апреля 2014 года ее ФИО1 находилась в таком состоянии, когда не способна была понимать значение своих действий и руководить ими.

Для установления фактических обстоятельств по делу, проверки доводов истца и ответчика об условиях совершения сделки и психическом состоянии наследодателя, судом были опрошены в качестве свидетелей ФИО2 и ФИО3 которые показали, что до заключения оспариваемого договора ФИО1 часто жаловалась на головные боли, путалась при разговоре, забывала очевидные вещи. Опрошенные судом свидетели лечащий врач ФИО1. - ФИО4., а также медсестра ФИО5 на момент заключения спорного договора изменений в психическом состоянии ФИО1 не заметили, характеризовали ее как здравомыслящего человека, правильно отвечавшего на поставленные вопросы.

В целях проверки доводов апелляционной жалобы по ходатайству истца Николаевой Г.Г. и ее представителя Козиной Р.М. судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики по делу была назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза, производство которой было поручено ГУЗ "Республиканская психиатрическая больница" Министерства здравоохранения Чувашской Республики.

Согласно заключению комиссии экспертов Бюджетного учреждения Чувашской Республики "Республиканская психиатрическая больница" Министерства здравоохранения Чувашской Республики от 12 мая 2016 года N 668, ФИО1 в момент заключения договора дарения от 08 апреля 2014 года страдала психическим расстройством в виде органического расстройства личности умеренной степени выраженности в связи с сосудистым заболеванием головного мозга. На этот диагноз указывают данные анамнеза о сосудистой недостаточности вначале в виде гипотонии (пониженного артериального давления), общем атероскрелозе с преимущественным поражением сосудов головного мозга, сосудов сердца с формированием ишемической болезни сердца, стенокардии напряжения; хронической дисциркуляторной энцефалопатии 3 стадии и симптоматической гипертонии, на которых отмечалось ухудшении памяти (запись от 17 ноября 2009 года в медицинской амбулаторной карте). Об ухудшении памяти сделаны записи и в 2011 году. Дальнейшие врачебные записи до изучаемой даты и показания лечащего врача свидетельствуют об отсутствии каких-либо выраженных психических расстройств, лишающих ФИО1 способности понимать значение своих действий и руководить ими. Следовательно, ФИО1 способна была понимать значение своих действий и руководить ими в момент заключения договора дарения от 08 апреля 2014 года.

У судебной коллегии оснований не доверять выводам экспертного заключения не имеется, поскольку экспертиза проведена специалистами, имеющими специальные познания в области психиатрии и большой опыт работы, эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, экспертное заключение содержит описание исследования, сделанное в результате его выводы и ответ на поставленный вопрос.

В соответствии с пунктом 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение комиссии экспертов является одним из доказательств по делу.

Судебная коллегия принимает заключение комиссии экспертов от 12 мая 2016 года N 668 в качестве доказательства по делу.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости (статьи 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), в подтверждение того, что при совершении оспариваемой сделки ФИО1 не понимала значение своих действий и не могла руководить ими - истцом не представлено.

Таким образом, оценивая имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности, в том числе заключение комиссии экспертов, исходя из обстоятельств дела, установленных в ходе судебного разбирательства, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Николаевой Г.Г. о признании недействительным договора дарения " ... " доли квартиры от 08 апреля 2014 года и применении последствий недействительности сделки.

Доводы апелляционной жалобы не могут служить основанием к отмене решения суда первой инстанции, поскольку обстоятельства дела судом установлены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка, нормы действующего законодательства применены судом верно.

Ссылка в апелляционной жалобе на не исследование доводов истца о психическом состоянии ФИО1 не влекут отмену решения, поскольку заключением комиссии экспертов от 12 мая 2016 года N 668 установлено, что по психическому состоянию ФИО1 в момент заключения договора дарения от 08 апреля 2014 года могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Указание в жалобе на то, что перенесенный ФИО1 до совершения сделки микроинсульт и ее престарелый возраст свидетельствует о наличии такого состояния, при котором ФИО1 не отдавала в полной мере отчет своим действиям, носит предположительный характер и достоверными доказательствами не подтверждено.

В целом доводы апелляционной жалобы повторяют доводы искового заявления и правовую позицию стороны истца, выраженную в судебном заседании при рассмотрении дела судом первой инстанции, в связи с чем эти доводы не могут быть приняты во внимание, поскольку по существу сводятся к переоценке выводов суда о фактических обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения спора, и не содержат каких-либо подтверждений, которые могли бы послужить основаниями принятия судом иного решения, а потому не могут быть положены в основу отмены решения суда. В своем решении суд оценил достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Оснований для другой оценки доказательств, представленных при разрешении спора, судебная коллегия не усматривает. Таким образом, доводы апелляционной жалобы, направленные на иную оценку доказательств, не свидетельствуют о неправильности принятого судом первой инстанции решения.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции по доводам апелляционной жалобы не имеется, в связи с чем апелляционная жалоба подлежит отклонению.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Апелляционную жалобу Николаевой Г.Г. и ее представителя Козиной Р.М. на решение Канашского районного суда Чувашской Республики от 29 декабря 2015 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий А.А. Нестерова

 

Судьи Г.О. Савелькина

И.Н. Орлова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.