Апелляционное определение СК по гражданским делам Смоленского областного суда от 14 июня 2016 г. по делу N 33-1850/2016 (ключевые темы: договор дарения - дарение - психическое состояние - оформление доверенности - нотариальная контора)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Смоленского областного суда от 14 июня 2016 г. по делу N 33-1850/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда в составе:

председательствующего Шитиковой Т.М.,

судей Александровой З.И., Бобриковой Л.В.,

при секретаре Ананченкове И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Андреевой Н.В. к Дымниковой (Сахаровой) И.Н. о признании недействительными доверенностей, договора дарения доли в праве общей долевой собственности на квартиру, договора купли-продажи квартиры, применении последствий недействительности сделок,

с апелляционной жалобой Андреевой Н.В. на решение Заднепровского районного суда г.Смоленска от 10 марта 2016 года.

Заслушав доклад по делу судьи Александровой З.И., доводы Андреевой Н.В. и ее представителя Мозоленко С.В. в поддержание жалобы, возражения представителя ответчика Дымниковой И.Н. - Сахарова П.Н., полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда

установила:

Андреева Н.В., изначально действуя в интересах своего недееспособного отца ФИО1., обратилась в Заднепровский районный суд г.Смоленска с уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ иском к Дымниковой И.Н. (добрачная фамилия Сахарова) с вышеуказанными требованиями.

В обоснование иска указано, что в январе 2013 года отец истицы и его супруга (мачеха истицы) выдали нотариально удостоверенные доверенности на имя ФИО2 на право заключения договора дарения 1/2 доли в праве на квартиру от дарителя ФИО3 своей жене ФИО3 последняя по договору купли-продажи от 29.03.2013 произвела отчуждение квартиры ответчику Дымниковй (Сахаровой) И.Н.

(дата) ФИО3 умерла, (дата) умер ФИО1.

Определением суда от 20.02.2016 судом произведена замена истца ФИО1 на его правопреемника Андрееву Н.В. (л.д. 33-34 т.3).

Истец полагает, что сделки по отчуждению спорной квартиры ... , являются недействительными, так как на момент их совершения ФИО1 и его супруга ФИО3 страдали рядом заболеваний, в силу которых не были способны понимать значение своих действий.

Так, ФИО1., в период оформления доверенности и совершения сделки по дарению своей доли супруге, страдал психическим расстройством; при установлении ему бессрочно 1-ой группы инвалидности в 2004 году были определены проявления симптомов сосудистой деменции (слабоумия), которые со временем развивались; при наличии психологической зависимости от авторитарной супруги ФИО3., он не был свободен в выражении своей воли на совершение указанной сделки.

ФИО3 являясь инвалидом 1-ой группы, страдала сахарным диабетом, принимала много сильнодействующих лекарств, превышая их дозу, которые оказывали неблагоприятные воздействия на состояние ее психики. Поэтому по состоянию здоровья она не могла понимать значение своих действий и руководить ими при заключении сделки купли-продажи квартиры с ответчицей 29.03.2013.

Ссылаясь на ст. 177 ГК РФ, просила признать недействительными:

- нотариальные доверенности от 22.01.2013 и от 24.01.2013, выданные соответственно ФИО3 и ФИО1 на имя ФИО2 на право заключения договора дарения доли в праве на жилое помещение;

- договор дарения 1/2 доли в праве общей собственности на квартиру ... , заключенный 25.01.2013 между ФИО1 и ФИО3.;

- договор купли-продажи вышеуказанной квартиры, заключенный 29.03.2013 между ФИО3 и Дымниковой (Сахаровой) И.Н.

Поскольку ФИО1 принял наследство после смерти супруги ФИО3., а истец Андреева Н.В. приняла наследство после смерти отца, умершего (дата) , истец просила в качестве последствий признания сделок недействительными истребовать в ее пользу спорную квартиру из незаконного владения ответчицы. При этом, возражая против добросовестности поведения приобретателя спорного имущества, ссылалась на то, что Дымникова И.Н. проживала в соседней квартире и знала о состоянии физического и психического здоровья престарелых супругов ФИО4. Кроме того, указывает, что денежных средств за квартиру она не обнаружила ни в квартире, ни на счетах отца, поэтому предполагает, что они не были переданы покупателем продавцу (л.д. 90-92,104-107, 127-130 т.1, л.д. 87-92 т.2, л.д. 39 т.3)

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено Управление Росреестра по Смоленской области.

В судебном заседании истец Андреева Н.В. и ее представители Мозоленко С.В. и Лышковский А.В. уточненные иски поддержали по вышеизложенным основаниям.

Дело рассмотрено в отсутствие ответчика Дымниковой И.Н., с участием ее представителя Сахарова П.Н., который просил в иске отказать, мотивируя тем, что на момент совершения оспариваемых сделок - оформления доверенности и договора дарения своей доли - ФИО1 находился в нормальном физическом и психическом состоянии, сам обращался к нотариусу с заявлением об удостоверении доверенности на имя ФИО2., посещая нотариальную контору, ясно выражал свою волю на дарение доли близкому человеку, жене, которой доверял и с которой прожил в браке более 30 лет. ФИО3., став единственным собственником квартиры, сама предложила Дымниковой (Сахаровой) И.Н. купить спорное жилое помещение, оговорив условия сделки, указав цену договора и закрепив право на пожизненное проживание в квартире ее самой и своего супруга. Она сама приняла деньги от покупателя, пересчитав их, сама подписала пункт договора о получении денежных средств и сам договор, т.е. действовала осознанно, адекватно и по заключению посмертной судебно-психиатрической экспертизы понимала в юридически значимый период значение своих действий и могла ими руководить. Обращал внимание, что относительно способности ФИО1 понимать значение своих действий и руководить ими в период оформления доверенности и заключения договора дарения, эксперты пришли к выводу о невозможности однозначно ответить на этот вопрос, поскольку развитие слабоумия до степени, когда больной не способен понимать значение своих действий и руководить ими, установленное на момент обследования ФИО1. судебными экспертами, могло произойти в короткий промежуток времени под влиянием разных факторов, одним из которых могла явиться смерть супруги; настаивал на том, что Дымникова И.Н. является добросовестным приобретателем.

Представитель третьего лица - Управления Росреестра по Смоленской области - в судебное заседание не явился, в письменном отзыве на иск ходатайствовал о рассмотрении дела по существу в его отсутствие.

Решением Заднепровского районного суда г.Смоленска от 10.03.2016 в иске отказано.

Об отмене этого решения с принятием нового судебного акта об удовлетворении иска в своей апелляционной жалобе (основной и дополнительной) просит Андреева Н.В., ссылаясь на доводы, приводимые в судебном заседании, на нарушение судом норм материального и процессуального права.

В частности, апеллянт указывает, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом не полностью выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела. Ссылаясь на ст.ст. 56, 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ, Постановление Пленума ВС РФ N23 "О судебном решении", считает, что районный суд не указал в решении по каким основаниям он пришел к выводу об отсутствии объективных доказательств того, что ФИО1 в юридически значимый период (24 и 25 января 2013 года) находился в таком состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий или руководить ими; указывает, что суд дал одностороннюю оценку заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы N 336 от 22.07.2014, а также показаниям экспертов в суде; оценка судом заключения не полно отражена в решении; суд не принял во внимание и не дал оценки показаниям свидетелей ФИО5 ФИО6., ФИО7. о плохом состоянии здоровья ФИО1. в 2012-2013гг.; не принял во внимание имеющиеся противоречия в показаниях свидетелей ФИО8; обращает внимание на то, что цена сделки по отчуждению квартиры более чем в три раза ниже рыночной, что квартира отчуждена постороннему человеку; указывает, что не обнаружение ею крупной суммы денежных средств, которой ФИО4 в силу их физического состояния при жизни не могли распорядиться самостоятельно, подтверждает, что денежные средства в сумме ... руб. ФИО3 не получала; ссылается на неправильную оценку судом выводов экспертизы относительно ФИО3., считает, что у суда имелись все основания для удовлетворения иска.

В письменном отзыве на жалобу Управление Росреестра по Смоленской области указало, что 08.05.2013 в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и вделок с ним внесена запись N67-67-01/192013-012 о государственной регистрации права собственности Сахаровой И.Н. на квартиру с кадастровым номером N площадью ... кв.м, расположенную по адресу: ... на основании договора купли-продажи от 29.03.2013, заключенного между ФИО3 (продавец) и Сахаровой И.Н. (покупатель).

Ранее указанный объект недвижимости находился в собственности у ФИО3 на основании решения Заднепровского районного суда г.Смоленска от 31.07.2012 и договора дарения от 25.01.2013, заключенного между ФИО1 (даритель) и ФИО3 (одаряемый). Все представленные на государственную регистрацию документы соответствовали требованиям действующего законодательства и отражали необходимую для внесения в ЕГРП информацию. При этом оснований для приостановления либо отказа в государственной регистрации права собственности, предусмотренных ст.ст. 19, 20 Закона о регистрации, не имелось. Ссылаясь на отсутствие заинтересованности в исходе дела, третье лицо ходатайствовало о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя с последующим направлением копии решения в адрес регистрирующего органа.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец Андреева Н.В. и её представитель Мозоленко С.В. жалобу поддержали по изложенным в ней доводам.

Ответчик Дымникова (Сахарова) И.Н. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом. Руководствуясь ст.ст. 167, 327 ГПК, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие ответчика и представителя третьего лица.

Проверив материалы дела, решение суда в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения лиц, явившихся в судебное заседание суда апелляционной инстанции, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены или изменения решения суда.

Судом установлено и материалами гражданского дела подтверждается, что спорная ... квартира ... , расположенная по адресу: г ... находилась в общей долевой собственности ФИО1., (дата) года рождения, и его жены ФИО3., (дата) года рождения, на основании договора на безвозмездную передачу занимаемого жилого помещения в собственность (приватизация) от 12.10.2009 (л.д. 9-10, 20-24, 27,61 т.1).

В декабре 2009 супруги ФИО4 подарили указанную квартиру родственнице ФИО6 с условием, что последняя будет осуществлять за ними уход. Решением Заднепровского районного суда г.Смоленска от 31.07.2012 по иску ФИО4 договор дарения от 22.12.2009 признан недействительным, ввиду неисполнения одаряемой условий об уходе за дарителями. Указанным решением квартира ... передана в общую долевую собственность (в равных долях) ФИО3 и ФИО1 (л.д. 46 т. 1).

22.01.2013 ФИО3 выдала доверенность, которой уполномочила ФИО2 принять в дар от мужа ФИО1 1/2 долю в праве собственности на квартиру, а 24.01.2013 ФИО1 выдал доверенность, которой уполномочил ФИО2 подарить ФИО3 принадлежащую ему 1/2 долю в праве собственности на квартиру под ... Доверенность от 22.01.2013 удостоверена нотариусом на дому по адресу: ... , доверенность от 24.01.2013 - в нотариальной конторе. Обе доверенности удостоверены нотариусом Смоленского городского нотариального округа Смоленской области ФИО9 (л.д. 80,81 т.1).

25.01.2013 ФИО2., действуя от имени ФИО1 и ФИО3 по доверенностям от 22.01.2013 и 24.01.2013, заключил договор дарения 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру ... от ФИО1 его жене ФИО3 Договор дарения и переход права собственности на 1/2 долю в праве на спорную квартиру зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (л.д. 82, 83-86).

29.03.2013 ФИО3 (продавец) заключила с Сахаровой И.Н. (покупатель) договор купли-продажи вышеуказанной квартиры, согласно условиям договора стоимость сделки определена в ... руб., деньги продавец ФИО3 получила 03.04.2013, что подтвердила собственноручнойй подписью в договоре, регистрация сделки произведена 08.05.2013 (л.д. 39-40, т 1).

Оспаривая доверенности от имени ФИО1 и ФИО3., договор дарения 1/2 доли в праве общей собственности на спорную квартиру, договор купли-продажи квартиры от 29.03.2013 по основанию, предусмотренному ст. 177 ГК РФ, истец ссылается на то, что ее отец и его жена, в момент оформления сделок, по состоянию здоровья не понимали значение своих действий и не могли ими руководить.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности того, что на момент заключения оспариваемых сделок ФИО1 и ФИО3 находились в таком состоянии, когда они не могли понимать значение своих действий и руководить ими.

Судебная коллегия признает вывод суда первой инстанции об отказе в иске правильным.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Процессуальная обязанность по доказыванию того обстоятельства, что на момент совершения оспариваемых сделок ФИО4 находились в таком состоянии, когда они не были способны понимать значение своих действий или руководить ими, лежала на истце, однако это обстоятельство истцом доказано не было.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В соответствии с п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Согласно ст. 572 ГК РФ РФ, по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену) (п. 1 ст. 454 ГК РФ).

В силу п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии с п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами (п. 1 ст. 185 ГК РФ)

По смыслу п. 1 ст. 185 ГК РФ во взаимосвязи со ст.ст. 167, 177, 153, 154 ГК РФ, выдача одним лицом другому доверенности для представительства перед третьими лицами по своей юридической природе является односторонней сделкой, которая может быть признана судом недействительной по заявлению заинтересованного лица, если установлено, что гражданин, выдавший соответствующую доверенность, не был способен понимать значение своих действий или руководить ими в момент совершения указанной сделки.

Таким образом, к требованиям о признании доверенности на дарение спорного имущества от 25.01.2013 года недействительной, применяются общие положения ст. 177 ГК РФ (оспоримой сделки).

В силу п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (п.2)

Из приведенной нормы закона следует, что необходимым условием действительности сделки является соответствие волеизъявления воле лица, совершающего сделку, поскольку сделку, совершенную гражданином в состоянии, когда он не осознавал окружающей его обстановки, не отдавал отчета в совершаемых действиях и не мог ими руководить, нельзя считать действительной.

Определениями Заднепровского районного суда г.Смоленска от 03.07.2014 по ходатайству истца были назначены судебно-психиатрическая (посмертная) экспертиза в отношении ФИО3 и амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении ФИО1 (л.д. 34-35, 36-37 т. 2).

Согласно заключению первичной посмертной комиссионной судебно-психиатрической экспертизы N859 от 13.10.2014, выполненной экспертами ОГКУЗ "Смоленская ... ", ФИО3 (дата) года рождения, умершая (дата) , на момент совершения юридически значимых деяний каким-либо психическим расстройством, лишающим ее способности понимать значение своих действий и руководить ими не страдала (л.д. 52-54 т.2).

Согласно заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы N336 от 22.07.2014, выполненной ОГБУЗ " ... ", в январе 2013 ФИО1 обнаруживал органический психосиндром (F 01.9), однако анализ представленной медицинской документации в сопоставлении с материалами гражданского дела, не позволили экспертам оценить психическое состояние ФИО1., степень выраженности имеющихся эмоционально-волевых и интеллектуально-мнестических расстройств и, как следствие, решить вопрос о его способности понимать значение своих действий и руководить ими во время удостоверения доверенности от 24.01.2013 на имя ФИО2, а также во время совершения договора дарения 1/2 доли в праве общей собственности на квартиру, заключенного 25.01.2013 с ФИО3 (л.д. 45-48 т.2).

Эксперты ФИО10. и ФИО11., допрошенные в судебном заседании, выводы экспертного заключения подтвердили, пояснив, что на момент обследования у ФИО1 выявлены признаки слабоумия, но когда именно наступило такое состояние обследуемого, они однозначно сказать не могут, поскольку развитие этого заболевания зависит от различных психотравмирующих обстоятельств и может сформироваться в короткий промежуток времени: от двух до десяти месяцев (л.д. 204-205 т. 2).

Из материалов дела усматривается, что после смерти жены в мае (дата) у ФИО1 состояние здоровья ухудшилось, он перестал выходить из дома, узнавать родственников, ориентироваться во времени, интересоваться окружающим, в связи с чем по иску дочери Андреевой Н.В. был признан недееспособным (решение Заднепровского районного суда г.Смоленска от 11.12.2013 (л.д. 6 т.1, л.д. 20-21 т.2).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правомерно основывался на заключениях судебно-психиатрических экспертиз от 22.07.2014 N336 и от 13.10.2014 N859 и исходил из того, что по состоянию здоровья ФИО3 могла понимать значение своих действий и руководить ими на момент выдачи доверенности от 22.01.2013 и заключения договора купли-продажи квартиры от 29.03.2013, а в отношении ФИО1., на момент выдачи им доверенности от 24.01.2013 и совершения оспариваемого договора дарения 1/2 доли в квартире, не представляется возможным ретроспективно оценить психическое состояние ФИО1. и ответить на вопрос, мог ли он понимать значение своих действий и руководить ими.

Указание в экспертном заключении на имеющиеся у ФИО1 снижение памяти, нарастающие явления атеросклероза сосудов головного мозга на фоне гипертонической болезни, эмоционально-волевые расстройства, приведшие к трудностям самостоятельного, полноценного функционирования, а также индивидуально-психологические особенности в виде: черт зависимости, подверженности влиянию со стороны референтного окружения, несамостоятельности в принятии решений, которые прямым и косвенным образом оказали влияние на формирование волеизъявления ФИО1., не дают возможности однозначно ответить на вопрос о степени нарушения психического состояния ФИО1

Следует отметить, что выводы судебных экспертиз согласуются с другими материалами дела, в том числе, с показаниями допрошенных в ходе рассмотрения дела в качестве свидетелей социальных работников ФИО12 и ФИО13., врача-эендокринолога ФИО14., медсестры ФИО15., показавших в судебных заседаниях, что при жизни ФИО3. и ее муж ФИО1 сомнений в их психическом здоровье не вызывали, вели себя адекватно, дверь в квартиру всегда открывал муж ФИО1., ФИО3 всегда проверяла покупки, расходование денег социальными работниками, ФИО1 рассказывал о войне, показывал фотографии, странностей в его поведении не было замечено.

Допрошенная в качестве свидетеля нотариус ФИО9 показала суду, что ФИО3 несколько раз в год вызывала ее (нотариуса) на дом для составления доверенностей, поскольку самостоятельно в нотариальную контору явиться не могла по состоянию здоровья. При общении была адекватна, сомнений в ее психическом состоянии не возникало. Рядом с ней присутствовал ее супруг ФИО1, нотариус поняла, что все свои действия жена согласовывает с мужем, они ладили друг с другом. Для оформления доверенности от 24.01.2013 на имя ФИО2 на право дарения 1/2 доли своей жене ФИО1 приезжал в нотариальную контору, а нотариально заверенное согласие ФИО1 от 11.04.2013 на продажу квартиры женой она оформляла у него дома. При этом никакого насилия или давления на ФИО1 не оказывалось, она беседовала с ним лично в отсутствие его жены. Также свидетель пояснила, что беседовала с ФИО1 при выезде к нему домой при оформлении доверенности на представление его интересов дочерью Андреевой Н.В., свою волю о том, чтобы его интересы представляла дочь, он выразил точно и понятно, невпопад на вопросы нотариуса не отвечал, сомнений в его психическом состоянии у нее не возникло (л.д. 31-33 т.2).

Согласно материалам дела, доверенность на управление и распоряжение имуществом ФИО1 его дочерью Андреевой Н.В., оформлена нотариусом ФИО9 26.11.2013; доверенность от имени ФИО1. на имя Андреевой Н.В. на принятие наследства и ведение наследственного дела с правом получения свидетельства о праве на наследства к имуществу, оставшемуся после умершей (дата) ФИО3., оформлена нотариусом Смоленского городского нотариального округа ФИО16 01.11.2013, т.е. значительно позже того периода, в который были оформлены оспариваемые документы (л.д. 209, 210 т. 1).

При этом, из анализа показаний нотариуса следует, что ФИО1 и ФИО3 своим поведением не выказывали оснований предполагать, что они не способны осознавать смысл и последствия своих действий в силу возраста или заболевания.

Судом достоверно установлено, что доверенности от 22.01.2013 и от 24.01.2013, выданные ФИО4 на дарение 1/2 доли и принятия в дар этой доли в квартире, были оформлены, подписаны и удостоверены надлежащим образом. В доверенностях указано, что они зачитаны нотариусом вслух и дееспособность ФИО1 и ФИО3 нотариусом проверена. До заключения сделки по дарению доли в праве собственности на квартиру и государственной регистрации перехода права собственности на данное имущество ФИО3 доверенности не были отозваны.

Договор купли-продажи от 29.03.2013 подписан самой ФИО3., как и тот пункт, где указано, что деньги в сумме ... руб. ею получены, подписан ею собственноручно и акт приема-передачи квартиры (л.д.39-40,41 т.1)

Также из материалов дела усматривается, что истец Андреева Н.В. с 2004 года со своим отцом и его женой не общалась, в каком состоянии они находились в период совершения оспариваемых сделок, она не видела, ее доводы основаны на показаниях свидетелей ( ФИО7., ФИО5., ФИО6., ФИО17., отраженные в апелляционной жалобе), которые объективной картины о психическом состоянии ФИО4 не дают, исходя из следующего.

Из материалов дела видно, что по договору от 22.12.2009, ФИО1 и ФИО3 подарили свою однокомнатную квартиру ФИО6., от их имени по доверенностям договор заключал ФИО2 Он же представлял интересы ФИО4 в суде об оспаривании сделки, решением Заднепровского районного суда от 31.07.2012 иск был удовлетворен. Поэтому за оформлением договора дарения ФИО4 вновь обратились к этому же юристу, оформив на его имя доверенности от 22.01.2013 и 24.01.2013 (л.д. 59-60. 61,62, 63,64 т.3).

Давая показания в суде в качестве свидетеля, ФИО2 пояснял, что общался с супругами, сомнений в их адекватности у него не возникало. ФИО1 оформлял на него доверенность в нотариальной конторе, а его жена оформляла доверенность дома. Свое желание подарить свою долю жене ФИО1 выражал осознанно.

Показания истца Андреевой Н.В. о том, что уже с 2004 года ее отец страдал психическим заболеванием, однако данное обстоятельство судом по настоящему спору не принято во внимание, опровергаются материалами гражданского дела N от 23.06.2010, возбужденного по иску Андреевой Н.В. о признании отца недееспособным после дарения квартиры, где явившийся в судебное заседание ФИО1 давал четкие и последовательные возражения, пояснял, что дочь хочет выставить его "дураком", тогда как на психиатрическом учете он никогда не состоял, в больнице лежал по поводу операции на ноге. Супруга является инвалидом, он сам получает пенсию, ведет домашнее хозяйство, сам ходит на рынок, готовит, стирает, гладит, у них с женой общий бюджет; указывал на то, что дочь забыла его, никакой помощи ему и жене не оказывает (л.д. 47-55 т.3).

Таким образом, обстоятельства, на которые в обоснование иска ссылался истец и его представители, доказаны не были.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о недоказанности истцом исковых требований.

Объяснения истца и показания свидетелей, на которых ссылается истец, как разновидность доказательств согласно ст. 55 ГПК РФ, не могут быть признаны достаточными для удовлетворения иска.

Других доказательств истцом при рассмотрении дела представлено не было.

Судебная коллегия отмечает, что сам по себе преклонный возраст и наличие ряда заболеваний у ФИО3 и у ФИО1 не свидетельствует о том, что они были не способны понимать значение своих действий и руководить ими.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции не принял во внимание и дал одностороннюю оценку показаниям свидетелей, указанных в апелляционной жалобе, не соответствует действительности.

Согласно ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При рассмотрении данного гражданского дела судом дана надлежащая оценка объяснениям сторон и собранным по делу доказательствам.

Остальные доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции. Приведенные доводы жалобы фактически выражают несогласие истца и его представителя с выводами суда, однако по существу не опровергают, оснований к отмене или изменению решения не содержат, в связи с чем они признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены постановленного судебного решения.

При разрешении спора судом первой инстанции верно определены юридически значимые обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, собранным по делу доказательствам дана надлежащая правовая оценка, выводы суда в полной мере соответствуют обстоятельствам дела.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Заднепровского районного суда г. Смоленска от 10 марта 2016 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Андреевой Н.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.