Апелляционное определение СК по гражданским делам Иркутского областного суда от 07 июля 2016 г. по делу N 33-6640/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего судьи Николаевой Т.В.,

судей: Жилкиной Е.М., Штыренко О.В.,

при секретаре Чащиной И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Елизарова Е.А. к Расторгуевой Е.Е., Складчикову И.Г., Банщикову А.В. о признании недействительным решения общего собрания собственников и протокола внеочередного общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, по исковому заявлению третьего лица, заявившего самостоятельные требования относительно предмета спора Черненко С.Г. к Расторгуевой Е.Е., Складчикову И.Г., Банщикову А.В. о признании недействительным решения общего собрания собственников и протокола внеочередного общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме,

по апелляционным жалобам Расторгуевой Е.Е., Банщикова А.В. и по апелляционной жалобе и дополнению к ней ООО УК "Союз" на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 19 января 2016 года,

УСТАНОВИЛА:

В обоснование исковых требований Елизаров Е.А. и Черненко С.Г. указали, что (дата изъята) было проведено общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме по адресу: (адрес изъят), в форме очного голосования. Согласно протоколу общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме от (дата изъята) инициаторами общего собрания являлись Расторгуева Е.Е. - собственник квартиры N 31, Складчиков И.Г. - собственник квартиры N 17 и Банщиков А.В. - собственник квартиры N 8. В голосовании приняли участие 55 собственников помещений, обладающих 1545,7 кв.м. голосов, что составляет 52% голосов от общего числа голосов всех собственников помещений в данном многоквартирном доме.

При проведении оспариваемого собрания отсутствовал кворум. Так, согласно техническому паспорту на многоквартирный жилой дом, составленному на (дата изъята), общая площадь многоквартирного дома составляет 3222,8 кв.м. (в т.ч. площадь жилых помещений 2906,9 кв.м. + площадь нежилых помещений 315,9 кв.м.). При этом в голосовании приняли участие собственники, обладающие 1396,3 кв.м. голосов, что составляет 43,32% голосов.

Факт отсутствия кворума при проведении собрания подтверждается и тем, что согласно реестру в собрании приняло участие 55 собственников, при этом собрание якобы проходило на 1 этаже многоквартирного дома. Физическое размещение такого огромного количества человек в месте проведения собрания невозможно. Кроме того, при проведении общего собрания была нарушена процедура его проведения, допущено нарушение равенства прав участников, поскольку принимать участие в собрании имеет право каждый собственник, однако в собрании приняли участие только избранные собственники, остальных собственников инициаторы собрания не посчитали нужным известить, и лишили их возможности выразить свою волю.

На основании изложенного Елизаров Е.А. и Черненко С.Г. просили суд признать недействительными решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, расположенном по адресу: (адрес изъят), проводимого в форме очного голосования (дата изъята); признать недействительным протокол внеочередного общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме (адрес изъят), в форме очного голосования от (дата изъята) и принятые в нем решения.

Решением Ленинского районного суда г. Иркутска от 19 января 2016 года исковые требования Елизарова Е.А. и Черненко С.Г. удовлетворены.

В апелляционных жалобах Расторгуева Е.Е., Банщиков А.В. и в апелляционной жалобе и дополнении к ней представитель ООО УК "Союз" - Романова М.Е. просят решение суда отменить, полагая его незаконным и необоснованным.

В обоснование доводов жалоб указано на то, что примененный судом первой инстанции расчет кворума основан на неверном толковании норм Жилищного законодательства РФ. Учитывая, что материалы дела не содержат сведений о собственниках помещений, не включенных в Выписку из ЕГРП, следовательно, на такие помещения отсутствуют зарегистрированные права собственности, а судом вообще не исследовался вопрос о наличии прав отдельных собственников на площадь помещений, не содержащуюся в данной Выписке. По мнению суда, определить общее число голосов, которыми обладают собственники помещений, имеющие право участвовать в общем собрании, возможно только из технического паспорта, однако, технический паспорт содержит общие показатели площади и не содержит сведений о принадлежности этой площади отдельным собственникам, то есть не содержит конкретных сведений о праве на такую площадь. Между тем, в материалах дела содержится заключение МУП БТИ, в соответствии с которым общая площадь жилых и нежилых помещений, фактически находящихся в собственности составляет 3039,5 кв.м., то есть, исходя из данных сведений, кворум в оспариваемом собрании имелся. Однако суд не принял заключение БТИ в качестве доказательства, обосновывая это тем, что оно не является технической документацией. Сведения об общей площади помещений, содержащиеся в техническом паспорте, не отражают юридически значимое для настоящего дела обстоятельство - сведения о площади помещений, зарегистрированной на праве собственности за отдельными собственниками. Таким образом, общее собрание собственников в многоквартирном доме имело кворум, поскольку в нем приняли участие собственники, обладающие 54,2% голосов от общего числа голосов (1545,4 кв.м. (площадь жилых и нежилых помещений, принадлежащих собственникам, принявшим участие в голосовании) / 2851,2 кв.м. (площадь жилых и нежилых помещений, зарегистрированных на праве собственности за отдельными собственниками в соответствии с Выпиской из ЕГРП) х 100%).

Кроме того, оспариваемое собрание ошибочно признано судом первой инстанции ничтожным на основании п. 2 ст. 181.5 ГК РФ, учитывая при этом, что требования истца и третьего лица основывались на положениях ст. 181.4 ГК РФ, следовательно, к данным спорным правоотношениям подлежали применению положения п. 3 ст. 181.4 ГК РФ, согласно которому правом на оспаривание решения собрания обладает тот участник гражданско-правового сообщества, который не принимал участия в собрании или голосовал против принятия оспариваемого решения. Тот участник собрания, который голосовал за принятие решения или воздержался от голосования, правом на оспаривание решения собрания обладает в случаях, если его волеизъявление при голосовании было нарушено. Таким образом, учитывая, что Елизаров Е.А., принимавший участие в собрании и голосовавшим за принятие решения, и Черненко С.Г., принимавшая участие в общем собрании и воздержавшаяся от принятия решения, не вправе оспаривать решение общего собрания собственников, в исковых требования надлежало отказать в полном объеме. Более того, Черненко С.Г. утратила право на обжалование решения собрания, поскольку обратилась в суд за истечением срока для его обжалования.

Письменных возражений на апелляционные жалобы и дополнение к апелляционной жалобе не поступило.

Заслушав доклад судьи Иркутского областного суда Николаевой Т.В., пояснения представителя Усова П.П. - Донской Е.В., ответчиков Бойковой И.И. и Яковлева А.А., представителей ООО УК "Союз" - генерального директора Банщикова А.В. и Романовой М.Е., проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. ст. 144, 145 Жилищного кодекса РФ органами управления товарищества собственников жилья являются общее собрание членов товарищества, правление товарищества. Общее собрание членов товарищества собственников жилья является высшим органом управления товарищества и созывается в порядке, установленном уставом товарищества.

При решении вопроса, касающегося правомочий общего собрания членов товарищества собственников жилья согласно ч. 3 ст. 146 Жилищного кодекса РФ следует руководствоваться положениями ст. 45 Жилищного кодекса РФ, которая регулирует порядок проведения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, неотъемлемой частью которого является принятие решения по вопросам, отнесенным к компетенции такого собрания, а также порядок его обжалования.

Согласно ст. 44 ЖК РФ, общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме является органом управления многоквартирным домом. Общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме проводится в целях управления многоквартирным домом путем обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование.

К компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме относится в том числе, выбор способа управления многоквартирным домом.

В соответствии со ст. 44.1 ЖК РФ, общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме может проводиться посредством очного голосования (совместного присутствия собственников помещений в данном доме для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование).

В силу ст. 45 ЖК РФ внеочередное общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме может быть созвано по инициативе любого из данных собственников.

Общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме правомочно (имеет кворум), если в нем приняли участие собственники помещений в данном доме или их представители, обладающие более чем пятьюдесятью процентами голосов от общего числа голосов.

Собственник, иное лицо, указанное в настоящей статье, по инициативе которых созывается общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме, обязаны сообщить собственникам помещений в данном доме о проведении такого собрания не позднее, чем за десять дней до даты его проведения. В указанный срок сообщение о проведении общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме должно быть направлено каждому собственнику помещения в данном доме заказным письмом, если решением общего собрания собственников помещений в данном доме не предусмотрен иной способ направления этого сообщения в письменной форме, или вручено каждому собственнику помещения в данном доме под роспись либо размещено в помещении данного дома, определенном таким решением и доступном для всех собственников помещений в данном доме.

В сообщении о проведении общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме должны быть указаны: 1) сведения о лице, по инициативе которого созывается данное собрание; 2) форма проведения данного собрания (очное, заочное или очно-заочное голосование); 3) дата, место, время проведения данного собрания или в случае проведения данного собрания в форме заочного голосования дата окончания приема решений собственников по вопросам, поставленным на голосование, и место или адрес, куда должны передаваться такие решения; 4) повестка дня данного собрания; 5) порядок ознакомления с информацией и (или) материалами, которые будут представлены на данном собрании, и место или адрес, где с ними можно ознакомиться.

Согласно ст. 46 ЖК РФ, решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме по вопросам, поставленным на голосование, принимаются большинством голосов от общего числа голосов принимающих участие в данном собрании собственников помещений в многоквартирном доме, за исключением предусмотренных пунктами 1 - 3.1 части 2 статьи 44 настоящего Кодекса решений, которые принимаются большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме.

Решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме оформляются протоколами в соответствии с требованиями, установленными федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

Решения и протокол общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме являются официальными документами как документы, удостоверяющие факты, влекущие за собой юридические последствия в виде возложения на собственников помещений в многоквартирном доме обязанностей в отношении общего имущества в данном доме, изменения объема прав и обязанностей или освобождения этих собственников от обязанностей, и подлежат размещению в системе лицом, инициировавшим общее собрание.

Решение общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, принятое в установленном настоящим Кодексом порядке, по вопросам, отнесенным к компетенции такого собрания, является обязательным для всех собственников помещений в многоквартирном доме, в том числе для тех собственников, которые не участвовали в голосовании.

В соответствии со ст. 181.4 ГК РФ, решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона, в том числе в случае, если: допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания; у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали полномочия; допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении; допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола (пункт 3 статьи 181.2).

Решение собрания вправе оспорить в суде участник соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавший участия в собрании или голосовавший против принятия оспариваемого решения.

Решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

Согласно ст. 181.5 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно принято при отсутствии необходимого кворума.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Елизаров Е.А. является собственником квартиры 18, Черненко С.Г. - собственником квартиры 41, расположенных в многоквартирном доме по адресу: (адрес изъят).

(дата изъята) по инициативе собственников помещений в многоквартирном доме по адресу: (адрес изъят), Расторгуевой Е.Е.(кв.31), Складчикова И.Г. (кв. 17) и Банщикова А.В. (кв. 8) проведено внеочередное общее собрание собственников помещений указанного многоквартирного дома.

Согласно протоколу собрания от (дата изъята) в собрании приняло участие 55 собственников помещений, обладающих 1545,7 кв.м. голосов, что составляет 52 % голосов от общего числа голосов всех собственников помещений в данном многоквартирном доме. На собрании собственниками приняты решения, поставленные на повестку дня, в том числе принято решение о выборе способа управления домом и выборе управляющей компании.

Оспаривая принятые общим собранием собственников многоквартирного дома (адрес изъят) решения и протокол, ссылаясь на нарушение их прав, истец Елизаров Е.А. и третье лицо Черненко С.Г. указывали на их недействительность, ввиду отсутствия при проведении собрания кворума и нарушения порядка его созыва, подготовки и проведения.

Признавая общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме неправомочным, а принятые на нем решения недействительными, суд, руководствуясь положениями ст. 181.5 ГК РФ, исходил из того, что оно проведено в отсутствие кворума, поскольку в нем приняли участие собственники помещений в данном доме, обладающие менее 50 % голосов от общего числа голосов.

При подсчете кворума, суд руководствовался сведениями технического паспорта многоквартирного дома от (дата изъята), согласно которому общая площадь его помещений составляет 3222,8 кв.м., из них - жилых помещений 2906,9 кв.м., нежилых - 315,9 кв.м.

Из предоставленного ООО УК "Союз" реестра принявших участие в голосовании (дата изъята) собственников квартир в многоквартирном доме по адресу: (адрес изъят), суд установил, что в собрании приняли участие собственники помещений, обладающие общей площадью 1545,4 кв.м.: 36,6 кв.м. (кв. 8) +41,3 кв.м. (кв. 54) + 72,7 кв.м. (кв. 55) + 71,9 кв.м. (кв. 30) + 17,9 кв.м. (кв. 25 к. 6) + 36,6 кв.м. (кв. 23) + 41,3 кв.м. (кв. 17) + 71,5 кв.м. (кв. 20) + 70,9 кв.м. (кв.11) + 41,2 кв.м. (кв. 4) + 60,6 кв.м. (кв. 1) + 73,9 кв.м. (кв. 2) + 41,3 кв.м. (кв.19) + 17,5 кв.м. (кв. 10 к.6) + 71,5 кв.м. (кв. 46) + 71,1 кв.м. (кв. 31) + 36,6 кв.м. (кв. 43) + 36,5 кв.м. (кв. 13) + 41 кв.м. (кв. 32) + 36,7 кв.м. (кв. 33) + 40,8 кв.м. (кв. 24) + 11,9 кв.м. (кв. 26 к.4) + 71,1 кв.м. (кв. 36) + 41 кв.м. (кв. 29) + 41,2 кв.м. (кв. 14) + 17,7 кв.м. (кв. 16 к.3) + 12,1 кв.м. (кв. 16 к.4) + 9,9 кв.м. (кв. 16 к. 7) + 71,5 кв.м. (кв. 51) + 72 кв.м. (кв. 6) + 37,2 кв.м. (нежилое помещение, собственник Кошелева М.А.) + 36,5 кв.м. (кв. 18) + 71,4 кв.м. (кв. 40) + 10,1 кв.м. (кв. 10 к.2) + 12,4 кв.м. (кв. 10 к.5), т.е. собственники помещений, обладающие менее 50 % голосов от общего числа. Из чего суд пришел к выводу об отсутствии на собрании кворума.

Вместе с тем, с выводами суда относительно отсутствия кворума при проведении общего собрания судебная коллегия согласиться не может.

Согласно ч. 3 ст. 45 ЖК РФ общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме правомочно (имеет кворум), если в нем приняли участие собственники помещений в данном доме или их представители, обладающие более чем пятьюдесятью процентами голосов от общего числа голосов.

В соответствии с ч. 1 ст. 48 Жилищного кодекса РФ, правом голосования на общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме по вопросам, поставленным на голосование, обладают собственники помещений в данном доме.

В силу ст. 289 Гражданского кодекса РФ, собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома (статья 290).

Частью 1 ст. 290 Гражданского кодекса РФ установлено, что собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарнотехническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

Из анализа указанных норм права следует, что каждый собственник помещения в многоквартирным доме обладает правом общей долевой собственности на все вспомогательные и технические помещения, а, таким образом, только собственники помещений в многоквартирном доме обладают правом на участие в голосовании в общем собрании.

В силу п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 Федерального закона" О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее также - государственная регистрация прав) - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Часть 2 ст. 2 данного ФЗ" О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" установлено, что государственная регистрация прав проводится на всей территории Российской Федерации по установленной настоящим Федеральным законом системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее также - Единый государственный реестр прав).

Согласно выписке из Единого Государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от (дата изъята) за (номер изъят), содержащейся в материалах данного гражданского дела общая площадь помещений, принадлежащих на праве собственности отдельным собственникам, составляет 2 851,2 кв.м. ( л.д. 1-63 т.2)

Таким образом, учитывая, что от общего числа собственников в многоквартирном доме, занимающих в общей сложности 2 851,2 кв.м., в собрании приняли участие собственники, занимающие 1545,4 кв.м., т.е. 54,2 % пропорционально их доле в праве общей собственности на общее имущество в данном доме (1545,4 кв.м. : 2 851,2 кв.м. х 100% ), вывод суда об отсутствии кворума не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Кроме того, суд оставил без внимания доводы ответчиков об отсутствии у Елизарова Е.А. права ответчика оспорить в суде решение общего собрания собственников.

Вместе с тем, в соответствии с абз. 2 ч. 3 ст. 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации только участник собрания, голосовавший за принятие решения или воздержавшийся от голосования, вправе оспорить в суде решение собрания в случаях, если его волеизъявление при голосовании было нарушено.

Указанная норма является императивной, соответственно, право на обжалование итогов голосования имеет только участник собрания, чье волеизъявление нарушено при проведении голосования на собрании.

Из реестра принявших участие в голосовании (дата изъята), пояснений свидетеля Г.В.В. следует, что Елизаров Е.А. принимал участие в собрании, согласно протоколу общего собрания от (дата изъята) он голосовал ЗА принятие решений, о чем лично расписался в реестре, а таким образом, оспаривать решения собственников многоквартирного дома, принятых на общем собрании (дата изъята) он не вправе.

Не может судебная коллегия согласиться и с выводом суда о том, что, срок, установленный п. 5 ст. 181.4 ГК РФ для оспаривания решений общего собрания, не применим к заявленным правоотношениям, поскольку решение оспаривается по основаниям его ничтожности.

В соответствии с п. 5 ст. 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

Разъяснения по вопросам, связанным с применением судами специальных правил о порядке проведения общего собрания, принятии решений, об основаниях и сроках оспаривания таких решений, а также признания принятых решений ничтожными даны в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункты 103 - 120).

Как указывается в пункте 112 названного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, срок исковой давности для признания ничтожного решения собрания недействительным исчисляется по аналогии с правилами, установленными пунктом 5 статьи 181.4 ГК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что доводы Черненко С.Г. о том, что она в собрании не участвовала и не знала о принятых на нем решениях, не опровергнуты ответчиками. В реестре принявших участие в голосовании (дата изъята) Черненко С.Г. не расписывалась, а показания свидетеля Н.С.Ю. на л.д.104-105 не могут быть признаны достаточным подтверждением участия Черненко С.Г. в собрании, поскольку однозначного утверждения не содержат, Н.С.Ю. поясняла, что на собрании была одна женщина, которая скандалила, фамилию её точно назвать не могла.

В связи с чем, судебная коллегия полагает, что заявление ответчика о применении к заявленным Черненко С.Г. исковым требованиям шестимесячного срока для обращения в суд с момента принятия собранием оспариваемых решений (дата изъята) удовлетворению не подлежит.

В соответствии с п. 4 ст. 181.4 ГК РФ решение собрания не может быть признано недействительным в силу его оспоримости при наличии совокупности следующих обстоятельств: голосование лица, права которого затрагиваются этим решением, не могло повлиять на его принятие, и решение не может повлечь существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

Участие в голосовании Черненко С.Г. не могло повлиять на принятие решения общего собрания, так как её голос не изменил бы результаты голосования, так как за принятие решений на собрании голосовало большинство его участников, доказательств того, что решение может повлечь или повлекло для Черненко С.Г. существенные неблагоприятные последствия материалы дела не содержат и о таких обстоятельствах ею не заявлено.

При таких обстоятельствах, учитывая, что общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме, расположенном по адресу: (адрес изъят), проводимого в форме очного голосования (дата изъята), является правомочным, а принятые на нем решения действительными, и оспариваемыми решениями общего собрания не нарушены права и охраняемые законом интересы Черненко С.Г., основания для удовлетворения её иска отсутствуют.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что по указанным выше основаниям, в силу п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ решение подлежит отмене, с принятием нового решения об отказе удовлетворении исков Елизарова Е.А. и Черненко С.Г.

Руководствуясь статьями 328, 329, п. 4 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 19 января 2016 года по данному гражданскому делу отменить.

Принять по делу новое решение.

В удовлетворении исковых требований Елизарова Е.А., Черненко С.Г. о признании недействительным решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, расположенном по адресу: (адрес изъят), проводимого в форме очного голосования (дата изъята), и признании недействительным протокола внеочередного общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме по адресу: (адрес изъят), проводимого в форме очного голосования (дата изъята), и принятых на нем решений, отказать.

 

Председательствующий: Т.В. Николаева

 

Судьи: И.А.Рудковская

О.В.Штыренко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.