Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 13 сентября 2016 г. по делу N 33-6894/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 13 сентября 2016 г. по делу N 33-6894/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Кучминой А.А.,

судей Садовой И.М., Аршиновой Е.В.,

при секретаре Михайлове Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Андрющенко Н.И. к Мырдиной О.К. о признании договора купли-продажи недействительным, об истребовании имущества из чужого незаконного владения по апелляционной жалобе Андрющенко Н.И. на решение Кировского районного суда г. Саратова от 02.06.2016 г., которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Садовой И.М., объяснения Андрющенко Н.И., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения Мырдиной О.К., ее представителя Гусейнова Т.А., полагавших решение суда законным и обоснованным, исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия

установила:

Андрющенко Н.И. обратился в суд к Мырдиной О.К. с указанными требованиями, которые мотивировал тем, что его матери ФИО1 на праве собственности принадлежал жилой дом, расположенный по адресу: "адрес", который она наряду с остальным принадлежащим ей имуществом в случае смерти завещала ему "дата" После смерти матери "дата" он стал проживать в указанном доме, фактически принял наследство. В конце "дата" истец обнаружил на пороге дома копии свидетельств, подтверждающих право собственности Мырдиной О.К. на жилой дом площадью "данные изъяты" кв.м, часть дома площадью "данные изъяты" кв.м, а также на земельный участок, площадью "данные изъяты" кв.м, расположенные по указанному адресу. Из указанных документов следовало, что право собственности Мырдиной О.К. возникло на основании договора купли-продажи от "дата" Однако при жизни ФИО1 никогда не намеревалась продавать недвижимое имущество, напротив, полагала, что данное имущество должно перейти в его собственность.

Ссылался на то, что оспариваемая сделка совершена ФИО1 под влиянием обмана, поскольку она не намеревалась отчуждать принадлежащее ей недвижимое имущество, о чем свидетельствует то обстоятельство, что она не отменила завещание. Также истец указал, что денежные средства при заключении договора продавцу не были переданы

На основании изложенного просил признать недействительным договор купли-продажи от "дата", истребовать из чужого незаконного владения жилой дом, расположенный по адресу: "адрес", площадью "данные изъяты" кв.м, часть жилого дома площадью "данные изъяты" кв.м и земельный участок площадью "данные изъяты" кв.м, расположенные по указанному адресу.

Рассмотрев спор, суд постановилрешение, которым отказал в удовлетворении исковых требований.

В апелляционной жалобе Андрющенко Н.И. просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении исковых требований, полагая, что судом нарушены нормы материального и процессуального права, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Автор жалобы указывает, что согласно договору купли-продажи от "дата" ФИО1 в лице ФИО2 по нотариальной доверенности продала Мырдиной О.К. спорные объекты. Однако ФИО2 не имела полномочий продавать дом площадью "данные изъяты" кв.м. Таким образом, договор купли-продажи недвижимого имущества от "дата" должен быть признан недействительным в части жилого дома площадью "данные изъяты" кв.м.

Факт передачи денег по договору от покупателя продавцу не был доказан. Оспаривание договора купли-продажи по безденежности также было одним из оснований, по которому истец просил признать сделку недействительной. Суд счел сделку состоявшейся и установилфакт передачи денежных средств только на основании показаний свидетелей.

Иные лица, участвующие в деле, извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы надлежащим образом, не явились, об уважительной причине неявки судебную коллегию не известили, об отложении судебного заседания не просили. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, обсудив доводы жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда.

В силу ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству.

Пунктом 2 ст. 209 ГК РФ определено, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Истцом в обоснование признания сделки недействительной было указано на положения ст. 168, п. 2 ст. 170, п. 1 ст.178, п. 2 ст. 179 ГК РФ.

Ответчиком заявлено о пропуске срока исковой давности (протокол судебного заседания от "дата" лист 4, л.д. 63).

Согласно разъяснениям, данным в п. 73 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. N 9 "О судебном практике по делам о наследовании" наследники вправе обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным ст.ст. 177, 178 и 179 ГК РФ, если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал, что не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.

Вопрос о начале течения срока исковой давности по требованиям об оспоримости сделки разрешается судом исходя из конкретных обстоятельств дела (например, обстоятельств, касающихся прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых наследодателем была совершена сделка) и с учетом того, когда наследодатель узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В силу ст. 168 ГК РФ (в редакции на момент заключения оспариваемой сделки "дата") сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно ст. 180 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 06.12.2011 г. N 393-ФЗ) недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

В силу ст. 181 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2005 г. N 109-ФЗ, т.е. на момент заключения сделки) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Истец обратился в суд "дата", о наличии оспариваемого договора купли-продажи он узнал в "дата", наследодатель должен был узнать о заключении договора не позднее "дата".

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что вступившим в законную силу решением мирового судьи судебного участка N 2 Кировского района г. Саратова от "дата" ФИО1 выделено "данные изъяты" доли или часть домовладения, общей площадью "данные изъяты" кв.м и "данные изъяты" доли из земельного участка, общей площадью "данные изъяты" кв.м, расположенных по адресу: "адрес".

"дата" ФИО1 составлено завещание, в соответствии с которым все принадлежащее ей ко дню смерти имущество она завещает Андрющенко Н.И. Завещание не отозвано.

"дата" ФИО1 умерла.

"дата" ФИО1 в лице представителя ФИО2, действующей на основании нотариально удостоверенной доверенности от "дата", выданной сроком действия на три года, продала Мырдиной О.К. жилой дом литер "данные изъяты", общей площадью "данные изъяты" кв.м, часть жилого дома литер "данные изъяты", общей площадью "данные изъяты" кв.м, а также земельный участок площадью "данные изъяты" кв.м, расположенные по адресу: "адрес". Переход права зарегистрирован.

Из п. 4 указанного договора следует, что цена продаваемых объектов недвижимости составляет "данные изъяты" руб. Денежные средства покупатель полностью выплатил продавцу до подписания договора.

В соответствии с п. 1 ст. 16 Федерального закона РФ от 21.07.1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" допускается проведение государственной регистрации прав на основании уполномоченного правообладателем лицом при наличии у последнего нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом.

С требованиями о признании доверенности, на основании которой действовала ФИО2 при заключении договора купли-продажи истец в суд не обращался, указанная доверенность в установленном законом порядке не признавалась недействительной, вследствие чего суд пришел к правомерному выводу о том, что оснований подвергать сомнению волю доверителя, уполномочившего доверенное лицо на совершение действий, указанных в доверенности, не имеется. Доводы апелляционной жалобы в указанной части являются несостоятельными.

Допрошенные судом первой инстанции в качестве свидетелей ФИО3, ФИО2 пояснили, что перед заключением договора ответчик передала ФИО1 денежные средства в размере, предусмотренном договором купли-продажи. Со стороны продавца договор был подписан доверенным лицом ФИО2, действующей на основании доверенности.

Судом обоснованно приняты во внимание показания указанных свидетелей, которые были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Оснований сомневаться в достоверности показаний указанных свидетелей не имеется, их показания последовательны, внутренне не противоречивы и согласуются с иными материалами дела.

Факт составления ФИО1 завещания не исключает ее добровольного намерения на отчуждение спорного недвижимого имущества в пользу Мырдиной О.К.

Отказывая истцу в удовлетворении требований, суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам ст. 67 ГПК РФ все имеющиеся в материалах дела доказательства, включая показания сторон по делу и свидетелей, правомерно исходил из тех обстоятельств, что истцом в данном случае в ходе рассмотрения дела по существу не были представлены отвечающие требованиям ст. ст. 59, 60 ГПК РФ доказательства, подтверждающие факт того, что при совершении сделки купли-продажи недвижимости "дата" существовали обстоятельства, предусмотренные положениями ст. 170, п. 1 ст. 178, п. 1 ст. 179 ГК РФ.

Учитывая то, что оснований для признания договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным не имеется, суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований об истребовании имущества из чужого незаконного владения, поскольку данные требования являются производными по отношению к требованию о признании сделки недействительной.

Доводы жалобы о том, что на момент заключения сделки право собственности ФИО1 на жилой дом площадью "данные изъяты" кв.м не было зарегистрировано, не влечет отмену решения суда, поскольку данные обстоятельства права и законные интересы истца не нарушают.

Так, судом первой инстанции установлено, что фактически жилой дом площадью "данные изъяты" кв.м по адресу: "адрес" был построен на земельном участке, принадлежащем наследодателю и с его согласия, до "дата" г. Мырдиной О.К. На момент смерти ФИО1 земельный участок ей на каком-либо праве не принадлежал, что лишает истца права заявить требования о признании за ним права собственности на жилой дом площадью "данные изъяты" кв.м.

При указанных обстоятельствах, суд обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Выводы суда подробно мотивированы и судебная коллегия считает их правильными.

Доводы жалобы о том, что имелись достаточные основания для признания оспариваемой сделки недействительной, являются субъективным мнением истца, построенным на иной оценке обстоятельств дела.

Иные доводы апелляционной жалобы направлены на неправильное толкование норм действующего законодательства и переоценку доказательств, которым судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, фактически сводятся к несогласию с решением суда, что само по себе не может служить основанием для его отмены.

Разрешая спорные правоотношения, суд правильно установилобстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании доводов сторон и представленных доказательств, соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела, судом не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда г. Саратова от 02.06.2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Андрющенко Н.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.