Апелляционное определение СК по гражданским делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 06 сентября 2016 г. по делу N 33-6555/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе:

председательствующего Ишимова А.А.,

судей Кульковой С.И., Назарука М.В.,

при секретаре Кузнецовой С.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К к публичному акционерному обществу "ФСК ЕЭС" о взыскании задолженности по выплате заработной платы, компенсации за задержку выплат и морального вреда,

по апелляционным жалобам К, публичного акционерного общества "ФСК ЕЭС" на решение Сургутского городского суда от (дата), которым постановлено:

"Исковые требования К к ПАО "ФСК ЕЭС" о взыскании задолженности по выплате заработной платы, компенсации за задержку выплат и морального вреда, удовлетворить частично.

Взыскать с ПАО "ФСК ЕЭС" в пользу К 14221 рубль 63 копейки задолженности по заработной плате за период с 23 по (дата), компенсации за задержку выплат в размере 794 рубля 20 копеек, 1 000 рублей компенсации морального вреда; в остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с в местный бюджет (адрес) государственную пошлину в размере 900 рублей 63 копейки".

Заслушав доклад судьи Кульковой С.И., объяснения представителя ответчика В., настаивавшего на апелляционной жалобе ПАО "ФСК ЕЭС" и возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы истца К, судебная коллегия

установила:

К обратился в суд с иском к публичному акционерному обществу "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" (далее - ПАО "ФСК ЕЭС") о взыскании задолженности по выплате заработной платы, компенсации за задержку выплат и морального вреда.

В обоснование иска указал, что он работает у ответчика "данные изъяты" По болезни (дата) он ушел на больничный, однако оценив свое состояние здоровья, решилне предъявлять листок нетрудоспособности работодателю к учету и оплате. С 22 по (дата) он выполнял свои должностные обязанности, что подтверждается данными пропускной системы работодателя, многочисленными документами, рассмотренными и завизированными им с указанием даты рассмотрения, свидетельствами других работников и др. Лечащему врачу он не сообщал о том, что выходил на работу. (дата) из-за ухудшения здоровья, он поставил работодателя в известность о невозможности выполнения должностных обязанностей. (дата) он написал заявление с просьбой принять к учету и оплате листок нетрудоспособности от (дата) (номер) с учетом его работы в период с 22 по (дата), однако работодатель отказался оплачивать эти дни. Отказ работодателя считал незаконным. Контроль соблюдения режима, предписанного врачом, и оценка уважительности причин несоблюдения режима является компетенцией медицинского учреждения, а не работодателя. Отказ работодателя оплатить фактическую работу со ссылкой на несоблюдение режима, предписанного врачом, о котором работодатель в принципе знать не мог, является превышением полномочий работодателя, свидетельствует о неправомерности отказа в выплате заработной платы, поскольку закон не запрещает выходить на работу в период временной нетрудоспособности, но запрещает бесплатный труд. Приказом ответчика от (дата) (номер)/к он уволен, следовательно, срок выплаты заработной платы за спорный период наступил в день издания приказа, начисление процентов начинается со следующего дня со дня издания приказа. (дата) работодатель издал приказ (номер)/о о предоставлении оплачиваемого отпуска в количестве 25 календарных дней на период с 07.12.12015 г. по (дата), но не оплатил их до настоящего времени. Неправомерными действиями ответчика ему причинен моральный вред. Просил взыскать с ответчика в его пользу заработную плату с (дата) по (дата) в размере 27 323 руб. 76 коп.; проценты в порядке статьи 234 ТК РФ с (дата) по (дата) - 623 руб. 66 коп., а также с (дата) по день фактического расчета включительно; взыскать с ответчика в его пользу отпускные за период оплачиваемого отпуска с (дата) по (дата) в размере 189 247 руб. 50 коп.; проценты с (дата) по (дата) - 1 457 руб. 21 коп.; проценты с (дата) по день фактического расчета включительно; обратить взыскание к немедленному исполнению, выдать исполнительный лист в день вынесения решения; компенсацию морального вреда 100 000 руб.

Ответчик ПАО "ФСК ЕЭС" представил письменные возражения на иск, указав, что истец находился на листке нетрудоспособности, ему нельзя было выходить на работу ни по собственному желанию, ни по просьбе работодателя. На период болезни или ухода за больным членом семьи работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности, которое компенсирует утраченный заработок до восстановления трудоспособности или установления инвалидности. За один и тот же период работнику не может быть выплачена и заработную плату, и пособие по временной нетрудоспособности. Листок нетрудоспособности выполняет двойную функцию. Он является финансовым документом - основанием для назначения и выплаты пособия, а также удостоверяет нетрудоспособность работника и подтверждает временное освобождение от работы (Приказ Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н). Выход на работу в период нахождения на больничном, когда решением лечащего врача гражданин освобожден от работы, является одним из видов нарушения режима лечения, предписанного врачом (ст. 8 Закона N 255-ФЗ; п. 58 Порядка, утв. Приказом N 624н). Такое нарушение режима может повлечь снижение пособия по временной нетрудоспособности до размера, не превышающего за полный календарный месяц МРОТ. Даже если лечащий врач не сделал в больничном листе отметку о нарушении режима, работодатель может сам квалифицировать действия работника как нарушение режима и посчитать, что этот факт является основанием для снижения размера пособия по временной нетрудоспособности. Если работник заболел, взял больничный и, не уведомив об этом работодателя, вышел на работу, а затем, воспользовавшись больничным, остался дома, то работодатель имеет право выплатить пособие по временной нетрудоспособности в пониженном размере (поскольку имело место нарушение режима лечения). Однако ответчик произвел оплату временной нетрудоспособности истца в полном объеме. Сведениями о временной нетрудоспособности истца в период с (дата) по (дата) ответчик не располагал вплоть до (дата), что свидетельствует о злоупотреблении со стороны К своим правом. К просто отсутствовал на рабочем месте, о чем ответчик вынужден был составлять акт. Расчет требуемой в счет оплаты якобы рабочих дней за период с (дата) по (дата) в размере 44 376 руб. 16 коп. так же произведен неверно. С учетом того, что день (дата) был оплачен в качестве рабочего дня, сумма заработка за 23, 24, (дата) составила бы без НДФЛ - 13% - 18 483 руб. 23 коп. в счет оплаты временной нетрудоспособности истцу выплачены денежные средства в сумме 4261 руб. 64 коп. В соответствии с приказом (номер)/к от (дата) истец был уволен по п. 5 ч. I ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. При увольнении с истцом произведен полный расчет, в том числе выплачена денежная компенсация за неиспользованные дни отпуска за период работы с (дата) по 09.10.20I5 г. в количестве 42 календарных дней. Решением Сургутского городского суда от (дата) К был восстановлен на работе. Решение обращено к немедленному исполнению, обжаловано, в законную силу не вступило. По просьбе истца начало его отпуска было перенесено на (дата) Уведомлением от (дата) К был уведомлен о предоставлении ему отпуска продолжительностью 25 календарных дней с (дата) по (дата) При расчете оплаты за отпуск продолжительностью 25 дней были учтены выплаты при увольнении работника (дата)

Истец К в судебном заседании уточненные требования поддержал в полном объеме по доводам иска, факт выплаты ранее компенсации за отпуск за тот же период в размерах заявленных в иске не оспаривал, полагал, что ранее выплаченная компенсация не является основанием для неначисления вновь за тот же период отпускных.

Представитель ответчика ПАО "ФСК ЕЭС" М. в судебном заседании предъявленные исковые требования не признала полностью по доводам возражений на иск.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда изменить в части отказа во взыскании отпускных и в уменьшении из взысканной заработной платы суммы выплаченного пособия по временной нетрудоспособности, в оспариваемых частях принять новое решение. Суд вышел за пределы своей компетенции в части уменьшения взысканной суммы на сумму выплаченного пособия по временной нетрудоспособности, а так как такое требование ответчиком не заявлено, нарушил его право на защиту и принцип состязательности сторон. Отказывая во взыскании отпускных, суд указал, что полученная при увольнении компенсация за неиспользованный отпуск учитывается при исчислении размера отпускных без указания правовой нормы, обосновывающий такой вывод. Такой нормы в законодательстве не существует. Он получил компенсацию за неиспользованные дни отпуска на законных основаниях во исполнение статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации, поэтому является ошибочным вывод суда о том, что взыскание компенсации за неиспользованные дни отпуска привело бы к возникновению неосновательного обогащения истца (ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации). Согласно ст. 140 и 136 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан рассчитать работника в последний день работы и выплатить ему отпускные - это две различные обязанности, в связи с чем находит вывод суда о том, что истец права на повторную оплату дней отпуска не имеет противоречащим обстоятельствам дела, т.к. в день увольнения (дата) он получил не первичную оплату отпускных, а компенсацию за неиспользованный отпуск в порядке ст. 129 Трудового кодекса Российской Федерации. Работодатель вправе принять решение об удержании в течение месяца, в его случае компенсация была выплачена (дата) в день его увольнения истца, удержание состоялось спустя два месяца (дата) Он не давал письменное согласие на удержание, что свидетельствует о нарушении порядка удержания, более того ответчик неправомочен самостоятельно удерживать (путем зачета, уменьшения или иным любым способом) из сумм отпускных суммы ранее выплаченной компенсации. Работодатель и суд произвели зачет компенсации за неиспользованные дни отпуска в счет отпускных. Встречный иск о взыскании компенсации за неиспользованные дни отпуска ответчиком не заявлен. Самоуправно уменьшенные (удержанные) работодателем отпускные на сумму компенсации за неиспользованные дни отпуска подлежат взысканию по настоящему делу. Его требования основаны на судебной практике других судов, которые он приложил к апелляционной жалобе.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить в части взыскания задолженности по заработной плате за период 23- (дата), компенсации за задержку выплаты, компенсации морального вреда. Ответчик произвел оплату временной нетрудоспособности истцу в полном объеме. В действиях истца усматривается злоупотребление правом, поскольку истец не поставил его в известность о временной нетрудоспособности с 22 по (дата), об этом узнал (дата). Истец отсутствовал на рабочем месте, о чем ответчик вынужден был составлять акт. В материалах дела отсутствуют доказательства выполнения истцом своих трудовых обязанностей в период с 23 по (дата). Решение в данной части основано лишь на утверждениях истца. Выводы суда о выполнении истцом трудовых обязанностей в спорный период не соответствуют обстоятельствам дела.

В возражениях на жалобу истца, ответчик просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В возражениях на жалобу ответчика, истец просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В соответствии со ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правильность решения проверена в пределах доводов апелляционных жалоб.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в спорный период времени истец К состоял в трудовых отношениях с ПАО "ФСК ЕЭС" в должности "данные изъяты" филиала ПАО "ФСК ЕЭС" - Магистральные электрические сети Западной Сибири". В целях исключения двойной оплаты за один и тот же период, К предоставил ответчику к учету и для оплаты листок нетрудоспособности (номер) от (дата), который просил оплатить с учетом его фактической работы с (дата) по (дата) Ответчик отказался оплатить работу в период больничного, указав, что ему будет выплачено страховое обеспечение. По расчету ответчика, разница между начисленной заработной платой и больничным листом составила 14221 руб. 63 коп. (18 483 руб. 27 коп. заработка с 23 по (дата) - 4 261 руб. 64 коп. пособия по временной нетрудоспособности за тот же период). Суд согласился с представленным расчетом и взыскал с ответчика в пользу истца разницу между начисленной заработной платой и выплаченным пособием, а также проценты за несвоевременную выплату заработной платы.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о необходимости оплаты отработанных дней с 23 по (дата) с зачетом выплаченного за эти дни пособия по временной нетрудоспособности. В силу ст. 183 Трудового кодекса Российской Федерации при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.

Размеры пособий по временной нетрудоспособности и условия их выплаты устанавливаются федеральными законами.

В частности, Федеральный закон от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее - Закон N 255-ФЗ) регулирует правоотношения в системе обязательного социального страхования на случай временной нетрудоспособности.

Так, согласно указанному Закону утрата трудоспособности вследствие заболевания или травмы относится к случаям обеспечения пособием по временной нетрудоспособности (п. 1 ч. 1 ст. 5 Закона N 255-ФЗ). Согласно ч. 2 ст. 5 Закона N 255-ФЗ пособие по временной нетрудоспособности выплачивается застрахованным лицам при наступлении указанного случая в период работы по трудовому договору. Согласно ч. 1 ст. 6 Закона N 255-ФЗ пособие по временной нетрудоспособности при утрате трудоспособности вследствие заболевания или травмы выплачивается застрахованному лицу за весь период временной нетрудоспособности до дня восстановления трудоспособности. Пособие по временной нетрудоспособности выплачивается застрахованному лицу за календарные дни, приходящиеся на соответствующий период (ч. 8 ст. 6 Закона N 255-ФЗ). Основанием для назначения работодателем работнику пособия по временной нетрудоспособности является листок нетрудоспособности, выданный медицинской организацией по форме и в порядке, утвержденных соответственно Приказами Минздравсоцразвития России от (дата) N 347н и от (дата) N 624н (ч. 1, 5 ст. 13 Закона N255-ФЗ).

Из материалов дела следует, что фактически К находился на больничном с (дата). Работодатель оплатил ему первый день нахождения на больничном как рабочий день, поскольку (дата) К находился в командировке. Последующие рабочие дни 23, 24 и (дата) оплатить отказался.

Доводы представителя ответчика том, что К не представил доказательств выполнения трудовых функций в указанные дни, не могут быть приняты во внимание, поскольку в силу ч. 4 ст. 91 Трудового кодекса Российской Федерации учет отработанного времени обязан вести работодатель, в связи с чем именно он должен доказывать отсутствие истца на рабочем месте и невыполнение им трудовых функций.

За фактически отработанное время работнику полагается заработная плата в соответствии со ст. ст. 21, 22, 56, 129, 132, 135, 136 Трудового кодекса Российской Федерации. Право работника на оплату труда является бесспорным.

В то же время выплата пособия по временной нетрудоспособности производится в рамках обязательного социального страхования, направленного, в частности, на компенсацию гражданам утраченного заработка в связи с наступлением временной нетрудоспособности согласно Закону N 255-ФЗ. Следовательно, действующее законодательство не предусматривает возможности выплаты за один и тот же период и заработной платы, и пособия по временной нетрудоспособности.

Таким образом, в случае выполнения работником трудовых функций в период нахождения на листке нетрудоспособности, он имеет право выбора по своему усмотрению выбрать либо зарплату, либо пособие по временной нетрудоспособности.

Истец при подаче работодателю листка временной нетрудоспособности просил оплатить ему период временной нетрудоспособности с учетом фактически отработанного времени.

При таких обстоятельствах выводы суда об оплате фактически отработанного времени и зачете при взыскании заработной платы суммы выплаченного пособия являются правильными.

Разрешая требования об оплате отпуска, суд не нашел оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика суммы отпускных за период оплачиваемого отпуска с (дата) по (дата) и процентов за задержку выплаты указанной суммы, поскольку (дата) К был уволен, при этом ему была выплачена компенсация за неиспользованные дни отпуска за период работы с (дата) по (дата) в количестве 42 календарных дня. В 2015 году за период с 01 января до 09 октября (до момента увольнения) К было использовано 22 календарных дня отпуска. В графике отпусков на 2015 год предоставление К очередного ежегодного отпуска запланировано с (дата) на 26 календарных дней и с (дата) на 19 календарных дней. С учетом поступивших от К заявлений, фактически отпуск был предоставлен с (дата) на 19 календарных дней, часть отпуска в количестве 25 календарных дней перенесена на период с (дата) и фактически отпуск предоставлен в указанное время после восстановления истца на работе. Решением суда от (дата) К восстановлен на работе в прежней должности с (дата). Работодатель предоставил истцу отпуск с (дата), однако не произвел оплату в связи с тем, что выплатил за данный период отпуска компенсацию.

Судебная коллегия соглашается с решением суда в этой части.

Право на ежегодный оплачиваемый отпуск относится к числу основных конституционных прав граждан. Оно гарантируется всем лицам, работающим по трудовому договору (ч. 5 ст. 37 Конституции Российской Федерации, абз. 6 ч. 1 ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации).

Особый порядок реализации права на отпуск при увольнении работника закреплен частью первой статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации. Данная норма представляет собой специальную гарантию, обеспечивающую реализацию конституционного права на отдых для тех работников, которые прекращают трудовые отношения по собственному желанию или по инициативе работодателя и по различным причинам на момент увольнения своевременно не воспользовались своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск.

Как следует из материалов дела, К при увольнении по инициативе работодателя получил компенсацию за 42 дня неиспользованного на день увольнения отпуска.

Впоследствии К был восстановлен. Целью восстановления на работе является устранение всех негативных последствий, связанных с незаконным увольнением и восстановление всех трудовых прав работника, в том числе и на оплачиваемый отпуск.

При этом фактически оплаченные при увольнении дни неиспользованного отпуска не могут быть удержаны из заработной платы работника, поскольку статьёй 137 Трудового кодекса Российской Федерации установлен исчерпывающий перечень случаев удержаний, и излишне выплаченная компенсация за неиспользованный отпуск при восстановлении работника на прежнем месте работы по решению суда в этот перечень не включена.

После восстановления на работе работник может вернуть выплаченную ему компенсацию добровольно, в случае отказа право на отпуск за ним сохраняется и стаж работы, дающий право на отпуск, не прерывается.

Однако при предоставлении работнику очередного отпуска сумма компенсации, начисленной работнику при увольнении, должна быть зачтена при выдаче отпускных, согласно разъяснениям Роструда в Письме от 14.06.2012 N 853-6-1.

Доводы жалобы о том, что работодатель необоснованно зачел при предоставлении очередного отпуска ранее выплаченную компенсацию, не основаны на нормах трудового права, поскольку сумма отпускных при предоставлении отпуска была не удержана, а учтена.

Иные доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, судебная коллегия не находит оснований для переоценки доказательств, представленных сторонами по делу.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Судебная коллегия считает, что при разрешении настоящего спора правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом первой инстанции правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 327-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Сургутского городского суда от (дата) оставить без изменения, апелляционную жалобу К и публичного акционерного общества "ФСК ЕЭС" - без удовлетворения.

 

Председательствующий Ишимов А.А.

 

Судьи Кулькова С.И.

Назарук М.В.