Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 07 сентября 2016 г. по делу N 33-15745/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 07 сентября 2016 г. по делу N 33-15745/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Некрасовой А.С.,

судей Мехонцевой Е.М., Орловой А.И.,

при секретаре Фоминой А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Галимовой ( / / ) к Ахмаевой ( / / ) о признании недействительным договора дарения и вселении, по апелляционной жалобе ответчика на решение Пригородного районного суда Свердловской области от 14 июня 2016 года.

Заслушав доклад судьи Мехонцевой Е.М., судебная коллегия

установила:

часть жилого дома в виде однокомнатной квартиры по адресу: ... , по в по договору от ( / / ) N была передана Администрацией Горноуральского городского округа ... в порядке бесплатной приватизации в общую собственность Галимовой ( / / ) и Яцуляк ( / / ) в равных долях.

По договору дарения от ( / / ) Галимова ( / / ) безвозмездно передала, а Ахмаева ( / / ) приняла в дар 1/2 долю в праве собственности на вышеуказанную часть жилого дома. Государственная регистрация договора дарения от ( / / ) и права собственности Ахмаевой ( / / ) на 1/2 долю в праве собственности на часть жилого дома произведена ( / / ).

По договору купли-продажи от ( / / ) Ахмаева ( / / ) купила у Яцуляка ( / / ) 1/2 долю в праве собственности на спорное жилое помещение, право единоличной собственности Ахмаевой ( / / ) на часть жилого дома в виде однокомнатной квартиры по адресу: ... , зарегистрировано в установленном порядке ( / / ).

Галимова ( / / ) обратилась в суд с иском к Ахмаевой ( / / ) о признании недействительным договора дарения от ( / / ) и вселении в спорное жилое помещение, ссылаясь в обоснование иска на положения статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, мотивируя свои требования тем, что в следствие перенесенного ею инфаркта мозга, ишемического инсульта, нахождения в состоянии комы, она не понимала значения своих действий и не могла руководить ими. В мае 2008 года она впервые перенесла инсульт, повторный - случился летом 2009 года. Во время инсульта у неё была нарушена речь в течение двух недель. После инсульта она восстановилась, вышла на работу в Покровскую птицефабрику, но не смогла работать, так как у неё плохо действовала правая рука.

В результате оспариваемого договора истец лишилась единственного жилья, ответчик сняла истца с регистрационного учета в спорном жилом помещении ( / / ) в период отбывания истицей наказания в местах лишения свободы (с ( / / ) по ( / / )), после освобождения из мест лишения свободы ответчик препятствует проживанию истца в спорном жилом помещении.

В судебном заседании истец, её представитель поддержали иск.

Ответчик Ахмаева ( / / ) иск не признала, пояснив суду, что Галимова ( / / ), приходящаяся ей матерью, до заключения оспариваемого договора дарения пыталась продать свою долю в праве собственности на спорное жилое помещение, предоставляла спорную квартиру для проживания посторонним лицам, поскольку сама проживала у своих знакомых, с которыми распивала спиртные напитки. Галимова ( / / ) согласилась с предложением Ахмаевой ( / / ) подарить ей долю в спорном жилом помещении с целью сохранения его во владении и пользовании истца. Ответчик не препятствовала проживанию истицы в спорном жилом помещении до 2012 года, но ( / / ) в спорном жилом помещении случился пожар по вине истца. Силами жильцов дома, в том числе за счет ответчицы, отремонтированы жилые помещения в доме, кровля дома. Истец была снята с регистрационного учета в период отбывания наказания в местах лишения свободы. В ходе уголовного судопроизводства она невменяемой не признавалась, что подтверждает её способность в период заключения сделки понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Пригородного районного суда Свердловской области от 14.06.2016 иск Галимовой ( / / ) к Ахмаевой ( / / ) о признании недействительным договора дарения и вселении удовлетворен. Признан недействительным договор дарения, заключенный ( / / ) между Галимовой ( / / ) и Ахмаевой ( / / ) о дарении 1/2 доли в праве общей долевой собственности на часть жилого дома в виде однокомнатной ... в ... Указано, что настоящее решение является основанием для государственной регистрации прекращения права собственности на указанное спорное имущество. Галимова ( / / ) вселена в спорное жилое помещение.

В апелляционной жалобе ответчик Ахмаева ( / / ) просила отменить решение суда, принять новое решение об отказе в удовлетворении иска, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, недоказанность установленных по делу обстоятельств, нарушение норм мтериального и процессуального права.

Ссылается на то, что эксперты при проведении судебной экспертизы не сделали категорических выводов, определяли состояние Галимовой ( / / ) с указанием на вероятностные выводы. Ссылается, что суд не запросил материалы уголовного дела, по которому Галимова ( / / ) привлекалась к уголовной ответственности, в приговоре суда сделаны выводы о совершении преступления, истец привлечена к уголовной ответственности. При расследовании по уголовному делу назначалась психиатрическая экспертиза, по результатам которой истец признана вменяемой.

Ссылалась на истечение срока исковой давности для обращения в суд с данным иском.

В заседание суда апелляционной инстанции стороны, не явились. Извещения о дате, времени и месте рассмотрения дела по апелляционной жалобе направлены им по почте 12.08.2016. С учетом положений статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определиларассмотреть дело при данной явке.

Исследовав материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с частью 1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Таким образом, указанное выше нормативное положение предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной гражданином, чья дееспособность не была поставлена под сомнение при ее совершении. При этом, необходимым условием оспаривания сделки по указанному основанию является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими.

Как следует из материалов дела, Галимовой ( / / ) принадлежала 1/2 доля в праве собственности на часть жилого дома в виде однокомнатной квартиры по адресу: ... ,

Галимова ( / / ) распорядилась указанным имуществом, оформив договор дарения от ( / / ), подарила Ахмаевой ( / / ) 1/2 долю в праве собственности на вышеуказанную часть жилого дома. Переход права собственности и договор были зарегистрированы в установленном законом порядке.

Указанный договор оспорен истцом на основании того, что при его оформлении Галимова ( / / ) не понимала значение своих действий и не могла руководить ими по пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так, судом первой инстанции определением от 13.04.2016 была назначена комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза по представленным доказательствам, в том числе по материалам уголовного дела N, а именно по справке ПБ N от ( / / ), выписному эпикризу. На данном судебном заседании ответчик присутствовала, не заявляла ходатайств о предоставлении дополнительных доказательств, в том числе заключений о вменяемости истца.

Сведения о том, что имелись какие-либо иные медицинские документы и иные свидетельства о состоянии здоровья Галимовой ( / / ) на момент оформления оспариваемого договора дарения от ( / / ), в материалы дела не представлены.

Амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза проведена комиссией экспертов Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Свердловской области "Психиатрическая больница N 7", по результатам которой представлено заключение от ( / / ) N по предоставленным материалам гражданского дела, медицинской документации: копий историй болезни, медицинской карте, копий уголовных дел (л.д. 121-124), со слов подэкспертной.

В заключения экспертов сделаны следующие выводы: учитывая, что психическое состояние Галимовой ( / / ) оценивается ретроспективно на ( / / ), на период сделки ( / / ) Галимова ( / / ) психиатром не осматривалась, то предположительно Галимова ( / / ) на период заключения договора дарения от ( / / ) обнаруживала признаки психического расстройства: органическое поражение головного мозга сложного генеза (сосудистого, токсического генеза) с умеренными когнитивными нарушениями и выраженными эмоционально-волевыми нарушениями (органическое расстройство личности). Наряду с признаками синдрома зависимости от алкоголя, 2 стадия, активная зависимость, с изменениями личности и поведения в связи с употреблением алкоголя. Выявленные у Галимовой ( / / ) экспертами и описанные в заключении нарушения психических функций послужили основанием к предположению экспертами, что на период оформления договора дарения ( / / ) у истца выявлялись признаки органического поражения головного мозга, так же имелись значительные изменения личности по алкогольному типу (алкогольная деградация личности), что сопровождалось выраженной семейной, социально-трудовой дезадаптацией с непреодолимым (компульсивным) влечением к алкоголю, с перестройкой мотивационной сферы, видоизменением иерархии ценностей с некритичностью к своему состоянию, к совершенной сделке, с нарушением прогностических способностей. В результате, с наибольшей степенью вероятности, Галимова ( / / ) на период совершения сделки ( / / ) (составления и подписания договора дарения спорного жилого помещения с Ахмаевой ( / / )) не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Заключение экспертизы от 27.04.2016 является полным, непротиворечивым, сомнений в его правильности и обоснованности не имеется, выполнено с использованием изложенных в заключении методов психиатрического и психологического экспертного исследования.

Истец указывала в суде апелляционной инстанции о признании истца вменяемой при расследовании уголовных дел по результатам проведения психиатрической экспертизы, однако, основания для получения дополнительных доказательств, предусмотренные статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют, при том, что ответчик суду первой инстанции с соответствующими ходатайствами не обращалась, отсутствуют уважительные причины для непредставления данных доказательств, в том числе до назначения судебной экспертизы.

Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного экспертного заключения. Экспертиза проводилась специалистами, имеющими соответствующее образование и квалификацию, каких-либо сомнений в квалификации экспертов, их заинтересованности в исходе дела у суда не имелось. Заключение содержит ответы на поставленные судом вопросы по обстоятельствам заявленного иска. Экспертиза проведена с соблюдением всех требований Федерального закона "О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации", предъявляемых как к профессиональным качествам эксперта, так и к самому процессу проведения экспертизы и оформлению ее результатов.

В данном случае отсутствуют основания для допроса экспертов, а также назначения дополнительной или повторной экспертизы, предусмотренные статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при отсутствии признаков недостаточной ясности или неполноты заключения, при отсутствии сомнений в правильности и обоснованности заключения, отсутствии противоречий в выводах экспертов, такие ходатайства ответчиком в суде первой инстанции не заявлялись, поэтому основания для получения дополнительных доказательств, предусмотренные статьей 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют.

Проанализировав указанное выше заключение экспертов в совокупности с иными доказательствами по делу, в том числе пояснениями лиц, участвующими в деле, письменными доказательствами о состоянии здоровья Галимовой ( / / ), при распоряжении своим имуществом по договору дарения от ( / / ), судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о недействительности договора дарения доли в праве собственности на часть жилого дома, имеющего порок воли.

В данном случае подлежат отклонению доводы апелляционной жалобы ответчика о необходимости применения последствий пропуска Галимовой ( / / ) срока исковой давности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Каких-либо исключений из указанного выше правила законодателем не предусмотрено.

Как следует из решения суда и материалов дела, возражений ответчика, Ахмаева ( / / ) заявлений о применении срока исковой давности ни в устной, ни в письменной форме до вынесения решения не подавала, в связи с чем, у суда первой инстанции отсутствовали предусмотренные законом основания для применения срока исковой давности.

О пропуске истцом срока для обращения в суд с заявленными требованиями впервые указано ответчиком одним из доводов апелляционной жалобы, поданной 18.07.2016 на решение суда 14.07.2016, то есть после вынесения судом первой инстанции решения.

С учетом изложенного, доводы апелляционной жалобы о применении последствий пропуска срока исковой давности подлежат отклонению.

Иных доводов, кроме указанных выше, которые могли бы повлиять на существо оспариваемого решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

При рассмотрении дела судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, выводы суда им соответствуют, каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, не допущено. Оснований для признания неправильной правовой оценки доказательств, положенных в основу решения суда первой инстанции, судебная коллегия не находит. Выводы суда подтверждены материалами гражданского дела.

С учетом изложенных обстоятельств постановленное по делу решение суда следует признать законным и обоснованным. Оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

определила:

решение Пригородного районного суда Свердловской области от 14 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.

 

Председательствующий Некрасова А.С.

 

Судьи Мехонцева Е.М.

Орлова А.И.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.