Апелляционное определение СК по гражданским делам Новгородского областного суда от 21 сентября 2016 г. по делу N 33-2024/2016 (ключевые темы: медицинская помощь - нравственные страдания - медицинские организации - вторая группа инвалидности - продление срока)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Новгородского областного суда от 21 сентября 2016 г. по делу N 33-2024/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Новгородского областного суда в составе:

председательствующего Бобряшовой Л.П.

судей Тарасовой Н.В. и Котовой М.А.

при секретаре Наумовой А.А.

с участием прокурора Сидоровой С.А.,

а также истца Морылевой Н.И., представителя истца Морылевой Н.И. - Владимировой Ю.А. и представителя ответчика ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" Петровой О.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Котовой М.А. апелляционные жалобы Государственного областного бюджетного учреждения здравоохранения "Центральная городская клиническая больница" и представителя истца Морылевой Н.И. - Владимировой Ю.А. на решение Новгородского районного суда Новгородской области от 20 апреля 2016 года,

установила:

Морылева Н.И. обратилась в суд с иском к Государственному областному бюджетному учреждению здравоохранения "Центральная городская клиническая больница" (далее ГОБУЗ "ЦГКБ N1") о возмещении вреда здоровью, причиненного некачественным оказанием медицинских услуг, указав в обоснование, что 14 июля 2012 года была доставлена в ГОБУЗ "ЦГКБ N1" на скорой помощи, где госпитализирована с диагнозом: латеральный перелом шейки бедра. 18 июля 2012 года ей проведена операция по тотальному эндопротезированию левого тазобедренного сустава. С 19 по 31 июля 2012 года она находилась в палате отделения травматологии ГОБУЗ "ЦГКБ N1", где сразу обратила внимание, что оперированная нога неестественно выворачивается наружу. 31 июля 2012 года её выписали из медучреждения, при этом в выписном эпикризе был изменен диагноз на медиальный перелом шейки бедра. После длительного лечения и отсутствия положительной динамики, с 1 мая 2013 года ей была установлена 2 группа инвалидности сроком на 1 год, а 11 июня 2013 года в ГОБУЗ НОКБ проведена ревизионная операция и выполнено замещение ножки эндопротеза левого тазобедренного сустава. Только в ноябре 2013 года она смогла вернуться на работу, но была вынуждена написать заявление о переводе на сокращенный рабочий день в связи с состоянием здоровья. 01 мая 2013 года ей продлена 2 группа инвалидности сроком еще на 1 год. По настоящее время она находится под наблюдением хирурга А., которая отмечает, что её состояние требует дальнейшей реабилитации. В связи с некачественным оказанием ей медицинских услуг просит взыскать с ответчика в счет возмещения вреда здоровью утраченный заработок в размере " ... " руб. 06 коп., дополнительно понесенные расходы в размере " ... " руб. 80 коп. и компенсацию морального вреда в размере " ... " руб.

Определениями суда к участию в деле привлечены: прокурор Великого Новгорода для дачи заключения, в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ОАО "РОСНО-МС", ЗАО "Имплант МТ", ГОБУЗ "НОКБ", Ефремов Г.М.

Решением Новгородского районного суда Новгородской области от 20 апреля 2016 года иск Морылевой Н.И. удовлетворен частично и постановлено:

Взыскать с ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" в пользу Морылевой Н.И. компенсацию морального вреда в сумме 100000 руб.

Взыскать с ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" в местный бюджет расходы по уплате госпошлины " ... " руб.

В апелляционной жалобе ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" просит отменить решение суда и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований ввиду неправильного применения судом норм материального права. Считает, что судом не были учтены индивидуальные особенности состояния здоровья Морылевой Н.И., ссылаясь на выводы экспертной комиссии, согласно которым тактика ведения больной, а также диагностика, назначение реабилитационного и медикаментозного лечения не повлияли на возникновение нестабильности ножки эндопротеза, способствующим фактором в развитии нестабильности ножки эндопротеза явилось наличие у Морылевой Н.И. заболевания: системного остеопороза костей скелета. Указывает, что экспертами не установлена прямая причинно-следственная связь между развитием нестабильности бедренного компонента эндопротеза после операции от 18 июня 2012 года на фоне имеющегося у Морылевой Н.И. системного остеопороза, необходимостью повторной ревизионной операции по эндопротезированию тазобедренного сустава, увеличением срока реабилитации больной и использованием 10-го типоразмера бедренного компонента эндопротеза.

В апелляционной жалобе представитель истца Морылевой Н.И. - Владимирова Ю.А. ставит вопрос об отмене решения суда и удовлетворении исковых требований в части взыскания утраченного заработка и компенсации морального вреда в полном объеме. Указывает, что согласна с выводами суда о том, что больницей были допущены дефекты и недостатки в оказании истцу медицинской помощи, и ненадлежащее оказание ей медицинской помощи повлекло за собой удлинение сроков лечения.

В возражениях на апелляционную жалобу, поданную ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" прокурор указывает на законность и обоснованность постановленного судом решения, просит оставить его без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Представитель истца Морылевой Н.И. - Владимирова Ю.А. в возражениях на апелляционную жалобу ссылается на необоснованность её доводов, просит оставить жалобу без удовлетворения.

В возражениях на жалобу, поданную представителем истца Морылевой Н.И. - Владимировой Ю.А. ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" указывает, что поскольку экспертами не установлена прямая причинно-следственная связь между дефектами оказания медицинской помощи учреждения и неблагоприятным исходом заболевания у истца, больница считает требования истца о взыскании с ответчика утраченного заработка в размере " ... " руб.21 коп. необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Новгородского областного суда в порядке, установленном главой 39 ГПК РФ, с учетом ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, по смыслу которой повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела, и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и поступивших возражений, выслушав позицию лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч.1 ст.195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19 декабря 2003 года N23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 4 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В силу п.1 ст.150 ГК РФ здоровье является нематериальным благом, которое принадлежит гражданину от рождения.

Согласно ч.1 ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

На основании п.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Исходя из указанной нормы закона, для возмещения вреда, причиненного имуществу гражданина, необходимо установить противоправность действий ответчика, его вину, наличие убытков и причинно-следственную связь между противоправными действиями причинителя вреда и возникшим ущербом.

В силу ст.1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

На основании Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется здоровье людей (часть 2 статьи 7); каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, которая в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений (часть 1 статьи 41).

В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Закон об охране здоровья граждан) основными принципами охраны здоровья являются, в частности: соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий (пункт 1); приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи (пункт 2); доступность и качество медицинской помощи (пункт 6); недопустимость отказа в оказании медицинской помощи (пункт 7).

Согласно статье 10 Закона об охране здоровья граждан доступность и качество медицинской помощи обеспечиваются, в том числе: наличием необходимого количества медицинских работников и уровнем их квалификации (пункт 2); применением порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи (пункт 4); предоставлением медицинской организацией гарантированного объема медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи (пункт 5).

В соответствии с ч.ч.1, 2 ст.19 Закона об охране здоровья граждан каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования. Пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи (п.9 ч.5 ст.19 Федерального закона N 323-ФЗ).

Медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (ст.98 Федерального закона N 323-ФЗ).

В силу ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере; под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с п.1 ст.1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Как установлено судом и следует из письменных материалов дела, 14 июля 2012 года в 22 часа 30 минут истец Морылева Н.И. поступила в ГОБУЗ ЦГКБ после получения травмы в быту. Диагноз скорой медицинской помощи - закрытый перелом шейки левого бедра, на титуле медицинской карты ГОБУЗ ЦГКБ отмечен клинический диагноз: "Медиальный перелом шейки левого бедра", на рентгенограммах: латеральный перелом шейки левого бедра. Диагноз на основании жалоб, анамнеза, клиники и рентгенограмм предварительный: перелом шейки левого бедра. 18 июля 2012 года истцу проведена операция - тотальное эндопротезирование левого тазобедренного сустава, на стационарном лечении в ГОБУЗ ЦГКБ Морылева Н.И. находилась с 14 июля 2012 года по 30 июля 2012 года. Из выписного эпикриза следует, что истцу рекомендовано долечивание в травмпункте, нетрудоспособна.

В последующем Морылева Н.И. находилась под наблюдением ТП ЦГКБ в период с 31 июля 2012 года, а затем неоднократно представлялась на врачебные комиссии с диагнозом "Закрытый перелом шейки левой бедренной кости". Указаны осложнения: нестабильность эндопротеза, укорочение левой н/к на 3 см, выраженное нарушение опорной функции нижней конечности. При этом лечащим врачом и на ВК отмечены умеренные боли в области тазобедренного сустава, ходит на костылях, нагрузка дозированная.

05 июня 2013 года истец планово поступила в ГОБУЗ "Новгородская областная клиническая больница" по направлению врача областной поликлиники с диагнозом "Нестабильность бедренного компонента левого тазобедренного сустава", где 11 июня 2013 года Морылевой Н.И. проведена операция по ревизионному эндопротезированию тазобедренного сустава с заменой бедренного компонента. Выписной эпикриз от 20 июня 2013 года содержит сведения о заключительном клиническом диагнозе "Левосторонний деформирующий коксартроз 3 ст., тотальный эндопротез левого тазобедренного сустава от 18 июля 2012 года, нестабильность ножки эндопротеза. Нарушение функции ходьбы значительное". При выписке из стационара истцу даны рекомендации: компрессионное белье, ходить с помощью костылей без нагрузки на ногу, через 1,5 месяца после операции начать ходить с помощью 1 костыля с опорой на ногу и дозировать нагрузку, к 2 мес. после операции перейти на трость и нагрузку на ногу довести до полной. Рентгенконтроль через 3-6-9 мес. после операции, осмотр лечащего врача НОКБ, также назначено медикаментозное лечение. Прогноз благоприятный.

14 мая 2014 года Морылева Н.И. обратилась в ООО "ВРЦТИО" с жалобами на ограничение движений в левом тазобедренном суставе, преимущественно отведение, где после проведенного обследования Морылевой Н.И. поставлен диагноз: состояние после повторного эндопротезирования левого тазобедренного сустава. Атрофия мышц левого бедра. Приводящая контрактура левого тазобедренного сустава. Артрозы коленных суставов.

Из материалов дела также следует, что как в период после операции, проведенной 18 июля 2012 года, так и после ревизионного эндопротезирования 11 июня 2013 года по рекомендациям, указанным в выписных эпикризах, а также по направлениям лечащих врачей, истец проходила восстановительное лечение.

В акте экспертизы качества медицинской помощи от 04 февраля 2014 года, составленном экспертом качества медицинской помощи М. по поручению Новгородского филиала ОАО "РОСНО-МС", а также в экспертном заключении от 10 февраля 2014 года указано, что неполное обследование пациентки способствовало выбору размера ножки эндопротеза, не соответствующего анатомическим размерам проксимального отдела бедра, что повлекло за собой развитие нестабильности бедренного компонента эндопротеза и необходимость выполнения 11 июня 2013 года ревизионного эндопротезирования. Эксперт пришел к выводу о ненадлежащем качестве медпомощи, соответствующем п. 3.2.3 Перечня санкций, применяемых к МО, утвержденных приказом N 230 ФОМС.

Для решения вопроса о том, имелись ли со стороны медицинских работников нарушения, а также установления причинно-следственной связи между неправомерными действиями медицинских работников и причиненным Морылевой Н.И. вредом здоровью, выполнение либо невыполнение медицинскими работниками всех необходимых мер для надлежащего оказания медицинской помощи истцу, судом первой инстанции 06 апреля 2015 года была назначена судебно-медицинская экспертиза, а 26 января 2016 года назначена повторная судебно-медицинская экспертиза.

В выводах комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 202 от 30 марта 2016 года, выполненной Санкт-Петербургским государственным бюджетным учреждением здравоохранения "Бюро судебно-медицинской экспертизы" указано, что в связи с наличием у Морылевой Н.И. 14 июля 2012 года травмы левой нижней конечности: медиального (базисцервикального) перелома шейки левой бедренной кости ей врачами ГОБУЗ ЦГКБ была выбрана правильная тактика лечения - оперативное, обоснованно указаны показания к проведению требуемой операции - тотальное эндопротезирование левого тазобедренного сустава, что соответствовало порядку и стандартам оказания медицинской помощи лечения указанной патологии. По данным представленных рентгенограмм установлено, что врачами для Морылевой Н.И. неправильно был подобран типоразмер (диаметр) бедренного компонента эндопротеза при проведении операции 18 июля 2012 года - диаметр ножки эндопротеза выбран меньшего размера, чем диаметр ее костно-мозгового канала бедренной кости, что является дефектом лечения.

Неправильно подобранный типоразмер бедренного компонента эндопротеза (дефект лечения) на фоне имеющегося остеопороза, стал в дальнейшем причиной развития у неё нестабильности эндопротеза, что и явилось основанием для проведения Морылевой Н.И. повторной операции 11 июня 2013 года - реэндопротезирования левого тазобедренного сустава (повторное эндопротезирование с заменой ножки эндопротеза).

Комиссия отметила, что тактика ведения больной в ГОБУЗ ЦГКБ (в том числе диагностика, назначение реабилитационного и медикаментозного лечения) не повлияли на возникновение нестабильности ножки эндопротеза. Способствующим фактором в развитии нестабильности эндопротеза (особенно его бедренного компонента) являлось наличие у Морылевой Н.И. заболевания: системного остеопороза костей скелета.

Причиной неблагоприятного исхода у Морылевой Н.И. являлась тяжесть и характер полученной в быту травмы левого тазобедренного сустава: медиальный (базисцервикальный) перелом шейки левой бедренной, который произошел у нее на фоне имеющихся заболеваний - системного остеопороза костей скелета и полиостеоартроза суставов. По медицинским и литературным данным при выполнении эндопротезирования тазобедренного сустава при травме, которую получила Морылева Н.И. частота неудовлетворительных результатов достигает 30%.

Комиссия отмечает, что даже при недостаточно правильном подборе эндопротеза у больных с подобным типом травмы при отсутствии остеопороза, с выполнением дозированной нагрузки в течение 1-1,5 месяца происходит врастание костных балок в эндопротез и не возникает нестабильности эндопротеза. А у таких пациентов, как Морылева Н.И., на фоне системного остеопороза и сопутствующих заболеваний суставов этого может не происходить.

Между развитием нестабильности бедренного компонента эндопротеза после операции от 18 июля 2012 года на фоне имеющегося у Морылевой Н.И. системного остеопороза, необходимостью повторной ревизионной операции по эндопротезированию тазобедренного сустава от 11 июня 2013 года, развитием незначительной контрактуры в левом тазобедренном суставе на фоне полиостеоартроза, увеличением срока реабилитации больной, и допущенными дефектами оказания медицинской помощи Морылевой Н.И. в ГОБУЗ ЦГКБ при выполнении операции 18 июля 2012 года усматривается непрямая причинно-следственная связь, так как указанные дефекты лечения снижали у Морылевой Н.И. шансы на оптимальный благоприятный исход лечения и, тем самым, способствовали увеличению сроков ее лечения (но не являлись их причиной). Данных о развитии "послеоперационной невропатии" у Морылевой Н.И. в меддокументах не имеется.

Также экспертами отмечено, что согласно данным представленных документов, вторая группа инвалидности была установлена Морылевой Н.И. на период с 11 апреля 2013 года до 01 апреля 2014 года по комплексу имеющихся у нее патологий: в связи с наличием последствий травмы левого тазобедренного сустава (медиальный перелом шейки девой бедренной кости), нестабильностью эндопротеза и имеющимися сопутствующими заболеваниями (полиартроз суставов, остеохондроз позвоночника, системный остеопороз), что в комплексе приводило к выраженному нарушению стато-динамической функции.

Вторая группа инвалидности Морылевой Н.И. в период с 11 апреля 2014 года до 01 апреля 2015 года была установлена в связи с наличием у нее комплекса потологий: заболеваниями (полиартроз суставов, остеохондроз позвоночника, системный остеопороз), последствиями травмы левого тазобедренного сустава (медиальный перелом шейки левой бедренной кости), а также проведенного реэндопротезирования левого тазобедренного сустава 11 июня 2013 года. В "направлении на МСЭ" из поликлиники от 24 апреля 2014 года в записи хирурга отмечена амплитуда движений левого тазобедренного сустава у Морылевой Н.И.: сгибание 90 гр., разгибание 180 гр., отведение 50 гр., что свидетельствует о хорошей функции сустава после проведенной повторной операции по реэндопротезированию левого тазобедренного сустава и само по себе не приводит к органичению у нее жизнедеятельности и необходимости установления инвалидности второй группы только по последствиям травмы левого тазобедренного сустава.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п.11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", по общему правилу, установленному п.п.1 и 2 ст.1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

В соответствии с ч.2 ст.56 ГПК РФ, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать.

Согласно ст.67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Оценивая по правилам ст.67 ГПК РФ представленные сторонами доказательства, приняв во внимание заключение экспертов, которыми не установлено прямой причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи Учреждением и неблагоприятным исходом заболевания у истца, суд первой инстанции сделал правильный вывод об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных Морылевой Н.И. требований о взыскании с ответчика утраченного заработка в сумме " ... " руб. 06 коп. и о возмещении дополнительно понесенных расходах на приобретение эндопротеза, а также проведение дополнительных реабилитационных процедур, поскольку истцом не представлено допустимых, относимых и достаточных доказательств, подтверждающих невозможность установки эндопротеза и проведения рекомендованных реабилитационных процедур на безвозмездной основе.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции в данной части, судебная коллегия полагает необходимым отметить следующее.

В соответствии с положениями статьи 86 ГПК РФ заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Согласно части 3 статьи 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, заключения судебной экспертизы оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Проанализировав содержание заключения судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что оно в полном объеме отвечает требованиям статьи 86 ГПК РФ, поскольку содержит подробное описание произведенных исследований, сделанные в их результате выводы и научно обоснованные ответы на поставленные вопросы, в обоснование сделанных выводов приводятся соответствующие данные из представленных в распоряжение комиссии материалов, основываются на исходных объективных данных, выводы комиссии обоснованы документами, представленными в материалы дела.

Экспертное заключение правомерно принято судом первой инстанции как допустимое доказательство, поскольку оно соответствует требованиям Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", ответы на поставленные судом вопросы являются ясными, полными и последовательными, не допускают неоднозначного толкования и не вводят в заблуждение.

Эксперты до начала производства экспертиз были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, имеют необходимые для производства подобного рода экспертиз образование, квалификацию, специальности, стаж работы.

При проведении экспертных исследований эксперты непосредственно изучили медицинскую документацию, оформленную медицинскими организациями, в которых истец проходила обследования и лечение, проанализировали и сопоставили все имеющиеся исходные данные, провели исследование объективно, на базе общепринятых научных и практических данных, в пределах своих специальностей, всесторонне и в полном объеме.

Доказательств, опровергающих заключение экспертов, истцом не представлено.

В связи с изложенным, у суда апелляционной инстанции отсутствуют сомнения в правильности произведенной судом первой инстанции оценки заключений экспертов, и как следствие, отсутствуют основания для иной оценки представленных сторонами доказательств.

Доводы апелляционной жалобы стороны истца, в которой выражается несогласие с размером взысканной компенсации морального вреда заслуживают внимания, поскольку в соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, учитывает степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии с пунктом 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 года (с последующими изменениями) степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Таким образом, принцип разумности и справедливости является важнейшим критерием для определения судом размера компенсации морального вреда.

Судебная коллегия находит правильным вывод суда о том, что в результате указанных выше недостатков оказанной услуги, выразившейся в дефектах лечения, истцу был причинен моральный вред.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с размером взысканной компенсации морального вреда, полагая, что суд не в полной мере учел предусмотренные ст.1101 ГК РФ требования разумности и справедливости.

Судебная коллегия находит размер взысканной компенсации морального вреда в сумме 100000 руб. несоразмерной причиненным истцу физическим и нравственным страданиям и полагает необходимым увеличить его до 200000 руб. с учетом характера физических и нравственных страданий, фактических обстоятельств дела, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшей. При этом судебная коллегия учитывает, что в заключении экспертов указано, что дефекты лечения Морылевой Н.И., допущенные ответчиком, снижали у истца шансы на оптимальный благоприятный исход лечения и, тем самым, способствовали увеличению сроков ее лечения.

Доводы апелляционной жалобы ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" сводятся в основном к несогласию с выводами эксперта о дефектах лечения истца, но доказательств, опровергающих данные выводы, ответчиком не представлено, а поэтому доводы жалобы не могут служить основанием к отмене решения и отказе Морылевой Н.И. в иске о компенсации морального вреда, как того просит ответчик.

Доводы апелляционной жалобы представителя истца Морылевой Н.И. - Владимировой Ю.А. в части несогласия с отказом в иске о взыскании утраченного заработка не содержат данных, которые не были бы проверены судом первой инстанции при рассмотрении дела, но имели бы существенное значение для его разрешения, или сведений, опровергающих выводы решения суда, в связи с чем, оснований для отмены решения суда по доводам жалобы в указанной выше части не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Новгородского районного суда Новгородской области от 20 апреля 2016 года в части размера компенсации морального вреда изменить, считать взысканной с ГОБУЗ "Центральная городская клиническая больница" в пользу Морылевой Н.И. компенсацию морального вреда в сумме 200000 руб.

В остальной части это же решение суда оставить без изменения, апелляционные жалобы Государственного областного бюджетного учреждения здравоохранения "Центральная городская клиническая больница" и представителя истца Морылевой Н.И. - Владимировой Ю.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий Л.П. Бобряшова

 

Судьи Н.В. Тарасова

М.А. Котова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.