Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 12 сентября 2016 г. по делу N 33-4131/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи

Копотева И.Л.,

судей

Дубовцева Д.Н., Матушкиной Н.В.,

при секретаре

Глуховой И.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики 12 сентября 2016 года гражданское дело по апелляционной жалобе М.Е.Б. на решение Первомайского районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 18 апреля 2016 года, которым частично удовлетворены исковые требования М.Е.Б. к ООО " "данные изъяты"" о взыскании денежной компенсации неиспользованного отпуска, денежной компенсации за задержку выплат.

С ООО " "данные изъяты"" в пользу М.Е.Б. взыскана денежная компенсация неиспользованного отпуска в размере 4 434, 92 руб., денежная компенсация за задержку выплат, рассчитанная на 18 апреля 2016 года в размере 283,36 руб., с удержанием из указанных выплат всех предусмотренных законодательством РФ платежей, а также денежная компенсация за задержку выплат исходя из действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм (4 434,92 руб.), с учетом их фактического гашения, за каждый день задержки, начиная с 19 апреля 2016 года по день фактического расчета включительно, с удержанием из указанных выплат всех предусмотренных законодательством РФ платежей.

В остальной части иска отказано.

С ООО " "данные изъяты"", ИНН N, ОГРН N, в пользу местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 400 руб.

Заслушав доклад судьи Дубовцева Д.Н., выслушав объяснения истца М.Е.Б. и её представителя С.Р.В. (по устному заявлению), поддержавших доводы апелляционной жалобы; представителя ответчика - ООО " "данные изъяты"" - Ш.Н.В. (доверенность от 23 августа 2016 года), возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

М.Е.Б. обратилась в суд с иском к ООО " "данные изъяты"" о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск.

Требования мотивированы тем, что с 1 января 2015 года по 2 октября 2015 года истец состояла в трудовых отношениях в ООО " "данные изъяты"". Приказом от 30 декабря 2014 года N была принята на работу на должность главного бухгалтера ООО " "данные изъяты"", с ней был заключен трудовой договор N N от 30 декабря 2014 года. 2 октября 2015 года трудовой договор был расторгнут по соглашению сторон.

Пунктом 4 соглашения о расторжении трудового договора N N от 30 декабря 2014 года предусмотрена обязанность ответчика в следующий после увольнения рабочий день произвести полный расчет в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации. По настоящее время ответчик не произвел с истцом полный расчет по заработной плате. Общая сумма задолженности по заработной плате за сентябрь, октябрь 2015 года, компенсации за неиспользованный отпуск составила 15 623,99 руб.

В ходе судебного разбирательства истец неоднократно уточняла исковые требования, в окончательном их виде просила взыскать с ответчика в свою пользу:

-задолженность по заработной плате за сентябрь, октябрь 2015 года;

-компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 5 099,63 руб.;

-компенсацию при расторжении трудового договора в размере 45 000 руб.;

- проценты за несвоевременную выплату причитающихся денежных средств в размере 3 338,71 руб. и по день фактической уплаты суммы.

Определение суда от 14 апреля 2016 года прекращено производство по делу в части требований истца о взыскании с ответчика задолженности по заработной плате за сентябрь, октябрь 2015 года, в связи с отказом истца от иска в данной части.

В суде первой инстанции истец М.Е.Б. исковые требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика - ООО " "данные изъяты"" - Ш.Н.В., действующая на основании доверенности, требования не признала, пояснила, что перед истцом задолженности не имеется. Условия представленного истцом при рассмотрении дела экземпляра трудового договора отличаются от условий договоров, заключенных с работниками в аналогичный период времени.

Суд постановилвышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец М.Е.Б. просит решение суда первой инстанции отменить как незаконное, указывая на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В обоснование жалобы апеллянт ссылается на то, что суд сделал ошибочный вывод о том, что истец имела доступ к документации и личным делам работников ответчика, при этом, объективные доказательства, подтверждающие указанный вывод, в материалах дела отсутствуют. Судом не дана правовая оценка тому обстоятельству, что доступ любого работника к кадровым документам работодателя неразрывно сопряжен с необходимостью соблюдения требований ФЗ-152 от 27 июля 2006 года "О персональных данных". В должностные обязанности истца не входила организация документооборота, делопроизводства, ведение кадрового учета. В целях изучения данного вопроса не был рассмотрен вопрос о том, на кого была возложена должностная обязанность по ведению и хранению кадровой документации.

Также автор жалобы указывает, что выводы экспертизы не свидетельствуют о подложности отдельных листов трудового договора и не могут служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований истца. Суд, отдавая предпочтение заключению эксперта перед прочими доказательствами, не мотивировал основания, по которым были отведены иные доказательства, подтверждающие исковые требования истца. Суд не мотивировал, по каким причинам не принято во внимание то обстоятельство, что условия представленного ответчиком заключенного с истцом трудового договора идентичны по содержанию условиям, содержащимся в экземпляре трудового договора, представленного истцом.

Кроме того, истец полагает, что выводы суда о том, что условия о дополнительном оплачиваемом отпуске и выплате денежной компенсации не могли войти в содержание трудового договора, так как противоречат ст. 135 ТК РФ, являются ошибочными и не подтвержденными материалами дела. Судом не был учтен тот факт, что на момент заключения с истцом 30 декабря 2014 года трудового договора у ответчика отсутствовали как коллективный договор, так и другие локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права. Положение об оплате труда и премировании работников ООО " "данные изъяты"" было утверждено 1 февраля 2015 года, Правила внутреннего трудового распорядка были утверждены 27 января 2015 года, должностная инструкция главного бухгалтера была утверждена 27 января 2015 года. Таким образом, все нормативные документы, на которые ссылается суд, были утверждены ответчиком после заключения трудового договора с истцом. В вопросе рассмотрения ненормированного рабочего дня суд неправомерно принял в качестве доказательства трудовые договоры работников, чьи трудовые функции, режим рабочего времени совершенно отличаются от трудовых функций и режима истца, и которые были приняты на работу намного позднее, чем истец. Ответчик не представил доказательства фальсификации истцом условий трудового договора, вариант трудового договора с иными условиями ответчиком не представлен. Определение сторонами трудовых отношений условий, отличающихся от общих правил, прямо закреплено нормами действующего законодательства.

В возражениях на апелляционную жалобу ООО " "данные изъяты"" ссылается на отсутствие оснований для её удовлетворения.

При рассмотрении дела судебная коллегия в соответствии со ст. 327-1 ГПК Российской Федерации проверяет законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, содержащихся в апелляционной жалобе.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, 30 декабря 2014 года между истцом и ответчиком заключен трудовой договор N N.

На основании приказа (распоряжения) о приеме работника на работу от 30 декабря 2014 года М.Е.Б. принята в ООО " "данные изъяты"" на должность главного бухгалтера с 1 января 2015 года с окладом 15 000 руб.

На основании приказа (распоряжения) о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от 2 октября 2015 года М.Е.Б. с 2 октября 2015 года уволена из ООО " "данные изъяты"" на основании заявления работника от 16 сентября 2015 года, соглашения сторон о расторжении трудового договора от 1 октября 2015 года, по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Данные выводы подтверждаются исследованными в суде доказательствами и сторонами по существу не оспариваются.

В ходе рассмотрения дела на основании определения суда от 15 декабря 2015 года по ходатайству ответчика была назначена судебная техническая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам НП " "данные изъяты"" (Удмуртский филиал).

Согласно заключению эксперта N от 17 февраля 2016 года тексты, расположенные на третьих листах экземпляров трудового договора с главным бухгалтером N N от 30 декабря 2014 года, и тексты, расположенные на первом и втором листах этих договоров, выполнены в разное время на разных лазерных принтерах (с использованием разных картриджей).

Тексты, расположенные на третьих листах двух экземпляров трудового договора с главным бухгалтером N N от 30 декабря 2015 года, выполнены на одном лазерном принтере.

В соответствии со ст. 84.1 ТК РФ в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст. 140 ТК РФ, при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. 37 Конституции РФ, ст. ст. 115, 116, 119, 127, 129, 135, 236 ТК РФ, ст. 104, п. 3 ст. 196 ГПК РФ.

Частично удовлетворяя исковые требования о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что при увольнении истцу должна была быть выплачена компенсация за неиспользованный отпуск за 7 дней, при этом, истцом не представлено достоверных доказательств для предоставления истцу ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска продолжительностью 3 календарных дня, поскольку не доказан факт установления истцу дополнительных дней отпуска.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании денежной компенсации, установленной при расторжении трудового договора, суд первой инстанции также руководствовался заключением эксперта НП " "данные изъяты"" (Удмуртский филиал) N N от 17 февраля 2016 года и пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для выплаты истцу указанной денежной компенсации, поскольку не доказан факт ее установления истцу.

Между тем судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о недоказанности факта установления истцу дополнительных дней отпуска и факта установления денежной компенсации при расторжении трудового договора и, соответственно, об отсутствии оснований для соответствующих выплат истцу.

Пунктом 8.2 экземпляра трудового договора, представленного как истцом, так и ответчиком, предусмотрено, что в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон работнику выплачивается компенсация в размере трех месячных окладов работника.

В п.4.6 трудового договора содержится условие о том, что в соответствии со ст.119 ТК РФ работнику предоставляется ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за работу в условиях с ненормированным рабочим днем, продолжительностью 3 (три) календарных дня.

Из пункта 4.2 трудового договора следует, что работнику установлен режим работы с ненормированным рабочим днем.

Как указано выше, на основании определения суда от 15 декабря 2015 года по ходатайству ответчика, ссылавшегося на фальсификацию истцом условий обоих экземпляров трудового договора N N от 30 декабря 2014 года, была назначена судебная техническая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам НП " "данные изъяты"" (Удмуртский филиал).

Согласно заключению эксперта N от 17 февраля 2016 года тексты, расположенные на третьих листах экземпляров трудового договора с главным бухгалтером N от 30 декабря 2014 года, и тексты, расположенные на первом и втором листах этих договоров, выполнены в разное время на разных лазерных принтерах (с использованием разных картриджей).

Тексты, расположенные на третьих листах двух экземпляров трудового договора с главным бухгалтером N N от 30 декабря 2015 года, выполнены на одном лазерном принтере.

Однако ответчик, заявляя о фальсификации М.Е.Б. условий представленного ею экземпляра трудового договора, не представил каких-либо доказательств того, что он был заключен с истцом на каких-либо иных условиях. Ответчиком не был представлен суду заключенный с истцом трудовой договор, содержание которого отличалось бы от содержания трудового договора, представленного истцом. При этом, ответчиком был представлен в материалы дела трудовой договор, содержание которого полностью соответствует содержанию экземпляра трудового договора, представленного истцом.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что работодателем не доказан факт заключения с истцом трудового договора на иных условиях. Ответчик не представил доказательства фальсификации М.Е.Б. условий трудового договора, а указанные в заключении эксперта выводы, при наличии как у истца, так и у ответчика идентичных по содержанию трудовых договоров, не свидетельствуют о том, что при заключении трудового договора в нем отсутствовало условие о предоставлении истцу ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска продолжительностью 3(три) календарных дня за работу в условиях с ненормированным рабочим днем, а также условие о выплате истцу компенсации в размере трех месячных окладов в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон.

Ссылка ответчика на условия индивидуальных трудовых договоров, заключенных с иными работниками, занимающими в ООО " "данные изъяты"" другие должности, его доводы о невозможности заключения трудового договора на условиях представленного истцом трудового договора не подтверждают.

Отсутствие в заключенных с иными работниками трудовых договорах условий о ненормированном рабочем дне, предоставлении ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска продолжительностью 3 календарных дня, выплате компенсации в размере трех месячных оклада в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон не свидетельствуют о том, что указанные условия не могли быть включены в заключенный с истцом индивидуальный трудовой договор.

Доводы ответчика о том, что истец, работая в должности главного бухгалтера, имела доступ к личным делам работников организации, не подтверждают внесение истцом изменений в экземпляры заключенного с ней трудового договора, в том числе в экземпляр трудового договора, хранившегося у работодателя.

Положение об оплате труда и премировании работников ООО " "данные изъяты"" от 1 февраля 2015 года, Правила внутреннего трудового распорядка от 27 января 2015 года, должностная инструкция главного бухгалтера от 27 января 2015 года были утверждены ответчиком после заключения с истцом трудового договора и поэтому не могут быть приняты в качестве доказательств по делу, подтверждающих невозможность заключения с истцом трудового договора на условиях, не содержащихся в указанных документах.

Кроме этого, в соответствии со ст.57 ТК РФ в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

Условия, предусмотренные в трудовом договоре, основываются на соглашении сторон и не могут ограничивать право или снижать уровень гарантий работника, установленных трудовым законодательством, но могут быть выше, чем это предусмотрено законом.

Возможность выплаты работнику компенсации в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон, предоставление ежегодного дополнительного отпуска за работу в условиях с ненормированным рабочим днем может быть установлена не только в случае, если это установленно коллективным договором и иными локальными нормативными актами работодателя, но и в случае, если это предусмотрено трудовым договором, представляющим собой соглашение между работодателем и конкретным работником.

Таким образом, при осуществлении расчета с истцом при увольнении работодатель должен был руководствоваться условиями, указанными в подписанном сторонами трудовом договоре от 30 декабря 2014 года.

Согласно ст. 115 ТК РФ ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.

Согласно п.4.4 трудового договора работнику предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней.

Из представленных в суд истцом и ответчиком экземпляров трудового договора от 30 декабря 2014 года усматривается, что работнику устанавливается пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями - суббота и воскресенье (п.4.1); время начала работы: 9:00 час., время окончания работы: 18:00 час., работнику устанавливается режим работы с ненормированным рабочим днем (п.4.2).

Согласно ст. 101 ТК РФ ненормированный рабочий день - особый режим работы, в соответствии с которым отдельные работники могут по распоряжению работодателя при необходимости эпизодически привлекаться к выполнению своих трудовых функций за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени. Перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем устанавливается коллективным договором, соглашениями или локальным нормативным актом, принимаемым с учетом мнения представительного органа работников.

В силу ст. 119 ТК РФ работникам с ненормированным рабочим днем предоставляется ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, продолжительность которого определяется коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка и который не может быть менее трех календарных дней.

Пунктом 4.6 трудового договора предусмотрено, что в соответствии со ст. 119 ТК РФ работнику предоставляется ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за работу в условиях с ненормированным рабочим днем, продолжительностью 3 календарных дня.

Таким образом, стороны трудовых отношений предусмотрели в договоре условие о предоставлении истцу ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска за работу в условиях с ненормированным рабочим днем, продолжительностью 3 календарных дня.

Согласно положениям статьи 91 ТК РФ рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени. Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю.

В соответствии со статьей 97 ТК РФ работодатель имеет право в порядке, установленном настоящим Кодексом, привлекать работника к работе за пределами продолжительности рабочего времени, установленной для данного работника в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором (далее - установленная для работника продолжительность рабочего времени) если работник работает на условиях ненормированного рабочего дня.

Согласно части 1 статьи 99 ТК РФ сверхурочная работа - работа, выполняемая работником по инициативе работодателя за пределами установленной для работника продолжительности времени: ежедневной работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени - сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.

Ненормированный рабочий день - особый режим работы, в соответствии с которым отдельные работники могут по распоряжению работодателя при необходимости эпизодически привлекаться к выполнению своих трудовых функций за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени (статья 101 ТК РФ).

Таким образом, для работников с ненормированным рабочим днем время, отработанное за пределами нормальной продолжительности рабочего дня, не считается сверхурочной работой, поэтому гарантии, предусмотренные законодателем для работников, работающих сверхурочно, на них не распространяются. Установление ненормированного рабочего дня компенсируется дополнительным отпуском продолжительностью не менее 3 календарных дней (статьи 119 Трудового кодекса Российской Федерации). Причем такой отпуск предоставляется независимо от того, сколько раз работник фактически привлекался в течение года к работе сверх установленной продолжительности или вообще не привлекался.

В соответствии со ст. 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Из материалов дела следует, что истец проработала у ответчика 9 полных месяцев (с 1 января 2015 года по 2 октября 2015 года). За отработанный истцом период продолжительность его отпуска составляет 24 календарных дня (21 день - основной оплачиваемый отпуск (2,33 в месяц х 9 месяцев), 3 дня - дополнительный оплачиваемый отпуск, предусмотренный трудовым договором).

Истцу был предоставлен отпуск с 24 августа 2015 года по 6 сентября 2015 года (14 календарных дней) за период с 1 января 2015 года по 30 июня 2015 года.

Исходя из изложенного, истцу при увольнении должна быть выплачена компенсация за неиспользованный отпуск за 10 дней.

Из справки о доходах физического лица М.Е.Б. за 2015 год N следует, что за период с января по сентябрь 2015 года истцу начислена заработная плата в размере 147 185,23 руб. (17 250 руб.+ 17 250 руб.+ 17 250 руб.+ 17 250 руб.+ 17 250 руб. +17 250 руб.+ 17 250 руб.+ 12 321,43 руб. +14 113,80 руб.).

Руководствуясь положениями п. 10 Постановления Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", средний дневной заработок для расчета компенсации за неиспользованный истцом отпуск составляет 558,15 руб. (147 185,23 руб. / (29,3 х 9).

Таким образом, истцу при увольнении должна быть выплачена компенсация за неиспользованный отпуск количестве 10 дней в размере 5 581,50 руб. (558,15 руб. х 10 дней).

В связи с изложенным решение суда в части подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца размера компенсации за неиспользованный отпуск подлежит изменению, её размер подлежит увеличению до 5 581,50 руб.

Из положений ст. 178, ст. 181 ТК РФ следует, что при прекращении трудового договора работнику может быть выплачено выходное пособие, компенсация.

Трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ (часть 4 ст. 178 ТК РФ).

На основании ст. 164 и ст. 165 Трудового кодекса РФ компенсацией признаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей, и предоставляемые, в частности, в некоторых случаях прекращения трудового договора.

Согласно п. 8.2 трудового договора в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон работнику выплачивается компенсация в размере трех месячных окладов работника.

Поскольку при заключении трудового договора стороны предусмотрели условие о выплате компенсации в размере трех месячных окладов работника в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон, трудовой договор на момент разрешения спора не признан недействительным и доказательств его фальсификации истцом не предоставлено, заявленное требование М.Е.Б. о взыскании с ответчика в её пользу указанной компенсации в размере 45 000 руб. является законным и обоснованным.

Таким образом, решение суда в указанной части подлежит отмене, с вынесением нового решения, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация при расторжении трудового договора в размере 45 000 руб.

Руководствуясь ст. 236 ТК РФ, суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что истцу подлежит выплата денежной компенсации за задержку выплат по состоянию на 18 апреля 2016 года с удержанием из указанной выплаты всех предусмотренных законодательством РФ платежей, а также выплата денежной компенсации за задержку выплат исходя из действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка РФ от невыплаченных сумм с учетом их фактического погашения за каждый день задержки начиная с 19 апреля 2016 года по день фактического расчета включительно, с удержанием из указанных выплат всех предусмотренных законодательством РФ платежей.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об обоснованности заявленного истцом требования.

В силу статьи 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или), других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Пунктом 4 соглашения о расторжении трудового договора N N от 2 октября 2015 года предусматривается обязанность ответчика в следующий после увольнения рабочий день произвести полный расчет в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации и трудовым договором от 30 декабря 2014 года N.

Следующим рабочим днем после увольнения является 5 октября 2015 года, в который ответчик должен был произвести расчет с истцом.

Поскольку судом установлено, что расчет при увольнении в полном объеме не произведен, то взыскание с работодателя процентов за задержку выплаты причитающиеся работнику денежных средств основано на положениях ст. 236 ТК РФ.

С 1 января 2016 года Банком России не устанавливается самостоятельное значение ставки рефинансирования Банка России. С 1 января 2016 года размер ставки рефинансирования составляет 11% годовых (указание Банка России от 11 декабря 2015 года N3894-У Информация банка России). С 14 сентября 2012 года размер ставки рефинансирования составляет 8,25 % годовых (Указание Банка России от 13 сентября 2012 года N2873-У).

Работнику была задержана причитающаяся выплата на общую сумму 50 581,50 руб.

Компенсация за задержку выплат за период с 6 октября 2015 года по 31 декабря 2015 года (87 дн.) составляет 1 210,15 руб. (50 581,50 руб. х 8,25% х 1/300 х 87 дн.).

Компенсация за задержку выплат за период с 1 января 2016 года по 18 апреля 2016 года (109 дн.) составляет 2 021,55 руб. (50 581,50 руб. х 11% х 1/300 х 109 дн.).

Всего с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация за задержку выплат по состоянию на 18 апреля 2016 года в размере 3 231,70 руб.

Таким образом, решение суда в части подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца размера компенсации за несвоевременную выплату причитающихся сумм подлежит изменению, её размер подлежит увеличению до 3 231,70 руб.

Также подлежит взысканию с ответчика в пользу истца денежная компенсация за задержку выплат исходя из действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм (50 581,50 руб.), с учетом их фактического погашения, за каждый день задержки начиная с 19 апреля 2016 года по день фактического расчета включительно.

Вычет НДФЛ при расчете подлежащей взысканию суммы противоречит требованиям закона, так как суд не является налоговым агентом и удержание подоходного налога в соответствии с действующим законодательством (ст. ст. 24, 226 Налогового кодекса Российской Федерации) производится при исполнении решения суда. Следовательно, расчет взыскиваемых с ответчика в пользу истца сумм должен производиться без учета НДФЛ. При этом, определяя к взысканию с ответчика с пользу истца сумму компенсации за неиспользованный отпуск в размере 5 581,50 руб., судебная коллегия не выходит за пределы заявленных истцом требований, поскольку требуемая истцом к взысканию сумма была рассчитана ею с учетом вычета НДФЛ.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика в пользу местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 1 717,44 руб.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Первомайского районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 18 апреля 2016 года отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований М.Е.Б. к ООО "данные изъяты"" о взыскании компенсации при расторжении трудового договора.

Вынести в указанной части новое решение, которым исковые требования М.Е.Б. к ООО " "данные изъяты"" о взыскании компенсации при расторжении трудового договора удовлетворить.

Взыскать с ООО " "данные изъяты"" в пользу М.Е.Б. компенсацию при расторжении трудового договора в сумме 45 000 руб.

Это же решение изменить в части подлежащей взысканию с ООО " "данные изъяты"" в пользу М.Е.Б. суммы компенсации за неиспользованный отпуск и денежной компенсации за задержку выплаты причитающихся сумм.

Подлежащую взысканию сумму компенсации за неиспользованный отпуск увеличить до 5 581,50 руб., денежной компенсации за задержку выплат, рассчитанной по состоянию на 18 апреля 2016 года, увеличить до 3 231,70 руб.

С 19 апреля 2016 года по день фактического расчета денежную компенсацию за задержку выплат начислять исходя из действующей ставки рефинансирования ЦБ РФ от не выплаченной в срок суммы выходного пособия и компенсации за неиспользованный отпуск в общем размере 50581,50 руб., с учетом её фактического гашения.

Размер подлежащей взысканию с ООО " "данные изъяты"" в доход местного бюджета государственной пошлины увеличить до 1 717,44 руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Апелляционную жалобу М.Е.Б. удовлетворить.

 

Председательствующий И.Л. Копотев

 

Судьи Д.Н. Дубовцев

Н.В. Матушкина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.