Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 04 октября 2016 г. по делу N 33-16883/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 04 октября 2016 г. по делу N 33-16883/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе

председательствующего Петровской О.В.

судей Редозубовой Т.Л.

Лузянина В.Н.

с участием прокурора отдела прокуратуры Свердловской области Даниловой А.В.

при секретаре Гиматовой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Суплотовой А.Ю. к публичному акционерному обществу "Корпорация ВСМПО-АВИСМА" о восстановлении на работе, назначении и выплате пособия по уходу за ребенком до достижения возраста полутора лет

по апелляционной жалобе истца на решение Верхнесалдинского городского суда Свердловской области от 18.05.2016.

Заслушав доклад судьи Лузянина В.Н., объяснения истца Суплотовой А.Ю., ее представителя Евдокимова В.М. (адвокат по ордеру от ( / / ) N), представителя ответчика Евсеевой М.А. (доверенность от ( / / ) сроком действия до ( / / )), заключение прокурора Даниловой А.В. судебная коллегия

установила:

Суплотова А.Ю. обратилась в суд с указанным иском, в обоснование которого указывала на то, что с ( / / ) состояла в трудовых отношениях с ответчиком. При поступлении на работу был заключен трудовой договор на должность N на неопределенный срок.

В N по результатам медосмотра были выявлены противопоказания к работе N. По предложению ответчика, на основании письменного заявления, была переведена на временную должность N на период отпуска по уходу за ребенком ( / / )16

С ( / / ) по ( / / ) находилась в отпуске по беременности и родам. ( / / ) родился сын ( / / )3.

Приказом от ( / / ) N уволена с ( / / ) в связи с истечением срока трудового договора, в связи с выходом основного работника. Считала приказ незаконным, так как работодателем не соблюдена процедура увольнения, при увольнении не были предложены вакантные должности. Неправомерными действиями ответчика грубо нарушены ее права, поскольку в связи с произведенным незаконным увольнением она лишена возможности выхода в отпуск по уходу за ребенком, получения от работодателя единовременного пособия при рождении ребенка и пособия по уходу за ребенком.

Полагала, что срок обращения в суд пропущен по уважительной причине, во-первых она не знала, что законом предусмотрен месячный срок обращения в суд, а во-вторых не знала, что трудовой договор по предоставлении ею больничного листа сразу был расторгнут.

С учетом изложенного просила: восстановить в должности N ПАО "Корпорация ВСМПО-АВИСМА", предоставить отпуск по уходу за ребенком ( / / )2, ( / / ) года рождения, до достижения им возраста полутора лет, назначить ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет в размере N от средней заработной платы.

Решением Верхнесалдинского городского суда Свердловской области от 18.05.2016 исковые требования Суплотовой А.Ю. оставлены без удовлетворения.

С таким решением не согласилась истец, подав апелляционную жалобу, которой просит решение отменить как незаконное и необоснованное, ссылаясь на то, что судом первой инстанции неверно установлены обстоятельства дела и неверно применены нормы материального, процессуального права.

В обоснование доводов жалобы указывает на то, что постановленное судом решение принято без учета п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 (ред. от 21.11.2015) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", а именно без решения вопроса о законности заключения срочного трудового договора с истцом.

Оставлен судом без внимания и тот факт, истец не была извещена ответчиком о прекращении с ней срочного трудового договора в письменной форме не менее чем за N календарных дня до даты увольнения, как того требует ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, за время работы у ответчика в должности N истец потеряла N, в результате чего по результатам медосмотра у нее были выявлены противопоказания к работе на N Перед выходом в декрет, когда Суплотова А.Ю. отказывалась подписывать срочный трудовой договор, N предоставил недостоверную информацию о том, что истец социально защищена, и никто ее не сможет уволить до достижения ребенку возраста N

Представитель ответчика, Помощник Верхнесалдинского городского прокурора в своих возражениях на апелляционную жалобу просят решение Верхнесалдинского городского суда Свердловской области от 18.05.2016 оставить без изменения.

В заседании суда апелляционной инстанции истец, ее представитель поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе. Представитель ответчика возражала против удовлетворения апелляционной жалобы указывая на отсутствие правовых оснований, поддержав доводы, изложенные в возражениях на апелляционную жалобу.

Прокурор в заключении по делу указала на то, что нарушений при заключении с истцом срочного трудового договора ответчиком не допущено. Увольнение произведено с соблюдением требованиями ч.ч. 2, 3 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации.

Проверив законность решения суда первой инстанции по правилам ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены решения не имеется.

Из материалов дела и содержания решения видно, что суд правильно определилобстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, выводы суда им соответствуют. Представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом и подтверждено материалами дела:

( / / ) между Суплотовой А.Ю. и ОАО "Корпорация ВСМПО-АВИСМА" заключен трудовой договор, по условиям которого Суплотова А.Ю. принята на работу с ( / / ) в цех N по изготовлению N на неопределенный срок;

по данным медосмотра от ( / / ) истцу, работающей N противопоказана работа N. Из медицинского заключения от ( / / ) следует, что Суплотова А.Ю. в профессии N годна в N, не рекомендуется работа N

по письменному заявлению истца от ( / / ), приказом от ( / / ) N она переведена с ( / / ) в цех N N работ на время замещения отсутствующего работника ( / / )10 ( / / ) заключено соглашение об изменении условий трудового договора от ( / / ), согласно условий которого прежнее рабочее место за истцом не сохраняется;

по письменному заявлению истца от ( / / ), приказом от ( / / ) N она переведена с ( / / ) в цех N работ на время исполнения обязанностей отсутствующего работника ( / / )11 ( / / ) заключено соглашением об изменении условий трудового договора от ( / / ), согласно условий которого прежнее рабочее место за истцом не сохраняется, определен срок договора - с ( / / ) до выхода основного работника;

по письменному заявлению истца от ( / / ) о продлении срочного трудового договора до окончания беременности между истцом и ответчиком заключено соглашение об изменении условий трудового договора от ( / / ), согласно которому трудовой договор с истцом заключен на срок с ( / / ) до окончания беременности, прежнее рабочее место за работником не сохраняется;

( / / ) у Суплотовой А.Ю. родился сын ( / / )3;

приказом от ( / / ) N прекращено действие трудового договора от ( / / ), истец уволена с должности N N с ( / / ) в связи с истечением срока трудового договора по п. 2 ч. 1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции проанализировав положения ст. ст. 15, 58, 79, 81, 261, 392 Трудового кодекса Российской Федерации, п.п. 13, 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", пришел к выводу о том, что на основании медицинского заключения исключающего работу истца по занимаемой должности, истцом добровольно дано согласие на заключение срочного трудового договора на период временно отсутствующего работника. При этом гарантии предусмотренные нормой ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации при расторжении срочного трудового договора с истцом ответчиком соблюдены. При обращении с иском о восстановлении на работе истцом пропущен месячный срок.

Судебная коллегия считает указанные выводы суда первой инстанции правильными, основанными на совокупности исследованных доказательств и соответствующим нормам материального права.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, основаниями прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст. 79 настоящего Кодекса).

Согласно ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовые договоры могут заключаться на неопределенный срок и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1ст. 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

Согласно требованиям ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, обязательным условием включения в трудовой договор является не только срок его действия, когда заключается срочный трудовой договор, но и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом.

В силу абз. 2 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор заключается на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

Возражая против выводов суда, истец ссылается на незаконность изменения ответчиком вида трудового договора, указывая на отсутствие правовых оснований для заключения срочного трудового договора.

В соответствии со ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме. Положение указанной статьи Кодекса не свидетельствуют о незаконности заключенных между истцом и ответчиком соглашений об изменении условий трудового договора от ( / / ) (на время замещения отсутствующего работника ( / / )10), ( / / ) (на время исполнения обязанностей отсутствующего работника ( / / )11), ( / / ) (до окончания беременности), которыми было изменено ранее согласованное сторонами обязательное условие трудового договора о его бессрочном характере на срочный - до окончания беременности, поскольку норма абз. 1 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации не исключает возможности применения нормы ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации, истец и ответчик имели право изменить любое условие ранее заключенного ими трудового договора при условии достижения взаимного согласия, оформления такого согласия в письменной форме (в данном случае - обращение истца к ответчику с письменными заявлениями о переводе на должность временно отсутствующего работника, заключение соглашений об изменении условий трудового договора, издание ответчиком приказов о переводе истца с не сохранением прежней должности) и соответствия такого соглашения требованиям ст. 9 указанного Кодекса.

Доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости, свидетельствующих о том, что подписание соглашений от ( / / ), ( / / ), ( / / ) носило для истца вынужденный характер, было осуществлено под влиянием давления (угрозы) и заблуждения относительно продолжения трудовых отношений по трудовому договору от ( / / ), истцом суду не представлено. Напротив, из фактических обстоятельств дела, установленных судом, следует, что истец при наличии медицинского заключения исключающего возможность N и при отсутствии у работодателя вакантных должностей, добровольно подписала вышеперечисленные дополнительные соглашения к трудовому договору на занятие должности временно отсутствующих работников, без давления со стороны работодателя и осознавая правовые последствия такого соглашения. В противном случае у ответчика имелось право на прекращение трудовых отношений с истцом по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного подлежит отклонению довод жалобы об отсутствии законных оснований для изменения вида трудового договора заключенного с истцом.

В силу ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации право работника пребывающего в отпуске по уходу за ребенком, досрочно выйти на работу, является безусловным и не поставлено в зависимость от воли работодателя либо работника принятого на работу на его место на основании срочного трудового договора, поскольку является одной из форм реализации работником права использовать отпуска по уходу за ребенком как полностью, так и по частям.

Поскольку окончание срока действия трудового договора ( / / ) (в редакции дополнительных соглашений от ( / / ), ( / / ), ( / / )), заключенного с истцом обусловлено наступлением определенного события, а именно выходом основанного работника ( / / )11, которая приступила к выполнению своих трудовых обязанностей, то у работодателя применительно к норме ч. 3 ст. 79, ч.ч. 2, 3 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации возникло право на расторжение с истцом трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Не усмотрев оснований по доводам иска для удовлетворения исковых требований, суд одновременно согласился с заявленным стороной ответчика ходатайством о применении положений ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, отказав в удовлетворении иска, в том числе по причине пропуска истцом срока на обращение с иском в суд.

В соответствии с ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что положения ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации конкретизируют положения ч. 4 ст. 37 Конституции Российской Федерации о признании права на индивидуальные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения; сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, предусмотренные данной нормой, направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника; своевременность обращения в суд зависит от волеизъявления работника (определение от 16.12.2010 N 1722-О-О). Такой срок, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не может быть признан неразумным и несоразмерным; установленные данной статьей сокращенные сроки для обращения в суд и правила их исчисления направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника, включая право на своевременную оплату труда, и по своей продолжительности этот срок является достаточным для обращения в суд (определения от 12.07.2005 N 312-О, от 15.11.2007 N 728-О-О, от 21.02.2008 N 73-О-О).

Исходя из положений ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, применительно к настоящему спору, начальным моментом течения срока обращения в суд является момент, когда истец узнала или должна была узнать о нарушении трудовых прав.

Выражение "должен был узнать" означает, что работник в силу его обычных знаний, в том числе правовых, и жизненного опыта мог и должен был узнать о нарушении его трудовых прав. При этом действует презумпция, что работник мог или должен был узнать о нарушенном праве в момент такого нарушения, а потому обязанность доказывания обратного (не мог и не должен был) возлагается на работника. Таких доказательств истцом не представлено.

Судом первой инстанции обоснованно сделан вывод о том, что при обращении в суд с иском о восстановлении на работе, истец тем самым оспаривала незаконность действий ответчика по ее увольнению.

Судом первой инстанции обоснованно сделан вывод о том, что истцу стало известно о нарушении трудовых прав в день ее увольнения ( / / ), когда она была ознакомлена с приказом об увольнении, проставив в нем свою подпись.

Таким образом, установленный ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срок для обращения с иском о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе истек ( / / ), тогда как обращение с иском последовало ( / / ).

Изложенные обстоятельства дела свидетельствуют о том, что предусмотренный ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срок обращения в суд с исковым заявлением истцом был пропущен. Обстоятельств, объективно препятствующих обращению истца в суд за разрешением индивидуального трудового спора, не указано.

В качестве уважительности причины пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора, истец указывала на ответ Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от N (из которого стало известно о нарушенном праве), обращение в прокуратуру, свою юридическую неграмотность.

Данные обстоятельства обоснованно признаны судом как не прерывающие течение установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока для обращения в суд и не относящиеся к числу обстоятельств, поименованных в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 (ред. от 28.09.2010) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", подтверждающих уважительность причины пропуска процессуального срока.

Гражданское процессуальное законодательство не ставит в зависимость от каких-либо обстоятельств (в данном случае - ответ Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, обращение в прокуратуру) волю лица на обращение в суд, если оно считает свои права нарушенными.

Поскольку каких-либо объективных препятствий к подаче в установленный срок перечисленных выше исковых требований у истца не имелось, и при желании она имела реальную возможность своевременно обратиться в суд, однако этого не сделала, доказательств уважительности причин пропуска срока не представила, то выводы суда об отказе в удовлетворении исковых требований, в том числе по мотивам пропуска срока обращения с иском в суд следует признать законными и обоснованными.

Доводы жалобы о нарушении ответчиком порядка увольнения, выраженного в не уведомлении истца за N календарных дня до даты увольнения, основаны на неверном толковании ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации, исключающей таковую обязанность работодателя при расторжении срочного трудового договора заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Кроме того доводы жалобы в указанной части не изменяют установленные судом обстоятельства безуважительного пропуска истцом месячного срока на обращение с иском в суд.

В остальной части решение суда не оспаривается и не проверяется судебной коллегией.

При таких обстоятельствах, решение суда следует признать законным и обоснованным. Сама по себе иная оценка автором жалобы представленных доказательств не может служить основанием к отмене правильного по существу решения. Остальные доводы жалобы направлены на неправильное толкование законодательства, на переоценку доказательств и фактических обстоятельств по настоящему гражданскому делу, которые были всесторонне, полно и объективно исследованы судом. Предоставленные сторонами доказательства обсуждались судом первой инстанции, им дана правильная правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верхнесалдинского городского суда Свердловской области от 18.05.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий: Петровская О.В.

 

Судьи: Редозубова Т.Л.

Лузянин В.Н.