Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09 августа 2016 г. по делу N 33-15171/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09 августа 2016 г. по делу N 33-15171/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Яшиной И.В.

судей

Мариной И.Л.

Гавриловой Н.В.

при секретаре

Жиденко Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-37/2016 по апелляционной жалобе Хужанова А. У. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 22 марта 2016 года по иску Иваницкой Е. С., Иваницкого К. С. к Хужанову А. У. о признании завещания недействительным.

Заслушав доклад судьи Яшиной И.В., выслушав объяснения истца Иваницкого К.С.; представителя истцов Иваницкой Е.С. и Иваницкого К.С. - Карпова Е.Н., представителя ответчика Хужанова А.У. - Дубровиной О.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 22 марта 2016 года исковые требования Иваницких: Е.С. и К.С. о признании завещания недействительным удовлетворены: признано завещание, удостоверенное нотариусом Хитьковой Т.Н. 27.03.2014 года, в отношении квартиры по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", на имя Хужанова А.У., недействительным.

С решением суда не согласился ответчик Хужанов А.У., в своей апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене постановленного по делу судебного акта, полагает его незаконным и необоснованным.

В судебное заседание 3-и лица - нотариус СПб Хитькова Т.Н. и нотариус Иванов И.Б. не явились, о времени и месте судебного заседания извещены. Судебная коллегия, руководствуясь ст. 167 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть дело в отсутствии не явившихся лиц.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав явившихся участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит правовых оснований для отмены решения суда.

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что 15.07.2014 года умерла Арсентьева В.М., приходящаяся истцам бабушкой.

На момент смерти Арсентьевой В.М. на праве собственности ей принадлежала квартира, расположенная по адресу: Санкт-Петербург, "адрес".

На основании завещания от 16.07.2008 года Арсентьева В.М. завещала все свое имущество, принадлежащее ей ко дню смерти, в том числе, квартиру, расположенную по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", истцам Иваницкой Е.С. и Иваницкому К.С.

Впоследствии 27.03.2014 года Арсентьева В.М. составила завещание, которым завещала квартиру по адресу: Санкт-Петербург, "адрес" ответчику Хужанову А.У. Завещание удостоверено нотариусом Хитьковой Т.Н.

Истцы оспаривают завещание Арсентьевой В.М. от 27.03.2014 года по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, указывая, что в момент составления оспариваемого завещания Арсентьева В.М. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Суд признал исковые требования обоснованными и удовлетворил заявленный иск.

Согласно ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 4 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

В соответствии с п. 3 названного Постановления решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Указанным требованиям решение суда первой инстанции в поной мере соответствует.

Согласно пункту 1 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

В соответствии со ст. 166 ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу ч. 1 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В соответствии со ст. 177 ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу закона, лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязано доказать наличие оснований недействительности сделки.

Как разъяснено п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 года N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

Для разрешения вопроса о психическом состоянии Арсентьевой В.М. в момент составления оспариваемого завещания, судом по делу была назначена посмертная судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключению комиссии экспертов Санкт-Петербургского государственного казённого учреждения здравоохранения "Городская психиатрическая больница N 6 (стационар с диспансером)" N 928.336.2 от 18.02.2016 года Арсентьева В.М. в момент подписания оспариваемого завещания 27.03.2014 года страдала психическим расстройством в виде органического расстройства личности, о чём свидетельствуют данные медицинских документов, материалы гражданского дела, показания свидетелей, в силу указанного у нее заболевания Арсентьева В.М. при подписании завещания от 27.03.2014 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).

На основании ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Данные требования закона судом при рассмотрении дела и вынесении решения нарушены не были.

Из материалов дела видно, что судебная экспертиза назначена определением суда в соответствии со ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заключение дано в письменной форме, содержит исследовательскую часть, выводы и ответы на поставленные вопросы.

Эксперты предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, имеют необходимые образование и стаж работы; у них ответствует личная или иная заинтересованность в исходе дела; их заключение логически последовательно, совпадает с фактическими материалами дела.

Оценив представленные сторонами доказательства, суд не усмотрел оснований ставить под сомнения выводы, изложенные в заключении судебной экспертизы, не усмотрел необходимости в вызове и допросе экспертов, подписавших экспертное заключение, с целью устранения каких-либо противоречий либо неточностей выводов, изложенных в заключении экспертов.

В мотивировочной части решения суда указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах. При этом суд основывал свои выводы, как на заключении экспертизы, так и на других доказательствах по делу в их взаимосвязи и совокупности - показаниях свидетелей, письменных доказательствах.

Давая оценку исследованным доказательствам, в том числе медицинской документации в отношении Арсентьевой В.М., доводам сторон, свидетельским показаниям, нормам права, суд пришёл к выводу, что в данном случае совокупностью представленных доказательств подтверждено, что на момент подписания оспариваемого завещания, Арсентьева В.М. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, и учитывая, что отвечающих требованиям главы 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств обратного ответчиком суду не представлено, руководствуясь ч. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, признал недействительным завещание Арсентьева В.М. от 27.03.2014.

Оснований не согласиться с таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия не усматривает, поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены правильно, всем представленным доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку, в решении суда указаны мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

В апелляционных жалобах ставится вопрос об отмене состоявшегося по делу решения как незаконного.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении повторной посмертной психолого-психиатрической экспертизы, не являются основанием для отмены решения суда, поскольку оснований для назначения по делу дополнительной или повторной экспертизы, предусмотренных статьей 87 ГПК РФ, у суда первой инстанции не имелось.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции, разрешая дело по существу, принял во внимание лишь заключение судебной медицинской психиатрической экспертизы и не учел представленные стороной ответчика доказательства судебная коллегия отклоняет в связи с их несостоятельностью.

В соответствии с ч. 1 ст. 69 ГПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения. Сообщенные свидетелем, еслион не может указать источник своей осведомленности.

Таким образом, свидетельскими показаниями могли быть установлены факты. Указывающие особенности поведения наследодателя, совершаемые ею поступки, действия и отношение к ним.

Установление же на основании этих и других имеющихся в деле данных факта наличия или отсутствия психического расстройства и его степени требует именно специальных знаний, каковыми, как правило, ни свидетели, включая удостоверившего завещание нотариуса, ни суд не обладают.

Как следует из заключения судебной экспертизы, свидетельские показания, характеризующие наследодателя, были учтены и оценены при разрешении вопросов, поставленных перед экспертами.

Доводы апелляционной жалобы, направленные на несогласие с заключением экспертизы, с оценкой суда показаний свидетелей, иных собранных по делу доказательств, и направленные на их иную оценку, основанием к отмене обжалуемого решения не являются.

Убедительных доводов в опровержение выводов, изложенных в оспариваемом решении, в подтверждение несоответствия его нормам федерального законодательства суду представлено не было.

Оснований для переоценки исследованных судом доказательств, на чем фактически настаивает в жалобе ответчик и третье лицо, суд апелляционной жалобы не находит.

Ссылки в апелляционной жалобе на нарушение судом первой инстанции норм процессуального права коллегия также отклоняются.

Так, из протокола судебного заседания усматривается, что после того как дело было доложено, суд выяснил позицию представителя истцов и представителя ответчика по заявленным требованиям, предоставил сторонам в соответствии со ст. 174 ГПК РФ возможность дать свои объяснения по предъявленному иску, после чего были исследованы материалы дела, в том числе судом были исследованы протоколы судебных заседаний, в которых опрашивались свидетели.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что все обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно, им дана надлежащая правовая оценка. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятого решения и предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, судом не допущено.

Решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены не усматривается.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 22 марта 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судья:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.