Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 25 октября 2016 г. по делу N 33-7723/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 25 октября 2016 г. по делу N 33-7723/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Кучминой А.А.,

судей Садовой И.М., Саяпиной Е.Г.,

при секретаре Сливиной З.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Вегнер Н.А. к Петровой Л.П., Маскину В.Н. о признании недействительными договора дарения недвижимости, договора купли-продажи квартиры, прекращении права собственности, включении имущества в состав наследственной массы по апелляционной жалобе Петровой Л.П. на решение Кировского районного суда г. Саратова от 06.05.2016 г., которым исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Садовой И.М., объяснения представителя Петровой Л.П. - Тарасова А.К., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения Маскина В.Н., объяснения представителя истца Полонского В.Е., полагавшего решение суда законным и обоснованным, исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражения на нее, судебная коллегия

установила:

Вегнер Н.А. обратилась в суд к Петровой Л.П., Маскину В.Н. с указанными требованиями, мотивировав тем, что ее отец ФИО1 являлся собственником квартиры, расположенной по адресу: "адрес", которую сдавал по договору коммерческого найма.

В период с "дата" и по день своей смерти "дата" ФИО1 постоянно проживал у Петровой Л.П. по адресу: "адрес". В "дата". истцу стало известно, что "дата" ФИО1 заключил с Петровой Л.П. договор дарения принадлежащей ему квартиры. Однако с "дата" ее отец ФИО1 находился в болезненном состоянии, связанном с психическим расстройством, в силу своего болезненного состояния, не мог должным образом отдавать отчет своим действиям, руководить ими и осознавать их значение в период заключения договора дарения недвижимости, вследствие чего указанная сделка является недействительной.

Уточнив исковые требования, Вегнер Н.А. просила признать недействительным договор дарения от "дата", заключенный между ФИО1 и Петровой Л.П.; признать недействительным договор купли-продажи квартиры от "дата" заключенный между Петровой Л.П. и Маскиным В.Н.; прекратить право собственности Маскина В.Н. на квартиру, расположенную по адресу: "адрес"; включить недвижимое имущество в состав наследственной массы наследодателя ФИО1, умершего "дата".

Рассмотрев спор, Кировский районный суд г. Саратова удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Петрова Л.П. в апелляционной жалобе с учетом дополнений ставит вопрос об отмене решения суда, принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований. Автор жалобы указывает, что судом нарушены нормы материального и процессуального права, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу. Ссылается на то, что в ходе рассмотрения дела, Петровой Л.П. было заявлено ходатайство о передаче дела по подсудности в Калининский районный суд г. Чебоксары, в удовлетворении которого необоснованно отказано.

Применяя п. 1 ст. 177 ГК РФ, суд должен был оценивать состояние дееспособного гражданина исключительно в момент совершения сделки, в то время, как, судом исследовались доказательства за иной период времени. Оспаривает выводы проведенной по делу судебной экспертизы, указывая, что суд не учел факт того, что ФИО1 не состоял на психиатрическом учете, более того состояние его психики не давало повода для постановки вопроса об инвалидности. Данное обстоятельство явно указывает на вменяемость ФИО1 как до совершения спорной сделки, так и в момент ее совершения.

Ходатайство представителя ответчика о проведении дополнительной экспертизы необоснованно оставлено судом без удовлетворения, тогда как, из экспертного заключения по делу следует, что экспертизу в части заключения в области специальных познаний науки "психология" произвел врач - медицинский психолог ФИО2, не имеющий статуса эксперта, следовательно заключение медицинского психолога ФИО2 ничтожно. Кроме того, подписывая свою исследовательскую часть экспертного заключения, психолог не пришел к каким-либо выводам относительно предмета экспертизы, что явно противоречит требованиям закона.

Определением суда экспертам ГУЗ "Саратовский городской психоневрологический диспансер" предоставлено право самостоятельно истребовать медицинскую документацию из БУ "РПБ" г. Чебоксары, вместе с тем, в силу требований действующего законодательства эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы, а поэтому предоставление медицинской документации из БУ "РПБ" г. Чебоксары в ГУЗ "Саратовский городской психоневрологический диспансер" без официального судебного запроса нарушает требования законодательства об основах охраны здоровья граждан, которое гарантирует "данные изъяты", в том числе и после смерти человека.

Кроме того, судом неправильно применены нормы материального права, выразившиеся в неприменении судом правил п. 5 ст. 166 ГК РФ, в соответствии с которыми заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Вегнер Н.А. была осведомлена о состоянии здоровья своего отца, знала о его отъезде к сестре, не оспорила в суде действия отца о переезде в г. Чебоксары, путем признания его недееспособным и установлении над ним опеки. Истец знал о том, что ФИО1 ранее говорил о передаче прав на квартиру тому, кто будет до смерти ухаживать за ним, ей было известно о договоре дарения от "дата", который при жизни отца она не оспорила.

В силу прямого указания закона сделка по основаниям ст. 177 ГК РФ может быть признана судом недействительной, в то же время как ничтожная сделка недействительна и без признания ее таковой судом, следовательно, несомненно является оспоримой, хотя и затрагивает интересы третьих лиц. Отсюда следует, что последующая сделка купли-продажи не является ничтожной, а могла быть признана недействительной в судебном порядке в силу вступившего в законную силу решения суда о признании договора дарения недействительным.

Поскольку договор купли-продажи также является оспоримой сделкой, суд не вправе был по своей инициативе применять последствия недействительности ничтожной сделки в виде взыскания в пользу покупателя уплаченной суммы по договору. Содержащиеся в пп. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ положения о последствиях недействительности сделки не могут распространяться на добросовестного приобретателя.

Маскин В.Н. является добросовестным приобретателем, поскольку он не знал и не должен был знать о недействительности сделки. Требование о прекращении записи в ЕГРП за Петровой Л.П. не заявлялось, поэтому суд не вправе был выходить за пределы иска.

В возражениях на апелляционную жалобу Вегнер Н.А. указывает, что решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения не имеется.

Иные лица, участвующие в деле в судебное заседание не явились, извещены о заседании судебной коллегии надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств в апелляционную инстанцию не представили, о причинах неявки не сообщили. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Как следует из ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 171 настоящего Кодекса.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что "дата" между ФИО1 (даритель) и Петровой Л.П. (одаряемая) был заключен договор дарения недвижимости, по условиям которого даритель подарил и передал одаряемой, безвозмездно, без всякой встречной передачи вещей и прав, либо встречных обязательств со стороны последней, а одаряемая приняла в дар в собственность двухкомнатную квартиру площадью "данные изъяты" кв.м, расположенную по адресу: "адрес". Договор дарения зарегистрирован в установленном законом порядке.

Как следует из представленной в материалы дела справки врача-психиатра от "дата", ФИО1 поставлен диагноз: "данные изъяты"

"дата" ФИО1 умер. Наследником первой очереди после смерти ФИО1 является его дочь Вегнер Н.А.

Из ответа нотариуса нотариального округа г. Саратов Саратовской области ФИО3 от "дата" N следует, что ФИО1 обращался в нотариальную контору для удостоверения от его имени завещания, однако ему в этом было отказано, так как он находился после операции и был в таком состоянии, что затруднялся в воспроизведении фраз, дат, путался в фамилиях, именах, отчествах.

Из разъяснений, содержащихся в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", следует, что во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

Принимая во внимание основания и предмет исковых требований, тот факт, что для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, необходимо разрешение вопросов, требующих наличие специальных познаний, для разрешения вопроса о психическом состоянии ФИО1 в момент заключения указанной сделки, на основании ст. 79 ГПК РФ суд первой инстанции назначил посмертную судебную психолого-психиатрическая экспертизу.

Согласно экспертному заключению ГУЗ "Саратовский городской психоневрологический диспансер" от "дата" N ФИО1 на момент заключения договора дарения "дата" обнаруживал "данные изъяты". Ввиду выраженности у него "данные изъяты" в момент заключения договора дарения "дата" он не мог понимать значение своих действий и руководить ими; с "дата" он страдал "данные изъяты".

Оценивая экспертное заключение, суд первой инстанции принял во внимание то, что эксперты были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, компетентны в вопросах, поставленных судом на их разрешение, обладают знаниями в области медицины и психологии, имеют большой стаж работы, высокий уровень квалификации, содержание заключения соответствует клиническим и нормативно-правовым требованиям. Заключение является полным, не обнаруживает каких-либо противоречий между описательной, исследовательской частью и выводами, дано с учетом имеющихся материалов дела, не противоречит другим доказательствам по делу, выводы экспертов носят категоричный характер.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что заключение судебной посмертной психолого-психиатрической экспертизы является обоснованным, мотивированным, составленным в соответствии с требованиями Федерального закона от 31.05.2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", в связи с чем является достоверным доказательством по настоящему гражданскому делу.

Доводы жалобы о том, что экспертное заключение в части, данной медицинским психологом ФИО2, является ничтожным, не нашли своего подтверждения и не могут служить основанием к отмене решения суда.

Из ответа ГУЗ "Саратовский городской психоневрологический диспансер" от "дата" на запрос судебной коллегии следует, что ФИО2 имеет высшее профессиональное образование по специальности "психолог", в "дата" прошел повышение квалификации в ФГБУ "ГНЦССП им. В.П. Сербского" Минздравсоцразвития России по циклу "медицинская и судебная психология". Приказом ММУ "Городской психоневрологический диспансер" от "дата" ФИО2 переведен на основную должность психолога судебно-психиатрических экспертиз.

Медицинская документация из БУ "РПБ" г. Чебоксары запрошена экспертами на основании определения суда первой инстанции, что не может являться основанием для признания выводов экспертного заключения недостоверными.

Само по себе несогласие ответчика с указанным экспертным заключением, выраженное им в апелляционной жалобе, не является основанием для отмены судебного постановления, в связи с чем соответствующие доводы апелляционной жалобы являются несостоятельными и подлежат отклонению.

Устанавливая обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, руководствуясь правилами ст. 177 ГК РФ, суд первой инстанции правильно исходил из того, что квалифицирующим признаком сделки, совершенной в состоянии недееспособности, является отсутствие у лица в момент совершения сделки способности понимать значение своих действий или руководить ими, влекущее искаженное понимание лицом существа совершаемой сделки, ее правовых последствий или утрату способности руководить своими действиями в соответствии со сформировавшейся волей.

Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что на момент заключения договора дарения "дата" ФИО1 находился в состоянии, в котором был не способен понимать значение своих действий и руководить ими, вследствие чего правомерно, на основании п. 1 ст. 177 ГК РФ признал указанную сделку недействительной.

Из материалов дела следует, что "дата" между Петровой Л.П. и Маскиным В.Н. был заключен договор купли-продажи квартиры по адресу: "адрес". Стороны пришли к соглашению о цене продаваемой недвижимости в размере "данные изъяты" руб. Денежные средства в соответствии с условиями указанного договора, Петрова Л.П. получила от Маскина В.Н. до подписания договора. Договор купли-продажи спорной квартиры зарегистрирован в установленном законом порядке.

Признавая договор дарения, заключенный "дата" между ФИО1 и Петровой Л.П., недействительным, суд первой инстанции пришел к выводу о недействительности сделки купли-продажи спорной квартиры, заключенной между Петровой Л.П. и Маскиным В.Н.

Проверяя доводы жалобы в указанной части, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Если ответчиком недвижимое имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и между истцом и ответчиком отсутствуют договорные отношения, то независимо от избранного истцом способа защиты права (т.е. заявления требования об истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения, либо заявления требования о признании недействительной сделки по отчуждению жилого помещения, либо заявления таких требований одновременно) применяются правила ст.ст. 301, 302 ГК РФ.

Согласно пп. 1, 2 ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению судом по данной категории споров, являются: наличие (отсутствие) права собственности лица, обратившегося с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения; выбытие имущества из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, по воле или помимо их воли; возмездность (безвозмездность) приобретения имущества; наличие у незаконного владельца статуса добросовестного приобретателя, обусловленного тем, что он не знал и не должен был знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение.

Указанные обстоятельства, имеющие значение для дела, в силу ст. 56 ГПК РФ должны быть вынесены на обсуждение судом, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В обоснование требований Вегнер Н.А. ссылалась на положения п. 1 ст. 301 ГК РФ, что следует из текста искового заявления.

Согласно п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

В то же время, как разъяснено в п. 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", ответчик может быть признан добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неуправомоченным отчуждателем.

Собственник вправе опровергнуть возражение приобретателя о его добросовестности, доказав, что при совершении сделки приобретатель должен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества.

О недобросовестности приобретателя могут свидетельствовать обстоятельства, подтверждающие, что он знал или при проявлении разумной осмотрительности должен был знать о приобретении имущества у лица, не имевшего права его отчуждать. Так, судами признаются разумными и осмотрительными действия, свидетельствующие об ознакомлении со сведениями из ЕГРП, подтверждающими право собственности лица, отчуждающего жилое помещение, выяснение наличия обременений, в том числе правами пользования лиц, сохраняющих право пользования жилым помещением, непосредственный осмотр жилого помещения, приобретение его по цене, приближенной к рыночной стоимости.

Если же совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя жилого помещения сомнения в отношении права продавца на его отчуждение, то такому приобретателю может быть отказано в признании его добросовестным.

При отсутствии правовых познаний приобретатель может до совершения сделки получить юридические консультации и узнать, что недвижимое имущество, которое он намерен приобрести, может быть обременено наследственными правами третьих лиц, принадлежать отчуждателю на основании ничтожной сделки либо сделки, имеющей признаки оспоримости.

Поскольку возможность приобретения обремененного наследственными правами имущества в силу закона презюмируется, приобретатель должен выяснять, не является приобретаемое им имущество таковым.

Как следует из протокола судебного заседания суда первой инстанции от "дата", Маскин В.Н. полагал, что он является ненадлежащим ответчиком, исковые требования не признавал, в момент приобретения жилого помещения не интересовался причиной продажи квартиры, позднее в жилищно-коммунальном отделе управляющей компании узнал о том, что в отношении жилого помещения имеется спор.

Таким образом, Маскин В.Н. совершая сделку, не проявил должной осмотрительности, разумных действий направленных на юридическую чистоту сделки не совершил, что не может свидетельствовать о его добросовестности.

Апелляционную жалобу Маскин В.Н. на решение суда не подавал, что свидетельствует о его согласии с принятым судебным актом.

В силу пп. 2,4 ст. 1152 ГК РФ принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", по смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований о прекращении права собственности Маскина В.Н. на квартиру, расположенную по адресу: "адрес", и о включении недвижимого имущества в состав наследственной массы после смерти ФИО1, умершего "дата".

Доводы жалобы о том, что суд неправомерно взыскал с Петровой Л.П. в пользу Маскина В.Н. денежную сумму в размере "данные изъяты" руб., полученную за продажу спорной квартиры, не могут служить основанием к отмене решения суда.

Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, а также в иных предусмотренных законом случаях (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Доводы жалобы о том, что суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований в части прекращения записи в ЕГРП за Петровой Л.П. не являются основанием к отмене решения суда.

В п. 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В частности, в резолютивной части решения должно быть четко сформулировано, что именно постановилсуд по заявленному иску, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. В случае удовлетворения иска о признании права суд обязан указать в резолютивной части решения на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (ч. 5 ст. 198, ст. 204 ГПК РФ).

С целью разрешения вопроса о правовых последствиях удовлетворения иска, суд первой инстанции правильно указал о необходимости погашения записи в ЕГРП за Петровой Л.П., поскольку данное решение суда является основанием для внесения соответствующих записей о государственной регистрации возникновения, перехода и прекращения прав на спорное недвижимое имущество.

Доводы апелляционной жалобы о том, что при рассмотрении дела нарушены правила о подсудности, судебная коллегия отклоняет, поскольку, согласно абз. 2 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" в силу ч. 1 ст. 30 ГПК РФ иски о правах на недвижимое имущество рассматриваются в суде по месту нахождения этого имущества (исключительная подсудность); к искам о правах на недвижимое имущество, в том числе относятся иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, оспаривания сделок в отношении объектов недвижимости.

Спорная квартира по адресу: "адрес" расположена в Кировском районе г. Саратова, а поэтому гражданское дело подлежало рассмотрению в Кировском районном суде г. Саратова.

Довод жалобы о недобросовестности Вегнер Н.А. основан на субъективном мнении Петровой Л.П. и не подкреплен какими-либо доказательствами, а поэтому не может служить основанием к отменен решения суда.

Другие доводы апелляционной жалобы основаны на неправильном толковании закона и сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции, не содержат фактов, которые не были бы учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению судом первой инстанции определены правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем доводы апелляционных жалоб по существу рассмотренного спора не могут повлиять на правильность вынесенного решения.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда г. Саратова от 06.05.2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Петровой Л.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.