Апелляционное определение СК по гражданским делам Пензенского областного суда от 04 октября 2016 г. по делу N 33-3589/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пензенского областного суда от 04 октября 2016 г. по делу N 33-3589/2016

 

судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Жуковой Е.Г.

судей Земцовой М.В., Усановой Л.В.,

при секретаре Потаповой М.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя Отставновой Е.В. по доверенности Дроздова И.О. на решение Октябрьского районного суда г.Пензы от 15 июля 2016 года, которым постановлено:

Исковые требования Киреевой И.В. к Отставновой Е.А. о признании сделки недействительной в части и применении последствий ее недействительности, удовлетворить.

Признать недействительным договор купли продажи 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: "адрес" заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Киреевой И.В. и Отставновой Е.А..

Применить последствия недействительности сделки, возвратить в собственность Киреевой И.В. 1/2 доли квартиры N дома N по "адрес".

Взыскать с Отставновой Е.А. в пользу Киреевой И.В. возврат государственной пошлины в сумме "данные изъяты".

Заслушав доклад судьи Жуковой Е.Г., судебная коллегия

установила:

Киреева И.В. обратился в суд с иском к Отставновой Е.А. и Кирееву И.В., в котором просила признать договор купли-продажи квартиры N дома N по "адрес" заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Киреевым И.В., Киреевой И.В. и Отставновой Е.А. недействительным в части 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру между Киреевой И.В. и Отставновой Е.А., применить последствия недействительности части сделки, возвратив 1/2 долю в праве общей долевой собственности на квартиру Киреевой И.В.

В обоснование иска указала, что с ДД.ММ.ГГГГ ей известно о наличии у ее сына большого долга. Они решили приватизировать квартиру, где жили по адресу: "адрес", чтобы впоследствии продать ее и жить отдельно. ДД.ММ.ГГГГ истец получила свидетельство о праве собственности на 1/2 долю в праве общей долевой собственности на квартиру. Позже ей стало известно, что второй сособственник уже продал свою долю за долги и стал требовать от нее продать долю. После ее отказа, Киреев И.В. избил ее. Далее она помнит, что употребляла много спиртного, в том числе в дальнейшем со своим сыном и его другом, на протяжении около недели. В течение этого времени обстоятельства своей жизни помнит отрывками. Помнит, что куда - то ходила с другом сына несколько раз. Куда конкретно и зачем она не помнит. В сознание пришла ДД.ММ.ГГГГ примерно около пяти часов утра. Отправилась к своей маме ФИО1, где целый день у нее были сильные головные боли с потерей сознания и ориентировки в пространстве. ДД.ММ.ГГГГ она была госпитализирована в наркологическую больницу. При этом первоначально врачи данной больницы ее отправили на консультацию к нейрохирургу, поскольку опасались, что ей нельзя принимать ряд препаратов из - за сильных гематом на голове и по всему телу. Нейрохирург пришел к выводу о том, что имеющиеся гематомы и ушибы не скажутся отрицательно при приеме ряда препаратов в наркологической больнице. Она была госпитализирована в наркологическую больницу, где находилась на стационарном лечении с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ В течение этого времени ФИО1 поступил звонок от неизвестного ей молодого человека, который сказал, что ее дочь - истица и внук - ответчик продали ему квартиру, в связи с чем, ей необходимо освободить квартиру от всех имеющихся в ней вещей, мебели и прочих личных вещей. В регистрационной палате по адресу: "адрес", ФИО1 узнала, что действительно на регистрацию перехода права собственности на квартиру был сдан договор купли - продажи квартиры. Регистрация перехода права собственности к тому моменту была завершена. Вернувшись из стационара наркологической больницы истица получила свой оригинал договора купли - продажи квартиры, из содержания которого узнала, что якобы продала свою долю в квартире Отставной Е.А., которую она даже не знает и предположительно никогда не видела. Подпись в договоре истец не ставила, во всяком случае, намерения такого не имела. Подпись, имеющаяся в договоре, не совпадает с реальной подписью истицы, у которой каллиграфический почерк. В тоже время истец узнала, что на сделку приходили все указанные в договоре лица, однако она в тот момент была явно в неадекватном состоянии. Про ее "странное" состояние пояснили представителю истицы и в управляющей компании, в которой она, следуя документам, подавала заявление на снятие ее с регистрационного учета. Киреева И.В. предполагает, что следствием ее неадекватного, "странного" состояния, после которого она практически ничего не помнит, явилось наличие в употребляемом ею алкоголе психотропных веществ. Дополнительным фактором к тому могли явиться физические травмы, которые ей нанес ее сын. При этом она никаких денег от Отставной Е.А. не получала, никакой задолженности (в размере "данные изъяты") перед ней не имела, намерения отчуждать свою долю в квартире за предполагаемые долги сына не имела, как и не имела никогда намерения продавать свою долю Отставновой Е.А. В результате указанного, она потеряла свое единственное жилье, не приобретя ничего взамен. Истец считает, что в момент совершения указанной сделки она не понимала значение своих действий, в связи с чем, считает данную сделку недействительности в части продажи ею Отставновой Е.А. доли в квартире.

В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ Киреева И.В. отказалась от исковых требований, заявленных к Кирееву И.В., как не являющемуся стороной по оспариваемой сделке. Производство по иску в данной части прекращено.

Октябрьский районный суд города Пензы постановилвышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе представитель Отставновой Е.В. по доверенности Дроздов И.О. просит решение суда отменить, отказать в удовлетворении требований Киреевой И.В., ссылаясь на то, что доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности того, что истец в момент заключения договора не могла понимать значение своих действий и руководить ими, суду не представлено. Суд не дал оценки доводам стороны ответчика в части того, что заключение психолого-психиатрической экспертизы не отвечает признакам относимости и допустимости доказательств, поскольку ФИО2 не является экспертом, не соответствует профессиональным и квалификационным требованиям, предъявляемым к эксперту. Также обращает внимание на то, что ФИО2 пояснила суду, что непосредственно с подэкспертной не беседовала, в то время как сделанные ею выводы составляют основную часть заключения. Эксперт ФИО3, в свою очередь, пояснила, что выводы её части были основаны именно на заключении, сделанном ФИО2 Выводы экспертного заключения носят не конкретный характер. Суд в нарушении ст. 157 ГПК РФ отказал стороне ответчика в допросе свидетелей ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО1, ФИО7, которые были допрошены судом до вынесения по делу заочного решения, которое впоследствии были отменено. Показания указанных свидетелей оглашены не были. В ходе нового судебного разбирательства были допрошены свидетели ФИО8 и ФИО9 Экспертиза по делу была назначена и проведена без учета показаний этих свидетелей. Доводы истца о том, что деньги по оспариваемому договору не передавались, расписка в получении денег не составлялась, не являются основанием для признания сделки недействительной, поскольку истец не лишена возможности обращения в суд с иными исковыми требованиями о защите своих прав. Письменная форма договора купли-продажи соблюдена. Суд не учел, что все действия, которые совершались Киреевой И.В. до заключения договора, свидетельствовали о её намерении продать квартиру.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители Отставновой Е.А. по доверенности Дроздов И.О. и Черный Т.А. просили решение суда отменить по доводам апелляционной жалобы.

Представитель Киреевой И.В. по доверенности Комин А.В. просил решение оставить без изменения.

Истец Киреева И.В., ответчик Отставнова Е.А., представитель третьего лица Управления Росреестра по Пензенской области, будучи извещенными надлежащим образом о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в заседание суда апелляционной инстанции не явились. На основании ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия определилао рассмотрении дела в отсутствие неявившихся лиц.

Изучив материалы дела, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность решения суда в соответствии с абз.1 ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела и установлено судом, квартира по адресу: "адрес" принадлежала Киреевой И.В. и Кирееву И.В. по 1/2 доли каждому, где указанные лица были зарегистрированы.

ДД.ММ.ГГГГ между Киреевым И.В., Киреевой И.В. с одной стороны и Отставновой Е.А. с другой стороны был заключен договор купли-продажи, согласно текста которого (л.д.10) Киреевы И.В. и И.В. продали ответчику принадлежащие им по 1/2 доли квартиры по адресу: "адрес" за "данные изъяты" Отставновой Е.А.

ДД.ММ.ГГГГ УФРС по Пензенской области была произведена государственная регистрация перехода права собственности Отставновой Е.А. на спорный объект недвижимости.

В соответствии со ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Согласно п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу п. 1 ст. 177 ГК РФ основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли стороны ее волеизъявлению. Вследствие этого сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции, правильно установилобстоятельства, имеющие значение для дела, характер спорных правоотношений, к которым применил нормы материального права, их регулирующие, дал надлежащую оценку представленным доказательствам в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ и пришел к верному выводу об удовлетворении заявленных требований о признании договора купли-продажи в 1/2 доли квартиры недействительным, учитывая, что в момент заключения договора Киреева И.В. не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Названный вывод суда мотивирован, основан на собранных по делу доказательствах, в том числе, показаниях свидетелей, заключениях судебной почерковедческой и судебной психиатрической экспертиз, медицинской документации в отношении Киреевой И.В., действующем законодательстве и оснований для признания его неправильным не установлено.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно отказал стороне ответчика в допросе свидетелей ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО1, ФИО7 применительно к обстоятельствам данного дела, не свидетельствуют о нарушении норм ГПК РФ и не являются основанием для отмены обжалуемого решения суда, поскольку указанные свидетели были допрошены судом по настоящему делу до вступления в процесс представителя ответчика Дроздова И.О., заявившего такое ходатайство в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ, ему была предоставлена возможность ознакомления с протоколами судебных заседаний, содержащих показания указанных свидетелей. Заявляя указанное ходатайство, представитель ответчика оснований для дополнительного допроса указанных свидетелей не указал. ГПК РФ не предусматривает безусловную обязанность суда повторного допрос свидетелей после отмены заочного решения. Показания данных свидетелей были оглашены и исследованы в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ, по результатам которого было постановленообжалуемое решение. Соответственно, то обстоятельство, что свидетели не были непосредственно допрошены судом после отмены заочного решения, не повлияло на содержание обжалуемого решения и не повлекло неправильное разрешение спора.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что проведенная по делу психиатрическая экспертиза была назначена и проведена без учета показаний допрошенных по ходатайству стороны ответчика свидетелей ФИО8 и ФИО9 не могут являться основанием для признания выводов экспертизы необоснованными и не влекут отмену решения суда.

Как следует из исследовательской части заключения комплексной психолого-психиатрической экспертизы N от ДД.ММ.ГГГГ (л.7), пояснения ФИО8 были учтены экспертами при даче заключения. Свидетель ФИО9 была допрошена после проведения по делу указанной экспертизы, а потому её показания объективно не могли быть исследованы экспертами при даче заключения. Ходатайств о допросе указанного свидетеля в судебных заседаниях, проведенных до назначении по делу указанной экспертизы, со стороны ответчика и его представителей заявлено не было.

Судом первой инстанции дана оценка вышеуказанному экспертному заключению в совокупности с иными доказательствами, в том числе объяснениями сторон, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, которая соответствует требованиям ст. 67 ГПК РФ, результаты оценки отражены в решении суда.

Выводы экспертизы о том, что Киреева И.В. на период ДД.ММ.ГГГГ - ДД.ММ.ГГГГ находилась в состоянии затяжного запоя, сопряженного с психическими расстройствами и множественными внутренними и внешними психо-эмоциональными факторами, воздействующими и усугубляющими негативные эмоциональные реакции, которые в совокупности спровоцировали в когнитивных и волевых структурах Киреевой И.В. состояние апатии; Киреева И.В. не могла в полной мере понимать значение своих действий, заключая договор купли-продажи квартиры N дома N по "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ., т.к. находилась в состоянии, существенно влияющем на способность к осознанию юридически важных действий и их последствий, основаны на определенных методах исследования (анамнезе, клинической беседе, анализе медицинской документации, сведений, содержащихся в материалах дела, нарколого-психиатрическом и психологическом анализе).

Экспертиза проведена комплексно в составе двух специалистов как ФИО2, так и ФИО3, обладающими медицинскими познаниями в области психиатрии-наркологии, которые предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Выводы экспертизы, а также её исследовательская и синтезирующая часть подписаны обеими экспертами.

Ссылка в апелляционной жалобе на показания ФИО2 о том, что непосредственно с подэкспертной она не беседовала, в то время как сделанные ею выводы составляют основную часть заключения, а также показания эксперта ФИО3 о том, что выводы её части были основаны именно на заключении, сделанном ФИО2, противоречит их показаниям, отраженным в протоколе судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ. Замечаний на протокол судебного заседания стороной ответчика не принесено.

В связи с чем довод апелляционной жалобы о том, что заключение психолого-психиатрической экспертизы не отвечает признакам относимости и допустимости доказательств, в том числе и в связи с некомпетентностью эксперта ФИО2 подлежит отклонению.

Судебной коллегией не установлено оснований не доверять экспертному заключению, не установлено противоречий между указанным доказательством и медицинскими документами, а также показаниями допрошенных по делу свидетелей.

Ссылка в жалобе на то, что выводы экспертного заключения носят не конкретный характер: "Киреева И.В. не могла в полной мере понимать значение своих действий", не влекут отмены решения суда, поскольку вывод суда о неспособности Киреевой И.В. понимать значение своих действий или руководить ими в момент заключения договора основан на совокупности всех представленных по делу и исследованных в суде доказательств.

То обстоятельство, что письменная форма договора купли-продажи соблюдена, само по себе не свидетельствует о действительности заключенной сделки.

Отсутствие доказательств передачи ответчиком истцу денежных средств по договору, вопреки доводам апелляционной жалобы, не являлось основанием для признания сделки недействительной, данные обстоятельства были исследованы судом для разрешения вопроса о применении последствий её недействительности.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что при установленных судом обстоятельствах вывод суда первой инстанции о доказанности порока воли Киреевой И.В. на период заключения договора купли-продажи ДД.ММ.ГГГГ соответствует обстоятельствам дела.

Доводы жалобы о том, что судом неверно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, нарушены нормы материального права, являются ошибочными.

Суд с достаточной полной исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно.

Доводы апелляционной жалобы, не могут являться основаниями к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию стороны ответчика в суде первой инстанции, исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г.Пензы от 15 июля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя Отставновой Е.В. по доверенности Дроздова И.О. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.