Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 14 октября 2016 г. по делу N 11-14715/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 14 октября 2016 г. по делу N 11-14715/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Малоедовой Н.В.

судей Щелокова Ю.Г., Кузнецовой Л.А.

с участием прокурора Соколовой Н.Ф.

при секретаре Некрасовой О.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 октября 2016 года в городе Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Рычкова М.Ю. на решение Металлургического районного суда г.Челябинска от 18 июля 2016 года по иску Василенко А.Е.к Рычкову М.Ю.о признании утратившим право пользования жилым помещением, выселении без предоставления другого жилого помещения, по встречному иску Рычкова М.Ю. к Василенко А.Е., Рычкову А.М.о признании договоров дарения недействительными, применении последствий недействительности сделок.

Заслушав доклад судьи Малоедовой Н.В. об обстоятельствах дела, заключение прокурора Соколовой Н.Ф., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Василенко А.Е. обратилась в суд с иском к Рычкову М.Ю., с учетом уточнений, о признании утратившим право пользования квартирой ***, выселении из указанной квартиры без предоставления другого жилого помещения.

В обоснование заявленных требований указала, что является собственником квартиры *** на основании договора дарения, заключенного 11 августа 2009 г. с Рычковым A.M. На момент заключения договора в квартире был зарегистрирован ответчик Рычков М.Ю. До настоящего времени ответчик с регистрационного учета из спорной квартиры не снялся, хотя фактически в ней не проживает, его вещей в указанном жилом помещении не имеется, членом семьи истца он не является. Истец не может беспрепятственно распорядиться своим имуществом - квартирой, чем нарушаются её права собственника. Кроме того, на ответчика начисляются коммунальные платежи по спорной квартире, которые вынуждена погашать истец.

Рычков М.Ю. обратился в суд с встречным иском к Василенко А.Е., Рычкову A.M. о признании недействительными договора дарения квартиры ***, заключенного 17 февраля 2009 г. между Рычковым М.Ю. и Рычковым A.M., договора дарения указанной квартиры, заключенного 11 августа 2009 г. между Рычковым A.M.

и Василенко А.Е., применении последствий недействительности сделок.

В обоснование заявленных требований указал, что на основании договора мены от 12 апреля 1995 года являлся собственником квартиры ***, с 1995 года по январь 2016 года проживал в указанной квартире один и систематически злоупотреблял алкоголем, оплачивал жилищно-коммунальные услуги, отчуждать квартиру не намеревался. В конце декабря 2016 года от судебного пристава-исполнителя ему стало известно, что по решению суда он выселен из квартиры. Обратившись за юридической помощью, узнал, что собственником квартиры является Василенко А.Е. на основании договора дарения, заключенного с его сыном Рычковым A.M. Рычков A.M. стал собственником спорной квартиры на основании договора дарения, заключенного 17 февраля 2009 года. Однако, он (истец) не помнит, чтобы дарил кому-либо принадлежащую ему квартиру. Спорная квартира является его единственным местом жительства и намерений дарить квартиру он не имел. В связи с систематическим злоупотреблением алкоголем с 1995 года он состоит на учете врача-нарколога, не осознает значение своих действий, не может руководить ими и не осознает их последствий. Оспариваемая сделка не могла быть заключена им при свободном волеизъявлении, он не осознавал фактический характер своих действий и не мог ими руководить в силу заболевания алкоголизмом, возраста, состояния здоровья. Рычков A.M. воспользовался состоянием отца в целях получения личной выгоды.

Истец (ответчик) Василенко А.Е., её представители - Василенко Л.Е., Шабурникова А.Л. при надлежащем извещении участия в судебном заседании не принимали. Ранее представители Василенко А.Е. в судебных заседаниях исковые требования поддержали по основаниям, изложенным в иске, в удовлетворении встречных исковых требований просили отказать. Дополнительно пояснили, что на момент заключения договора дарения от 11 августа 2009 г. Рычков М.Ю. в квартире не проживал. Василенко А.Е. сделала ремонт в квартире, всегда оплачивала жилищно-коммунальные услуги, проживала в квартире с августа 2009 года до 2012 года совместно с Рычковым A.M., в начале 2012 года Рычков A.M. переехал жить в г. Москву, в середине 2012 года Василенко А.Е. переехала к Рычкову A.M. С начала 2013 года по октябрь 2013 года в спорной квартире проживала родная сестра Василенко А.Е. -Д.Д.Е. с семьей; с ноября 2013 года по 2014 год включительно квартира была сдана в аренду А.Д.А. В 2015 году квартира была выставлена на продажу, предоставлялась для осмотра потенциальным покупателям. В ноябре 2015 года Рычков М.Ю. вселился в спорную квартиру, с 2009 года до ноября 2015 года Рычков М.Ю. не жил в спорном жилом помещении, попыток вселиться не предпринимал, понимая и осознавая, что квартира давно не принадлежит ему и в ней живут другие люди, оплату жилищно-коммунальных услуг не производил.

Ответчик (истец) Рычков М.Ю. при надлежащем извещении участия в судебном заседании не принимал. Ранее в судебном заседании 14 исковые

требования Василенко А.Е. не признал, настаивал на удовлетворении своих исковых требований. Дополнительно пояснил, что с 1995 года по 2008 год он проживал один в спорной квартире. В последующем проходил лечение от алкоголизма в реабилитационном центре, находящемся в ***, после лечения попасть в спорную квартиру не смог, так как был сменен замок на входной двери. Проживал то в квартире матери, то у знакомых. С сыном Александром они ездили восстанавливать утерянные документы, в том числе документы о праве собственности на квартиру, зачем он получал дубликаты документов на квартиру пояснить не может, намерений продать или подарить спорную квартиру он не имел, про сделку дарения квартиры ничего не помнит. Зимой 2015 года он вселился в спорную квартиру при помощи специальной службы, в которую обратился по объявлению. Квартира была пустая, был сделан косметический ремонт, полагает, что ремонт сделал сын Александр.

Представитель Рычкова М.Ю. - Дарчиев А.Ю. в судебном заседании просил отказать Василенко А.Е. в удовлетворении исковых требований, встречные исковые требования Рычкова М.Ю. поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в иске.

Ответчик по встречному иску Рычков A.M., представитель третьего лица Управления Росреестра по Челябинской области при надлежащем извещении участия в судебном заседании не принимали.

Ранее в судебном заседании Рычков A.M. исковые требования Рычкова М.Ю. не признал, пояснив, что он не жил совместно с отцом, но раз в неделю навещал его, приносил продукты, отец сильно не пил, но выпивал. Осенью 2008 года отец предложил переоформить спорную квартиру на его (Рычкова A.M.) имя, сказал, что сам намерен переехать проживать к своей матери. Выяснилось, что документы на квартиру были утеряны, и они начали процесс восстановления документов, по инстанциям ездили втроем: он (Рычков A.M.), его отец Рычков М.Ю. и бабушка, в то время отец вообще не употреблял алкоголь, бабушка знала о намерениях отца подарить ему (Рычкову A.M.) квартиру. При заключении сделки отец присутствовал, был трезв, сам желал подарить ему квартиру. Каких-либо отклонений в психике отца он никогда не замечал, алкоголиком отец не являлся, запоями не пил.

Решением суда удовлетворены исковые требования Василенко А.Е. и отказано в удовлетворении встречных исковых требований Рычкова М.Ю. Рычков М.Ю. признан утратившим право пользования квартирой *** и выселен из указанной квартире без предоставления другого жилого помещения.

В апелляционной жалобе Рычков М.Ю. просит отменить решение суда. Указывает, что оспариваемый договор дарения спорной квартиры, заключенный 11 августа 2009 г. является ничтожной сделкой по основанию

притворности (п.2 ст. 170 Гражданского кодекса РФ), что подтверждается показаниями представителя истца Василенко А.Е. о фактической продаже квартиры. Он злоупотреблял алкоголем, в момент заключения договора дарения спорной квартиры 17 февраля 2009 г. не мог понимать значение своих действий и руководить ими, указанные обстоятельства подтверждаются его пояснениями и показаниями свидетелей *** Намерений подарить квартиру сыну у него не имелось.

В своих возражениях относительно доводов апелляционной жалобы Василенко А.Е. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции извещены, не явились, причины неявки не сообщили. Судебная коллегия на основании ст.ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса РФ признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Заслушав заключение прокурора Соколовой Н.Ф., проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В силу п.п. 1, 2 ст. 209 Гражданского кодекса РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В соответствии с п. 2 ст. 218 Гражданского кодекса РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Согласно п. 1 ст. 572 Гражданского кодекса РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Рычков М.Ю.

являлся собственником квартиры *** на основании договора мены от 12 апреля 1995 г. (т.1 л.д.139-140).

17 февраля 2009 г. между Рычковым М.Ю. (даритель) и Рычковым A.M. (одаряемый) заключен договор дарения квартиры *** (т.1 л.д. 137-138).

11 августа 2009 г. Рычков A.M. подарил квартиру Василенко А.Е. Право собственности Василенко А.Е. зарегистрировано в установленном законом порядке 19 августа 2009 г. (т.1 л.д.124,т.2 л.д.41).

На момент рассмотрения дела в квартире *** зарегистрирован Рычков М.Ю. (т.1 л.д.8,21).

Оспаривая договор дарения спорной квартиры, заключенный 17 февраля 2009 г. на основании п.1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ, Рычков М.Ю. ссылался на то, что в момент совершения сделки не мог осознавать значение своих действий и руководить ими, поскольку злоупотреблял алкогольными напитками, состоял на учете у врача-нарколога.

В соответствии с п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Юридически значимым и подлежащим доказыванию в пределах заявленного по основанию, предусмотренному ст. 177 Гражданского кодекса РФ, иска является вопрос, мог ли Рычков М.Ю. на момент заключения договора дарения от 17 февраля 2009 г., понимать значение своих действий и руководить ими. Бремя доказывания юридически значимых обстоятельств по данной категории дел лежит на истце и в силу положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ является его обязанностью.

В нарушение приведенной выше нормы истцом не представлены доказательства, подтверждающие, что в момент подписания договора дарения Рычков М.Ю. не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им

определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 Гражданского кодекса РФ) (абз. 3 п. 13).

Согласно ст. 28 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться в добровольном или принудительном порядке.

В случае если судебная экспертиза производится в добровольном порядке, в государственное судебно-экспертное учреждение должно быть представлено письменное согласие лица подвергнуться судебной экспертизе.

В целях выяснения психического состояния в момент совершения сделки судом первой инстанции по ходатайству истца была назначена судебно-психиатрическая экспертиза. Согласно ответа ГБУЗ "Областная клиническая специализированная психоневрологическая больница N 1" от 04 июля 2016 г. N 1490 оплата экспертизы не произведена, Рычков М.Ю. на экспертизу не явился (т.2 л.д.60).

Разрешая исковые требования Рычкова М.Ю., суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора дарения от 17 февраля 2009 г., заключенного между Рычковым М.Ю. и Рычковым A.M., применении последствий недействительности указанной сделки, поскольку истцом не было представлено объективных доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что при заключении оспариваемого договора дарения он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

При этом суд первой инстанции правильно установилпо делу юридически значимые обстоятельства, оценил в соответствии с правилами ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, представленные по делу доказательства, в том числе показания свидетелей ***отсутствие сведений о том, что Рычков М.Ю. состоял на учете у нарколога и психиатра, за медицинской помощью к указанным специалистам не обращался (т.1 л.д. 153,168), и пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований о признании сделки недействительной по основанию п.1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ.

С учетом установленных обстоятельств, доводы апелляционной жалобы Рычкова М.Ю., направленные на обоснование недействительности оспариваемой сделки, поскольку он злоупотреблял алкоголем и в момент заключения договора дарения спорной квартиры не мог понимать значение

своих действий и руководить ими, подлежат отклонению. Психическое состояние лица в момент совершения им сделки не может подтверждаться лишь показаниями свидетелей.

В силу ст. 304 Гражданского кодекса РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его прав, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В соответствии с ч. 1 ст. 35 Жилищного кодекса РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им).

Установив, что собственником квартиры *** является Василенко А.Е., Рычков М.Ю. не является членом её семьи, самостоятельное право пользования спорным жилым помещением не приобрел, соглашение между Рычковым М.Ю. и новым собственником жилого помещения Василенко А.Е. о его проживании в указанной квартире отсутствует, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил исковые требования Василенко А.Е. о признании Рычкова М.Ю. утратившим право пользования квартирой ***, выселении из указанной квартиры без предоставления другого жилого помещения.

Ссылка в жалобе на то, что оспариваемый договор дарения спорной квартиры, заключенный 11 августа 2009 г., является притворной сделкой (п.2 ст. 170 Гражданского кодекса РФ), во внимание судебной коллегией не принимается. Рычков М.Ю. свои требования основывал на п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ, указав, что в момент совершения сделки не мог осознавать значение своих действий и руководить ими. В рамках настоящего дела требования об оспаривании договора дарения по основаниям ст. 170 Гражданского кодекса РФ заявлены не были, судом первой инстанции требования по таким основаниям не рассматривались и не разрешались.

Руководствуясь ст. ст. 328-329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Металлургического районного суда г.Челябинска от 18 июля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Рычкова М.Ю. - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.