Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 01 февраля 2017 г. по делу N 33-861/2017

Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 01 февраля 2017 г. по делу N 33-861/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Раковского В.В.,

судей Малкова А.И., Устьянцевой С.А.,

с участием прокурора Стиплина И.В.,

при секретаре Ширяевой Н.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Макаровой И.С. на решение Центрального районного суда г. Оренбурга от 03 ноября 2016 года по исковому заявлению Макаровой И.С. к Государственному бюджетному учреждению "Оренбургское городское управление ветеринарии" о восстановлении на работе, взыскании денежной компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Раковского В.В., объяснение представителя Макаровой И.С. - Абзамова Р.Р., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя Государственного бюджетного учреждения "Оренбургское городское управление ветеринарии" - Давыдовой Л.Д., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Стиплина И.В., полагавшего апелляционную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения,

судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда

установила:

Истец Макарова И.С. обратилась в суд с названным иском к Государственному бюджетному учреждению (ГБУ) "Оренбургское городское управление ветеринарии", в обоснование которого указала, что (дата) N между ней и ответчиком был заключен трудовой договор, согласно которому истец принята работу "Должность" на неопределенный срок. (дата) сторонами трудового договора заключено дополнительное соглашение о переводе Макаровой И.С. на должность "Должность" на период замещения отсутствующего основного работника. (дата) к трудовому договору заключено дополнительное соглашение, согласно которому истец была переведена в лабораторию ветеринарно-санитарной экспертизы N*** на должность "Должность" на период замещения отсутствующего основного работника. (дата) Макаровой И.С. был предоставлен отпуск по беременности и родам. (дата) ей был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им 1,5 лет. (дата) по почте получено уведомление от ответчика о том, что трудовой договор, заключенный с ней, расторгнут (дата) на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации. Приказ о прекращении трудового договора получен нарочно (дата). Макарова И.С. считает действия работодателя незаконными и необоснованными, т.к. по условиям трудового договора N от (дата) Макарова И.С. была принята на работу на неопределенный срок. Срочный трудовой договор с ответчиком истец не заключала, ни одна запись в трудовой книжке за указанный период не содержит сведений, свидетельствующих о заключении срочного трудового договора. Случаи и основания, когда стороны должны или могут заключить срочный трудовой договор, определены в ст. 58 и 59 Трудового кодекса Российской Федерации. Кроме того, не допускается увольнение работника по инициативе работодателя в период пребывания в отпуске, а также расторжение трудового договора с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет. На основании изложенного, Макарова И.С. просила суд восстановить ее на работе в ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии" в должности "Должность"; взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей.

Истец Макарова И.С. и ее представитель Абзамов Р.Р., действующий по доверенности, исковые требования поддержали, просили удовлетворить. Обоснование исковых требований дополнили ссылкой на ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации, полагая, что Макаровой И.С. должно было быть предоставлено прежнее постоянное место работы.

Представители ответчика ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии" - Львова Н.В. и Давыдова Л.Д., действующие по доверенности, исковые требования не признали, просили отказать в их удовлетворении.

Решением Центрального районного суда г. Оренбурга от 03 ноября 2016 года в удовлетворении требований Макаровой И.С. отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе Макарова И.С. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и проверив законность и обоснованность судебного решения в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Статьей 58 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор может быть заключен на неопределенный срок и на определенный срок до 5 лет.

В соответствии с положениями ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст. 79 Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Как установлено судом первой инстанции, Макарова И.С. находилась в трудовых отношениях с ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии" в период с (дата) по (дата), работая в должности "Должность".

При приеме на работу с истцом был заключен трудовой договор N от (дата), согласно которому Макарова И.С. принимается на работу в управление ветеринарии на неопределенный срок.

(дата) Макарова И.С. обратилась с заявлением на имя начальника ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии" с просьбой перевести ее на должность "Должность" на период замещения отсутствующего основного работника ФИО9 в связи с окончанием действия договора с предприятием.

В соответствии с заключенным сторонами дополнительным соглашением от (дата) к трудовому договору от (дата) N, приказом N от (дата) Макарова И.С. с (дата) переведена на должность "Должность" на период замещения отсутствующего основного работника ФИО9 в связи с производственной необходимостью.

Как усматривается из материалов дела, в заявлении от (дата) ФИО9 просила считать ее вышедшей из отпуска по уходу за ребенком.

(дата) Макарова И.С. обратилась к работодателю с заявлением с просьбой перевести ее на должность "Должность" лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы N*** на период замещения отсутствующего основного работника ФИО10

На основании приказа от (дата) N Макарова И.С. с (дата) переведена в лабораторию ветеринарно-санитарной экспертизы N*** ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии" "Должность".

Дополнительным соглашением от (дата) к трудовому договору от (дата) N предусмотрено, что стороны обоюдно согласились внести изменения и дополнения в трудовой договор, согласно которым работник переводится на другую работу на период замещения отсутствующего основного работника.

В материалы дела представлено заявление ФИО10, в котором она просить разрешить ей возобновить трудовую деятельность, в связи с чем, (дата) в адрес Макаровой И.С. было направлено уведомление о расторжении с ней трудового договора от (дата) N в редакции дополнительных соглашений с (дата), в связи с истечением срока его действия (в связи с выходом на работу основного работника ФИО10

Судом установлено, что приказом от (дата) N Макарова И.С. уволена с должности "Должность" лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы N*** ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии" по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации с (дата).

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции, проанализировав положения ст. ст. 16, 57, 58, 59, 77, 79, 261 Трудового кодекса Российской Федерации, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", пришел к выводу о том, что перевод Макаровой И.С. на должность временно отсутствующего работника на период его замещения осуществлен на основании соглашения работодателя и работника, с заявлением о переводе обращалась сама Макарова И.С., каких-либо данных о том, что перевод для истца носил вынужденный характер, в материалы дела представлено не было. При этом гарантии, предусмотренные нормой ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации, при расторжении с работником срочного трудового договора работодателем соблюдены.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку они основаны на верно установленных имеющих значение для дела юридически значимых обстоятельствах, основаны на нормах материального права, которые применены судом правильно.

Возражая против выводов суда, истец ссылается на незаконность изменения ответчиком вида трудового договора, указывая на отсутствие правовых оснований для заключения срочного трудового договора в редакции дополнительных соглашений.

Давая оценку законности перевода Макаровой И.С. по приказу N от (дата) на должность "Должность" ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии" на период замещения отсутствующего основного работника ФИО9 в связи с производственной необходимостью, судебная коллегия соглашается с доводами истца о том, что он имел место в порядке ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации.

Положениями п. 1 ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по соглашению сторон, заключаемому в письменной форме, работник может быть временно переведен на другую работу у того же работодателя на срок до одного года, а в случае, когда такой перевод осуществляется для замещения временно отсутствующего работника, за которым в соответствии с законом сохраняется место работы, - до выхода этого работника на работу.

За временно переведенным работником сохраняется прежнее рабочее место работы.

В рассматриваемом случае перевод имел место с согласия работника. При этом Макарова И.С. не отрицает, что фактически приступила к исполнению трудовых обязанностей по новой должности.

Далее, из диспозиции п. 1 ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что если по окончании срока перевода прежняя работа работнику не предоставлена, а он не потребовал ее предоставления и продолжает работать, то условие соглашения о временном характере перевода утрачивает силу и перевод считается постоянным.

Материалами дела подтверждается, что по окончании срока перевода Макарова И.С. требования о предоставлении ей прежней работы работодателю не предъявляла. Более того, она обратилась к руководителю о переводе на должность "Должность" в лабораторию ветеринарно-санитарной экспертизы N*** ГБУ "Оренбургское городское управление ветеринарии".

В этом случае имел место перевод работника в другое структурное подразделение работодателя (в трудовом договоре конкретизировано, что работник принимается на работу в управление ветеринарии).

При этом из совокупности документов, которыми оформлен перевод Макаровой И.С. на должность "Должность" в лабораторию ветеринарно-санитарной экспертизы N***, не следует, что за работником сохраняется прежнее место работы, а также, что перевод работника на другую работу в данном случае был вызван необходимостью со стороны работодателя, на что ссылается Макарова И.С., указывая на применение к данным спорным правоотношениям ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, из заявления Макаровой от (дата) усматривается именно волеизъявления работника на перевод на другое место работы.

Из материалов дела следует, что добровольным соглашением работника и работодателя от (дата) определено новое условие о сроке действия трудового договора, согласно которому Макарова И.С. переводится на должность "Должность" в лабораторию ветеринарно-санитарной экспертизы N*** на период замещения основного работника.

Доказательств обратного истцом суду не предоставлено.

Таким образом, перевод Макаровой И.С. с ранее занимаемой должности "Должность" ветеринарного управления на основании приказа от (дата) N носил постоянный характер, с условием об изменении срока действия трудовых отношений по новой должности "Должность" лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы N*** - на период замещения основного работника ФИО10, за которой сохранялось место работы в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком.

В этой связи доводы Макаровой И.С. о том, что Трудовой кодекс Российской Федерации не предусматривает увольнение работника, переведенного в порядке, установленном ст. 72.2 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции правильно признал несостоятельными.

Доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости, свидетельствующих о том, что подписание дополнительного соглашения к трудовому договору от (дата) носило для истца вынужденный характер, под влиянием давления со стороны работодателя или заблуждения работника относительно правовых последствий своих действий, истцом суду не представлено.

По представленным документам не усматривается, что работодатель предпринимал какие-либо действия в рамках трудовых отношений с Макаровой И.С., что могло бы указывать на вынужденный характер изменения их содержания, существенных условий трудового договора.

Напротив, фактические обстоятельства, установленные в ходе рассмотрения дела, указывают на свободу волеизъявления работника при заключении соглашения. Обращаясь с заявлением о переводе на другую работу на место временно отсутствующего работника, истец понимала возможность его прекращения по истечении заранее оговоренного периода, в том числе в связи с выходом на работу работника, за которым в соответствии с действующим законодательством сохраняется место работы.

Доводы Макаровой И.С. о незаконности заключенного между ней и ответчиком соглашения об изменении условий трудового договора от (дата), которыми было изменено ранее согласованное сторонами обязательное условие трудового договора о его бессрочном характере на срочный, подлежат отклонению как необоснованные.

Положениями ст. 72, ст. 72.1 Трудового кодекса Российской Федерации закреплено правило о том, что определенные сторонами условия трудового договора могут быть изменены по письменному соглашению работника и работодателя, в том числе изменены место работы и перевода работника, а также срок действия трудового договора с бессрочного на срочный.

Норма абз. 1 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации не исключает возможности ее применения при изменении сторонами трудового договора его существенных условий по правилам ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы жалобы истца о том, что заключение срочного трудового договора возможно только после прекращении ранее заключенного на неопределенный срок трудового договора, основаны на ошибочном толковании вышеуказанных норм материального права.

При таких данных, подлежат отклонению доводы апелляционной жалобы об отсутствии законных оснований для изменения вида трудового договора, заключенного с истцом.

Не являются основанием для удовлетворения заявленных исковых требований доводы Макаровой И.С. о том, что работодателем нарушены гарантии, предусмотренные ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации.

Поскольку окончание срока действия трудового договора от (дата) в редакции дополнительных соглашений от (дата), от (дата), заключенного с истцом, обусловлено наступлением определенного события, а именно выходом основного работника, который приступил к выполнению своих трудовых обязанностей, то у работодателя применительно к нормам ч. 3 ст. 79, ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации возникло право на расторжение с истцом трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Приказом N от (дата) Макаровой И.С. на основании заявления предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет с (дата) по (дата).

Согласно ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, по инициативе работодателя не допускается.

Поскольку истица уволена на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, что является самостоятельным основанием для прекращения трудового договора и не относится к расторжению договора по инициативе работодателя, то ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации в данном случае не подлежит применению.

С учетом изложенного решение суда является правильным, а доводы апелляционной жалобы не могут служить основанием к его отмене, поскольку не опровергают выводов суда.

Доводы апелляционной жалобы являются несостоятельными, так как они не опровергают правильность выводов суда, с которыми согласилась судебная коллегия, основаны на неправильном толковании положений трудового законодательства, и направлены на переоценку исследованных судом доказательств по делу, оснований для которой не имеется.

Нарушений судом норм процессуального права судом апелляционной инстанции не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Центрального районного суда г. Оренбурга от 03 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Макаровой И.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи