Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 08 февраля 2017 г. по делу N 33-798/2017 (ключевые темы: недостача - инвентаризация - товарно-материальные ценности - материально-ответственные лица - материальная ответственность)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 08 февраля 2017 г. по делу N 33-798/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе: председательствующего: Синьковской Л.Г.,

судей областного суда: Башкатовой Е.Ю., Рассказовой Г.В.,

при секретаре: Зварич Н.И.,

рассмотрела в судебном заседании 08 февраля 2017 года дело по апелляционным жалобам Кужелева Е.Т. и Жемчуговой Н.И. на решение Седельниковского районного суда Омской области от " ... ", которым постановлено:

"Исковые требования Индивидуального предпринимателя Кужелева Е. Т. удовлетворить частично.

Взыскать с Жемчуговой Н. И. в пользу ИП Кужелева Е. Т. сумму недостачи в размере 80 000 рублей, судебные издержки в сумме 2600 рублей, и всего 82 600 рублей".

Заслушав доклад судьи областного суда Башкатовой Е.Ю., судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

установила:

ИП Кужелев Е.Т. обратился с иском к Жемчуговой Н.И. о взыскании недостачи.

В обоснование иска указал, что при проведении инвентаризации в магазине, расположенном по адресу: " ... " " ... ", " ... ", выявлена недостача товарно-материальных ценностей в сумме 258 257,18 руб. Материально-ответственными лицами согласно заключенному договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности на " ... " являлись продавцы Жемчугова Н.И., Кислицина Н.А., Хорошавина Ю.А. После выявления недостачи продавцы Жемчугова Н.И., Кислицина Н.А., Хорошавина Ю.А. " ... " написали заявления об увольнении по собственному желанию.

Недостачу, выявленную " ... ", материально ответственные лица, кроме Жемчуговой Н.И., согласились платить добровольно по N " ... " части, то есть по 86 085,73 руб. Жемчугова Н.И. после завершения передачи ТМЦ " ... " в магазине и объявления результата отказалась подписывать сличительную ведомость и давать объяснение по итогам инвентаризации, пояснив, что она денег не брала и поэтому возмещать ущерб отказывается. Позднее " ... " Жемчугова Н.И. написала объяснение, в котором указала причины ее отказа возмещать ущерб. Приказом N " ... " от " ... " Жемчугова Н.И. была уволена по п.3 ст.77 ТК РФ (по собственному желанию). До настоящего времени деньги в кассу предприятия от Жемчуговой Н.И. не поступали.

Просил взыскать с Жемчуговой Н.И. в свою пользу сумму недостачи в размере 86 085,73 руб. и расходы по оплате госпошлины.

Представитель истца Ялоза С.В. исковые требования поддержала. Пояснила, что бригада на начало инвентаризационного периода работала в ООО " N " ... "". Затем в связи с финансово-хозяйственной необходимостью товароматериальные ценности магазина ООО " N " ... "" были переданы на баланс ИП Кужелева Е.Т. Перед началом передачи ТМЦ члены бригады подписали приказ, а также с ними был оговорен порядок проведения инвентаризации. Передача ТМЦ проводилась комиссией, товар вносился в инвентаризационную ведомость продавцом, сдающим магазин, членом комиссии и продавцом, принимающим магазин. Жемчугова Н.И. была законно трудоустроена в этот магазин продавцом, и несла полную материальную ответственность согласно заключенному с ней договору о материальной ответственности в соответствии с законодательством РФ. Порядок проведения инвентаризации ей не обжаловался, она с ним была согласна. Недостача могла образоваться только по вине материально-ответственных лиц.

Жемчугова Н.И. исковые требования не признала. Пояснила, что она проработала продавцом 8 лет. С недостачей не согласна, ничего не брала. Инвентаризация " ... " была проведена неправильно, так как подсчет проводили 3 комиссии, с каждым продавцом был член комиссии: с ней был Ялоза С.В., с N " ... " была N " ... ", с N " ... ". Они были разделены и не видели, что из них каждая подсчитывала и записывала. Но про неправильность проведения инвентаризации она говорила только при проведении повторной инвентаризации. На инвентаризационной описи каждый из продавцов ставил свою подпись. При проведении повторной инвентаризации каждая из трех комиссий подсчитывали ТМЦ на других полках, а не на тех, на которых осуществляли подсчет при первой инвентаризации. У них имеется склад 2 метра, и когда бывает большой привоз товара, то его некуда положить и часть товара- мешки с мукой, сахаром и упаковки с пивом лежат возле дверей. Один раз грузчики не довезли им 2 блока сигарет и 4 маленьких йогурта, но в фактуре они - продавцы- не отметили, что данного товара нет, впоследствии им его так и не довезли, и это вошло в недостачу. После проведения инвентаризации служебное расследование не проводилось- не устанавливалось, какого товара не хватило, посчитали, что денег не хватило. " ... " продавец N " ... " пришла на работу в нетрезвом состоянии, сменила продавца N " ... ", которая ушла с работы, оставив N " ... " одну на рабочем месте. Письменно по этому поводу никто из них к руководству магазина не обращался. После рабочего дня любой из трех продавцов мог прийти и открыть контрольный замок.

Третье лицо Кислицина Н.А. исковые требования поддержала и пояснила, что она тоже не виновата в наличии недостачи, ничего не брала, но будет выплачивать, и считает, что все они должны выплачивать. В данном магазине она проработала 3 года. Раньше также участвовала в проведении инвентаризации, которые проводились также, как и последняя инвентаризация. Она и Спорыш И.В. подсчитывали все, считает, что не могли при инвентаризации упустить 200-300 тысяч. На инвентаризационной описи каждый из продавцов ставил свою подпись. Недостача образовалась в связи с тем, что взяты деньги или товар и деньги. Магазин и их отдел закрывался на контрольный замок, ключи были только у них-трех продавцов. Двери железные, имеются решетки. Ни сторожа, ни другие лица не могли проникнуть к ним в отдел. Когда поступал товар, ни у кого не было возможности что-то утащить. Действительно, был случай, что продавец N " ... " пришла на работу в нетрезвом состоянии, она оставила ее на рабочем месте, а сама ушла. Письменно по этому поводу никто из них к руководству магазина не обращался. О том, что Жемчугова выпивала на рабочем месте, ей было известно со слов N " ... ".

Третье лицо Хорошавина Ю.А. решение вопроса оставила на усмотрение суда и пояснила, что она проработала продавцом 9 лет. Она согласилась выплачивать недостачу, так как является материально-ответственным лицом, но она тоже не виновата в наличии недостачи. Проникнуть в магазин невозможно, и покупатели также не могли похитить товар на такую сумму недостачи. О том, что им не был довезен какой-либо товар, в фактуре они не указывали, но звонили, и им потом этот товар довозили. На инвентаризационной описи каждый из продавцов ставил свою подпись. Был случай, что зимой после праздников она пришла в магазин и увидела за прилавком сноху Жемчуговой - Макарову Ю.А. и ее брата, которые гуляли в магазине, даже пытались ее обслужить. Жемчугова ушла домой, даже не сняв терминал.

Судом постановленоизложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Кужелев Е.Т. с решением суда не согласен в части снижения суммы иска, просит его отменить, удовлетворив требования в полном объеме.

В апелляционной жалобе Жемчугова Н.И. с постановленным решением суда не согласна, просит его отменить. Отмечает, что при разрешении спора суд принял во внимание документы о недостаче, которая возникла задолго до того, так ответчик была принята на работу к истцу. Полагает, что между ООО " N " ... "" и ИП Кужелевым Е.Т. правопреемства в части ущерба не может быть. Если ответчик состояла в трудовых отношениях и с ООО " N " ... "" и с ИП Кужелев Е.Т. то, следовательно, инвентаризация должна была быть проведена у обоих работодателей - за период работы ответчика. Считает, что доказательств реальности ущерба представлено не было. Фактические потери при имеющихся обстоятельствах определить невозможно, поскольку при трудоустройстве ответчика не была проведена инвентаризация и не ясно какой именно товар и на какую сумму был передан ответчику и бригаде, в составе которой находился ответчик. Жемчуговой Н.И. как работнику право ознакомится с результатами проверки представлено не было.

Лица, участвующие в деле, " ... " извещены о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы (л.д. 150).

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, выслушав представителя Жемчуговой Н.И. - Касимову А.А., поддержавшую доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований к его отмене по доводам жалоб.

По смыслу ч.1 статьи 327.1 ГПК РФ повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

В силу положений ст.ст. 238, 241, 242 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, за который работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами, на работника может возлагаться материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба.

Согласно п.2 ч.1 ст.243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

В соответствии со ст.244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество. Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 N 85, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.11.2002 N 823, утверждены Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества и Перечень работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества.

Согласно данным перечням при осуществлении работ по продаже (торговле, отпуску, реализации) товаров (продукции), подготовке их к продаже (торговле, отпуску, реализации), по расчетам при продаже (реализации) товаров, продукции и услуг (в том числе не через кассу, через кассу, без кассы через продавца, через официанта или иного лица, ответственного за осуществление расчетов) может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества, а должность продавца отнесена к тем должностям, с работником которой работодатель может заключить договор о полной материальной ответственности за вверенное ему имущество.

До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт. Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном настоящим Кодексом (ст.247 ТК РФ).

Процессуальным законом в качестве общего правила закреплена процессуальная обязанность каждой из сторон доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законом (ч.1 ст.56 ГПК РФ).

Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда РФ, изложенным в пунктах 4,5 Постановления от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности. Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Работник не может быть привлечен к материальной ответственности, если ущерб возник вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (статья 239 ТК РФ).

Из материалов дела следует, что Жемчугова Н.И. с " ... " работала продавцом на временной ставке в магазине ООО " N " ... "", расположенном по адресу: " ... ", с " ... " была переведена на постоянную ставку.

" ... " между работодателем ООО " N " ... "" в лице директора Кужелева Е.Т. и членами коллектива (бригады): Зинченко И.В., Жемчуговой Н.И., Коваленко Н.В., Азевич Ю.А. был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, по условиям которого члены бригады приняли на себя коллективную материальную ответственность за не обеспечение сохранности имущества, вверенного им для реализации (продажи), учета и хранения продовольственных и непродовольственных товаров. Состав бригады постоянно изменялся, с " ... " в бригаду вошла Кислицина Н.А., с " ... " Хорошавина Ю.А. С " ... " в состав бригады входили Жемчугова Н.И., Хорошавина Ю.А. и Кислицина Н.А.

В соответствии с решением учредителя ООО " N " ... "" N " ... " от " ... " в связи с финансово-хозяйственной необходимостью и в целях оптимизации торговой деятельности сняты с баланса и переданы магазины, в том числе магазин, расположенный в " ... ", - в ИП Кужелев Е.Т. с остатком ТМЦ- 1 021 103,57 руб. (л.д.6).

Приказом N " ... " от " ... " ИП Кужелев Е.Т. принят на баланс от ООО " N " ... "" магазин, расположенный в " ... ", с остатком ТМЦ- 1 021 103,57 руб. (л.д. 7).

Приказом N " ... " от " ... " Хорошавина Ю.И., Кислицина Н.А. и Жемчугова Н.И. были приняты на работу в качестве продавцов со сдельной оплатой труда, но не менее минимальной 8 265 рублей в месяц. Хорошавина Ю.И. была принята в указанную бригаду в качестве старшего продавца.

" ... " ИП Кужелевым Е.Т. издан приказ N " ... " о проведении " ... " инвентаризации и передачи товарно-материальных ценностей в магазине по адресу: " ... " " ... ", " ... " (продуктовый отдел) в составе комиссии: председателя - бухгалтера Барановской Т.И., членов комиссии финансового директора Рядовой Л.В., юриста Ялоза С.В., бухгалтера Николаевой Т.Н., материально-ответственных лиц Хорошавиной Ю.А., Жемчуговой Н.И., Кислициной Н.А., Спорыш И.В. (л.д. 27). Все члены бригады были ознакомлены с данным приказом.

Фактически в период с " ... " по " ... " включительно бригада в составе старшего продавца Хорошавиной Ю.А., продавцов Жемчуговой Н.И. и Кислициной Н.А. работала в ООО " N " ... "", с " ... " по " ... " в ИП Кужелев Е.Т., в одном и том же магазине по адресу: " ... " " ... " " ... ", с одним и тем же остатком ТМЦ, у одного и того же руководителя - Кужелева Е.Т.

В п. 2.1.8 должностной инструкции, подписанной Жемчуговой Н.И. " ... ", предусмотрена обязанность продавца осуществлять контроль за сохранностью товаров, торгового оборудования и прочих материальных ценностей, а в п. 4.1.6 - ответственность за утрату, порчу и недостачу товаров и иных материальных ценностей в соответствии с действующим законодательством (л.д..26).

Из Договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности (л.д.14-15) между ООО " N " ... "" в лице руководителя Кужелева Е.Т. и членами коллектива (бригады) Жемчуговой Н.И. (дата заключения договора " ... "), Кислициной Н.А. (дата заключения договора " ... "), Хорошавиной Ю.А. (дата заключения договора " ... ") и Договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности (л.д.16-18) между ИП Кужелевым Е.Т. и членами коллектива (бригады) Хорошавиной Ю.А., Жемчуговой Н.И. и Кислициной Н.А., заключенного " ... ", следует, что с Хорошавиной Ю.А., Жемчуговой Н.И. и Кислициной Н.А. были заключены договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, согласно которым основанием для привлечения членов Коллектива (бригады) к материальной ответственности является прямой действительный ущерб, непосредственно причиненный Коллективом (бригадой) Работодателю, а также и ущерб, возникший у Работодателя в результате возмещения им ущерба иными лицами (п.12 каждого указанного Договора). Коллектив (бригада) и/или член Коллектива (бригады) освобождаются от материальной ответственности, если будет установлено, что ущерб причинен не по вине членов/члена Коллектива (бригады) (п.13 каждого указанного Договора). Подлежащий возмещению ущерб, причиненный коллективом (бригадой) предприятию, учреждению, организации, распределяются между членами данного коллектива (бригады) пропорционально месячной тарифной ставке (должностному окладу) и фактически проработанному времени за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба (п.15 каждого указанного Договора).

В ходе проведенной в магазине инвентаризации выявлена недостача товарно-материальных ценностей по состоянию на " ... ", которая отражена в сличительной ведомости результатов инвентаризации товаров, материалов, тары и денежных средств, на общую сумму 258 257,18 руб. Сличительная ведомость подписана всеми материально ответственными лицами, кроме Жемчуговой Н.И. Из акта от " ... " следует, что Жемчугова Н.И. в присутствии продавцов и членов инвентаризационной комиссии отказалась подписывать инвентаризационную ведомость при передаче ТМЦ " ... " и давать объяснение по итогам инвентаризации, объяснив это тем, что она деньги не брала и ничего подписывать не будет (л.д. 33).

В своих объяснительных Хорошавина Ю.А. и Кислицина Н.А. причину выявленной " ... " недостачи объяснить не смогли, с результатом ревизии и порядком проведения инвентаризации согласны, претензий к комиссии не имели (л.д.36,37).

Жемчугова Н.И. в своей объяснительной указала, что к выявленной недостаче она отношения не имеет. Инвентаризация проведена с нарушением, с итогами инвентаризации не согласна (л.д.38).

В соответствии с заключенными соглашениями от " ... " Хорошавина Ю.А. и Кислицина Н.А. добровольно согласились возместить ИП Кужелеву Е.Т. ущерб - по N " ... " части выявленной недостачи, то есть в сумме 86 085,73 руб.

" ... " Кислицина Н.А. была уволена. В этом же день к ИП Кужелеву Е.Т. была принята продавцом Спорыш И.В.

" ... " ИП Кужелевым Е.Т. издан приказ N " ... " о проведении " ... " инвентаризации и передачи товарно-материальных ценностей в магазине по адресу: " ... " " ... " " ... ", в составе комиссии: председателя - финансового директора Рядовой Л.В., членов комиссии юриста Ялоза С.В., бухгалтеров Барановской Т.И. и Николаевой Т.Н., материально-ответственных лиц Хорошавиной Ю.А., Жемчуговой Н.И., Спорыш И.В.

Повторная инвентаризация проводилась в связи с выявлением в ходе инвентаризации " ... " недостачи в сумме 258 257,18 руб., расформированием бригады материально-ответственных лиц и сформированием нового коллектива материально-ответственных лиц. Факт ознакомления с данным приказом " ... " всех членов бригады не оспаривался.

Из сличительной ведомости результатов инвентаризации товаров, материалов, тары и денежных средств на " ... " следует, что у бригады продавцов Хорошавиной Ю.А., Жемчуговой Н.И., Спорыш И.В. за период с " ... " по " ... " по данным бухгалтерского учета числится 494 074,45 руб., фактические остатки составили 494 032,72 руб., недостача - 41,73 руб. (л.д. 30). Сличительная ведомость подписана материально ответственными лицами Хорошавиной Ю.А. и Жемчуговой Н.И.

Судом проанализированы все документы, составленные в ходе инвентаризации и ее результаты признаны достоверными.

В соответствии с приказом N " ... " от " ... " Жемчугова Н.И. уволена по п.3 ст. 77 ТК РФ по собственному желанию.

Полагая, что недостача образовалась по вине всех трех продавцов, ИП Кужелев Е.Т. обратился в суд с настоящим иском только к Жемчуговой Н.И., поскольку члены бригады - Хорошавина Ю.А. и Кислицина Н.А. обязалась каждая уплатить по N " ... " от суммы недостачи, т.к. определить степень вины каждого члена бригады не представилось возможным.

Оценивая представленные инвентаризационные описи, суд признал их обоснованными и достоверными, поскольку фактические остатки товаров проверялись членами комиссии с участием материально ответственных лиц, в том числе с фактическим участием самого ответчика. При этом размер недостачи стороной ответчика не оспаривался, ходатайство о проведении судебной бухгалтерской экспертизы Жемчуговой Н.И. также не заявлялось.

Принимая во внимание, что договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности заключен с ответчиком и третьими лицами правомерно, установив, что недостача образовалась по причине ненадлежащего выполнения членами бригады своих трудовых обязанностей, факт причинения работодателю ущерба подтвержден исследованными в ходе судебного разбирательства допустимыми (письменными) доказательствами, размер ущерба определен проведенной инвентаризацией в предусмотренном законом порядке, обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника, при рассмотрении дела не установлено, при этом ответчиком в соответствии со ст.56 ГПК РФ доказательств, подтверждающих отсутствие ее вины в причинении ущерба, суду не представлено, требования ИП Кужелева Е.Т. правильно признаны судом подлежащими удовлетворению.

При этом суд, руководствуясь 250 ТК РФ, снизил размер суммы, подлежащей взысканию с Жемчуговой Н.И. в возмещение недостачи до 80 000 руб., с учетом ее материального и семейного положения.

Вопреки доводам апелляционной жалобы Кужелева Е.Т. у суда апелляционной инстанции нет оснований не согласиться с выводами районного суда, поскольку из представленных справок Жемчугова Н.И. и ее супруг Жемчугов Д.А. в настоящее время являются безработными, и у них на иждивении имеются двое несовершеннолетних детей.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о неисполнении работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения вверенного работнику имущества являлись предметом проверки суда первой инстанции и своего подтверждения при рассмотрении дела не нашли.

Так, из показаний свидетеля Азевич З.И., являющейся заведующей магазина, следует, что недостача произошла по вине всех трех продавцов. Когда привозится товар, у них есть возможность проверить наличие товара. В магазине 3 отдела, в 21 час магазин закрывается на контрольный замок, все отделы закрываются на контрольные замки. Сторож не может попасть в магазин, ключей от контрольного замка не имеет.

Сторож - кочегар Стержанов И.П. в ходе рассмотрения дела пояснил, что работает в магазине с " ... " по настоящее время. В его обязанности входит наружный осмотр здания магазина, окон, дверей. В помещение магазина сам он попасть не может, не имеет ключей от замков, кочегарка отделена от магазина капитальной стеной.

N " ... " в суде также поясняли что кроме трех продавцов доступа в магазин ни у кого не было, отдел закрывался на ключ.

Проанализировав изложенное, коллегия полагает, что доступ в магазин, кроме бригады продавцов никто не имел. Кроме того, фактов хищения за спорный период времени не было.

Вместе с тем, как пояснили все трое из продавцов, бывали случаи, когда они находились на рабочем месте в нетрезвом состоянии. Хорошавина Ю.А. также указала, что однажды в смену Жемчуговой Н.И. за прилавком находились посторонние лица - ее сноха и брат.

Анализируя представленные материалы дела, коллегия не усматривает нарушений со стороны истца при проведении инвентаризации, которые могли бы привести к отмене постановленного судебного акта. Факт причинения недостачи подтвержден материалами дела, отсутствие вины Жемчуговой Н.И. в образовании недостачи не доказано.

Более того, ответчик работала в составе бригады, в одном магазине, на одном рабочем месте, без передачи товарно-материальных ценностей друг другу по актам, других продавцов кроме указанной бригады в магазине в период образования недостачи не имелось.

Ссылка ответчика на то, что работник должен возместить прямой действительный ущерб, то есть без учета торговой наценки, не может быть признана состоятельной по следующим основаниям.

Согласно ст. 246 ТК РФ размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день принесения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

Под торговой надбавкой (наценкой) понимается элемент цены продавца, обеспечивающий ему возмещение затрат по продаже товара и получение прибыли ( ГОСТ Р 51303-99), следовательно, торговая наценка не является чистой прибылью организации и не может рассматриваться как упущенная выгода.

Поскольку торговая надбавка (наценка) состоит из реальных затрат работодателя при продаже товара и фактически включается в рыночную цену товара (цену отчуждения), то торговая наценка подлежит включению в размер материального ущерба.

Доводы жалобы Жемчуговой Н.И. о том, что истцом не представлено документов о передачи ТМЦ в ведение бригады на момент ее трудоустройства коллегией отклоняются. Как установлено судом ответчик работала непрерывно в одном и том же магазине, при передаче магазина на баланс ИП Кужелеву Е.Т. передавались ТМЦ с остатком 1 021 103,57 руб., каких-либо возражений ни один из продавцов не выражал.

Нельзя признать обоснованными и доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что между ООО " N " ... "" и ИП Кужелевым Е.Т. не может быть правопреемства, поскольку материалами дела установлено, что фактически магазин принадлежит одному и тому же лицу. Жемчугова Н.И. работала в одном месте, у одного и того же руководителя в составе той же бригады и оптимизация торговой деятельности на образование недостачи не влияет.

При рассмотрении исковых требований суд первой инстанции правильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела, не нарушил нормы материального и процессуального права, а доводы, изложенные в апелляционных жалобах, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке.

Нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено. Оснований для удовлетворения апелляционных жалоб нет.

Руководствуясь статьями 328,329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

определила:

Решение Седельниковского районного суда Омской области от " ... " оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.