Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 01 марта 2017 г. по делу N 33-1638/2017

Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 01 марта 2017 г. по делу N 33-1638/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Раковского В.В.,

судей Никитиной А.И., Синельниковой Л.В.,

с участием прокурора Губаревой О.А.,

при секретаре Шишко Е.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Верховникова М.П. на решение Оренбургского районного суда Оренбургской области от 14 декабря 2016 года по исковому заявлению Верховникова М.П. к акционерному обществу "Авиакомпания "Россия" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Раковского В.В., объяснения представителя Верховникова М.П. - Кострыгиной А.И., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснение представителя АО "Авиакомпания "Россия" - Шафнер Е.П., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Губаревой О.А., полагавшей апелляционную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения,

судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда

установила:

Верховников М.П. обратился в суд с иском к АО "Авиакомпания "Россия", в котором указал, что (дата) был принят на работу к ответчику на должность *** на неопределенный срок без испытания. Приказом от (дата) уволен по собственному желанию по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом, в этот же день (дата) у него было принято заявление о предоставлении отпуска сроком с (дата) по (дата). Фактически добровольного волеизъявления на расторжение трудового договора у него не было. Работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, обещая в противном случае уволить по порочащим основаниям. ФИО8, начальник отдела, его непосредственный начальник, основываясь на факте совершения им нарушения режима проживания в гостинице " ***" во время межполетного отдыха (дата), предложила два варианта: уволиться по собственному желанию либо по статье за совершение нарушения трудовой дисциплины. Таким образом, на него было оказано давление. (дата) он пытался отозвать заявление об увольнении по собственному желанию, однако такое заявление у него не приняли ни в приемной руководителя, ни в отделе кадров. (дата) направил заявление по почте. С учетом уточнения исковых требований Верховников М.П. просил признать увольнение незаконным, восстановить его на работе в должности ***; взыскать с АО "Авиакомпания "Россия" в свою пользу заработную плату за время вынужденного прогула в размере ***, заработную плату за *** в размере ***, удержанные из заработной платы денежные средства за неотработанное время по ученическому договору в размере ***, компенсацию морального вреда в размере ***.

В судебном заседании истец Верховников М.П. требования искового заявления поддержал, просил удовлетворить.

Представитель ответчика АО "Авиакомпания "Россия" - Шафнер Е.П. исковых требования не признала, просила отказать в удовлетворении иска.

Решением Оренбургского районного суда Оренбургской области от 14.12.2016 года в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе Верховников М.П. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, принять по делу новое решение, которым исковые требования удовлетворить.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и проверив законность и обоснованность судебного решения в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора являются: расторжение трудового договора по инициативе работника (ст. 80 настоящего Кодекса).

В соответствии со статьей 80 Трудового кодекса Российской Федерации Работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

Как разъяснено в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части первой статьи 77, статья 80 Трудового кодекса Российской Федерации) судам необходимо иметь в виду следующее: а) расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника; б) трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работника и до истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении по соглашению между работником и работодателем; в) исходя из содержания части четвертой статьи 80 и части четвертой статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения (а при предоставлении отпуска с последующим увольнением - до дня начала отпуска) отозвать свое заявление.

Исходя из приведенных правовых норм и указанных разъяснений, бремя доказывания подачи заявления об увольнении по собственному желанию вследствие понуждения к этому со стороны работодателя, лежит на истце.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что на основании трудового договора (дата) и приказа от (дата) N Верховников М.П. был принят на работу на должность ***.

Приказом директора Оренбургского филиала АО "Авиакомпания "Россия" N от (дата) Верховников М.П. уволен с занимаемой должности по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации. Основанием увольнения в приказе указано заявление работника, согласие начальника службы.

Верховников М.П. от ознакомления с приказом об увольнении и получении на руки трудовой книжки отказался, о чем работодателем (дата) в установленной форме составлен акт.

В материалы дела представлено заявление Верховникова М.П. на имя директора Оренбургского филиала АО "Авиакомпания "Россия", в котором истец просит уволить его по собственному желанию (дата). На рапорте имеется резолюция руководителя о согласовании заявления.

Указанное свидетельствует о наличии соглашения сторон трудового договора о его расторжении с (дата).

Не оспаривая сам факт написания заявления, Верховников М.П. указывает, что фактически оно было составлено по принуждению работодателя и в результате оказанного на него давления, в связи поступившими жалобами пилота АО "Авиакомпания "Россия" ФИО9 и претензии ООО " ***" по факту нарушения режима проживания в гостинице " ***" во время межполетного отдыха (дата). Верховников М.П. полагает, что указывая на возможное увольнение по порочащим основаниям в результате указанной ситуации, работодатель вынудил ее уволиться по собственной инициативе.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что иск Верховникова М.П. о восстановлении на работе удовлетворению не подлежит, поскольку нарушений трудового законодательства при расторжении с ним трудового договора не имеется. Истцом не представлено доказательств того, что ее увольнение носит вынужденный, либо дискриминационный характер. Порядок увольнения работодателем соблюден.

Указанный вывод суда основан на правильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что основанием для издания приказа об увольнении Верховникова М.П. послужило его личное заявление от (дата).

Анализируя представленные сторонами доказательства по делу в их совокупности, суд первой инстанции не усмотрел таких действий работодателя, которые бы вынудили истца написать заявление об увольнении по собственному желанию.

Оценивая доводы истца о вынужденном характере составления им заявления об увольнении по собственному желанию, суд первой инстанции правильно посчитал не доказанным факт того, что на истца было оказано давление со стороны работодателя, и он не осознавал правовых последствий подачи им заявления об увольнении.

Утверждения истца о том, что его непосредственный руководитель ФИО8 угрожала ему увольнением по порочащим основаниям в связи с обстоятельствами, указанными в поступивших на него жалобах, безусловно не свидетельствует о понуждении со стороны работодателя к увольнению по собственному желанию. Попытка избежать увольнения по порочащим основаниям путем использования права на подачу заявления об увольнении по собственному желанию и последующее расторжение трудового договора само по себе не может являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя.

Не подтверждаются материалами дела доводы апелляционной жалобы о том, что во время проведения разбора командно-руководящего состава по поводу поступивших жалоб, Верховникова М.П. не выпускали из кабинета и в приказном тоне говорили написать заявление об увольнении по собственному желанию. Данные обстоятельства опровергаются показаниями допрошенных в ходе рассмотрения дела свидетелей, в том числе показаниям свидетеля ФИО10, на которые в своей апелляционной жалобе ссылается истец.

Доводы жалобы, направленные на иную оценку показаний свидетеля ФИО10, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание и положены в основу для отмены судебного решения, поскольку оценку всем доказательствам по делу, в том числе, и показаниям свидетелей, суд дал в полном соответствии требованиям гражданского процессуального законодательства, на основании их всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования.

Доводы Верховникова М.П. о том, что в день увольнения он не был ознакомлен с приказом о нарушении порядка расторжения с работником трудового договора в порядке п. 3 ч. 1 ст. 77, ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации, не свидетельствуют.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, представленные истцом стенограммы аудиозаписи телефонного разговора Верховникова М.П. и свидетеля ФИО10, обоснованно не приняты судом первой инстанции как надлежащее доказательство, поскольку не содержит сведений, подтверждающих юридически значимые для рассмотрения настоящего спора обстоятельства.

Доказательства отсутствия добровольного волеизъявления на подачу заявления об увольнении по собственному желанию, равно как и доказательства отзыва заявления об увольнении по собственному желанию до окончания рабочего времени и издания работодателем приказа об увольнении, истцом, в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в суд представлены не были.

Факт подачи Верховниковым М.П. (дата), то есть после его фактического увольнения на основании приказа работодателя N от (дата) заявления об отзыве своего заявления об увольнении по собственному желанию в силу действующего трудового законодательства не является доказательством нарушения ответчиком порядка расторжения с истцом трудовых отношений.

В силу ч. 3 ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации днем прекращения трудового договора является последний день работы работника.

Согласно положениям ст. 14 ТК Российской Федерации течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.

С учетом приведенных норм, последним днем, когда истец был вправе отозвать свое заявление, являлось (дата).

Доводы жалобы со ссылкой на что, что поскольку с приказом об увольнении истец ознакомлен не был и не знал о состоявшемся увольнении, то он был вправе с (дата) в течение двух недель отозвать свое заявление об увольнении, являются надуманными.

Истец сам указал в заявлении дату расторжения трудового договора - (дата), с которой согласился работодатель, на что указывает резолюция руководителя на заявлении, т.е. до истечения срока предупреждения об увольнении, что не противоречит требованиям ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации.

Поскольку дата прекращения трудовых отношений определена по соглашению сторон, с учетом просьбы самого работника, у Верховникова М.П. не имеется оснований утверждать, что он не должен был предполагать свое увольнение с даты, указанной им самим в заявлении.

Не свидетельствует о нарушении работодателем норм трудового законодательства копия заявления истца о предоставлении отпуска в период с (дата) по (дата), датированная (дата), поскольку отпуск на день увольнения истцу не был предоставлен, кроме того, право на его реализацию не является предметом спора.

При изложенных обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу о том, что у работодателя имелись достаточные основания для увольнения в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, порядок, процедура и сроки его увольнения со стороны работодателя были соблюдены.

Из материалов дела также следует, что в период работы истца между ним и АО "Авиакомпания "Россия" был заключен ученический договор, истец за счет работодателя прошел обучение по специальности ***. по условиям договора по окончании обучения Верховников М.П. принял на себя обязательство после окончания обучения проработать в АО "Авиакомпания "Россия" не менее пяти лет. Стоимость услуг обучения составила ***.

При увольнении из заработной платы истца удержана сумма затрат работодателя на обучение работника, которая пропорционально отработанному после окончания обучения времени, составила ***.

При этом, обращаясь к работодателю с заявлением об увольнении, Верховников М.П. одновременно (дата) подал на имя директора Оренбургского филиала АО "Авиакомпания "Россия" заявление, в котором просил при расчете увольнения произвести удержание по ученическому договору в сумме ***.

В силу ст. 249 Трудового кодекса Российской Федерации в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2010 года N 1005-О-О, заключая соглашение об обучении за счет средств работодателя, работник добровольно принимает на себя обязанность отработать не менее определенного срока у работодателя, оплатившего обучение, а в случае увольнения без уважительных причин до истечения данного срока - возместить работодателю затраты, понесенные на его обучение, при их исчислении по общему правилу пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, поскольку такое правовое регулирование направлено на обеспечение баланса прав и интересов работника и работодателя, способствует повышению профессионального уровня данного работника и приобретению им дополнительных преимуществ на рынке труда, а также имеет целью компенсировать работодателю затраты по обучению работника, досрочно прекратившего трудовые отношения с работодателем без уважительных причин.

Соглашаясь с выводами суда об отсутствии оснований для взыскания в пользу истца удержанной из его заработной платы спорной денежной суммы, судебная коллегия исходит из того, что ответчик доказал обоснованность удержания, размер причиненного ущерба ***, он был согласен добровольно возместить ущерб. Поэтому удержание работодателем денежных средств с истца в принудительном порядке путем удержания денежных средств из заработной платы работника не противоречит трудовому законодательству и прав истца не нарушает.

Обращаясь с требованиями о взыскании задолженности по заработной плате, Верховников М.П. указывает, что окончательный расчет при увольнении с ним произведен не полностью. Обосновывает свои доводы тем, что заработная плата за (дата) была ему начислена в размере ***, фактически выплачено *** - (дата), и *** - (дата). По мнению истца, задолженность составляет *** ( *** - *** - ***).

С данными доводами истца нельзя, поскольку как следует из расчетного листка за (дата), из суммы начисленной заработной платы ответчиком удержано: подоходный налог в сумме ***, ущерб (расходы за обучение) в сумме ***, профсоюзные взносы в сумме ***, а всего ***. Таким образом, расчет с Верховниковым М.П. при увольнении произведен полностью.

При этом правильность начисления и размер начисленной работодателем заработной платы Верховников М.П. под сомнение не ставит.

Доводы апелляционной жалобы об имеющихся расхождениях в представленных ответчиком документах по расчету заработной платы истца за (дата) в части ее размера, основанием для отмены решения суда в указанной части не являются. Согласно представленным документам, разница в итоговых суммах заработной платы стала возможной в связи с различиями в показателях, ее составляющих. В рассматриваемой ситуации, расчет заработной платы производился ответчиком для разных целей, в частности, для оплаты отпуска, окончательного расчета с работником при увольнении, определения средней заработной платы работника, что предполагает различные механизмы исчисления.

С учетом вышеизложенного, судебная коллегия считает, что, разрешая спор, суд, руководствуясь нормами трудового законодательства, правильно определилюридически значимые обстоятельств, данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам.

Доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда также не имеют, сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Оренбургского районного суда Оренбургской области от 14 декабря 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Верховникова М.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи