Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 января 2017 г. по делу N 33-769/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Осининой Н.А.

судей

с участием прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры

Луковицкой Т.А., Цыганковой В.А.

Мазиной О.Н.

при секретаре

Васильеве А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-4130/2016 по апелляционной жалобе Панфиловой Н. С. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 14 сентября 2016 года по иску Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга к Панфиловой Н. С. о выселении, по встречному иску Панфиловой Н. С. к Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга об установлении факта принятия наследства, исключении регистрационной записи, признании права собственности на наследственное имущество.

Заслушав доклад судьи Осининой Н.А., прокурора, полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Администрация Фрунзенского района Санкт-Петербурга обратилась в суд с иском к Панфиловой Н.С. о выселении из жилого помещения - однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, "адрес".

В обоснование заявленных требований истец указал, что собственником спорной квартиры являлся Р., умерший в июле 2014 года. В установленный законом срок никто из наследников с заявлением о принятии наследства Р. к нотариусу не обратился, в связи с чем имущество умершего является выморочным. 4.09.2015 Администрации выдано свидетельство о праве на наследство по закону в отношении указанной квартиры, право собственности Санкт-Петербурга на спорную квартиру зарегистрировано в установленном законом порядке 12.10.2015. Вместе с тем, из акта обследования жилого помещения от 9.12.2015 следует, что в спорной квартире проживает Панфилова Н.С.

Панфилова Н.С. обратилась в суд со встречным иском к Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга об установлении факта принятия наследства после смерти Р., признании недействительным свидетельство о праве на наследство по закону от 4.09.2015, выданное Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, исключении из ЕГРП сведений о регистрации права собственности Санкт-Петербурга в отношении квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, "адрес".

В обоснование заявленных требований Панфилова Н.С. ссылалась на то, что является супругой умершего 31.07.2014 Р., в установленный законом срок к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти супруга не обращалась в связи с юридической неграмотностью, однако фактически приняла наследственное имущество в установленный законом срок, а именно: оплачивала коммунальные платежи, оплатила работы по ремонту квартиры, приобрела строительные материалы для ремонта в спорной квартире, заключила договор на охрану квартиры.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 14 сентября 2016 года Панфилова Н.С. выселена из квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, "адрес". В удовлетворении встречных исковых требований Панфиловой Н.С. отказано.

Панфилова Н.С. в апелляционной жалобе просит отменить решение суда, полагая его незаконным и необоснованным.

Исходя из положений ст. 167 ГПК РФ, с учетом того, что представитель Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, 3-и лица ГКУ Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга, Управление Росреестра по Санкт-Петербургу в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, сведений о причинах отсутствия не представили, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участников процесса.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, выслушав мнение прокурора, судебная коллегия не находит правовых оснований к отмене решения районного суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

При рассмотрении спора судом установлено, что на основании договора передачи квартиры в собственность граждан от 13.11.1992 Р. являлся собственником однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, "адрес" (л.д.96).

Из архивной справки о регистрации следует, что в спорном жилом помещении Р. был зарегистрирован постоянно проживающим с 26.12.1975, снят с регистрационного учета 17.09.2014 в связи со смертью (л.д.95).

Согласно копии свидетельства о смерти, выданной 14.03.2015, Р., "дата" года рождения, умер в июле 2014 года (л.д.93).

Судом установлено, что по факту обнаружения трупа Р. следственным отделом по Фрунзенскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу проводилась проверка, по результатам которой установлено, что сообщение об обнаружении трупа Р. по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", поступило в 14 отдел полиции УМВД России по Фрунзенскому району Санкт-Петербурга 03.08.2014. Вызвала сотрудников полиции соседка Т.М.А. в связи с тем, что на лестничной площадке на девятом этаже появился сильный трупный запах. По результатам судебно-медицинского исследования трупа причина смерти не установлена из-за гнилостных изменений и скелетирования трупа.

Согласно материалу проверки N739-пр-14В в ходе проведения работы по поручению СО по Фрунзенскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу сотрудниками 14 отдела полиции УМВД России по Фрунзенскому району установить родственников умершего Р. не представилось возможным, при неоднократных выходах в адрес: Санкт-Петербург, "адрес", дверь в квартиру никто не открыл.

Постановлением старшего следователя следственного отдела по Фрунзенскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу Л.М.В. от 27.08.2014 в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ст. 105, ст. 109, ч. 4 ст. 111 УК РФ, по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ отказано.

Из материалов дела следует, что 4.09.2015 нотариусом Н.Ю.М., временно исполняющей обязанности нотариуса нотариального округа Санкт-Петербурга Т.Г.М., Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга выдано свидетельство о праве на наследство по закону на выморочное имущество умершего в июле 2014 года Р., а именно на квартиру "адрес" (л.д.7).

Право собственности Санкт-Петербурга на квартиру "адрес" зарегистрировано 12.10.2015 в установленном законом порядке (л.д.8).

Согласно ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных названным Кодексом.

В соответствии со ст. 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142 - 1145 и 1148 ГК РФ. Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, то есть если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования, либо лишены наследства, либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства. Наследники одной очереди наследуют в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 года N9 "О судебной практике по делам о наследовании", круг наследников по закону установлен статьями 1142 - 1145, 1147, 1148 и 1151 ГК РФ. Отношения, влекущие признание к наследованию по закону, подтверждаются документами, выданными в установленном порядке.

Согласно ст. 10 Семейного кодекса РФ брак заключается в органах записи актов гражданского состояния. Права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака в органах записи актов гражданского состояния.

В силу п.2 ст.11 Семейного кодекса РФ государственная регистрация заключения брака производится в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния.

Таким образом, в силу приведенных норм Семейного кодекса РФ, документом, подтверждающим факт регистрации брака, является свидетельство о браке, выдаваемое отделом загса, которое имеет доказательственное значение и подтверждает наличие у лица определенных субъективных прав, например, наследственных прав.

В подтверждение доводов о том, что Панфилова Н.С. являлась супругой умершего Р., истец по встречному иску представила суду незаверенную копию повторного свидетельства серии 1-БС N579121 о заключении 27.12.1980 брака между Р., "дата" рождения, и Панфиловой Н.С., "дата" рождения.

Согласно указанному свидетельству, отделом по Жигаловскому району Управления Службы ЗАГС Иркутской области 27. 12.1980 составлена запись акта о заключении брака за N8707 (л.д. 65).

По поступившему на запрос суда сообщению службы записи актов гражданского состояния Иркутской области от 18.05.2016, по результатам проверки электронной базы данных службы записи актов гражданского состояния Иркутской области, записей актов о заключении брака, расторжении брака, зарегистрированных в отношении Панфиловой Н.С., "дата" рождения не выявлено (л.д. 119).

Согласно ответу от 31.05.2016 отдела по Жигаловскому району управления государственной регистрации службы записи актов гражданского состояния Иркутской области на запрос суда, 25.11.2009 названным органом записи актов гражданского состояния повторное свидетельство о заключении брака 1-БО N579121 в отношении Р., "дата" рождения, и Панфиловой Н.С., "дата" рождения, не выдавалось.

Кроме этого, органом службы ЗАГС в сообщении указано, что в архиве отдела по Жигаловскому району управления государственной регистрации службы записи актов гражданского состояния Иркутской области, а также по месту хранения вторых экземпляров записей актов гражданского состояния - в отделе обработки и комплектования документов службы записи актов гражданского состояния Иркутской области, нет на хранении записи акта о заключении брака между Р. и Панфиловой Н.С.

Одновременно указано, что в соответствии с приказом Министерства Юстиции РФ от 17.11.1998 N 169-доп серия документов государственной регистрации для органов ЗАГС БО присвоена Тульской области, а на территории Иркутской области, в том числе в Жигаловском районе, используется серия СТ. При этом в свидетельстве о заключении брака стоит оттиск неверно оформленной печати (в 2009 году наименование отдела ЗАГС Жигаловского района было иное, нежели указано в оттиске печати на копии свидетельства). Кроме того, руководитель органа ЗАГС, указанный в свидетельстве о заключении брака ( М.А.А.) работает в службе записи актов гражданского состояния Иркутской области с ноября 2010 года, поэтому не могла быть указана в документе от 2009 года, при этом подпись М.А.А. не соответствует настоящей подписи данного лица. Также является недостоверным номер записи акта о заключении брака N 8707, поскольку фактически на территории Жигаловского района в 1980 году была зарегистрирована 61 запись акта о заключении брака (л.д. 156-157).

В ходе разрешения спора оригинал повторного свидетельства о заключении брака, в нарушение требований ст. 71 ГПК РФ, суду первой инстанции Панфиловой Н.С. не представлен, сама Панфилова Н.С. от личной явки в судебные заседания с целью представления объяснений по обстоятельствам регистрации брака, наличия семейных отношений с наследодателем, уклонилась.

Разрешая заявленные Панфиловой Н.С. встречные исковые требования, суд первой инстанции, на основании объяснений сторон, тщательного анализа представленных письменных доказательств, правильно определив юридически значимые обстоятельства, установив их достаточно полно и объективно в ходе судебного разбирательства, дав им надлежащую правовую оценку, исходя из того, что в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ Панфиловой Н.С. не представлено документов, отвечающих требованиям относимости и допустимости в подтверждение доводов о том, что она является супругой умершего Р., учитывая при этом, что органом записи актов гражданского состояния факт выдачи повторного свидетельства о заключении брака между Р. и Панфиловой Н.С. и наличие актовой записи о регистрации брака названных лиц не подтвержден, пришел к обоснованному выводу о том, что Панфилова Н.С. не относится к числу наследников по закону умершего Р.

Поскольку в отсутствие доказательств заключения брака с Р. Панфилова Н.С. не может является наследником по закону после умершего Р., при этом на обстоятельства наличия завещания Панфилова Н.С. не ссылалась, соответствующих доказательств не представляла, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оснований для удовлетворения заявленных Панфиловой Н.С. исковых требований не имеется.

Одновременно суд первой инстанции пришел к верному выводу о наличии оснований для удовлетворения иска администрация Фрунзенского района Санкт-Петербурга о выселении Панфиловой Н.С. из жилого помещения - однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, "адрес".

В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ). Указанные права принадлежат также лицу, владеющему имуществом на законных основаниях.

Судом установлено, что согласно акту от 9.12.2015 Санкт-Петербургского ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района" в квартире, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, "адрес" проживает Панфилова Н.С. (л.д. 9). Обстоятельства фактического проживания в спорном жилом помещении в ходе судебного разбирательства Панфиловой Н.С. не оспаривались.

Из материалов дела усматривается, что Панфилова Н.С. с 21.11.2013 зарегистрирована постоянно проживающей совместно с дочерью П.Т.А., несовершеннолетними внуками П.С.В., П.К.В., П.А.В., П.Я.А., знакомой О.З.С. в доме, общей площадью 58,9 кв.м, расположенном по адресу: "адрес" принадлежащем на праве общей долевой собственности П.Т.А., П.С.В., П.А.В., П.К.В. в размере по ? каждому (л.д. 136-137).

Разрешая заявленные администрацией Фрунзенского района Санкт-Петербурга исковые требования, суд первой инстанции, установив, что в спорном жилом помещении проживает Панфилова Н.С., вселившаяся в квартиру при отсутствии законных оснований, при этом спорная квартира является выморочным имуществом и право собственности на указанное недвижимое имущество зарегистрировано за Санкт-Петербургом, пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга.

Таким образом, фактическое занятие Панфиловой Н.С. спорной квартиры лишает собственника - Санкт-Петербург в лице уполномоченного органа - администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга - возможности распоряжаться принадлежащим ему жилым помещением, в связи с чем Панфилова Н.С. подлежит выселению из спорной квартиры.

Ссылки Панфиловой Н.С. в апелляционной жалобе на то, что она несет бремя содержания спорного жилого помещения в виде оплаты коммунальных услуг, не влекут отмену состоявшегося решения суда, поскольку таковые расходы не влекут возникновение права собственности или права пользования у Панфиловой Н.С. относительно спорного жилого помещения и не подрывают выводов суда первой инстанции по существу спора, изложенных в обжалуемом решении.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ и подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора, не подрывают правильности выводов суда, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 14 сентября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Панфиловой Н. С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.