Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 11 января 2017 г. по делу N 33-802/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Подгорной Е.П.

судей

Сухаревой С.И., Шиловской Н.Ю.

с участием прокурора

Штыга Т.В.

при секретаре

Дарбаковой Н.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N ... по апелляционной жалобе Крохоткина на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от "дата" по иску Крохоткина к Обществу с ограниченной ответственностью "Матрица" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, заработной платы по листку нетрудоспособности с учетом индексации, компенсации за нарушение сроков выплаты денежных сумм, компенсации морального вреда,

Заслушав доклад судьи Подгорной Е.П., заключение прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда.

УСТАНОВИЛА:

Истец обратился в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО "Матрица" о признании увольнения незаконным, просит восстановить его на работе в должности " ... " с 30 сентября 2016 года, взыскать оплату по листку нетрудоспособности за 12 дней болезни с учетом

частичной оплаты ответчиком и с учетом индексации по индексу роста

потребительских цен в сумме " ... " рублей, неустойку за

нарушение сроков оплаты листка нетрудоспособности, заработную плату за время вынужденного прогула за 10 смен работы за период с 19 октября 2015 года по 02 ноября 2015 года (дата составления иска, указанная истцом) - " ... " рублей, неустойку по заработной плате за время вынужденного прогула за 111 дней с 03 ноября 2015 года по 21 марта 2016 года в размере " ... " рублей, компенсацию морального вреда в сумме " ... " рублей.

В обоснование заявленных требований указывает, что 01 января 2015 года он был принят на работу к ответчику ООО "Матрица" в должности " ... ". На основании приказа N ... от 25 сентября 2015 года был уволен с занимаемой должности по собственному желанию. С увольнением он не согласен, указывает на то, что он обратился к работодателю с заявлением об увольнении по собственному желанию с целью перевода в другой филиал, а не с целью увольнения с работы, как это воспринял ответчик, даты в заявлении не указал. Истец указал, что был уволен незаконно; по листку нетрудоспособности произведена лишь частичная оплата, действиями ответчика, нарушившими его трудовые права, ему причинен моральный вред, который подлежит компенсации.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от "дата" в удовлетворении исковых требований Крохоткина отказано.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда от "дата" отменить, считая его постановленным с нарушением норм процессуального и материального права.

Ответчик, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, просьб и ходатайств об отложении слушания дела, а также сведений об уважительности причин отсутствия в суд апелляционной инстанции не представил, истец, извещенный о дне и месте слушания дела просил рассматривать дело по его апелляционной жалобе в его отсутствие, в связи с чем, на основании статьи 327 ГПК РФ, судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в отсутствие истца и ответчика.

Проверив материалы дела в объеме доводов, изложенных в апелляционной жалобе, обсудив указанные доводы, выслушав заключение прокурора, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы и отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

Как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 2 Постановления от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Судом первой инстанции в процессе рассмотрения гражданского дела и при принятии оспариваемого решения правильно определены, в полном объеме исследованы обстоятельства, имеющие значение для дела; выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела; судебный акт принят в соответствии с нормами материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 80 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее, чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

Согласно подпункту "а" пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части 1 статьи 77, статья 80 Трудового кодекса Российской Федерации) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Судом первой инстанции установлено, что 31 декабря 2014 года между сторонами был заключен трудовой договор, согласно которому истец был принят на работу в ООО "Матрица" на должность " ... " (л.д. N ... ).

07 сентября 2015 года истец обратился к работодателю с заявлением об увольнении по собственному желанию (л.д. N ... ).

25 сентября 2015 года между сторонами было подписано соглашение о расторжении трудового договора (л.д. N ... ) и 25 сентября 2015 года издан приказ об увольнении с 30 сентября 2015 года (л.д. N ... ). Истец был ознакомлен с приказом 25 сентября 2015 года.

В суде первой инстанции истец оспаривал факт подписи в заявлении об увольнении по собственному желанию.

Определением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 26 сентября 2016 года в удовлетворении ходатайства истца о проведении почерковедческой экспертизы было отказано по основанию, что истцом не оспаривается факт подписания соглашения об увольнении, в котором также имеется ссылка на заявление истца об увольнении по собственному желанию.

В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции истец не настаивал на проведении судебной почерковедческой экспертизы заявления об увольнении на предмет установления принадлежности подписи.

В силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений.

Суд первой инстанции на основе исследования и оценки всех фактических обстоятельств дела пришел к выводу о том, что написание заявления об увольнении подтверждается иными доказательствами, признанными судом допустимым, не вступающим в противоречие с собранными по делу остальными доказательствами, а в частности соглашением о расторжении трудового договора, объяснениями самого истца, который в исковом заявлении указал, что обращался с заявлением к работодателю об увольнении, но полагал, что он на основании данного заявления подлежит не увольнению, а переводу на другую работу.

Суд, учитывая приведенные выше нормы материального права, оценив представленные сторонами доказательства, пришел к верному выводу о том, что воля работника на увольнение была выражена в заявлении, отражена в соглашении и в представленном приказе, что не противоречит действующему законодательству; последующее несогласие с увольнением, может свидетельствовать лишь об изменении его желания на увольнение в связи с изменением обстановки, но не может влечь за собой признание увольнения незаконным, так как процедура увольнения была соблюдена, трудовая книжка выдана работнику, расчет по заработной плате с ним был произведен, работник после 30 сентября 2015 года трудовую функцию не осуществлял, доказательств обратного не представлено.

Действительная воля истца на прекращение трудовых отношений судом была установлена, доказательств того, что Крохоткин заблуждался относительно предмета и последствий подписания соглашения об увольнении ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции представлено не было.

Отказывая в удовлетворении требований истца о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске истцом срока для обращения в суд с указанными исковыми требованиями и об отсутствии уважительных причин для его восстановления.

Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, считает необходимым обратить внимание на следующее.

Согласно ст. 382 Трудового кодекса РФ индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами.

Частью 1 ст. 392 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью и возлагая на государство обязанность по их соблюдению и защите (статья 2), гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1), в том числе закрепленных статьей 37 Конституции Российской Федерации прав в сфере труда.

Статья 392 Трудового кодекса Российской Федерации направлена на обеспечение функционирования механизма судебной защиты трудовых прав и в системе действующего правового регулирования призвана гарантировать возможность реализации работниками права на индивидуальные трудовые споры (статья 37, часть 4, Конституции Российской Федерации), устанавливая условия, порядок и сроки для обращения в суд за их разрешением.

Предусмотренный частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации трехмесячный срок для обращения в суд является более коротким по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством. Однако такой срок, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не может быть признан неразумным и несоразмерным, поскольку направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника и по своей продолжительности является достаточным для обращения в суд; при пропуске срока по уважительным причинам он согласно части третьей данной статьи может быть восстановлен судом (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 1033-О, от 17 февраля 2015 года N 240-О, от 23 июня 2015 года N 1264-О и др.).

Предусмотренный частью первой данной статьи трехмесячный срок для обращения в суд исчисляется со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, чем обеспечивается возможность надлежащего обоснования исковых требований. Такое правовое регулирование направлено на оптимальное согласование интересов сторон трудовых отношений и на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника ( в редакции, действующей на момент увольнения истца).

Согласно материалам дела, истец был ознакомлен с приказом об увольнении 25 сентября 2015 года.

Вместе с тем, с требованиями о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе истец обратился в суд 01 ноября 2015 года (посредством почты), т.е. с пропуском предусмотренного законом срока.Пунктом 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" установлено, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Таким образом, общим признаком причин, являющихся уважительными в случае пропуска срока обращения в суд, является отсутствие возможности в рамках установленного срока обратиться с заявлением в суд.

По смыслу части 3 статьи 392 Трудового кодекса РФ и ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ уважительность причин пропуска срока обращения в суд в настоящем споре доказывается истцом.

Вместе с тем, доказательств уважительности причин пропуска данного срока истицей в порядке ст. 56 ГПК РФ в суд первой инстанции представлено не было, так же как и не было заявлено соответствующего ходатайства о восстановлении срока на обращение в суд с настоящим иском.

При указанных обстоятельствах, учитывая заявление ответчика о пропуске истцом срока на обращение в суд с указанными выше требованиями, суд первой инстанции правомерно вынес решение об отказе в иске в том числе по мотиву пропуска им срока обращения в суд.

Ссылки истца на его нетрудоспособность в период с 08 октября 2015 года по 19 октября 2015 года, как на уважительную причину пропуска срока, правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку в период с 20 октября 2015 года у истца была возможность обратиться в суд в установленный срок. При этом судебная коллегия обращает внимание, что в апелляционной жалобе Крохоткин указывает, что 26 октября 2015 года он обратился с жалобой в прокуратуру на действия ответчика, что свидетельствует о возможности обратиться и в суд за разрешением индивидуального спора в установленный срок.

Оснований для несогласия с выводом суда об отказе в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, судебная коллегия по доводам апелляционной жалобы не усматривает.

Разрешая требования истца о взыскании оплаты по листку нетрудоспособности за период с 08 октября 2015 года по 19 октября 2015 года, суд первой инстанции исходил из того, что оплата Крохоткину произведена в полном объеме после предъявления листка в бухгалтерию ответчика 12 февраля 2016 года.

С таким выводом суда первой инстанции соглашается судебная коллегия.

Согласно ст. 183 Трудового кодекса Российской Федерации при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.

Размеры пособий по временной нетрудоспособности и условия их выплаты устанавливаются федеральными законами.

В соответствии с ч. 2 ст. 5 Федерального закона Российской Федерации от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ "Об обязательном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" пособие по временной нетрудоспособности выплачивается застрахованным лицам при наступлении случаев, указанных в ч. 1 настоящей статьи, в период работы по трудовому договору, осуществления служебной или иной деятельности, в течение которого они подлежат обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, а также в случаях, когда заболевание или травма наступили в течение 30 календарных дней со дня прекращения указанной работы или деятельности либо в период со дня заключения трудового договора до дня его аннулирования.

В силу ч. 3 ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ застрахованному лицу, утратившему трудоспособность вследствие заболевания или травмы в течение 30 календарных дней со дня прекращения работы по трудовому договору, служебной или иной деятельности, в течение которой оно подлежало обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, пособие по временной нетрудоспособности назначается и выплачивается страхователем по его последнему месту работы (службы, иной деятельности) либо территориальным органом страховщика в случаях, указанных в ч. 4 настоящей статьи.

Исходя из анализа приведенных правовых норм, работник вправе требовать оплаты листка нетрудоспособности от работодателя в случае наступления страхового случая в пределах 30 дней с момента увольнения.

Выдача листков нетрудоспособности регулируется Порядком выдачи листков нетрудоспособности, утвержденным Приказом Минздравсоцразвития России от 29 июня 2011 года N 624н (далее - Порядок выдачи листков нетрудоспособности), из которого следует, что листок нетрудоспособности выполняет две функции: он является основанием для назначения пособия по временной нетрудоспособности и документом, подтверждающим уважительную причину отсутствия на работе.

Пунктом 11 указанного Порядка выдачи листков нетрудоспособности установлено, что при амбулаторном лечении заболеваний (травм), отравлений и иных состояний, связанных с временной потерей гражданами трудоспособности, лечащий врач единолично выдает гражданам листки нетрудоспособности сроком до 15 календарных дней включительно. При сроках временной нетрудоспособности, превышающих 15 календарных дней, листок нетрудоспособности выдается и продлевается по решению врачебной комиссии, назначаемой руководителем медицинской организации.

Пунктом 57 Порядка выдачи листков нетрудоспособности предусмотрено, что при заполнении корешка бланка листка нетрудоспособности в строке "Продолжение листка N" указывается номер предыдущего листка нетрудоспособности в случае, если оформляемый листок нетрудоспособности является продолжением ранее выданного листка.

Как усматривается из материалов дела, представленный истцом листок нетрудоспособности N ... ), открытый 08 октября 2015 года за период нетрудоспособности с 08.10.2015 года по 20.10.2015 года, подлежал оплате ответчиком, поскольку заболевание наступило по истечение 30 календарных дней со дня прекращения трудовых отношений.

В силу действующего законодательства обязанность по оплате листков нетрудоспособности на работодателе лежит с момента их предъявления работником.

Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ страхователь назначает пособие по временной нетрудоспособности в течение 10 календарных дней со дня обращения застрахованного лица за его получением с необходимыми документами. Выплата пособий осуществляется страхователем в ближайший после назначения пособий день, установленный для выплаты заработной платы.

Как установлено судом первой инстанции, Крохоткиным листок нетрудоспособности был предъявлен работодателю 12 февраля 2016 года, оплата произведена 24 февраля 2016 года в сумме " ... " рубля, что не оспаривалось истцом.

Учитывая, что листок временной нетрудоспособности передан работодателю для оплаты только 12 февраля 2016 года, до указанной даты требований об оплате больничных листов Крохоткин к ООО "Матрица" не заявлял и к оплате ответчику их не предъявлял, выплата работодателем произведена в срок, установленный п. 1 ст. 15 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскании процентов и индексации вышеуказанной суммы является верным.

При этом судебная коллегия обращает внимание, что расчет пособия произведен ответчиком в соответствии с требованиями ст. 14 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ.

Пособия по временной нетрудоспособности исчисляется исходя из среднего заработка застрахованного лица, рассчитанного за два календарных года, предшествующих году наступления временной нетрудоспособности, отпуска по беременности и родам, отпуска по уходу за ребенком, в том числе за время работы (службы, иной деятельности) у другого страхователя (других страхователей). Средний заработок за время работы (службы, иной деятельности) у другого страхователя (других страхователей) не учитывается в случаях, если в соответствии с частью 2 статьи 13 настоящего Федерального закона пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам назначаются и выплачиваются застрахованному лицу по всем местам работы (службы, иной деятельности) исходя из среднего заработка за время работы (службы, иной деятельности) у страхователя, назначающего и выплачивающего пособия. В случае, если в двух календарных годах, непосредственно предшествующих году наступления указанных страховых случаев, либо в одном из указанных годов застрахованное лицо находилось в отпуске по беременности и родам и (или) в отпуске по уходу за ребенком, соответствующие календарные годы (календарный год) по заявлению застрахованного лица могут быть заменены в целях расчета среднего заработка предшествующими календарными годами (календарным годом) при условии, что это приведет к увеличению размера пособия.

Средний дневной заработок для исчисления пособия по временной нетрудоспособности определяется путем деления суммы начисленного заработка за период, указанный в части 1 настоящей статьи, на 730 (пункт 3 ст. 14 указанного Закона).

Согласно ч. 1 ст. 7 ФЗ РФ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" пособие по временной нетрудоспособности при утрате трудоспособности вследствие заболевания или травмы выплачивается в следующем размере: застрахованному лицу, имеющему страховой стаж 8 и более лет, - 100 процентов среднего заработка; застрахованному лицу, имеющему страховой стаж от 5 до 8 лет, - 80 процентов среднего заработка; застрахованному лицу, имеющему страховой стаж до 5 лет, - 60 процентов среднего заработка.

Таким образом, расчет пособия по временной нетрудоспособности по страховому случаю, наступившему в 2015 году, рассчитывается по следующей формуле: заработок в 2013 году + заработок в 2014 году/ 730*100% (80 % или 60%)* количество дней.

Учитывая, что истцом не были представлены работодателю справки о сумме заработной платы, иных выплат, оформленные в соответствии с приложением N 1 к приказу Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 30.04.2013 N 182-н, о размере заработка за период 2013 - 2014 год, работодателем правомерно для расчета использован МРОТ по состоянию на 08.10.2015 год - " ... " рублей (расчет - л.д. N ... ).

Иного расчета истцом представлено не было.

В связи с отсутствием нарушения трудовых прав истца судом правильно не установлено оснований для взыскания компенсации морального вреда согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, судебная коллегия считает, что правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана по правилам ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора не опровергают выводов суда, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, и не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

Доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся в силу ст. 330 ГПК РФ безусловным основанием для отмены решения суда, апелляционная жалоба истца не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от "дата" оставить без изменения, апелляционную жалобу Крохоткина - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.