Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 18 января 2017 г. по делу N 33-828/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Александровой Ю.К.

судей

Зарочинцевой Е.В., Грибиненко Н.Н.

при секретаре

Васильеве А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Порховника А. Ю. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2016 года по гражданскому делу N2-184/16 по иску Морозенко А. Б. к Порховнику А. Ю. о взыскании ущерба и по встречному иску Порховника Александра Юльевича к Обществу с ограниченной ответственностью "Группа Ренессанс Страхование", Морозенко А. Б. о взыскании суммы страхового возмещения, возмещении ущерба.

Заслушав доклад судьи Александровой Ю.К., объяснения Порховника А.Ю., его представителя - П., действующего на основании доверенности от "дата" сроком на три года, объяснения представителя Морозенко А.Б. - С., действующего на основании доверенности от "дата" сроком на три года, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Морозенко А.Б. обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с исковыми требованиями к Порховнику А.Ю. о взыскании ущерба.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в результате произошедшего по вине ответчика дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП), имевшего место 8 июня 2014 года, принадлежащему истцу автомобилю марки " " ... "", государственный регистрационный знак N ... , причинены механические повреждения; стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца, согласно отчёту Общества с ограниченной ответственностью " " ... С"" (далее - ООО " " ... С"") N N ... от "дата", составляет 353 938 рублей 83 копейки.

Гражданская ответственность ответчика на момент ДТП была застрахована в обществе с ограниченной ответственностью "Группа Ренессанс Страхование" (далее - ООО "ГРС"), выплатившем истцу страховое возмещение в размере 120 000 рублей.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, настаивая на удовлетворении заявленных требований в полном объёме, Морозенко А.Б. просил взыскать с Порховника А.Ю. денежные средства в счёт возмещения ущерба в размере 233 938 рублей 83 копеек, что составляет разницу между размером реального ущерба и выплаченным ООО "ГРС" страховым возмещением, денежные средства в размере 6 000 рублей - в счёт возмещения расходов, понесённых истцом на оплату услуг по оценке стоимости восстановительного ремонта автомобиля, расходы на оплату услуг представителя в размере 20 000рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 5 600 рублей.

Порховник А.Ю. обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с встречными исковыми требованиями к Морозенко А.Б., ООО "ГРС", в которых просил взыскать с Морозенко А.Б. в свою пользу денежные средства в счёт возмещения ущерба в размере 690 600 рублей, расходы на оплату услуг по проведению оценки в размере 10 000 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 11 406 рублей, взыскать с ООО "ГРС" в свою пользу страховое возмещение в размере 120 000 рублей, указав в обоснование иска, что виновником в произошедшем 8 июня 2014 года ДТП является Морозенко А.Б.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2016 года исковые требования Морозенко А.Б. удовлетворены частично.

Суд взыскал с Порховника А.Ю. в пользу Морозенко А.Б. в счёт возмещения ущерба денежные средства в размере 230 399 рублей 44 копеек. Расходы на оплату услуг по оценке размера ущерба в размере 5 940 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 19 800 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 5 563 рублей 39 копеек.

В удовлетворении остальной части заявленных Морозенко А.Б. требований отказано.

Исковые требования Порховника А.Ю. удовлетворены частично.

Суд взыскал с ООО "ГРС" в пользу Порховника А.Ю. страховое возмещение в размере 8 106 рублей, расходы на оплату услуг по оценке размера ущерба в размере 100 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 400 рублей.

В удовлетворении остальной части заявленных Порховником А.Ю. требований отказано.

В апелляционной жалобе Порховник А.Ю. ставит вопрос об отмене постановленного судом решения, считая его незаконным и необоснованным, просит принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении заявленных Морозенко А.Б. требований в полном объёме, удовлетворить встречные исковые требования Порховника А.Ю. в полном объёме, указывая в жалобе на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в обжалуемом решении, обстоятельствам дела, а также на нарушение или неправильное применение судом норм материального и процессуального права. Так, в апелляционной жалобе Порховник А.Ю. указывает на недопустимость использования материала административного производства, в том числе при производстве экспертизы, на то, что вступившими в законную силу процессуальными документами и судебными решениями наличие вины ответчика в совершении ДТП не установлено, на невозможность расценивать заключение эксперта в качестве допустимого доказательства по делу, на необоснованность вывода суда о не предоставлении ответчиком доказательств, свидетельствующих об отсутствии его вины в произошедшем ДТП, а также на несправедливость и несоответствие реальным обстоятельствам дела распределение судом ответственности сторон в совершении ДТП.

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2016 года иными лицами, участвующими в деле, не обжалуется.

Порховник А.Ю., его представитель - П.., действующий на основании доверенности, в заседание судебной коллегии явились, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержали, настаивали на её удовлетворении.

Представитель Морозенко А.Б. - С.., действующий на основании доверенности, в заседание судебной коллегии явился, против удовлетворения апелляционной жалобы возражал, просил оставить обжалуемое решение суда первой инстанции без изменения.

Ответчик ООО "ГРС", надлежащим образом извещённый о дате, времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы (л.д.242-243), в заседание судебной коллегии не явился, сведений об уважительности причин неявки не представил, не просил о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя, в связи с чем на основании статей 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассматривать дело в его отсутствие.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено, материалами дела подтверждается, а сторонами не оспаривается, что 8 июня 2014 года произошло ДТП с участием автомобиля марки " " ... "", государственный регистрационный знак N ... , под управлением Морозенко А.Б, и автомобиля марки " " ... "", государственный регистрационный знак N ... , под управлением Порховника А.Ю.

Постановлением ОГИБДД УМВД России по " ... " району Санкт-Петербурга от 8 июня 2014 Порховник А.Ю. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 12.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, назначено наказание в виде административного штрафа в размере 100 рублей.

Постановлением судьи " ... " районного суда Санкт-Петербурга от 16 февраля 2015 года, состоявшемся по результатам рассмотрения административного дела N ... , возбуждённого по признакам правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Порховника А.Ю., производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Постановлением судьи " ... " районного суда Санкт-Петербурга от 29 апреля 2015 года, состоявшемся по результатам рассмотрения дела N ... , возбуждённого по признакам правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Порховника А.Ю., производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Решением судьи Санкт-Петербургского городского суда от 21 мая 2015 года вышеуказанное постановление судьи " ... " районного суда Санкт-Петербурга от 29 апреля 2015 года оставлено без изменения, жалоба Морозенко А.Б. - без удовлетворения.

На момент ДТП автогражданская ответственность Порховника А.Ю. была застрахована в ООО "ГРС", выплатившем истцу страховое возмещение в размере 120 000 рублей.

Письмом N N ... от "дата" ООО "ГРС" отказало Порховнику А.Ю. в выплате страхового возмещения по мотиву того, что вина водителя Морозенко А.Б. в произошедшем 8 июня 2014 года ДТП не установлена.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Из положений статьи 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что гражданин, застраховавший свою ответственность в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Согласно подпункту "б" пункта 2.1 части 2 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего, в случае повреждения имущества потерпевшего, определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

В силу статьи 7 названного Закона (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет:

а) в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, не более 160 тысяч рублей;

б) в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тысяч рублей;

в) в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции, выслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, руководствуясь положениями статей 15, 931, 1064, 1072, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, оценив представленные сторонами и добытые судом доказательства по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришёл к обоснованному выводу о том, что в произошедшем 8 июня 2014 года ДТП имеет место обоюдная вина истца и ответчика, в связи с чем, распределив ответственность за данное ДТП в пропорции 99% - на Порховника А.Ю. и 1% - на Морозенко А.Б., частично удовлетворил заявленные сторонами требования.

Судебная коллегия считает возможным согласиться с указанным выводом Калининского районного суда Санкт-Петербурга по следующим основаниям.

Так, в соответствии со статьёй 22 Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" единый порядок дорожного движения на всей территории России устанавливается Правилами дорожного движения, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

Под дорожным движением в Законе о безопасности дорожного движения понимается совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог.

В определении понятия "дорожное движение" делается акцент именно на те правоотношения, которые возникают в процессе перемещения людей и грузов, водителей, транспортных средств и окружающую среду. Основными нормативными актами в данной сфере для участников дорожного движения являются ПДД и Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а также ряд законодательных и подзаконных актов, государственных стандартов, ведомственных документов.

Правила дорожного движения, утвержденные Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года "О правилах дорожного движения", устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации. Другие нормативные акты, касающиеся дорожного движения, должны основываться на требованиях Правил и не противоречить им.

В силу пункта 1.3 Правил дорожного движения Российской Федерации (далее - ПДД российской Федерации, Правила) участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки.

Согласно пункту 1.5 ПДД Российской Федерации участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

При выполнении маневра не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения.

Согласно пункту 10.1 ПДД Российской Федерации водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

В силу требований пункта 13.4 ПДД Российской Федерации при повороте налево или развороте по зеленому сигналу светофора водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, движущимся со встречного направления прямо или направо. Таким же правилом должны руководствоваться между собой водители трамваев.

Согласно объяснениям водителя Морозенко А.Б., данным в день ДТП (8 июня 2014 года), управляя технически исправным транспортным средством, со скоростью 70 км/ч в третьей правой полосе движения он следовал по проспекту " ... " от " ... " проспекта в Санкт-Петербурге в условиях дневного освещения, состояние проезжей части - мокрое. На проезжей части разметка согласно схеме, сигнал светофора - зелёный, манёвр не совершал. Второго участника ДТП не видел. Для предотвращения ДТП принял торможение. Обстоятельства ДТП: двигался прямо по зелёному сигналу светофора, второй участник при повороте не уступил дорогу. В данном ДТП считает себя невиновным. Со схемой ДТП согласен.

Согласно объяснениям Порховника А.Ю., данным в день ДТП (8 июня 2014 года), управляя технически исправным транспортным средством, он следовал по проспекту " ... " от " ... " переулка к " ... " переулку в Санкт-Петербурге в условиях дневного освещения, состояние проезжей части - мокрое, со скоростью 3км/ч, в крайней левой полосе движения. На проезжей части разметки не было (перекрёсток), сигнал светофора - зелёный, совершал манёвр - поворот налево. Второго участника ДТП не видел, увидел за две секунды до удара. Для предотвращения ДТП принял торможение. Обстоятельства ДТП не заметил, не пропустил. В данном ДТП считает себя виновны. Со схемой ДТП согласен.

Из объяснений Порховника А.Ю., полученных в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, следует, что виновником ДТП, имевшего место 8 июня 2014 года, он считает Морозенко А.Б., превысившего скорость движения, совершившего перестроение во вторую полосу движения из другого ряда непосредственно перед перекрёстком, в силу чего он не мог его своевременно увидеть, обнаружив опасность Морозенко А.Б., совершил маневрирование.

Согласно положениям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

Выводы экспертов могут быть определенными (категоричными), альтернативными, вероятными и условными.

Определенные (категорические) выводы свидетельствуют о достоверном наличии или отсутствии исследуемого факта.

Согласно выводам заключения эксперта Общества с ограниченной ответственностью " " ... Ц"" (далее - ООО " " ... Ц"") N ... от 8 декабря 2015 года, составленного по результатам проведённой по делу судебной автотехнической экспертизы, назначенной определением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2015 года, в рамках предоставленных материалов в данной ДТС водитель автомобиля марки " " ... "" Порховник А.Ю. совершал манёвр левого поворота из крайней левой полосы движения. Водитель автомобиля марки " " ... "" Морозенко А.Б. непосредственно перед выездом на перекрёсток двигался по второй полосе движения от правого края проезжей части. Перед столкновением водитель автомобиля марки " " ... "" совершал манёвр ухода вправо. Столкновение произошло ориентировочно между первой и второй (от правого края проезжей части) полосами движения. В момент столкновения транспортные средства располагались под углом, близким к прямому.

По предоставленным материалам (а именно схемы ДТП, составленной должностным лицом) категорично установить скорость движения автомобиля марки " " ... "" в данной ДТС не предоставляется возможным. По схеме конечного расположения транспортных средств после столкновения, составленной водителем автомобиля марки " " ... "" Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), в данной ДТС скорость движения автомобиля истца составляла более 60,4 км/ч. Однако данная схема составлена не должностным лицом и является версией водителя автомобиля марки " " ... "" относительно расстояний от границ проезжей части до транспортных средств. Оценить соответствие указанных в данной схеме размеров фактическим размерам привязки транспортных средств к границам проезжей части, не представляется возможным.

В данной ДТС водитель автомобиля марки " " ... "" Порховник А.Ю. должен был действовать в соответствии с требованиями пункта 8.1, абзаца 2 пункта 10.1 и пункта 13.4 ПДД Российской Федерации.

В случае, если принимать схему расположения транспортных средств после столкновения, составленную Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), соответствующей фактическим расстояниям привязки транспортных средств к границам проезжей части, то в данной ДТС Морозенко А.Б. должен был действовать в соответствии с требованиями пункта 10.1 (10.2) ПДД Российской Федерации.

В случае, если схема расположения транспортных средств после столкновения, составленная Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), не соответствует фактическим расстояниям привязки транспортных средств к границам проезжей части, то в данной ДТС Морозенко А.Б. должен был действовать соответствии с требованиями пункта 10.1 ПДД российской Федерации.

В рассматриваемой ДТС действия водителя Порховника А.Ю. не соответствуют требованиям пунктов 8.1 и 13.4 ПДД Российской Федерации.

Ситуация, в которой схема расположения транспортных средств после столкновения, составленная Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), не соответствует фактическому расстоянию привязки транспортных средств к границам проезжей части: в данной ДТС, если водитель Морозенко А.Б. не имел технической возможности предотвратить столкновение, то в его действиях несоответствий требованиям ПДД Российской Федерации не усматривается. Если водитель Морозенко А.Б. имел техническую возможность предотвратить столкновение, то его действия не соответствуют требованиям абзаца 2 пункта 10.1 ПДД Российской Федерации (условие наличия или отсутствия технической возможности).

Ситуация, в которой схема расположения транспортных средств после столкновения, составленная водителем Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), соответствует фактическому расстоянию привязки транспортных средств к границам проезжей части: в данной ДТС действия водителя Морозенко А.Б. не соответствуют требованиям пункта 10.1 (10.2) ПДД Российской Федерации.

Предотвращение данного ДТП зависело от объективных действий водителя Порховника А.Ю., то есть своевременного выполнения требований пунктов 8.1 и 13.4 ПДД Российской Федерации.

Ситуация, в которой схема расположения транспортных средств после столкновения, составленная водителем Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), не соответствует фактическому расстоянию привязки транспортных средств к границам проезжей части: если с момента возникновения опасности для водителя Морозенко А.Б. до момента столкновения прошло менее 3,9 секунд, то в данной ДТС водитель Морозенко А.Б. не имел технической возможности предотвратить столкновение путём торможения при движении со скоростью 60,0 км/ч (максимально допустимой скоростью). Если с момента возникновения опасности для водителя Морозенко А.Б. до момента столкновения прошло более 3,9 секунд, то в данной ДТС водитель Морозенко А.Б. имел техническую возможность предотвратить столкновение путём торможения при движении со скоростью 60,0 км/ч (максимально допустимой скоростью).

Ситуация, в которой схема расположения транспортных средств после столкновения, составленная водителем Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), соответствует фактическому расстоянию привязки транспортных средств к границам проезжей части: в указанной ситуации категорично установить наличие или отсутствие у водителя Морозенко А.Б. технической возможности предотвратить столкновение с автомобилем марки " " ... "" не представляется возможным.

В рамках предоставленных материалов с технической точки зрения указанное расстояние (3-7 метра - см. показания Морозенко А.Б.), на котором автомобиль Порховника А.Ю. выехал на полосу движения перед автомобилем Морозенко А.Б., является неточным. Кроме того, если принимать схему расположения транспортных средств после столкновения, составленную водителем Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), соответствующей фактическим расстояниям привязки транспортных средств к границам проезжей части, то в этом случае с технической точки зрения версия водителя Морозенко А.Б. относительно скорости его движения в данной ДТС является с технической точки зрения несостоятельной.

Если принимать схему расположения транспортных средств после столкновения, составленную водителем Порховником А.Ю. (административное дело л.д. 45), соответствующей фактическим расстояниям привязки транспортных средств к границам проезжей части, то в этом случае с технической точки зрения версия водителя Порховника А.Ю. относительно скорости движения автомобиля Морозенко А.Б. в данной ДТС является состоятельной. Если данная схема не соответствует фактическим расстояниям привязки транспортных средств к границам проезжей части, то в этом случае установить состоятельность версии водителя Порховника А.Ю. относительно скорости движения автомобиля Морозенко А.Б. в данной ДТС не представляется возможным.

Относительно условий видимости для водителей в данной ДТС, то в рамках предоставленных материалов установить видимость дороги, указанной в показаниях водителей, не предоставляется возможным, поскольку данный параметр зависит от конкретной обстановки на месте ДТП непосредственно в момент ДТП (л.д. 161-178).

В соответствии с положениями статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации экспертное заключение является одним из видов доказательств по делу, оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования. В то же время, суд при наличии в материалах рассматриваемого дела заключения эксперта должен учитывать и иные добытые по делу доказательства и дать им надлежащую оценку. Экспертные заключения оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Суд оценивает экспертное заключение с точки зрения соблюдения процессуального порядка назначения экспертизы, соблюдения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, соответствия заключения поставленным вопросам, его полноты, обоснованности и достоверности в сопоставлении с другими доказательствами по делу.

Судебная коллегия в данном случае не усматривает оснований ставить под сомнение достоверность заключения эксперта от 8 декабря 2015 года, которым суд первой инстанции руководствовался при вынесении решения. Суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что оно в полном объёме отвечает требованиям статей 55, 59 - 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку содержат подробное описание исследований материалов дела и материалов административного дела за исключением протокола осмотра места происшествия, схемы, определения о возбуждении дела и постановления (л.д. 2, 10, 13-18, 19 административного дела), сделанные в результате их выводы и обоснованные ответы на поставленные вопросы. Оснований не доверять выводам указанной экспертизы у суда не имелось, эксперт имеет необходимую квалификацию, предупреждён об уголовной ответственности и не заинтересован в исходе дела; доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы, либо ставящих под сомнение её выводы, суду не представлено.

В соответствии с частью 1 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В соответствии с частью 2 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Вместе с тем, ходатайств о назначении по делу повторной или дополнительной экспертизы Порховником А.Ю. заявлено не было.

Допрошенный в ходе судебного разбирательства судом первой инстанции эксперт О ... поддержал данное им заключение в полном объёме, пояснив, что при проведении экспертизы им учитывался угол поворота автомобиля Морозенко А.Б. и Порховника А.Ю., исходя из схемы, представленной в материалы дела, водитель Морозенко А.Б. не создавал помеху водителю Порховнику А.Ю., объективные данные о том, что водитель Морозенко А.Б. двигался со скоростью, превышающей 60 км/ч, отсутствуют, с какой скоростью двигался автомобиль до столкновения, установить невозможно; исходя из перемещения и массы тела ребёнка, скорость автомобиля составляла 54,4 км/ч (л.д. 211-212).

Учитывая изложенное, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что в произошедшем 8 июня 2014 года ДТП имеет место обоюдная вина истца и ответчика, следовательно, о распределении ответственности за данное ДТП в пропорции 99% - на Порховника А.Ю. и 1% - на Морозенко А.Б., поскольку ответчиком допущено нарушение требований пункта 13.4 ПДД Российской Федерации и не представлено доказательств, которые могли бы с достоверностью свидетельствовать о внезапном перестроении истца во вторую полосу движения из другой полосы, и, как следствие, о невозможности обнаружения транспортного средства при совершении манёвра, а истцом нарушены требования пункта 10.2 ПДД Российской Федерации, однако после обнаружения опасности им было предпринято маневрирование с целью предотвращения наступления более негативных последствий.

Соглашаясь с указанным выводом суда первой инстанции, судебная коллегия учитывает то, что, в нарушение требований статей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ответчиком не представлено доказательств, отвечающих признакам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, свидетельствующих об отсутствии его вины в произошедшем ДТП.

В апелляционной жалобе Порховник А.Ю. указывает на недопустимость использования материала административного производства, в том числе при производстве экспертизы, поскольку вступившим в законную силу постановлением судьи " ... " районного суда Санкт-Петербурга от 29 апреля 2015 года, состоявшемся по результатам рассмотрения административного дела N ... , установлена недопустимость собранных по делу доказательств.

Данный довод апелляционной жалобы судебная коллегия считает подлежащим отклонению, поскольку, как указывалось ранее, предметом исследования эксперта в рамках проводимой судебной экспертизы являлись материалы настоящего гражданского дела и материалы административного дела за исключением протокола осмотра места происшествия, схемы, определения о возбуждении дела и постановления (л.д. 2, 10, 13-18, 19 административного дела), признанные постановлением судьи " ... " районного суда Санкт-Петербурга недопустимыми доказательствами (л.д. 162).

Кроме того, при проведении экспертизы экспертом исследовались и учитывались версии обоих водителей, изложенные также в ходе рассмотрения судом первой инстанции настоящего гражданского дела.

То обстоятельство, что постановлением судьи " ... " районного суда Санкт-Петербурга производство по делу об административном правонарушении в отношении Порховника А.Ю. прекращено в связи с отсутствием состава правонарушения, следовательно, ответчик не был признан виновным в ДТП, имевшем место 8 июня 2014 года, к административной ответственности не привлекался, с учётом установленных по делу обстоятельств, заключения эксперта и установленного факта нарушения ответчиком требований пункта 13.4 ПДД Российской Федерации, в отсутствии доказательств обратного, не может служить основанием для освобождения Порховника А.Ю. от обязанности по возмещению причинённого имуществу истца ущерба.

Доводы апелляционной жалобы о том, что ответы на вопросы NN3 и 4, поставленные судом перед экспертом, изложенные в вышеуказанном заключении, не могут быть приняты в качестве доказательства по делу, поскольку в соответствии с разъяснениями, содержащимися в абзаце 2 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года N11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" относятся к вопросам правового характера, не могут послужить основанием для отмены правильного по существу решения суда, поскольку, приходя к выводу о наличии в произошедшем 8 июня 2014 года ДТП вины ответчика, суд первой инстанции оценивал заключение эксперта от 8 декабря 2015 года в совокупности с иными доказательствами по делу, в частности с пояснениями самого Порховника А.Ю., содержание которых позволяет сделать вывод о нарушении им требований пункта 13.4 ПДД Российской Федерации, при повороте налево не уступившем дорогу истцу.

Определяя размер подлежащих взысканию денежных средств в счёт возмещения причиненного истцу ущерба, суд первой инстанции руководствовался представленным истцом отчётом об оценке восстановительного ремонта принадлежащего ему автомобиля, выполненным специалистами ООО " " ... С"", согласно которому стоимость восстановительного ремонта с учётом характера повреждений, причиненных в имевшем место 8 июня 2014 года ДТП составляет 353 938 рублей 83 копейки, и, принимая во внимание установленный факт обоюдной вины сторон в произошедшем ДТП, а также выплаченное истцу страховое возмещение в размере 120 000 рублей, пришёл к правильному выводу о том, что с Порховника А.Ю. в пользу Морозенко А.Б. подлежат взысканию денежные средства в размере 230 399 рублей 44 копеек.

Доказательств, которые могли бы свидетельствовать об ином размере причинённого автомобилю истца ущерба, иными лицами, участвующими в деле, не представлено.

Доводов, выражающих несогласие с определённым судом первой инстанции к взысканию размером причинённого истцу ущерба, апелляционная жалоба не содержит, равно как не содержит доводов, направленных на отмену решения суда в части взыскания с ООО "ГРС" в пользу Порховника А.Ю. страхового возмещения в размере 8 106 рублей.

При этом, суд первой инстанции, учитывая степень вины сторон в произошедшем 8 июня 2014 года ДТП, размер причинённого имуществу Порховника А.Ю. ущерба, который, согласно представленному заключению N N ... ИП Б ... от "дата", составляет 810 600 рублей, отказ ООО "ГРС" от выплаты Порховнику А.Ю. страхового возмещения ввиду отсутствия установленного факта вины истца в ДТП, руководствуясь приведёнными выше нормами права, пришёл к правильному выводу о том, что с ООО "ГРС" в пользу Порховника А.Ю. подлежит взысканию страховое возмещение в размере 8 106 рублей.

Доводов, направленных на отмену обжалуемого решения суда в указанной части, апелляционная жалоба не содержит.

Решение суда первой инстанции ООО "ГРС" не обжалуется.

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2016 года в части взыскания с Порховника А.Ю. в пользу Морозенко А.Б. и взыскания с ООО "ГРС" в пользу Порховника А.Ю. судебных расходов, соответствует требованиям Главы 7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Вместе с тем, иных доводов, направленных на отмену обжалуемого решения суда первой инстанции, апелляционная жалоба Порховникова А.Ю. не содержит.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба Порховника А.Ю., которая не содержит предусмотренных статьёй 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции, - оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Порховника А. Ю. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.