Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 марта 2017 г. по делу N 33а-3360/2017

 

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Бутковой Н.А.

судей

Стаховой Т.М., Чуфистова И.В.

при секретаре

Гольхиной К.А.

рассмотрела в судебном заседании 21 марта 2017 года дело N 2а-4093/16 по апелляционной жалобе Рузибоева Ш. Ш. на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 30 ноября 2016 года по административному исковому заявлению Рузибоева Ш. Ш. к Управлению Федеральной миграционной службы России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Главному управлению Министерства внутренних дел России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании незаконным решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию.

Заслушав доклад судьи Бутковой Н.А., объяснения представителя административного ответчика, изучив материалы дела, судебная коллегия Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Рузибоев Ш.Ш. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным принятое Управлением Федеральной миграционной службы Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее - УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области) решение о неразрешении ему въезда в Российскую Федерацию от 13 марта 2015 года и отменить его.

В обоснование заявленных требований Рузибоев Ш.Ш. указал, что длительное время проживал на территории России, работал, имел патент, создал семью (женился на гражданке России), преступлений и правонарушений не совершал. Принятое УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области решение считает чрезмерным и неоправданным вмешательством в его личную и семейную жизнь.

Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 30 ноября 2016 года в удовлетворении заявленных Рузибоева Ш.Ш. требований отказано.

В апелляционной жалобе, поступившей в судебную коллегию по административным делам Санкт-Петербургского городского суда, Рузибоев Ш.Ш. в лице его представителя Прокопенко В.В., ставит вопрос об отмене состоявшегося по делу судебного постановления и принятии по делу нового решения об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на незаконность и необоснованность постановленного по делу решения.

В заседание суда апелляционной инстанции административный истец и его представитель не явились, извещались заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, об отложении судебного разбирательства не просили, доказательств уважительности причин неявки не представили, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Судебная коллегия, выслушав объяснения представителя административного ответчика, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит правовых оснований для отмены обжалуемого решения.

Отказывая в удовлетворении требований Рузибоева Ш.Ш., суд первой инстанции исходил из того, что административный истец дважды был привлечен к административной ответственности, что подтверждено материалами дела. Решение УФМС по СПб и ЛО о неразрешении въезда в РФ принято в соответствии с нормами действующего законодательства.

Как усматривается из материалов дела, Рузибоев Ш.Ш., "дата" рождения, является гражданином Республики Узбекистан.

13 марта 2015 года УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области принято решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию гражданину Республики Узбекистан Рузибоеву Ш.Ш. сроком до 17 февраля 2018 года по основаниям, предусмотренным подпунктом 4 статьи 26 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", ввиду неоднократного привлечения к административной ответственности.

Основанием для принятия решения явилось то, что административный истец в период своего пребывания на территории Российской Федерации дважды привлечен к административной ответственности (п. 4 ст. 26 Федерального закона от 15.08.96 N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию").

Так, в периоды своего пребывания на территории Российской Федерации Рузибоев Ш.Ш. в течение 3-х лет дважды был привлечен к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения: постановлением ИДПС ОБДПС от 5 февраля 2015 г. Рузибоев Ш.Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.23 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде штрафа; постановлением ИДПС ОБ ДПС от 6 февраля 2015 года Рузибоев Ш.Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.29 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде предупреждения.

Факт совершения административных правонарушений Рузибоевым Ш.Ш. не оспаривается.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, часть 1), а также каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации гарантируется право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (ч. 1 ст. 27 Конституции Российской Федерации).

При этом данные права в силу ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Исходя из конституционно значимых целей и с учетом конституционно защищаемых ценностей (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации), законодатель может ограничить федеральным законом право на въезд на территорию Российской Федерации иностранных граждан.

Указанное право государства является одним из основных признаков суверенитета Российской Федерации. Данные положения в полной мере соответствуют нормам международного права.

В соответствии со ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод допустимо вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Пункт 3 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах и пункт 3 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод определяют, что право пребывания на территории суверенного государства может быть ограничено последним в случаях, предусмотренных законом, необходимых для охраны государственной (национальной) безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других лиц.

Иностранные граждане пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Пунктом 4 статьи 26 Федерального закона от 15.08.1996 N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" предусмотрено, что въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства может быть не разрешен в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства неоднократно (два и более раза) в течение трех лет привлекались к административной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации за совершение административного правонарушения на территории Российской Федерации, - в течение трех лет со дня вступления в силу последнего постановления о привлечении к административной ответственности.

Согласно п.п., 7.16.2, 7.16.5 Положения о Федеральной миграционной службе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.07.2012 N 711, по состоянию на дату принятия оспариваемых решений Федеральная миграционная служба принимала в соответствии с законодательством Российской Федерации решения о нежелательности пребывания (проживания) иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, а также об установлении запрета на въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства; о выдаче иностранным гражданам или лицам без гражданства разрешений на временное проживание в Российской Федерации или вида на жительство, а также об аннулировании указанных разрешений или вида на жительство.

Руководствуясь указанными положениями законодательства Российской Федерации и учитывая вышеизложенные обстоятельства, поскольку материалами дела подтверждено привлечение к административной ответственности Рузибоева Ш.Ш. два раза в течение трех лет за совершение на территории Российской Федерации административных правонарушений, то в силу прямого указания закона у миграционного органа имелись основания для неразрешения въезда иностранного гражданина на территорию Российской Федерации.

Оценивая нарушение тех или иных правил пребывания (проживания) иностранных граждан в Российской Федерации как противоправное деяние, и, следовательно, требующее применения мер государственного принуждения, в том числе аннулирования ранее выданного разрешения на работу на территории Российской Федерации, аннулирование визы, уполномоченные органы исполнительной власти и суды обязаны соблюдать вытекающие из Конституции Российской Федерации требования справедливости и соразмерности, которые, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, предполагают дифференциацию публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.

Согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека, хотя право иностранца на въезд или проживание в какой-либо стране как таковое Конвенцией о защите прав человека и основных свобод не гарантируется, высылка лица из страны, в которой проживают близкие члены его семьи, может нарушать право на уважение семейной жизни, гарантированное пунктом 1 статьи 8 Конвенции. При этом нарушенными в большей степени могут оказаться права и интересы не только самого выдворенного, но также и членов его семьи, включая несовершеннолетних детей, которые, в силу применения подобных мер реагирования со стороны государства, фактически несут "бремя ответственности" за несовершенное правонарушение.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02 марта 2006 года N 55-О "По жалобе гражданина Грузии Тодуа Кахабера на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 7 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" разъяснено, что, оценивая нарушение тех или иных правил пребывания (проживания) иностранных граждан в Российской Федерации как противоправное деяние, а именно как административный проступок, и, следовательно, требующее применения мер государственного принуждения, в том числе в виде высылки за пределы Российской Федерации, отказа в выдаче разрешения на временное пребывание или аннулирования ранее выданного разрешения, уполномоченные органы исполнительной власти и суды обязаны соблюдать вытекающие из Конституции Российской Федерации требования справедливости и соразмерности, которые, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, предполагают дифференциацию публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.

Согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2016 года N 5-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", частей 1 и 3 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подпункта 2 части 1 статьи 27 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" в связи с жалобой гражданина Республики Молдова М. Цуркана" суды, рассматривая дела, связанные с нарушением иностранными гражданами режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, должны учитывать обстоятельства, касающиеся длительности проживания иностранного гражданина в Российской Федерации, его семейное положение, отношение к уплате российских налогов, наличие дохода и обеспеченность жильем на территории Российской Федерации, род деятельности и профессию, законопослушное поведение, обращение о приеме в российское гражданство. Уполномоченные органы обязаны избегать формального подхода при рассмотрении вопросов, касающихся в том числе и неразрешения въезда в Российскую Федерацию.

Несмотря на то, что вышеприведенные позиции свидетельствуют об отсутствии безусловного запрета на въезд иностранному гражданину, в случае если он два и более раза в течение трех лет привлекался к административной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации за совершение административного правонарушения, реализация миграционным органом своих полномочий в отношении Рузибоева Ш.Ш. соответствовала охраняемым законом целям, поскольку была обусловлена его противоправным поведением, в результате того, что он неоднократно совершил на территории Российской Федерации административные правонарушения в области безопасности дорожного движения, ставящие под угрозу жизнь и здоровье людей.

В ходе рассмотрения дела административным истцом не подтвержден факт утраты социальных связей на территории его гражданской принадлежности, а также наличие на территории Российской Федерации недвижимого имущества, близких родственников.

Довод стороны административного истца о том, что он с 15 декабря 2015 года состоит в браке с гражданкой России " ... " обоснованно признан судом не свидетельствующим о незаконности обжалуемого решения, поскольку на момент его вынесения данное обстоятельство отсутствовало, соответственно не могло быть учтено органом государственной власти при принятии решения о неразрешении въезда от 13 марта 2015 года.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не усматривает со стороны административного ответчика при принятии решения о неразрешении въезда на территорию РФ административному истцу, допустившему пренебрежение законами, правилами и общественным порядком страны временного проживания, нарушений статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В противном случае это будет способствовать формированию атмосферы безнаказанности, что несовместимо с принципом неотвратимости ответственности.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно сделал вывод о законности и обоснованности принятого УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области решения, в связи с чем, в удовлетворении этих требований отказал.

Доводы апелляционной жалобы не содержат отсылок к каким-либо не учтенным судом первой инстанции обстоятельствам, в том числе гуманитарного характера, которые могу оказать влияние на правовую судьбу обжалуемого решения.

При таком положении судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене по доводам апелляционной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 30 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.