Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 февраля 2017 г. по делу N 33а-3366/2017 (ключевые темы: временное убежище - беженцы - миграционная служба - иностранные граждане - опросный лист)

Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 февраля 2017 г. по делу N 33а-3366/2017

 

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Ильичевой Е.В.

судей

Ивановой Ю.В., Белоногого А.В.

при секретаре

Гольхиной К.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 февраля 2017 года административное дело N 2а-3111/16 по апелляционной жалобе Кучерявого Д. В. на решение Дзержинского районного суда Санкт - Петербурга от 29 августа 2016 года по административному исковому заявлению Кучерявого Д. В. к Управлению Федеральной миграционной службы России по Санкт - Петербургу и Ленинградской области, Главному Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт - Петербургу и Ленинградской области об оспаривании отказа в предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации, обязании устранить допущенное нарушение прав.

Заслушав доклад судьи Ильичевой Е.В.,

Выслушав объяснения представителя административного истца Кучерявого Д.В. - С.Ю.Д., представителя административного ответчика Главному Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт - Петербургу и Ленинградской области - О.О.В, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Кучерявый Д.В. обратился в Дзержинский районный суд Санкт - Петербурга с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным и отменить решение Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт - Петербургу и Ленинградской области N ... от "дата" об отказе в предоставлении истцу временного убежища на территории Российской Федерации.

В качестве мер по восстановлению нарушенного права просил обязать административных ответчиков предоставить ему временное убежище на территории Российской Федерации.

В обоснование заявленных требований истец указывал, что уже длительное время незаконно находится на территории Российской Федерации. Однако не считает, что злоупотреблял своим правом, поскольку обращался в миграционный орган с целью легализации своего нахождения в Российской Федерации, но ему было отказано. В настоящее время проживать на территории страны, гражданином которой он является, не представляется возможным, ввиду проводимых там военных действий.

Кроме того, истец указал, что его супруга, гражданка Российской Федерации, имеет заболевания, препятствующие осуществлению трудовой деятельности (врачами рекомендовано избегать тяжелой физической нагрузки), при этом лечение заболеваний, в том числе приобретение медицинских препаратов требует большого количества денежных средств, в связи с чем истец не может покинуть территорию Российской Федерации.

Решением Дзержинского районного суда Санкт - Петербурга от 29 августа 2016 года отказано в удовлетворении заявленных требований.

В апелляционной жалобе административный истец ставит вопрос об отмене состоявшегося решения суда и принятии нового, полагает решение постановленным при неправильном применении норм права и оценке доказательств.

В заседание суда апелляционной инстанции административный истец не явился, извещен судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, о причинах своей неявки в судебное заседание не сообщил, представление своих интересов доверил представителю, имеющему надлежащим образом удостоверенные полномочия, в связи с чем судебная коллегия в порядке части 2 статьи 150, статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие Кучерявого Д.В.

В заседание суда апелляционной инстанции административный ответчик Управление Федеральной миграционной службы России по Санкт- Петербургу своего представителя не направил, извещен судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства. При разрешении вопроса о возможности рассмотрения апелляционной жалобы в отсутствие представителя указанного административного ответчика, судебная коллегия учитывает, что Указом Президента Российской Федерации от 05 апреля 2016 года N 156 "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" упразднена Федеральная миграционная служба, ее функции и полномочия переданы Министерству внутренних дел Российской Федерации.

Судебная коллегия, выслушав явившихся участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, полагает решение суда оставить без изменения по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, административный истец является гражданином Украины, родился "дата" в "адрес", женат на гражданке Российской Федерации.

До "дата" Кучерявый Д.В. имел фамилию - Потоцкий.

"дата" Управлением Федеральной миграционной службы России по Санкт - Петербургу вынесено решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации Потоцкого Д.В. в связи с выявленным у него заболеванием - " ... ". Ранее выданное разрешение на трудовую деятельность 78 N ... от "дата" было аннулировано.

"дата" Потоцкий Д.В. покинул территорию Российской Федерации.

"дата" Потоцкий Д.В. получил паспорт гражданина Украины серия СТ N ... , выданный "дата" " ... " на имя Кучерявый Д.В., "дата" года рождения.

"дата" решением Управления Федеральной миграционной службы России по Ростовской области N ... Кучерявому Д.В. было предоставлено разрешение на временное проживание,

сроком действия с "дата" по "дата".

"дата" решением Управления Федеральной миграционной службы России по Ростовской области Кучерявый Д.В. получил вид на жительство 82 N ... , сроком действия с "дата" по "дата".

"дата" подразделением дознания Управления возбуждено уголовное дело N ... , по признакам преступления, предусмотренного частью N ... статьи N ... Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении Кучерявого Д.В. В ходе дознания установлено, что Кучерявый Д.В. ранее имел фамилию Потоцкий. В отношении Потоцкого Д. В., "дата" года рождения, принято решение о нежелательности пребывания в Российской Федерации. Въезд закрыт до "дата".

"дата" на основании приговора Белгородского районного суда Белгородской области Кучерявый Д.В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 322 Уголовного кодекса Российской Федерации (пересечение Государственной границы Российской Федерации при въезде в Российскую Федерацию иностранным гражданином, въезд которому в Российскую Федерацию заведомо для виновного не разрешен по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации) и был назначено наказание по этой статье в виде штрафа в размере 15 000 (пятнадцать тысяч) рублей.

"дата" Кучерявый Д.В. обратился Управление Федеральной миграционной службы России по Санкт - Петербургу с заявлением о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации, представил анкету лица, ходатайствующего о признании беженцем на территории Российской Федерации (подавшего заявление о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации).

В соответствии с сообщенными истцом ответчику сведениями, последнее место пребывания административного истца на территории Украины: "адрес", на территорию Российской Федерации прибыл "дата".

Согласно базе данных ЦБДУИГ, заявитель въезжал на территорию Российской Федерации "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", "дата", пребывал на территории Российской Федерации с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата", с "дата" по "дата".

Последний раз прибыл на территорию Российской Федерации "дата", на машине из Украины ( "адрес"), на основании национального паспорта. Государственную границу Российской Федерации проходил "дата" через КПП " " ... "".

В пункте 11 анкеты о предоставлении временного убежища (далее - Анкета) заявитель сообщил, что реальной угрозы преследования в Украине не существует, но существует угроза общей безопасности в связи с военными действиями на юго-востоке Украины.

Согласно пункту 42 Анкеты, Кучерявый Д.В. покинул государство гражданской принадлежности по причине ущемления прав и свобод русскоязычного населения, из-за гражданской войны на юго-востоке Украины, а также отсутствия работы, нормальных условий для существования.

В пункте 48 Анкеты заявитель указал, что не может и не желает вернуться в государство гражданской принадлежности, потому что жена страдает тяжелым заболеванием, ей нужен уход.

В пункте 50 Анкеты заявитель указал, что в настоящее время для него может существовать реальная угроза безопасности в случае возвращения по причине гражданской войны, перебоев с лекарствами, без них жизнь заявителя под угрозой.

Согласно пункту 53 Анкеты, в настоящее время заявитель пребывает по адресу: Санкт - Петербург, "адрес".

Также административный истец в пунктах 15, 16, 16.2 Анкеты указал, что осуществлял трудовую деятельность на территории Российской Федерации в период с "дата" года по "дата" год и с "дата" года по "дата" года, работал в " ... " составителем фарша, в настоящее время источником его дохода является заработная плата жены.

Решением N ... от "дата", административному истцу отказано в предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации в связи с отсутствием оснований, предусмотренных пунктом 2 статьи 12 Федерального закона "О беженцах".

В обоснование оспариваемого решения Управления Федеральной миграционной службы России по Санкт - Петербургу и Ленинградской области указано, что Кучерявый Д.В. обратился с просьбой о предоставлении ему временного убежища на территории Российской Федерации "дата", то есть несвоевременно - через 2 года и месяц после въезда и Россию. Если заявитель действительно имел обоснованные причины, препятствующие возвращению на родину, он бы незамедлительно, после въезда на территорию той страны, в которой он ищет убежище, обратился к органам власти с целью изложения причины выезда из страны гражданства. Промежуток времени между въездом заявителя на территорию Российской Федерации и его обращением за убежищем (2 года и месяц) в миграционный орган Санкт -Петербурга и Ленинградской области свидетельствует об отсутствии у него нуждаемости в убежище и обращении в миграционным властям с целью легализации своего пребывания в России, после принятия решения об аннулировании его вида на жительство. Кучерявый Д.В. знал о том, что в отношении него "дата" принято решение о нежелательности пребывания, использовал иные установочные данные для въезда на территорию Российской Федерации, в связи с чем его утверждение о том, что он находился на территории Российской Федерации на законных основаниях является ложью, с "дата" года многократно въезжал на территорию Российской Федерации, практически постоянно жил в России, так как им были получены РВП и ВЖ, признался, что с момента въезда на территорию Российской Федерации и до получения справки о рассмотрении заявления о временном убежище он находился на территории Российской Федерации нелегально, что свидетельствует о том, что заявитель длительное время грубо нарушал миграционное законодательство Российской Федерации.

Также миграционным органом принято во внимание, что истец сообщил ложные сведения в Управление Федеральной миграционной службы России по Ростовской области при подаче документов для получения РВП, в которых он умолчал о наличии у него заболевания, препятствующего получению РВП, а также о том, что изменял установочные данные, при этом своей подписью подтвердил достоверность представленных сведений. Когда обман был раскрыт, заявитель, не имея законных оснований для пребывания в России, поспешил обратиться за убежищем в России, что свидетельствует об отсутствии у него обоснованных опасений и позволяет сделать вывод о том, что он использует процедуру признания беженцем как последнюю возможность легализовать свое пребывание на территории Российской Федерации. После вступления в законную силу приговора Белгородского районного суда от "дата" продолжил находиться на территории Российской Федерации незаконно, должных мер для выезда с территории Российской Федерации не принял. Также в решении исследован вопрос о состоянии здоровья административного истца и его супруги, а так же факт проживания родственников административного истца в городе "адрес", из представленных сведений сделан вывод о том, что в месте проживания заявителя на Украине безопасно, ничто не препятствует возвращению в страну гражданской принадлежности, а так же о том, что заявитель воспринимает статус временного убежища на территории Российской Федерации не как временную защиту, предоставляемую российскими властями вследствие невозможности возвращения в государство гражданской принадлежности в определенный момент наличия серьезной опасности для жизни, а как возможность приобрести статус для реализации своих намерений, не связанных с целью обращения. Учитывая факт длительного незаконного пребывания заявителя на территории России, факт незаконной трудовой деятельности на территории Российской Федерации, его несвоевременное обращение за убежищем к миграционным властям Российской Федерации, факт предоставления ложных сведений о себе и отсутствии доверия к заявителю, факт совершения преступления в связи с незаконным пересечением государственной границы, сделан вывод о том, что заявитель не хочет возвращаться в Украину и находится в России не с целью получения убежища, а с целью обустройства жизни: улучшение условий жизни, трудоустройства и получения экономически выгодного, лучшего месте пребывания.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к выводу, что поскольку при обращении в Управление Федеральной миграционной службы России по Санкт - Петербургу и Ленинградской области с заявлением о предоставлении временного убежища заявитель не доказал, что не может или не хочет вернуться на родину из-за того, что у него имеются достаточные опасения стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, что в прошлом он подвергался преследованиям, и имеет серьезные основания опасаться преследований в будущем, а также на наличие объективных причин временного характера, по которым из гуманных побуждений административного истца невозможно вернуть на родину до устранения этих причин или изменения его статуса, то отсутствуют основания для признания незаконным оспариваемого решения от "дата" об отказе в предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации. Судом первой инстанции учтено, что решение миграционного органа мотивировано, принято с учетом конкретной жизненной ситуации административного истца.

Судебная коллегия полагает, что данные выводы суда основаны на правильном применении к рассматриваемым правоотношениям положений статей 1, 3, 10, 12 Федерального закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года N 4528-1 "О беженцах", пункта 7 Постановления Правительства Российской Федерации от 09 апреля 2001 года N 274 "О предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации", что подтверждается представленными при рассмотрении спора доказательствами, которым судом первой инстанции дана полная и всесторонняя оценка в соответствии со статьями 59, 62, 63 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Так, исходя из преамбулы Федерального закона от 19 февраля 1993 года N 4528-1 "О беженцах", настоящий Федеральный закон определяет основания и порядок признания беженцем на территории Российской Федерации, устанавливает экономические, социальные и правовые гарантии защиты прав и законных интересов беженцев в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

При этом указано, что законодательство Российской Федерации о беженцах состоит из настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ним других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации, в России гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

При этом часть 1 статьи 63 Конституции Российской Федерации устанавливает, что Россия предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права.

Как отмечено в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2010 года N 1317-О-П, названные конституционные положения корреспондируют со статьей 14 Всеобщей декларации прав человека, провозглашающей право каждого искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем и устанавливающей, что это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления или деяния, противоречащего целям и принципам ООН; право убежища закреплено также в Конвенции ООН 1951 года о статусе беженцев и Протоколе 1967 года, касающемся статуса беженцев, являющихся в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации составной частью российской правовой системы.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда России от 10 октября 2003 года N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" разъяснено, что под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо; к общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств; под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного; содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах ООН и ее специализированных учреждений.

Статьей 7 Международного пакта от 16 декабря 1966 года о гражданских и политических правах установлено, что никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию.

Согласно статье 14 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, каждый человек имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем. Это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления или деяния, противоречащего целям и принципам ООН.

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 1 Федерального закона от 19 февраля 1993 года N 4528-1 "О беженцах" временное убежище - это возможность иностранного гражданина или лица без гражданства временно пребывать на территории Российской Федерации в соответствии со статьей 12 Федерального закона, с другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу подпункта 2 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 19 февраля 1993 г. N 4528-1 "О беженцах" временное убежище может быть предоставлено иностранному гражданину или лицу без гражданства, если они не имеют оснований для признания беженцем по обстоятельствам, предусмотренным указанным Федеральным законом, но из гуманных побуждений не могут быть выдворены (депортированы) за пределы территории Российской Федерации.

Пунктом 2 статьи 2 названного Закона установлено, что настоящий Федеральный закон не распространяется на иностранных граждан и лиц без гражданства, покинувших государство своей гражданской принадлежности (своего прежнего обычного местожительства) по экономическим причинам либо вследствие голода, эпидемии или чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Как видно из приведенного подхода, временное убежище есть право, предоставленное иностранным гражданам или лицам без гражданства. Одновременно следует отметить, что предоставление временного убежища также является правом уполномоченного миграционного органа предоставить укрытие на территории Российской Федерации, но не его обязанностью.

Таким образом, исходя из смысла приведенных положений норм права, истец мог быть признан нуждающимся в предоставлении временного убежища при наличии обоснованных оснований для предположения, что он покинул свое место жительства в результате насилия или преследования в иных формах, либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию в отношении него или членов его семьи, в том числе в связи с опасностью ввиду проведения военных действий на территории государства гражданином, которого он является.

Однако из материалов дела нельзя прийти к выводу, что Кучерявый Д.В. сообщил административному ответчику сведения, которые могли бы быть им расценены как подтверждающие обстоятельства реальности преследования и опасности подвергнуться насилию в связи с проведением военных действий или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политическим убеждениям.

Признак расовой или национальной принадлежности как причина насилия, преследования или реальной опасности подвергнуться преследованию определяется в статье 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации от "дата", где отмечается, что под ним понимается признание превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения либо попытка оправдать или поощрять расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме.

Насилие, преследование или реальная опасность подвергнуться такому преследованию по признаку вероисповедания означает нарушение свободы вероисповедования лица, под которым в соответствии с частью 1 статьи 3 Федерального закона Российской Федерации от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединения" понимается право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Насилие, преследование или реальная опасность подвергнуться такому преследованию по признаку языка означает ограничение возможности разговаривать или вести переписку на родном языке, запрет в любых формах распространять информацию на указанном языке.

Признак принадлежности к определенной социальной группе означает объединение людей, имеющих общие значимые специфические признаки, основанные на их участии в некоторой деятельности, связанной системой отношений, которые регулируются формальными или неформальными социальными институтами.

Признак политических убеждений означает совокупность или систему убеждений и взглядов на политику, экономику, устройство государства и общества, на то, какими должны быть законы и какой должна быть общественная мораль.

Однако из пояснений истца не следовало, что истец реально подвергался или мог подвергнуться каким-либо вышеперечисленным притеснениям.

Доводы апелляционной жалобы, что на территории Украины идут боевые действия, в связи с чем истец не может туда вернуться, сами по себе не могут быть расценены судебной коллегией в качестве доказательства применения насилия либо притеснения к самому истцу на территории страны, гражданином которой он является.

Так, из материалов дела следует, что на территории Украины постоянно проживают близкие родственники истца, члены его семьи.

В пункте 8 опросного листа Кучерявый Д.В. указал, что в страну, гражданином которой он является, он не вернется даже после того как обстановка в ней стабилизируется.

Также из опросного листа Анкеты следует, что на территории Украины, в городе "адрес", постоянно проживают брат истца с женой и несовершеннолетним ребенком, а также мать истца и отец. Устойчивой связи с ними истец не утратил.

Согласно пункту 26 Анкеты, истец связывается с родственниками раз в неделю по телефону "Skype".

В пунктах 41, 43 опросного листа, истец указал, что "адрес" находится в тылу, рядом, на границе с Ростовской областью. Отец работает " ... " Мать работает на шахтном объединении " ... ". Брат тоже работает, " ... ".

Таким образом, доводы истца о невозможности возвращения на территории Украины, в виду проходящих там военных действия, не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку не опровергают выводов суда об отсутствия в материалах дела доказательств невозможности проживания истца, на территории страны, гражданином которой он является.

При этом представленные истцом в материалы дела распечатки с "Инернет"-порталов, излагающие субъективное видение ситуации на Украине, сами по себе не могут быть расценены судебной коллегией в качестве доказательства применения насилия либо притеснения к самому истцу на территории Украины и признания истца беженцем либо нуждающимся в предоставлении временного убежища.

Так, судебная коллегия учитывает, что военный конфликт на территории Украины не был признан международным, в то время как из смысла пункта 164 Руководства по процедурам и критериям определения статуса беженцев, следует, что не рассматриваются в качестве беженцев лица, вынужденные покинуть страну своего происхождения в результате внутренних вооруженных конфликтов.

Таким образом, совокупность вышеизложенных обстоятельств, сообщенных самим административным истцом, свидетельствует о том, что он правомерно и обоснованно не был отнесен административным ответчиком к категории лиц, нуждающихся в предоставлении временного убежища, поскольку его приезд в Российскую Федерацию мотивирован экономическими соображениями, поисками лучшего места жительства.

Доводы апелляционной жалобы, что не принято во внимание невозможность прохождения лечения истца на территории Украины от имеющегося у него заболевания - ВИЧ, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку противоречат материалам дела.

Так, в пунктах 50, 51 опросного листа истец указал на то, что состоит на учете в больнице в городе Торезе по имеющемуся заболеванию, регулярно направляет туда результаты сдаваемых им анализов. Можно ли приобрести в Торезе необходимые медикаменты для лечения, истец не знает, но предполагает, что да.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что именно выявление указанного заболевания послужило основанием для вынесения миграционным органа в 2008 году решения о нежелательности пребывания Потоцкого (Кучерявого) Д.В. на территории Российской Федерации. Данное решение истец не оспаривал и покинул территорию Российской Федерации на следующий день после получения уведомления о принятии указанного решения.

В пункте 64 Анкеты истец указал, что данное решение оспаривается им в настоящее время, но результат рассмотрения пока не известен.

Доводы административного истца, что при рассмотрении спора не принято во внимание тяжелое состояние здоровья его супруги, не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку из данных Кучерявым Д.В. объяснений следует, что трудоустроится на территории Российской Федерации, он не может, обеспечивает его проживание и покупку медикаментов супруга.

Данные обстоятельства следуют из пункта 49 Анкеты, в которой истец указывает, что лишь иногда подвозит кого-нибудь.

Вместе с тем, право иностранных граждан и лиц без гражданства на проживание на территории Российской Федерации с членами семьи (супругом, детьми), обеспечивается правовыми механизмами, закрепленными в Федеральном законе от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации".

Поскольку само по себе наличие членов семьи (супруга и детей), проживающих в Российской Федерации, не относится к обстоятельствам временного характера, а законодательством предусмотрены иные правовые механизмы легализации нахождения иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации в целях обеспечения совместного проживания членов семьи, данное обстоятельство не может рассматриваться как достаточное основание для предоставления статуса беженца на территории Российской Федерации.

При этом судебная коллегия учитывает, что высказывая в апелляционной жалобе свое согласие с неоднократным нарушением законодательства, в том числе и миграционного, действующим на территории Российской Федерации, Кучерявый Д.В., вместе с тем, не высказал ни раскаяния, ни сожаления, ни обещания соблюдать его в дальнейшем.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что истец регулярно проявлял свое пренебрежительное отношение к законодательству, действующему на территории страны пребывания, в то время как установленные нормы права, утверждены с целью обеспечения государственной безопасности, общественного порядка, предотвращения преступлений, защиты здоровья или нравственности населения.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что поскольку доводы истца о наличии угрозы его жизни, наличии опасений преследований на территории Украины по признаку вероисповедания, национальности или расовым признакам, а также гонения либо унижения достоинства самого истца или членов его семьи, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения настоящего спора, то вывод суда об отказе в удовлетворении требований истца о признании незаконным решения Управления Федеральной миграционной службы по Санкт - Петербургу и Ленинградской области об отказе в предоставлении Кучерявому Д.В. временного убежища является законным.

Таким образом, доводы апелляционной жалобе, по существу, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные выводы и выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены правильно. Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судом не допущено.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции является законным, обоснованным и не подлежит отмене по доводам апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 29 августа 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.