Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 марта 2017 г. по делу N 33а-5738/2017

 

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Белоногого А.В.

судей

Ильичёвой Е.В., Ивановой Ю.В.

с участием прокурора

Мазиной О.Н.,

при секретаре

Чернышове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 марта 2017 года апелляционную жалобу Павлова Д.Г. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 14 декабря 2016 года по административному делу N 2а-7032/2016 по административному иску Павлова Д.Г. к участковой избирательной комиссии N 612 (далее - УИК N 612), территориальной избирательной комиссии N 3 (далее - ТИК N 3) об отмене решения участковой избирательной комиссии N 612 об итогах голосования на избирательном участке N 612 по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва по одномандатному избирательному округу N 218 город Санкт-Петербург - Южный одномандатный избирательный округ,

Заслушав доклад судьи Белоногого А.В., объяснения представителя административного истца Павлова Д.Г., Морозова П.С., действующего на основании доверенности от "дата", настаивавшего на доводах жалобы, представителя административных ответчиков, участковой избирательной комиссии N 612, Территориальной избирательной комиссии N 3, Аверкова Д.Ю., действующего на основании доверенностей от "дата" и от "дата" соответственно, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Павлов Д.Г. обратился в Кировский районный суд Санкт-Петербурга с административным иском, в котором просил отменить решение участковой избирательной комиссии N 612 об итогах голосования на избирательном участке N 612 по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва по одномандатному избирательному округу город Санкт-Петербург - Южный одномандатный избирательный округ N 218.

В обоснование административного иска указал, что на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва, состоявшихся 18 сентября 2016 года, он являлся зарегистрированным кандидатом по одномандатному избирательному округу N 218.

Административный истец полагал, что при подведении итогов голосования поименованной избирательной комиссией допущены такие нарушения избирательного законодательства, которые не позволяют с достоверностью определить действительную волю избирателей.

Истец указал, что по данному одномандатному избирательному округу действовали хорошо организованные группы лиц, которые незаконно получали бюллетени и голосовали неоднократное количество раз на различных избирательных участках за определённых кандидатов в депутаты, в отсутствие у них активного избирательного права.

Административный истец ссылался на то, что списки избирателей, по которым бюллетени выдавались лицам, неоднократно голосовавшим на других избирательных участках, не были оформлены в соответствии с требованиями законодательства, в том числе не были прошиты, а только заколоты скрепкой.

Кроме того при определении итогов голосования членами УИК N 612 были допущены существенные нарушения требования избирательного законодательства, заключающиеся в нарушении порядка подсчёта голосов, поскольку не производилось непосредственной демонстрации каждого избирательного бюллетеня, не оглашался кандидат, за которого избирателем был подан голос, наблюдателям оказывались препятствия в осуществлении наблюдения за процедурой подсчёта голосов.

Впоследствии дополнил основания административного иска, указав, что бюллетени не подсчитывались путём перекладывания их по одному из одной части пачки в другую таким образом, чтобы лица, присутствующие при подсчёте голосов, могли увидеть отметку избирателя в каждом бюллетене.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 14 декабря 2016 года в удовлетворении заявленных Павловым Д.Г. требований отказано.

В апелляционной жалобе административный истец ставит вопрос об отмене состоявшегося судебного акта и принятии нового об удовлетворении заявленных требований в полном объёме.

В заседание суда апелляционной инстанции административный истец Павлов Д.Г. не явился, извещён судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства (л.д.176); о причинах неявки в судебное заседание не сообщил, об отложении судебного разбирательства не просил, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Судебная коллегия, выслушав объяснения участников процесса, заключение прокурора, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на неё, не находит правовых оснований для отмены обжалуемого решения суда.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 18 сентября 2016 года состоялись выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва.

Павлов Д.Г. являлся зарегистрированным кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва по одномандатному избирательному округу N 218 город Санкт-Петербург, выдвинутым политической партией "Всероссийская политическая партия "ПАРТИЯ РОСТА" (л.д.16-17).

Согласно постановлению Санкт-Петербургской избирательной комиссии от 28 июня 2016 года N 152-3 "Об установлении единой нумерации избирательных участков на территории Санкт-Петербурга" названный избирательный округ был разделён на избирательные участки, в состав которых вошёл и участок N 612 (л.д.28-31).

Полномочия окружной избирательной комиссии были возложены на Территориальную избирательную комиссию N 3.

В соответствии с частью 2 статьи 239 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации кандидаты и их доверенные лица, избирательные объединения и их доверенные лица, политические партии, их региональные отделения и иные структурные подразделения, другие общественные объединения, инициативные группы по проведению референдума и их уполномоченные представители, иные группы участников референдума и их уполномоченные представители вправе оспаривать в суде решения, действия (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, общественного объединения, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица, нарушающие их права, свободы и законные интересы.

Аналогичные названным диспозитивные права ранее указанных лиц установлены пунктом 1 статьи 75 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее - Закон об основных гарантиях избирательных прав).

Согласно статье 77 Закона об основных гарантиях избирательных прав суд может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, результатах выборов при таких нарушениях избирательного законодательства, которые не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Указанное согласуется с разъяснениями, данными в пункте 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 39 Постановления от 31 марта 2011 года N 5 "О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

По смыслу статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств.

Основания для отмены судом решения избирательной комиссии об итогах голосования на соответствующем избирательном участке после определения результатов выборов по избирательному округу, а также основания, по которым суд может отменить решение избирательной комиссии о результатах выборов установлены в пунктах 2 и 3 статьи 77 Закона об основных гарантиях избирательных прав.

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, выраженным в Постановлении Конституционного Суда Федерации от 22 апреля 2013 года N 8-П, конституционные принципы правового государства, основанного на верховенстве права и правовой демократии, предполагают в целях поддержания гражданского мира и согласия необходимость установления нормативно-правового регулирования, которое обеспечивало бы цивилизованные формы разрешения избирательных споров, что делает наиболее востребованными именно судебные механизмы защиты избирательных прав.

В силу приведённых правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, судебная защита должна быть доступной для избирателей и эффективной не только в случаях, когда нарушения избирательных прав, включая право избирать в органы государственной власти, органы местного самоуправления, возникают в период избирательной кампании до начала или непосредственно в ходе голосования, но и на следующих стадиях избирательного процесса, направленных на определение результатов выборов.

Вместе с тем судебная защита активного избирательного права, равно как и права быть избранным в органы государственной власти, органы местного самоуправления, не может осуществляться без учёта того обстоятельства, что следствием пересмотра результатов выборов как состоявшегося акта прямого волеизъявления населения может быть нарушение стабильности функционирования институтов представительной демократии, дисквалификация актов реализации избирательного права.

Поэтому не любые, а только существенные нарушения законодательства, допущенные при подсчёте голосов и установлении итогов голосования, определении результатов выборов, не позволяющие установить действительное волеизъявление избирателей, могут служить основанием для отмены итогов голосования, результатов выборов судом на соответствующей территории.

Данный вывод согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 15 января 2002 года N 1-П, и имеет значение применительно к формированию конкретных юрисдикционных процедур, инициирование которых должно быть обусловлено наличием веских оснований полагать, что при подсчёте голосов и установлении итогов голосования, определении результатов выборов волеизъявление избирателей было действительно искажено.

Следовательно, механизм судебной защиты избирательных прав граждан, нарушенных при подсчёте голосов и установлении итогов голосования, определении результатов выборов, должен основываться на согласовании частных и публичных интересов, недопустимости злоупотребления правом.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что для удовлетворения требований административного иска могли служить только доказательства наличия таких бесспорных нарушений, которые исключали бы возможность установления действительной воли избирателей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 67 Закона об основных гарантиях избирательных прав участковая комиссия оформляет своё решение об итогах голосования протоколом об итогах голосования на соответствующем избирательном участке.

Итоги голосования по избирательному участку N 612 оформлены протоколом УИК N 612 об итогах голосования на участке N 612 одномандатного избирательного округа N 218 (л.д.51-53).

Указанный протокол подписан девятью членами УИК N 612 с правом решающего голоса 19 сентября 2016 года в 6 часов 15 минут.

Так, согласно данному протоколу и сводной таблице, наибольшее количество голосов избирателей получили Милонов В.В. (283 голоса), Рубцов И.А. (34 голоса), Цепилова О.Д, (33 голоса), Ковалёв А.А. (29 голосов).

Число голосов избирателей, поданных за кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Павлова Д.Г., составляет 27.

Названный протокол был подписан председателем УИК Маликовым А.М. (представитель политической партии "ПАТРИОТЫ РОССИИ"), его заместителем Лебедевой М.С. (представитель регионального отделения политической партии СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ в г.Санкт-Петербурге), секретарём комиссии Московкиной Н.Ю. (региональное отделение политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в городе Санкт-Петербурге) и иными членами УИК N 612: Волынцевым И.И., Заболоцким Ю.А., Ивановым И.Н., Матюшенко Ю.В., Неревяткиной Е.С., Ручка Д.В., Ручка Н.А., Цурцумия К.О., в том числе с правом решающего голоса.

Протокол УИК N 612 об итогах голосования составлен на двух листах, содержит в себе номер экземпляра (N1), название выборов, слово "протокол", адрес помещения для голосования с указанием номера избирательного участка, строки протокола в последовательности, установленной пунктом 2 статьи 67 Закона об основных гарантиях избирательных прав.

Указанный протокол также имеет дату, время его подписания, а также подписи председателя, заместителя председателя УИК, секретаря и членов избирательной комиссии, печать участковой избирательной комиссии N 612.

В таких обстоятельствах, нет оснований утверждать о несоотвествии названного документа требованиям избирательного законодательства.

Оспариваемый протокол составлен в точном соответствии с требуемыми правовыми предписаниями, не содержит в себе каких-либо неточностей или неясностей.

В свете указанного, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о соответствии формы и содержания протокола нормативному регулированию.

Кроме того судебная коллегия учитывает, что каких-либо данных, что в содержание протокола вносились заведомо ложные сведения, не имеется.

При этом в качестве доводов административного иска о незаконности поименованного протокола административным истцом не указано на обстоятельство его несоответствия нормативным предписаниям.

Судебная коллегия также не может принять довод жалобы о нарушении порядка составления списка избирателей.

Заявляя данное основание, Павлов Д.Г. ссылается на то, что нарушение порядка работы со списком избирателей не исключает возможности внесения в него сведений о получении избирательных бюллетеней лицами, не имеющими активного избирательного права на данном участке.

Формирование и составление списка избирателей регламентировано статьёй 17 Закона об основных гарантиях избирательных прав.

Так, в списке избирателей указываются фамилия, имя, отчество, год рождения, адрес места жительства избирателя, участника референдума (пункт 11 статьи 17).

Данная норма обеспечивает идентификацию граждан в качестве избирателей и исключает участие в выборах или референдуме граждан, не обладающих активным избирательным правом. Тем самым она конкретизирует порядок осуществления гражданами Российской Федерации их прав в сфере избирательных правоотношений и направлена на реализацию принципа равных выборов, соблюдение которого является необходимым условием их свободного проведения (статья 3, часть 3; статья 19; статья 32, часть 2; статья 81, часть 1 Конституции Российской Федерации).

Пунктом 12 названной статьи установлено, что первый экземпляр списка избирателей, участников референдума подписывают председатель и секретарь комиссии, составившей список. На избирательных участках, участках референдума, образованных на территории воинской части, в отдаленной или труднодоступной местности, список избирателей, участников референдума подписывают председатель и секретарь участковой комиссии. Список избирателей, участников референдума заверяется печатями соответственно территориальной комиссии (окружной избирательной комиссии, избирательной комиссии муниципального образования) и (или) участковой комиссии.

Порядок и сроки изготовления, использования второго экземпляра списка избирателей, участников референдума, его передачи соответствующей участковой комиссии, заверения и уточнения определяются комиссией, организующей выборы, референдум.

Пунктом 13 данной правовой нормы действительно установлено положение о необходимости (при разделении списка избирателей на отдельные книги) брошюрования (сшития) вновь формируемых списков, а также необходимость подтверждения названного печатью соответствующей участковой комиссией и подписью её председателя.

Ссылаясь на поименованный довод, административный истец не представляет той совокупности доказательств данному обстоятельству, которая бы отвечала признакам достаточности, достоверности и допустимости; оснований полагать, что действительная воля избирателей на данном избирательном участке была искажена именно не надлежащим составлением списка избирателей, не имеется.

Кроме того административный истец через своих наблюдателей не был лишён возможности визуального ознакомления со списком избирателей, имевшимся на избирательном участках, для целей установления факта наличия в данном списке сведений об иных лицах, не обладающих активным избирательным правом.

Фактически требования административного иска в части указанных обстоятельств строятся на предположении, что в список избирателей не внесены соответствующие сведения о лицах, проголосовавших неоднократно, доказательств чему представлено не было.

При этом судебная коллегия отмечает, что административный истец не был лишён возможности судебного установления факта недостоверности списка избирателей.

Вследствие указанного, соответствующие доводы административного иска в отсутствие вообще каких-либо доказательств следует признать необоснованными.

Более того, названное обстоятельство (отсутствие доказательств подобного рода нарушений) фактически было признано представителем административного истца в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Таким образом, указанные обстоятельства не являлись основанием для удовлетворения заявленных требований.

Довод жалобы о том, что наблюдатели были лишены возможности контролировать правильность не только сортировки избирательных бюллетеней, но подсчёта голосов, какими-либо допустимыми доказательствами не подтверждены.

Равно, как и не подтверждены доводы, что административному истцу либо его уполномоченным представителям чинились УИК N 612 препятствия в наблюдении подобного рода действий.

Доводы жалобы относительно того, что члены участковой комиссии с правом решающего голоса находились в таком помещении, которое исключало возможность обзора бюллетеней наблюдателями, не могут быть приняты судебной коллегией, поскольку ни в УИК N 612, ни в ТИК N 3, таких жалоб не поступало.

Положением пунктов 1, 2 статьи 30 Закона об основных гарантиях избирательных прав установлено, что на всех заседаниях комиссии, а также при подсчёте голосов избирателей, участников референдума и осуществлении участковой, территориальной комиссиями работы со списками избирателей, участников референдума, с бюллетенями, открепительными удостоверениями, протоколами об итогах голосования вправе присутствовать члены вышестоящих комиссий и работники их аппаратов, кандидат, зарегистрированный данной либо вышестоящей комиссией, или его доверенное лицо, уполномоченный представитель или доверенное лицо избирательного объединения, список кандидатов которого зарегистрирован данной либо вышестоящей комиссией, или кандидат из указанного списка, член или уполномоченный представитель инициативной группы по проведению референдума. Для присутствия на заседаниях комиссии и при осуществлении ею работы с указанными избирательными документами, документами, связанными с подготовкой и проведением референдума, указанным лицам не требуется дополнительное разрешение. Комиссия обязана обеспечить оповещение и возможность свободного доступа указанных лиц на свои заседания и в помещение, в котором проводится подсчёт голосов избирателей, участников референдума, осуществляется работа с указанными избирательными документами, документами, связанными с подготовкой и проведением референдума.

На всех заседаниях комиссии и при осуществлении ею работы с указанными документами, а также при подсчёте голосов избирателей, участников референдума вправе присутствовать представители средств массовой информации.

Решения комиссий, непосредственно связанные с подготовкой и проведением выборов, референдума, публикуются в государственных или муниципальных периодических печатных изданиях либо доводятся до сведения избирателей, участников референдума иным путём, а также передаются в иные средства массовой информации в объёме и в сроки, которые установлены законом.

Следовательно, по смыслу действующего законодательства, о принятом решении участковая избирательная комиссия в обязательном порядке информирует своих членов с правом совещательного голоса, наблюдателей и других лиц, присутствовавших при составлении ранее утвержденного протокола об итогах голосования, а также представителей средств массовой информации.

Согласно пунктам 1, 14 статьи 68 Закона об основных гарантиях избирательных прав подсчёт голосов избирателей, участников референдума осуществляется открыто и гласно с оглашением и соответствующим оформлением в увеличенной форме протокола об итогах голосования последовательно всех результатов выполняемых действий по подсчёту бюллетеней и голосов избирателей, участников референдума членами участковой комиссии с правом решающего голоса.

Члены участковой комиссии сортируют бюллетени, извлечённые из переносных и стационарных ящиков для голосования, по голосам, поданным за каждого из кандидатов (каждый список кандидатов), по голосам, поданным по позициям "Да" и "Нет" ("За" и "Против"), одновременно отделяют бюллетени неустановленной формы и недействительные бюллетени.

При сортировке бюллетеней члены участковой комиссии с правом решающего голоса оглашают содержащиеся в каждом из них отметки избирателя, участника референдума и представляют бюллетени для визуального контроля всем лицам, присутствующим при непосредственном подсчете голосов. Одновременное оглашение содержания двух и более бюллетеней не допускается.

Пунктом 2 статьи 68 Закона об основных гарантиях избирательных прав установлено, что в случае совмещения выборов разных уровней в первую очередь осуществляется подсчёт голосов по выборам в федеральные органы государственной власти, затем - в органы государственной власти субъекта Российской Федерации, затем - в органы местного самоуправления.

В день выборов (18 сентября 2016 года) в соответствии с Постановлением Законодательного собрания Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 года N 378 "О назначении выборов депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга шестового созыва" кроме ранее указанных, были назначены выборы депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.

Судом первой инстанции обоснованно указано на то, что в отсутствие доказательств обратного, предполагается, что последовательные действия членов УИК N 612 по сортировке избирательных бюллетеней были направлены именно на их сортировку относительно уровня выборов.

Пункт 12 статьи 68 Закона об основных гарантиях избирательных прав предписывает, что в первую очередь производится подсчёт бюллетеней, находившихся в переносных ящиках для голосования. Вскрытию переносных ящиков для голосования предшествует проверка неповреждённости печатей (пломб) на них. Подсчёт ведётся таким образом, чтобы не нарушалась тайна голосования.

Число извлечённых бюллетеней установленной формы оглашается и вносится в строку 8 протокола об итогах голосования и его увеличенной формы. Если число бюллетеней установленной формы, обнаруженных в переносном ящике для голосования, больше количества заявлений избирателей, участников референдума, содержащих отметку о числе полученных бюллетеней, все бюллетени, находившиеся в данном переносном ящике для голосования, решением участковой комиссии признаются недействительными, о чём составляется акт, который прилагается к протоколу об итогах голосования и в котором указываются фамилии и инициалы членов участковой комиссии, обеспечивавших проведение голосования вне помещения для голосования с использованием данного переносного ящика для голосования.

Как было установлено в судебном заседании, указанный порядок подсчёта бюллетеней, находившихся в переносных ящиках для голосования, был соблюдён.

Каких-либо документальных данных, свидетельствующих о наличии нарушений избирательного законодательства при подсчёте голосов избирателей, когда эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей, административным истцом представлено не было.

Утверждения о том, что при подсчёте бюллетеней члены УИК N 612 не перекладывали бюллетени из одной пачки в другую, а пересчитывали их по "уголкам", к обозрению присутствующих бюллетени не предъявлялись, что не позволило проверить правильность произведённых сортировки и подсчёта бюллетеней и соответственно достоверно установить итоги голосования, не нашли своего подтверждения в материалах дела.

По выше названным (аналогичным) обстоятельствам не могут быть признаны состоятельными доводы жалобы относительно нарушения порядка подсчёта голосов избирателей.

Доказательств, свидетельствующих, что при подсчёте голосов не осуществлялось оглашение бюллетеней, при наличии видеозаписи такого подсчёта, не имеется.

Равно, как и не имеется оснований не доверять выводам суда, сделанным им по результатам исследования видеозаписи подсчёта голосов избирателей, о наличии возможности у наблюдателей на визуальное обозрение бюллетеней.

То есть, отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие, что наблюдатели действительно были лишены возможности контролировать правильность подсчёта голосов.

Кроме того названные нарушения, которые не были установлены материалами дела, сами по себе не могут повлиять на отражение действительной воли избирателей на данном избирательном участке.

Доводы жалобы о том, что судом не дана надлежащая оценка, что на данном избирательном участке проголосовало 22 человека, которые также голосовали на других избирательных участках данного одномандатного избирательного округа, судебная коллегия находит несостоятельными.

В обоснование данных доводов административным истцом в материалы дела представлены фрагменты (скриншоты) видеозаписи, сделанной в УИК N 612 в день голосования, а также фрагменты иных видеозаписей в названную дату, записанные на иных избирательных участках рассматриваемого избирательного округа.

Согласно пункту 2 статьи 17 Закона об основных гарантиях избирательных прав в списки избирателей включаются граждане Российской Федерации, обладающие на день голосования активным избирательным правом, под которым понимается конституционное право граждан Российской Федерации избирать в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

В соответствии с пунктом 4 статьи 4 Закона об основных гарантиях избирательных прав активным избирательным правом обладает гражданин, место жительства которого расположено в пределах избирательного округа.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 года N 337-О, Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предусматривает, что гражданин Российской Федерации участвует в выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании (пункт 1 статьи 3); избирателем, т.е. гражданином, обладающим активным избирательным правом, является совершеннолетний гражданин Российской Федерации, место жительства которого расположено в пределах избирательного округа; пребывание гражданина Российской Федерации вне его места жительства во время проведения в округе, в котором расположено данное место жительства, выборов не может служить основанием для лишения его права на участие в выборах в органы государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации, органы местного самоуправления; законом активное избирательное право может быть предоставлено гражданину, место жительства которого расположено за пределами избирательного округа (подпункт 18 статьи 2, пункты 1 и 4 статьи 4); гражданин Российской Федерации, обладающий активным избирательным правом, включается в список избирателей только на одном избирательном участке (пункт 10 статьи 17).

Пункт 4 статьи 17 Закона об основных гарантиях избирательных прав закрепляет, что основанием для включения гражданина Российской Федерации в список избирателей, участников референдума на конкретном избирательном участке, участке референдума является факт нахождения его места жительства на территории этого участка, а в случаях, предусмотренных данным Федеральным законом, иным законом, - факт временного пребывания гражданина на территории этого участка (при наличии у гражданина активного избирательного права, права на участие в референдуме) либо наличие у гражданина открепительного удостоверения; факт нахождения места жительства либо временного пребывания гражданина на территории определённого избирательного участка, участка референдума устанавливается органами регистрационного учёта граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных данным Федеральным законом, иным законом, - другими уполномоченными на то органами, организациями и должностными лицами.

Приведённое нормативное регулирование в равной степени распространяется на все уровни выборов публичной власти, включая выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

В рамках настоящего спора, данными фрагментами видеозаписей установлено лишь присутствие повторяющихся лиц на разных избирательных участках, при этом, как верно указано судом первой инстанции, обоснованность оснований административного иска посредством названных средств доказывания установить не представляется возможным.

Доказательством действительной реализации 22 избирателями активного избирательного права более, чем на одном избирательном участке, указанные фрагменты видеозаписи не является.

Совокупность приведённых доказательств в их взаимосвязи с учётом доводов административного иска позволяет сделать вывод о том, что требования заявителя в названной части основаны на предположении, что имело место существенное многократное нарушение порядка выдачи бюллетеней (выданы неустановленным лицам), а равно воспрепятствование осуществлению избирательных прав.

Статьями 141, 142, 142.1 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий, фальсификацию избирательных документов, документов референдума, фальсификацию итогов голосования.

Статьями 5.1, 5.3 - 5.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за административные правонарушения в сфере избирательного законодательства.

Приведённые составы административного и уголовного правонарушения в полной мере соотносятся с основаниями отмены итогов голосования на данном избирательном участке, на которые ссылается административный истец.

Согласно положениям статьи 61 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обстоятельства административного дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определёнными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими иными доказательствами.

С учётом положений приведённой нормы процессуального закона в системе избирательного законодательства и механизмов гарантии прав граждан на свободное волеизъявление, судебная коллегия приходит к выводу, что допустимыми доказательствами, подтверждающими доводы заявителя о голосовании на одном избирательном участке избирателей, не имеющих активного избирательного права, являются постановления по делам об административных правонарушениях и приговоры суда.

Даже доказательства возбуждения соответствующих дел в количестве, свидетельствующем о массовом характере нарушений, могли бы быть положены в основу удовлетворения требований заявителя.

Вместе с тем в материалы настоящего дела сторонами не представлено, что по приведённым составам правонарушений (административных и уголовных), а равно по смежным составам, имели место производства соответствующего характера.

Суды, находясь в системе органов государственной власти, не вправе, вместе с тем, подменять собою соответствующие органы, в том числе расследующие уголовные дела, дела об административных правонарушениях.

Приведённые выводы не позволяют судебной коллегии основывать свои суждения об имевших место нарушениях, их характере и значении для выборного процесса на основании утверждений заявителя.

Вместе с тем даже с учётом названного довода, материалами дела не подтверждается невозможность с достоверностью определить действительную волю избирателей.

Судебная коллегия находит, что в смысле избирательного законодательства, учитывая, что административный истец являлся действующим кандидатом и имел объективную возможность контроля выборного процесса, его действия фактически свидетельствуют о согласии с действиями избирательной комиссии в юридически значимый период.

Последующее несогласие административного истца с действиями избирательной комиссии связано исключительно с неудовлетворённостью итогами голосования на данном избирательном участке и результатами выборов на соответствующем избирательном округе.

Согласно абзацу 3 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2011 года N 5 "О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", исходя из положений части 1 статьи 261 ГПК РФ, пунктов 1, 2, 9 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ, в случае отмены решения комиссии об итогах голосования, результатов выборов, референдума суд вправе принять решение о проведении повторного подсчёта голосов избирателей, участников референдума, а если допущенные нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума, - признать недействительными итоги голосования, результаты выборов, референдума.

Статьёй 10 Конституции Российской Федерации установлено, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Вмешательство суда в порядок формирования органов государственной власти и определения результатов выборов (итогов голосования) представительного органа нарушит принцип разделения властей.

Таким образом, поскольку по смыслу действующего избирательного законодательства невозможность установить действительную волю избирателей должна быть настолько очевидной, что сомнения в правильности подсчёта голосов должны были возникнуть только на основании внешних доказательств.

Изучив в совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства, оснований полагать, что нарушения, на которые ссылается административный истец, привели к искажению действительной воли избирателей, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Судебная коллегия, таким образом, исходя из принципа недопустимости отмены результатов выборов только по формальным основаниям, исходя из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, приведённых ранее, приходит к выводу, что нарушения избирательного законодательства, на которые ссылался административный истец, не привели к искажению воли избирателей, а равно не создали условий невозможности установления действительной воли избирателей.

При этом в смысле принципов, на основе которых осуществляется избирательный процесс, отмена результатов выборов судом является крайней мерой, применение которой в каждом конкретном случае должно быть безусловно обоснованным и следовать из обстоятельств дела.

В рассмотренном случае, поскольку действительная воля избирателей установлена верно, оснований ставить её под сомнение ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций не выявлено, судебная коллегия полагает возможным согласиться с существом постановленного решения суда.

Произвольное вмешательство суда в выборный процесс, только исходя из формальных оснований, приведет к умалению значения формируемых выборных органов и нивелирует волеизъявление избирателей, являющихся высшим носителем суверенной государственной власти в Российской Федерации.

Иные доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда, их переоценке, не содержат ссылок на наличие оснований для отмены решения суда, предусмотренных статьёй 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, вследствие чего не могут быть приняты судебной коллегией.

Судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции является законным и не подлежит отмене по доводам жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 14 декабря 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Павлова Д.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.