Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 18 января 2017 г. по делу N 4Г-4978/2016

 

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Председателя Епифановой В.Н.

и членов президиума: Черкасовой Г.А., Богословской И.И. и Лакова В.А.

при секретаре Ковалевой А.В.

рассмотрел в судебном заседании 18 января 2017 года дело по иску Ковалева О. В. к Чепельниковой Е. Г., Шайхинуровой М. К. об истребовании имущества из чужого незаконного владения и включении в наследственную массу, признании права собственности на долю в наследственном имуществе,

на основании кассационной жалобы Ковалева О.В. и определения о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Заслушав доклад судьи Миргородской И.В., объяснения представителя Ковалева О.В. (по доверенности N ... от "дата" Осинина Ю.Ю.), представителя Шайхинуровой М.К. (по доверенности N ... от "дата" Шайхинуров С.М. и Флусова О.А.), представителя Чепельниковой Е.Г. ( по доверенности N ... от "дата" Шувалов С.Б.),Президиум

У с т а н о в и л:

Ковалев О.В. обратился в суд с вышеназванным иском к Чепельниковой Е.Г., Шайхинуровой М.К., просил включить в наследственную массу после смерти отца ФИО-1 " ... " долю в праве собственности на нежилое помещение N ... площадью " ... " кв.м. по адресу: "адрес", признать за ним в порядке наследования право собственности на " ... " долю в праве на указанный объект недвижимости, ссылаясь на то, что является наследником по закону после смерти ФИО-1, последовавшей "дата"; в установленном порядке подал заявление нотариусу о принятии наследства; в период брака ФИО-1 и Чепельниковой Е.Г.,15 апреля 2008 года, на имя Чепельниковой Е.Г. было приобретено названное помещение, " ... " доля которого входит в наследственную массу; по договору купли-продажи, заключенному ответчицей 26 февраля 2015 года, помещение отчуждено в пользу Шайхинуровой М.К., что нарушает его права как наследника первой очереди, в установленный срок принявшего наследство и получившего со дня открытия наследства право на " ... " долю в общей долевой собственности.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 25 мая 2016 года исковые требования Ковалева О.В. удовлетворены частично. Из незаконного владения Шайхинуровой М.К. истребована и включена в наследственную массу Ковалева В.И. " ... " доля в праве общей долевой собственности на нежилое помещение " ... ", " ... " общей площадью " ... " кв.м. по адресу: "адрес".

За Ковалевым О.В. признано право собственности на " ... " долю в праве общей долевой собственности на нежилое помещение.

С Шайхинуровой М.К. в пользу Ковалева О.В. взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 11 317 руб. 50 коп.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 сентября 2016 года решение районного суда отменено, вынесено новое решение об отказе в иске Ковалева О.В.

В кассационной жалобе, поступившей 11 ноября 2016 года, Ковалев О.В. просит апелляционное определение по делу отменить как принятое с нарушением норм материального права, оставить в силе решение районного суда.

Определением судьи Санкт-Петербургского городского суда от 18 ноября 2016 года дело истребовано в Санкт-Петербургский городской суд.

21 декабря 2016 года определением судьи Санкт-Петербургского городского суда кассационная жалоба Ковалева О.В. передана для рассмотрения в суд кассационной инстанции.

Президиум, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и определения о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда подлежит отмене с оставлением без изменения решения Петроградского районного суда от 25 мая 2016 года.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции.

В ходе судебного разбирательства установлено, что ФИО-1 и Чепельникова Е.Г. состояли в браке с 21 апреля 1990 года.

15 апреля 2008 года на имя Чепельниковой Е.Г. по договору купли-продажи от 18 марта 2008 года приобретено в собственность помещение N " ... ", " ... " в цокольном этаже дома " ... " лит. " ... " по ул. " ... " в Санкт-Петербурге.

21 декабря 2014 года ФИО-1 умер.

В шестимесячный срок заявления о принятии наследства подали супруга умершего Чепельникова Е.Г., сын ФИО-2, истец по делу, и дочь ФИО-3.

26 февраля 2015 года между Чепельниковой Е.Г. и Шайхинуровой М.К. заключен договор купли-продажи вышеназванного нежилого помещения. 4 марта 2015 года подписан акт приема-передачи помещения.

То обстоятельство, что спорное имущество было отчуждено Чепельниковой Е.Г. после смерти ФИО-1 без ведома и согласия всех наследников, Чепельниковой Е.Г. не оспаривалось.

Отменяя решение районного суда и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции руководствовался ст.ст.3,8-11,19,302,1111,1142 ГК РФ, ст.34 СК РФ, ст.3 ГПК РФ, разъяснениями п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (Постановление Пленума N 10/22), исходил из того, что сделка, на основании которой Чепельникова Е.Г. произвела отчуждение имущества и возникло право собственности у Шайхинуровой М.К., до настоящего времени не оспорена и недействительной не признана; в силу ст.10 ГК РФ добросовестность Шайхинуровой М.К. как приобретателя презюмируется; по данным Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним Чепельникова Е.Г. с 15 апреля 2008 года являлась единоличным собственником спорного помещения; ответчица Шайхинурова М.К. является добросовестным приобретателем, не знала и не должна была знать о том, что Чепельникова Е.Г. не имела права отчуждать спорное имущество, сведениями о приобретении его в период брака и притязаниях других наследников не располагала; возможность возвратить имущество в натуре в настоящее время отсутствует, поскольку помещение отчуждено добросовестному приобретателю, истец вправе претендовать только на компенсацию своей доли в наследстве в денежном выражении. Вырученные Чепельниковой Е.Г. денежные средства от продажи имущества, собственником 2/6 долей которого она не являлась, согласно ст. 1102 ГК РФ являются неосновательным обогащением, которое ФИО-2 не лишен возможности требовать.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что Чепельниковой Е.Г., обратившейся с заявлением о принятии наследства, был достоверно известен круг наследников, и она знала об отсутствии у нее полномочий на распоряжение не принадлежащим ей имуществом.

Вместе с тем, судом при разрешении спора не были учтены нормы гражданского законодательства, регулирующие защиту права собственности, предусматривающие право собственника виндицировать принадлежащее ему имущество от добросовестного приобретателя в том случае, когда имущество выбыло из его владения помимо его воли.

В Постановлении Пленума N 10/22 разъяснено, что в случаях, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения, связанные с последствиями недействительности сделки, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам статей 301, 302 ГК РФ (пункт 34); если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (ст.ст.301, 302 ГК РФ); по смыслу пункта 1 статьи 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли (пункт 39).

Доля спорного нежилого помещения, которая с момента смерти наследодателя является собственностью ФИО-2, проданная Шайхинуровой М.К. без его согласия, выбыла из владения истца помимо его воли, что свидетельствует о наличии совокупности условий, предусмотренных п.1 ст.302 ГК РФ, для удовлетворения виндикационного иска и истребования имущества от добросовестного приобретателя Шайхинуровой М.К.

Добросовестность приобретателя не исключает возможность истребования имущества из его владения, если будет установлено, что имущество было похищено или выбыло из владения собственника помимо его воли. Таким образом, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли является основанием для истребования имущества от добросовестного приобретателя.

В соответствии с разъяснениями пунктов 33 и 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9 от 29 мая 2012 года "О судебной практике по делам о наследовании" в состав наследства наследодателя, состоявшего в браке, включается доля в общем имуществе супругов независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено; наследственное имущество со дня открытия наследства поступает в долевую собственность наследников, принявших наследство.

Таким образом, после смерти супруга - участника совместной собственности наследство открывается в общем порядке. Смерть супруга- участника совместной собственности не влечет перехода объекта в единоличную собственность пережившего супруга, наследники умершего получают право наследовать его долю, общая совместная собственность преобразуется в долевую.

Признавая обоснованным вывод суда первой инстанции о нарушении прав истца в результате совершения Чепельниковой Е.Г. сделки по отчуждению наследственного имущества, принадлежащего, в том числе, и истцу, судебная коллегия указывает на возможность избрания истцом иного способа защиты своего нарушенного права путем взыскания с Чепельниковой Е.Г. неосновательного обогащения.

Вместе с тем, право выбора способа защиты нарушенного права принадлежит лицу, чье право нарушено.

Поскольку существенные нарушения норм материального права, регулирующие возникшие правоотношения, были допущены судом апелляционной инстанции, Президиум полагает возможным, отменив апелляционное определение, оставить в силе решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 25 мая 2016 года.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, Президиум

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 сентября 2016 года отменить, оставить в силе решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 25 мая 2016 года.

Председатель: В.Н. Епифанова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.