Апелляционное постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 09 марта 2017 г. по делу N 22-408/2017 (ключевые темы: Общество с ограниченной ответственностью - ст.171 УК РФ - уголовное дело - обвиняемый - получение лицензии)

Апелляционное постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 09 марта 2017 г. по делу N 22-408/2017

 

Верховный Суд Удмуртской Республики в составе: председательствующего судьи Темеева А.Ю.,

с участием прокурора Носкова А.С.,

Т, дело в отношении которого прекращено,

его защитника Меркушевой Н.В., предоставившей удостоверение адвоката и ордер N 35 от 9.03.2017,

при секретаре Г,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора "адрес" Удмуртской Республики, апелляционным жалобам Т и его адвокатов Лопатина В.В. и Меркушевой Н. В. на постановление Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Т, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца "адрес" Удмуртской АССР, зарегистрированного и проживающего по адресу: Удмуртская Республика, "адрес", гражданина Российской Федерации, работающего директором ООО " "данные изъяты" не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ,

о прекращении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад председательствующего судьи Темеева А.Ю., доводы прокурора, поддержавшего апелляционное представление, Т и его защитника М, поддержавших апелляционные жалобы, суд

УСТАНОВИЛ:

постановлением Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ уголовное дело в отношении Т, обвиняемого (с учетом изменения обвинения государственным обвинителем в судебном заседании) в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ (в редакции Федерального Закона N 325-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ), прекращено на основании п. 2 ч. 1, ч. 2 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, поскольку до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния были устранены новым уголовным законом.

В судебном заседании Т свою вину не признал.

В апелляционном представлении прокурор "адрес" Удмуртской Республики просит постановление суда отменить как незаконное и необоснованное ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушения уголовно-процессуального закона. Органами предварительного расследования Т предъявлено обвинение в осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, сопряженном с извлечением дохода в крупном размере. В нарушение ст. 11 Федерального закона "О недрах" от ДД.ММ.ГГГГ N, Т, осуществляя руководство ООО " "данные изъяты", являющейся коммерческой организацией, получив в пользование на основании договора субаренды объектов водоснабжения МО " "адрес"", заключенного между МУП " "данные изъяты"", администрацией МО " "адрес"" и ООО " "данные изъяты"", перечисленные в обвинительном заключении насосные станции, артскважины, водопроводы (всего 18 объектов), с целью извлечения дохода, заведомо зная, что пользование недрами подлежит обязательному лицензированию и у ООО "данные изъяты"" отсутствует необходимая лицензия, не принимая должных мер для ее получения, осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность по использованию недр, добыче из артезианских скважин подземных пресных вод и последующее водоснабжение потребителей - жителей организаций "адрес" и "адрес". От указанной деятельности за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Т получил доход в размере 8 184 873 руб. 15 коп. Суд пришел к выводу, что органом предварительного расследования нарушены требования ст. 75 УПК РФ о допустимости доказательств, признаны недопустимыми доказательствами заключения эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым установлен размер извлеченного от предпринимательской деятельности дохода в сумме 8 184 873 руб. 15 коп., ввиду того, что положенные в их основу документы (выписки по расчетному счету в ОАО "Россельхозбанк" за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, выписки по расчетному счету в филиале ОАО "Сбербанк России" за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, оборотно-сальдовая ведомость ООО " "данные изъяты"" по счету 62 за период ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ) также являются недопустимыми доказательствами, так как они истребованы органом предварительного расследования до момента получения сообщения о совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч.2 ст. 171 УК РФ и возбуждения уголовного дела N от ДД.ММ.ГГГГ. Вопреки выводам суда все указанные документы отвечают требованиям закона, предъявляемым к доказательствам, у суда не имелось оснований для признания их недопустимыми. Не состоятельными являются доводы суда о недопустимости указанных доказательств ввиду получения их в период до получения сообщения о совершении Т преступления, предусмотренного п. "б" ч.2 ст. 171 РФ, и вынесения постановления о возбуждении уголовного дела N. В судебном заседании установлено и материалами дела подтверждается, что перечисленные документы истребованы по запросу следователя, признаны вещественными доказательствами и приобщены к уголовному делу N, возбужденному также в отношении Т по ч.1 ст. 171 УК РФ. Следовательно, доказательства получены в соответствии с требованиями УПК РФ, в рамках указанных уголовных дел. Оба уголовных дела ( N и N) возбуждены в соответствии с уголовно-процессуальным законом. Вывод суда об уменьшении указанной суммы незаконно извлеченного Т дохода до размера 1 880 315 руб. 76 коп. также является несостоятельным. Судом исследован вопрос о непрерывности технологического процесса поднятия воды от скважины и водонапорной башни, ее транспортировки и до подачи воды потребителю. Заключение судебной технологической экспертизы объективно подтвердило довод стороны обвинения о непрерывности данного процесса. Выводы эксперта обоснованно признаны судом научно-аргументированными и достоверными. Таким образом, установлено наличие прямой причинно-следственной связи между непосредственным пользованием недрами при поднятии воды и получением от этого дохода. Судом действия Т с п. "б" ч.2 ст. 171 УК РФ обоснованно переквалифицированы на ч.1 ст. 171 УК РФ в связи с изменениями в Уголовный Кодекс РФ, внесенными Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N-Ф3. Так, в соответствии с введенным законом примечанием к ст. 170.2 УК РФ в статьях 22 главы УК РФ, в том числе ст. 171 УК РФ, доходом в крупном размере признается доход в сумме, превышающей 2 миллиона 250 тысяч рублей, а особо крупным - 9 миллионов рублей. Вместе с тем, вопреки наличию необходимой и достаточной совокупности установленных судебным разбирательством доказательств, непосредственно указывающих на виновность Т в содеянном, судом уголовное дело прекращено на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ (в редакции ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ N 325-ФЗ). Допущенные судом нарушения уголовного закона, согласно ст. 389.15 УПК РФ влекут отмену решения суда. Просил вынести по делу обвинительный приговор.

В дополнительном апелляционном представлении прокурор указал, что принимая решение о прекращении уголовного дела на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии Т состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 171 УК РФ суд в описательно-мотивировочной части постановления указывает о необходимости прекращения уголовного дела, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния были устранены новым уголовным законом, и его прекращению в связи с декриминализацией деяния. Между тем, в резолютивной части постановления суд не указал о прекращении уголовного дела в связи с декриминализацией, прекратив дело по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления. В связи с чем возникают сомнения, возникло ли у Т право на реабилитацию, либо - прекращении уголовного дела в связи с декриминализацией деяния. Просил постановление суда отменить, вынести по делу обвинительный приговор.

В апелляционной жалобе Т указал на несогласие с постановлением суда, окончательный текст жалобы будет предоставлен совместно с адвокатами.

В апелляционной жалобе защитники Л и М в интересах Т указали, что считают постановление суда незаконным, подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам, установленным судом: выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными и судебном заседании, суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда; в постановлении не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденного и на правильность применения уголовного закона; существенное нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в лишении или ограничении гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства, которые повлияли на вынесение законного и обоснованного судебного решения; неправильное применение уголовного закона. В действиях Т судом усмотрены признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ. Субъективная сторона состава данного преступления выражается в наличии прямого умысла. Считают, что предпринимательская деятельность ООО " "данные изъяты"" заключалась в питьевом, хозяйственно-бытовом водоснабжении, что фактически является разновидностью продажи потребителям товара на основании договоров на водоснабжение, что предусматривало, помимо непосредственной добычи подземной воды из водозаборных скважин, также выполнение и других необходимых действий по подготовке питьевой воды в соответствии с санитарными требованиями, а также ее транспортировке по водопроводным сетям до подачи потребителям. Данная деятельность по подготовке воды, ее транспортировке и подаче потребителям, согласно действующему законодательству, лицензируемой не является.

Оснований для вывода о том, что доход получен предприятием только в результате незаконного пользования недрами, не имеется и соответствующих доказательств стороной обвинения не представлено. Лицензированию подлежит только право пользования недрами. Суд необоснованно пришел к выводу, что для констатации наличия в деянии признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ, достаточно установление факта отсутствия у ООО "данные изъяты"" лицензии на право пользования недрами и размера полученного дохода. Из разъяснений, данных в п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве ... " следует, что уголовной ответственности подлежит осуществление без лицензии не всякой предпринимательской деятельности, а только определенной федеральным законом. Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" определены виды предприни-мательской деятельности, на осуществление которых на территории Российской Федерации требуется получение лицензии. Из ч. 3 ст.1 Закона усматривается, что на такой вид деятельности, как использование природных ресурсов, действие настоящего Федерального закона не распространяется. Кроме того, в соответствии со ст. 12 Закона деятельность по использованию природных ресурсов не входит в перечень видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия. Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части КоАП РФ " для решения вопроса о квалификации административного правонарушения, заключающегося в осуществлении добычи подземных вод (использовании водозаборных скважин) без соответствующей лицензии, судам следует учитывать, что добыча подземных вод (использование водозаборных скважин) является одним из видов пользования недрами (ч. 3 ст. 9 Водного кодекса РФ, преамбула к Закону Российской Федерации "О недрах").

Статьей 11 Закона о недрах определено, что предоставление недр в пользование оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии, которая в данном случае является документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий. Действия лиц, осуществляющих добычу подземных вод без соответствующей лицензии образуют состав административною правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 или ч. 2 ст. 7.3 КоАП РФ. Таким образом, за добычу подземных вод без лицензии Т мог быть привлечен лишь к административной ответственности. Суд, давая оценку доводам защиты о наличии в действиях Т признаков административного правонарушения, неправильно истолковал материальный закон. Довод суда о том, что лицензируемое недропользование осуществляется для достижения целей субъектов предпринимательской деятельности - извлечения прибыли посредством реализации природных ресурсов, а значит, по мнению суда, деятельность по недропользованию является предпринимательской, несостоятелен. Сама по себе добыча воды не относится к предпринимательской деятельности. К такой деятельности относится оказание ООО " "данные изъяты"" социальной значимой услуги по водоснабжению и транспортировке водоотведения, за что организация получала оплату и с полученной прибыли оплачивала необходимые расходы на заработную плату, налоги и т.д. Эта деятельность осуществлялась легально и компетентные органы, в том числе прокуратура, зная о ней, не принимали мер по её прекращению. Следователем и гособвинителем осуществлено смешение понятий: "лицензия на осуществление определенного вида деятельности" и "лицензия на право недропользования", в результате чего Т незаконно привлечен к уголовной ответственности. Отсутствие в действиях Т состава преступления подтверждается следующим.

Из материалов дела следует, что директор ООО " "данные изъяты"" Т нарушил установленный порядок пользования недрами, то есть пользовался недрами самовольно без соответствующей лицензии. Обязанность по осуществлению деятельности по водозабору вменена ООО " "данные изъяты"" в соответствии с трехсторонним договором, заключенным между ООО " "данные изъяты"", МУП "Управляющая компания в ЖКХ" и "адрес" УР (т.1 л.д. 37-39). Объекты водоснабжения переданы в аренду ООО " "данные изъяты"" на основании указанного договора в августе 2012 "адрес" по водоснабжению населения "адрес" ООО " "данные изъяты"" начало осуществлять с ДД.ММ.ГГГГ Также в октябре 2012 г..Т, являясь директором ООО " "данные изъяты"", начал оформлять документы для получения лицензии. ДД.ММ.ГГГГ директор ООО Малопургинского ЖКХ Т издал приказ N о назначении своего подчиненного работника инженера по ОТиТБ ООО " "данные изъяты"" Б ответственным за оформление документов для получения лицензии по добыче воды (т.5 л.д. 81). С момента издания данного приказа обязанности по оформлению разрешительных документов были возложены на должностное лицо - инженера по ОТиТБ ООО " "данные изъяты"" Б, который пояснил, что впервые обратился с заявкой на получение лицензии с документами ДД.ММ.ГГГГ, но заявку не приняли, т.к. не доставало всех документов. Данные установленные в ходе следствия обстоятельства полностью исключают умысел Т на совершение инкриминируемого деяния, т.к. с возложением на возглавляемую организацию данной обязанности Т незамедлительно, с первых дней деятельности по водозабору начал принимать меры по получению лицензии. При этом, на всем протяжении деятельности ООО " "данные изъяты"" по осуществлению водозабора организация уплачивала в соответствующем порядке налог на водопользование.

Суд не дал должной оценки ни приказу о назначении ответственным лицом от 05.10.20112г., ни показаниям ответственного за получение лицензии инженера Б, ни заявке от 23.01.2013г., сделав необоснованные выводы о том, что Т "имел возможность принять должные меры для получения лицензии. При вынесении приговора суд не принял во внимание длительность, многостадийность и сложность процедуры получения лицензии на право пользования недрами и не учел, что ООО " "данные изъяты"" не имело реальной возможности в более короткие сроки принять меры по получению лицензии. В этой связи, в действиях Т отсутствовал умысел на занятие незаконной предпринимательской деятельностью в связи с отсутствием лицензии на право пользование недрами, поскольку, как указывалось выше, им были предприняты все необходимые меры для ее своевременного получения. Судом не учтено, что ООО " "данные изъяты"" является единственной организацией в районе, имеющей техническую возможность осуществления данной деятельности и отказ данной организации от ее выполнения или прекращение указанной деятельности вследствие отсутствия лицензии означало бы наступление социально-эпидемиологической катастрофы: было бы прекращено горячее и холодное водоснабжения населения нескольких населенных пунктов, объектов массового нахождения людей, других важных объектов и повлекло бы более тяжкие последствия, чем последствия от осуществления деятельности без лицензии. Т, являясь руководителем ООО "данные изъяты", не имел ни фактической возможности, ни морального права отказать либо прекратить водозабор до получения лицензии. При этом, никаких жалоб на качество воды в период отсутствия лицензии не имелось. В соответствии со ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости.

Кроме того, в ходе расследования уголовного дела допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. В отношении Т возбуждены два уголовных дела N и N по одним и тем же обстоятельствам и за один и тот же период времени. Возбуждение уголовного дела N осуществлено после возвращения судом уголовного дела N прокурору для устранения препятствий его рассмотрения с явной целью восполнения неполноты следствия. Суд указал, что два уголовных дела возбуждены за разные, не пересекающиеся периоды времени, что не соответствует действительности и проигнорировал тот факт, что на момент возбуждения второго уголовного дела в рамках первого дела Т уже было предъявлено обвинение за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Вынесенное постановление о возбуждении второго уголовного дела N не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона. В ходе ознакомления с материалами уголовного дела N ДД.ММ.ГГГГ Т стало известно, что уголовные дела N и N постановлением следователя соединены в одно производство. При этом никаких материалов оперативно-розыскной деятельности, на которые ссылается следователь в постановлении о возбуждении уголовного дела N, в деле не имеется, соответственно у следователя не имелось оснований для возбуждения уголовного дела. Т о возбуждении указанного уголовного дела уведомлен по истечении месяца, о соединении данного уголовных дел в одно производство вообще не уведомлялся. Т при возбуждении уголовного дела N вследствие грубых нарушений уголовно процессуального законодательства был лишен Конституционного права на защиту. Кроме того, по обоим уголовным делам Т обвиняется в осуществлении незаконной предпринимательской деятельности в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и получении дохода в особо крупном размере. То есть, уголовное дело N возбуждено в отношении Т за совершение им действий, за совершение которых ему предъявлено обвинение по имеющемуся у того же следователя в производстве уголовному делу.

Абсурдное, противоречащее здравому смыслу решение органов предварительного следствия о возбуждении второго уголовного дела в отношении одного и того же лица по одним и тем же обстоятельствам за один и тот же период совершения инкриминируемого деяния, объяснить иначе как желанием восполнить неполноту предварительного следствия вопреки уголовно-процессуальному законодательству по уголовному делу возвращенному лишь для устранения препятствий рассмотрения его судом, невозможно. Кроме того в уголовном деле N имеется постановление следователя СО ОМВД РФ по "адрес" УР Уржумовой от ДД.ММ.ГГГГ о соединении в одно производство уголовных дел N и N. Постановление о соединении указанных уголовных дел следователь мотивировал тем, что в совершении обеих преступлений обвиняется Т Однако по уголовному делу N Т обвинение не предъявлялось, следовательно, обвиняемым по данному делу он не являлся, уголовные дела соединены в одно производство необоснованно, по надуманным основаниям, в нарушение требований норм уголовно-процессуального законодательства, чем грубо нарушено право Т на защиту. В связи с вышеизложенным, постановление следователя СО ОМВД России по "адрес" У от ДД.ММ.ГГГГ о возбуждении уголовного дела N необходимо признать незаконным, а также необходимо признать незаконным постановление следователя У от ДД.ММ.ГГГГ о соединении уголовных дел N и N в одно производство незаконным. Незаконными, полученными с нарушением требованиям закона являются и все доказательства, полученные после возбуждения уголовного дела N. Суд исключил часть доказательств, добытых после возбуждения второго уголовной дела, а именно - заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ и заключение N от ДД.ММ.ГГГГ, мотивировав это тем, что документы, исследованные при производстве данных экспертиз, истребованы до возбуждения второго уголовного дела.

Необходимо учесть, что заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ (т.4 л.д. 24-29) является недопустимым доказательством в связи с тем, что данная экспертиза проведена после возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения судом. Постановление о возвращении дела прокурору вынесено судом ДД.ММ.ГГГГ, данное решение принято судом по собственной инициативе в связи с тем, что обвинительный акт составлен с нарушением требований УПК РФ. В то же время, принятое судом решение не было связано с восполнением неполноты дознания и не должно было ухудшать положение подсудимого, что прямо указано в мотивировочной части постановления суда от ДД.ММ.ГГГГ. Установленный законом срок устранения препятствий - 1 месяц. Вопреки требованиям закона и вопреки постановлению суда после возвращения дела прокурору оно расследовалось еще 9 месяцев, по делу проведены дополнительные процессуальные действия, в частности, назначена и проведена судебная бухгалтерская экспертиза N от ДД.ММ.ГГГГ (т.4 л.д. 24- 29). Суд признал допустимым доказательством и при установлении вины Т принял во внимание выводы судебной технологической экспертизы. Защитой было заявлено о признании экспертизы недопустимым доказательством на том основании, что экспертиза проведена без выезда на место, без осмотра системы водоснабжения. С выводами экспертизы невозможно согласиться. То, что накопители воды имеются в виде водонапорных башен, процесс добычи воды из скважин и последующая ее доставка потребителям является разрывным как по техническим, так и по экономическим условиям, экспертом не исследованы, экспертиза проведена без выезда на место, вывод об отсутствии накопительных емкостей не соответствует действительности. Руководствуясь принципом презумпции невиновности, просят постановление от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Т отменить, вынести новое решение, которым Т оправдать.

В возражениях на апелляционную жалобу защитников государственный обвинитель указал, что оснований для отмены постановления по доводам, указанным в апелляционных жалобах Т и его защитников не имеется.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и апелляционном представлении прокурора, возражениях государственного обвинителя, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Согласно положениям ст. 74 УПК РФ, доказательствами по делу являются любые сведения, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу и иных обстоятельств, имеющих значение для дела.

В соответствии с требованиями ст. 87 УПК РФ каждое из доказательств должно быть судом проверено путем сопоставления его с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, подтверждающими или опровергающими проверяемое доказательство.

Доказательства признаются полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Суд первой инстанции, сделав вывод о необходимости признать недопустимыми доказательствами выписки по расчетному счету N в ОАО "Россельхозбанк" за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, выписки по расчетному счету N в филиале ОАО Сбербанк России за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, оборотно-сальдовой ведомости ООО " "данные изъяты"" по счету 62 за ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, положенные в основу заключений эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, а также самих заключений эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, мотивировал свое решение лишь тем фактом, что данные документы - исходные данные для экспертиз, были истребованы до момента получения сообщения о совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч.2 ст. 171 УК РФ, до возбуждения уголовного дела N от ДД.ММ.ГГГГ, сославшись на нарушение ст. 86 УПК РФ.

Однако, как следует из материалов дела, указанные документы, на основании которых проведены экспертизы, были истребованы в рамках уголовного дела N, возбужденного ДД.ММ.ГГГГ, после чего были приобщены к данному делу в качестве вещественных доказательств. Впоследствии, дела N и N были соединены в одно производство.

Ссылка суда на нарушение ст. 86 УПК РФ является необоснованной, поскольку собирание доказательств осуществлялось следователем фактически в ходе уголовного судопроизводства по уголовному делу N.

Более того, согласно ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ могут быть использованы в качестве доказательства даже сведения, полученные в ходе проверки сообщения о преступлении при условии соблюдения положений ст. 75 УПК РФ. Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной или повторной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению.

Таким образом, признание указанных письменных доказательств недопустимыми по основаниям, указанным судом первой инстанции, является незаконным и необоснованным.

В связи с необоснованным исключением данных письменных доказательств из доказательственной базы стороны обвинения, судом фактически не определен размер дохода, полученного предприятием, которое возглавлял Т, от осуществления предпринимательской деятельности по пользованию недрами с целью добычи подземных пресных вод из артезианских скважин и последующего водоснабжения потребителей, который непосредственно влияет на квалификацию действий Т, наличие или отсутствие в его действиях состава преступления.

Данные обстоятельства свидетельствуют о существенном нарушении судом уголовно-процессуального закона, несоответствии выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, что в соответствии с положениями ст. 389.15 УПК РФ является основанием для отмены постановления о прекращении уголовного дела и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство, поскольку указанное нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, непосредственно влияющее на правильность разрешения одного из фундаментальных вопросов, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу - о виновности лица в совершении преступления, следует признать существенным, повлиявшим на исход дела.

Перечисленные выше обстоятельства расцениваются судом апелляционной инстанции, как существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые, с учетом вынесенного судом решения, не могут быть устранены в суде апелляционной инстанции, поэтому в соответствии со ст. 389.20, 389.22 УПК РФ постановление суда подлежит отмене, с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

Учитывая положения ч. 4 ст. 389.19 УПК РФ, судом не могут быть рассмотрены иные доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, поскольку они могут касаться вопросов доказанности обвинения, достоверности или недостоверности доказательств, преимуществ одних доказательств перед другими, в связи с чем подлежат оценке при новом рассмотрении уголовного дела.

При новом судебном разбирательстве по данному уголовному делу суду необходимо рассмотреть его с соблюдением требований норм УК РФ и УПК РФ, дать надлежащую оценку всем имеющимся по делу доказательствам, решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона, исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.13., 389.15, 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

апелляционную жалобу осужденного и его защитников, а также апелляционное представление прокурора удовлетворить частично, постановление Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении уголовного дела в отношении Т отменить, уголовное дело передать на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе суда.

 

Председательствующий -

Копия верна, судья -

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.