Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 марта 2017 г. по делу N 33-1315/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи

Копотева И.Л.,

судей

Дубовцева Д.Н., Костенковой С.П.,

при секретаре

Шибановой С.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики 22 марта 2017 года гражданское дело по апелляционной жалобе В.А.В. на решение Якшур-Бодьинского районного суда Удмуртской Республики от 1 декабря 2016 года, которым удовлетворены исковые требования ГУ УР " "данные изъяты"" к В.А.В. о возмещении материального ущерба в порядке регресса.

С В.А.В. в пользу ГУ УР " "данные изъяты"" взыскана сумма ущерба в размере 114 972 руб., а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 499 руб.

Заслушав доклад судьи Дубовцева Д.Н., изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца - ГУ УР " "данные изъяты"" - С.М.А. (доверенность N9 от 28 февраля 2017 года), возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ГУ УР " "данные изъяты"" обратилось в суд с иском к В.А.В. о возмещении материального ущерба в порядке регресса в размере "данные изъяты" руб., расходов на уплате государственной пошлины в размере 3 499 руб.

Требования мотивированы тем, что в период с 15 октября 2010 года до 7 июля 2014 года В.А.В. состоял в трудовых отношениях с ГУ УР " "данные изъяты"".

18 января 2014 года по вине ответчика при исполнении им трудовых обязанностей произошло ДТП - столкновение служебного автомобиля марки "данные изъяты" с движущимся грузовым поездом N на железобетонном переезде, расположенном на "адрес". В результате данного столкновения погиб водитель встречного автомобиля Я.Б.В.., который оказывал ответчику помощь для освобождения переезда.

По факту ДТП в отношении ответчика составлены административные протоколы: по ч. 2 ст. 12.14 КоАП РФ - нарушение правил маневрирования, по ч.2 ст.12.10 КоАП РФ - нарушение правил движения через железнодорожные пути.

Постановлением N от ДД.ММ.ГГГГ года по делу об административном правонарушении В.А.В. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ за нарушение правил проезда через железнодорожный переезд, непринятие мер подачи сигнала остановки машиниста приближающегося поезда.

Апелляционным определением Нижегородского областного суда от 15 марта 2016 года с ОАО " "данные изъяты"", ГУ УР " "данные изъяты"" солидарно в пользу Я.К.Д. на содержание несовершеннолетнего Я.Р.Б. единовременно взысканы платежи по случаю потери кормильца за период с 18 января 2014 года по 30 сентября 2015 года в размере "данные изъяты" руб. и начиная с 1 октября 2015 года ежемесячные платежи в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца в размере 7 000 руб. до его совершеннолетия.

По указанному решению суда ГУ УР " "данные изъяты"" в пользу Я.К.Д. в настоящее время выплачено "данные изъяты" руб.

Поскольку доказана вина работника, противоправность его поведения, причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом, истец полагает, что с ответчика в пользу истца подлежит возмещению понесенный ущерб.

В суде первой инстанции представитель истца - С.М.А.., действующая на основании доверенности, настаивала на удовлетворении исковых требований.

Ответчик В.А.В. и его представитель Т.Л.С. в судебном заседании исковые требования не признали, полагая, что оснований для возмещения материального ущерба в порядке регресса не имеется.

Судом постановленоуказанное выше решение.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда первой инстанции отменить как необоснованное, указывая на то, что смерть Я.Б.В. не находится в прямой причинно-следственной связи с административными проступками, предусмотренными ч. 2 ст. 12.14 и ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ. Суд при вынесении решения не принял во внимание степень вины ответчика при совершении им административного правонарушения. Также суд не принял во внимание тяжелое материальное положение ответчика.

В возражениях на апелляционную жалобу истец ссылается на необоснованность приведенных в ней доводов.

Судебной коллегией в порядке ст.ст. 167, 327 ГПК Российской Федерации дело по апелляционной жалобе рассмотрено в отсутствие ответчика В.А.В., надлежащим образом извещенного о дате, времени и месте судебного разбирательства.

При рассмотрении дела судебная коллегия в соответствии со ст. 327-1 ГПК Российской Федерации проверяет законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, содержащихся в апелляционной жалобе, и возражениях относительно жалобы.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях на нее, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, В.А.В. с 15 октября 2010 года до 7 июля 2014 года состоял в трудовых отношениях с ГУ УР " "данные изъяты"".

В.А.В., управляя автомобилем "данные изъяты", принадлежащим истцу, 17 января 2014 года совершил маневр задним ходом, не учел ширину дорожного покрытия, а именно специальных резиновых дорожных плит, установленных на железнодорожном переезде, и габаритов пожарного автомобиля. В результате маневрирования левой стороной задний мост автомобиля съехал с покрытия и застрял между рельсами. Водитель встречного автомобиля "данные изъяты" Я.Б.В.., увидев, что пожарный автомобиль остановился, вышел из автомобиля для оказания помощи ответчику.

В.А.В. при помощи шанцевого инструмента попытался убрать лед из-под колес пожарного автомобиля и выехать с железнодорожного переезда. В свою очередь Я.Б.В ... посыпал лопатой щебень с железнодорожного полотна под буксирующую заднюю правую пару колес пожарного автомобиля. Попытка выехать вновь оказалась неудачной. Для принятия решения по дальнейшим действиям ответчик открыл дверь и встал на ступеньки автомобиля. В этот момент произошел удар товарного поезда в застрявший на переезде пожарный автомобиль, при этом Я.Б.В ... в это время находился с правой стороны от пожарного автомобиля. Из-за работающего двигателя ответчик звуков приближающегося поезда не слышал, а при движении через переезд задним ходом сигналы светофора и звуковая сигнализация не работали.

От удара тепловоза в пожарный автомобиль Я.Б.В ... погиб.

По факту ДТП в отношении ответчика составлены административные протоколы: по ч. 2 ст. 12.14 КоАП РФ - нарушение правил маневрирования (движение задним ходом на ж/д переезде), по ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ - нарушение правил движения через железнодорожные пути.

Постановлением N от ДД.ММ.ГГГГ года по делу об административном правонарушении В.А.В. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ за нарушение правил проезда через железнодорожный переезд, непринятие мер подачи сигнала остановки машинисту приближающегося поезда (п.15.5 ПДД).

Апелляционным определением Нижегородского областного суда от 15 марта 2016 года с ОАО "данные изъяты"" и ГУ УР " "данные изъяты"" солидарно в пользу Я.К.Д. на содержание несовершеннолетнего Я.Р.Б. взысканы единовременно платежи по случаю потери кормильца за период с 18 января 2014 года по 30 сентября 2015 года в размере "данные изъяты" руб. и начиная с 1 октября 2015 года ежемесячные платежи в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца в размере 7 000 руб. до его совершеннолетия.

ГУ УР " "данные изъяты"" в пользу Я.К.Д. по решению суда выплатила "данные изъяты" руб.

Данные выводы подтверждаются исследованными в суде доказательствами и сторонами по существу не оспариваются.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 1064, 1068, 1081 ГК РФ, ст. ст. 232, 238, 243, 250 ТК РФ, ст. ст. 61, 98 ГПК РФ, постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года N52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю".

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что действия В.А.В. состоят в прямой причинно-следственной связи с ДТП, при этом истец, возместивший вред, причиненный работником при исполнении им трудовых обязанностей, имеет право обратного требования (регресса) к этому работнику в размере выплаченного возмещения. Суд исходил из того, что причинение ущерба в результате совершения административного проступка является самостоятельным основанием полной материальной ответственности работника перед работодателем. Оснований для снижения подлежащего взысканию в порядке регресса размера причиненного работодателю ущерба суд не усмотрел.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с ответчика в пользу истца материального ущерба ввиду следующего.

В соответствии со ст. ст. 238, 242 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника, в том числе, в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

В соответствии со ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

Как разъяснено в п.12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания (пункт 1 части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Согласно разъяснениям п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 52, при определении суммы, подлежащей взысканию, судам следует учитывать, что в силу статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

Согласно п. 4 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года N 52 к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Для привлечения к полной материальной ответственности, предусмотренной пунктом 6 части 1 статьи 243 ТК РФ, необходимо наличие вступившего в законную силу постановления должностного лица или органа, полномочного применять административное взыскание, а также наличие причинной связи между совершенным работником административным проступком и возникшим у работодателя прямым действительным ущербом.

В соответствии с п. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Из системного толкования приведенных нормативных положений законодательства следует, что в рассматриваемом ситуации необходимыми условиями для возложения на ответчика В.А.В. обязанности по возмещению работодателю материального ущерба являются: возмещение работодателем вреда, причиненного работником; противоправность деяния причинителя вреда; наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправным поведением причинителя вреда; вина причинителя вреда.

Таким образом, обязанность по регрессному требованию может быть возложена на лицо только при наличии противоправности его деяния и вины этого лица в причинении вреда.

Предъявляя к ответчику требование о возмещении ущерба в порядке регресса, истец ссылается на то, что совершение В.А.В. проступка, за который он привлечен к административной ответственности, привело к смерти гр-на Я.Б.В. и соответственно влечет для ответчика обязанность по возмещению работодателю в полном объеме выплаченных третьим лицам денежных сумм в счет возмещения вреда по случаю потери кормильца.

Как указано выше, постановлением N от ДД.ММ.ГГГГ года по делу об административном правонарушении В.А.В. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.10 КоАП РФ за нарушение правил проезда через железнодорожный переезд, непринятие мер подачи сигнала остановки машиниста приближающегося поезда (п.15.5 ПДД).

Вместе с тем судебная коллегия считает, что само по себе нарушение ответчиком пункта 15.5 Правил дорожного движения не может свидетельствовать о наличии прямой причинно-следственной связи с гибелью потерпевшего Я.Б.В.

Юридически значимым и подлежащим установлению исходя из заявленных исковых требований и подлежащих применению норм материального права по данному делу являлось выяснение следующих вопросов: явилась ли смерть гр-на Я.Б.В. следствием совершения В.А.В. административного проступка, выразившегося в непринятии мер подачи сигнала остановки машинисту приближающегося поезда; является ли вина В.А.В. в совершенном им деянии (нарушении Правил дорожного движения) одновременно виной в смерти гр-на Я.Б.В.

Как следует из решения Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 1 октября 2015 года и апелляционного определения Нижегородского областного суда от 15 марта 2016 года, правовым основанием для возложения на ОАО " "данные изъяты"" и ГУ УР " "данные изъяты"" ответственности по возмещению вреда вследствие гибели Я.Б.В. является п.3 ст.1079 ГК РФ, а именно тот факт, что указанные юридические лица являлись владельцами источников повышенной опасности (грузового поезда и пожарной машины), столкновение которых привело к гибели Я.Р.В.

В указанных постановлениях выводы о виновности В.А.В. в гибели Я.Р.В. отсутствуют, из них же следует, что в возбуждении уголовного дела по факту гибели Я.Р.В. постановлением заместителя руководителя Кировского следственного отдела на транспорте Приволжского следственного управления на транспорте СК РФ от 16 февраля 2014 года было отказано.

Таким образом, ответчик В.А.В. не привлекался соответствующими государственными органами к какой-либо установленной действующим законодательством ответственности за причинение вреда здоровью и жизни потерпевшего Я.Р.В. Доказательств обратного материалы дела не содержат.

Из материалов дела также следует, что Я.Р.В. не являлся пассажиром транспортного средства, которым управлял ответчик В.А.В., добровольно оказывал помощь в освобождении переезда, в момент столкновения поезда с автомобилем находился вне транспортного средства. Кроме этого, как указано выше, требуемая ГУ УР " "данные изъяты"" взысканию с ответчика сумма составляет выплаты, которые истец произвел третьим лицам как владелец источника повышенной опасности, за вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности, независимо от вины.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что истец не представил доказательств, с достоверностью свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между административным проступком, а именно нарушением правил дорожного движения, за который ответчик привлечен к административной ответственности, и последствиями в виде смерти Я.Р.В.

Доказательств наличия необходимых условий для возложения на В.А.В. обязанности по возмещению истцу материального ущерба, не представлено.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований ГУ УР "Государственная противопожарная служба УР", апелляционная жалоба - удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Якшур-Бодьинского районного суда Удмуртской Республики от 1 декабря 2016 года отменить.

Вынести по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований ГУ УР " "данные изъяты"" к В.А.В. о возмещении материального ущерба в порядке регресса - отказать.

Апелляционную жалобу удовлетворить.

 

Председательствующий И.Л. Копотев

 

Судьи Д.Н. Дубовцев

С.П. Костенкова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.