Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 03 апреля 2017 г. по делу N 33а-1340/2017 (ключевые темы: биотермическая яма - чрезвычайная ситуация - погребение - межрегиональная инспекция - кадастровые работы)

Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 03 апреля 2017 г. по делу N 33а-1340/2017

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

Председательствующего судьи Кричкер Е. В.,

судей Соловьева В. А.,

Машкиной Н.Ф.,

при секретаре Токаревой М. В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики 03 апреля 2017 года административное дело по апелляционной жалобе административного ответчика Правительства Удмуртской Республики на решение Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 02 ноября 2016 года, которым

удовлетворено административное исковое заявление Удмуртского природоохранного межрайонного прокурора в интересах неопределенного круга лиц к Правительству Удмуртской Республики о признании незаконным бездействий, возложении обязанности устранить допущенные нарушения по предупреждению чрезвычайных ситуаций.

Признано незаконным бездействие Правительства Удмуртской Республики, выражающееся в непринятии мер по предупреждению чрезвычайных ситуаций, путем приведения сибиреязвенных скотомогильников (мест захоронения животных павших от сибирской язвы) расположенных на территории Увинского района Удмуртской Республики в соответствии с требованиями санитарно-эпидемиологического и ветеринарного законодательства, принятию в их в собственность Удмуртской Республики, проведению кадастровых работ по формированию земельных участков, занятых указанными объектами.

В целях устранения нарушений закона и защиты интересов Удмуртской Республики и неопределенного круга лиц на Правительство Удмуртской Республики возложена обязанность в срок до 10 октября 2017 года принять меры по предупреждению чрезвычайных ситуаций путем:

Принятия в собственность Удмуртской Республики:

захоронение животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N).

Приведения в соответствие требованиям ветеринарно-санитарного

законодательства, согласно проектной документации:

захоронения животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в д. "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N).

Проведения кадастровых работ по формированию земельных

участков, занятых:

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Машкиной Н. Ф., выслушав объяснения представителя административного ответчика Правительства Удмуртской Республики - Соколова О. В., поддерживающего доводы апелляционной, представителя заинтересованного лица Главного управления ветеринарии Удмуртской Республики - Полянцевой О. А., поддерживающей доводы апелляционной жалобы, прокурора Борзенковой Т. А., полагавшей доводы апелляционной жалобы необоснованными, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Удмуртский природоохранный межрайонный прокурор обратился в суд с административным исковым заявлением к Правительству Удмуртской Республики, в котором просил:

признать незаконным бездействие Правительства Удмуртской Республики, выражающееся в непринятии мер по предупреждению чрезвычайных ситуаций, путем приведения сибиреязвенных скотомогильников (мест захоронения животных павших от сибирской язвы) расположенных на территории Увинского района Удмуртской Республики в соответствии с требованиями санитарно-эпидемиологического и ветеринарного законодательства, принятию в их в собственность Удмуртской Республики, проведению кадастровых работ по формированию земельных участков, занятых указанными объектами;

в целях устранения нарушений закона и защиты интересов Удмуртской Республики и неопределенного круга лиц возложить на Правительство Удмуртской Республики обязанность в срок до 10 октября 2017 года принять меры по предупреждению чрезвычайных ситуаций путем:

Принятия в собственность Удмуртской Республики:

захоронение животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронение животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N).

Приведения в соответствие требованиям ветеринарно-санитарного

законодательства, согласно проектной документации:

захоронения животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронения животных, павших от сибирской язвы в д "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N).

Проведения кадастровых работ по формированию земельных

участков, занятых:

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N);

захоронением животных, павших от сибирской язвы в "адрес" года (ветеринарно-санитарная карточка N).

В обоснование заявленных требований указал, что указанные сибиреязвенные захоронения фактически не имеют собственника, являются бесхозными, порядок их использования никем не контролируется. Захоронения не соответствуют требованиям ветеринарно-санитарного законодательства, чем создают угрозу возникновения чрезвычайной ситуации природного или техногенного характера, создают опасность причинения вреда окружающей природной среде, неопределённому кругу лиц. Согласно действующего законодательства, сибиреязвенные захоронения относятся к собственности субъекта Российской Федерации, в связи с чем, принятие мер по их содержанию и оборудованию является обязанностью Правительства Удмуртской Республики.

В судебном заседании прокурор доводы и требования административного иска поддержал.

Представитель Правительства Удмуртской Республики Соколов О. В. в судебном заседании возражала против удовлетворения заявления.

Представитель заинтересованного лица Главного управления ветеринарии Удмуртской Республики Полянцева О. А, полагала административное исковое заявление не подлежащим удовлетворению.

Суд постановилвышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Правительство Удмуртской Республики просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. Автор жалобы считает, что выводы суда не соответствуют установленным обстоятельствам и нормам материального права. Полагает, что действующим законодательством не предусмотрено, что захоронения животных, павших от сибирской язвы, являются исключительно собственностью субъектов Российской Федерации. До момента определения соответствующего собственника они относятся к федеральной собственности. Захоронения не были переданы из федеральной собственности в собственность Удмуртской Республики. Судом необоснованно удовлетворены требования истца о возложении обязанности по проведению кадастровых работ по формированию земельных участков под захоронениями. Принудительный кадастровый учет допустим лишь на основании решения суда в отношении поставленного на учет объекта недвижимости по требованию об учете такого объекта недвижимости. Судом необоснованно сделан вывод о бездействии Правительства Удмуртской Республики, поскольку последнее в рамках полномочий предусмотрело на 2016 год средства на проведение мероприятий по приведение в соответствии с требованиями ветеринарно-санитарного законодательства захоронений животных, павших от сибирской язвы и на проведение кадастровых работ по формированию занятых такими захоронениями, что подтверждается Законом Удмуртской Республики от 18 декабря 2015 года N 95-РЗ "О бюджете Удмуртской Республики на 2016 года".

Прокурором поданы возражения на апелляционную жалобу, в которых просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Частью 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации установлено, что суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Положения части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предусматривают, что гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

В силу части 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, если не установлены иные сроки обращения с административным исковым заявлением в суд, административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

Принимая во внимание, что прокурором оспариваются нарушения закона административным ответчиком в форме бездействия, которое носит длящийся характер, выявленный факт нарушения установлен результатами проверки 24 июня 2016 года, срок обращения в суд не пропущен (дата поступления административного искового заявления в суд 01 июля 2016 года).

Из системного толкования положений части 2 статьи 62, части 9 статьи 226, пункта 1 части 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации следует, что удовлетворение требований, рассматриваемых в порядке главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, возможно лишь при наличии одновременно двух обстоятельств: незаконности действий (бездействия) должностного лица (незаконности принятого им или органом постановления) и реального нарушения при этом прав и свобод заявителя.

Отсутствие хотя бы одного из указанных условий исключает удовлетворение заявленных требований.

Как следует из материалов дела Удмуртской природоохранной межрайонной прокуратурой проведена проверка исполнения требований законодательства при размещении сибиреязвенных скотомогильников на территории Увинского района Удмуртской Республики.

По результатам проверки установлено, что в границах Увинского района Удмуртской Республики расположены 5 (пять) захоронений животных, павших от сибирской язвы (д. Родники, д. Каменное, д. Мельниково, Павлово, д. Березовка).

Указанные объекты ранее поставлены на учет как скотомогильники, с присвоением индивидуального номера и оформлением ветеринарно-санитарных карточек (л. д. 16, 20 (оборотная сторона), 24, 29, 34).

Материалами дела подтверждено, что указанные объекты:

в собственность или ведение администраций муниципальных образований не передавались, на балансе администраций муниципальных образований не состоят (л. д. 40);

на техническом учете в Государственном унитарном предприятии Удмуртской республики "Удмуртский республиканский центр технической инвентаризации и учета недвижимого имущества" не состоят (л. д. 42);

в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ведения отсутствуют сведения о зарегистрированных правах на указанные объекты (л. д. 56, 57, 59, 59, 60);

в собственности Удмуртской Республики отсутствуют (л. д. 89).

В нарушение требований пункта 4.1 Ветеринарных правил ВП 13.3.1320-96, Санитарных правил СП 3.1.089-96 "Сибирская язва", скотомогильники не отвечают требованиям законодательства: не обнесены изгородью, исключающей доступ людей и животных, отсутствуют читаемые аншлаги с надписью "Сибирская язва" (л. д. 19, 22, 27, 30, 35).

Установленные обстоятельства свидетельствуют о том, что вышеуказанные скотомогильники на учете не числятся, ни за кем не закреплены, никто не следит за их состоянием.

При таком положении, данные скотомогильники имеют статус имущества, не имеющего собственника.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что полномочия по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения возлагаются на субъекты Российской Федерации. Отсутствие собственника у захоронений животных, павших от сибирской язвы влечет невозможность обеспечения безопасности жизни и здоровья населения, охраны окружающей среды.

Оснований не согласится с выводами суда первой инстанции, не имеется.

В силу части 1 статьи 39 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с административным исковым заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Согласно статье 42 Конституции Российской Федерации каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду.

Статьей 72 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, а также осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий.

В соответствии со статьями 1 и 2 Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" санитарно-эпидемиологическое благополучие населения - состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности. Санитарно-эпидемиологическое благополучие населения обеспечивается посредством, в том числе, профилактики заболеваний в соответствии с санитарно-эпидемиологической обстановкой и прогнозом ее изменения; выполнения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и обязательного соблюдения гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами санитарных правил как составной части осуществляемой ими деятельности.

В статьей 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" определено, что чрезвычайная ситуация - это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей. Предупреждение чрезвычайных ситуаций - это комплекс мероприятий, проводимых заблаговременно и направленных на максимально возможное уменьшение риска возникновения чрезвычайных ситуаций, а также на сохранение здоровья людей, снижение размеров ущерба окружающей среде и материальных потерь в случае их возникновения.

Согласно статьям 5 и 6 Федерального закона от 06 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" полномочиями в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения обладают Российская Федерация и субъекты Российской Федерации, осуществление мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения является расходным обязательством Российской Федерации, а осуществление мер по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий является расходным обязательством субъектов Российской Федерации.

В соответствии с абзацем 1 статьи 3 Федерального закона от 24 июня 1998 года N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" одним из основных принципов государственной политики в области обращения с отходами является охрана здоровья человека, поддержание или восстановление благоприятного состояния окружающей среды и сохранение биологического разнообразия. К полномочиям субъектов Российской Федерации в области обращения с отходами относятся проведение мероприятий по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, возникших при осуществлении обращения с отходами (абзац 2 статьи 6 Федерального закона от 24 июня 1998 года N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления").

В силу подпункта 49 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 06 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, относится решение вопросов организации на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных. Для осуществления данных полномочий согласно подпункта "ц" пункта 2 статьи 26.11 данного Федерального закона в собственности субъекта Российской Федерации могут находиться скотомогильники (биотермические ямы).

В абзаце 1 статьи 6 Федерального закона от 24 июня 1998 года N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" указано, что к полномочиям субъектов Российской Федерации в области обращения с отходами относятся проведение мероприятий по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, возникших при осуществлении обращения с отходами.

Пункт 1.2 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утвержденных Главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации 04 декабря 1995 года N 13-7-2/469 к биологическими отходами относит трупы животных и птиц, в том числе лабораторных.

В соответствии с пунктом 2.1.16 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года N 2284, приватизация скотомогильников, находящихся в федеральной собственности, запрещена. Следовательно, вопросы создания скотомогильника (биотермической ямы) законом возлагаются на собственников указанного имущества, которыми могут являться Российская Федерация и субъект Российской Федерации.

В силу пункта 7.1 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.7.2629-10 "Профилактика сибирской язвы", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 13 мая 2010 года N 56, организация мер по обеспечению безопасности сибиреязвенных захоронений входит в полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В целях обеспечения безопасности сибиреязвенных захоронений указанные органы, в том числе, проводят работы по содержанию в надлежащем санитарном состоянии сибиреязвенных скотомогильников, обеспечивают контроль за недопущением использования территорий, находящихся в санитарно-защитной зоне сибиреязвенного скотомогильника, для проведения какой-либо хозяйственной деятельности.

Пунктом 2.8.4 вышеуказанных Санитарно-эпидемиологических правил предусмотрено, что скотомогильники, биотермические ямы и другие места захоронения трупов животных, павших от сибирской язвы считаются почвенными очагами.

Согласно пункту 2 Санитарных правил СП 3.1.089-96 и Ветеринарных правил ВП 13.3.1320-96 "Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных", утвержденных департаментом ветеринарии М. от 18 августа 1996 года N 23, Госкомсанэпиднадзором Российской Федерации от 31 мая 1996 года N 11, сибирская язва - особо опасная инфекционная болезнь животных и человека, почвенными очагами данного заболевания считаются скотомогильники, биотермические ямы и другие места захоронения трупов животных, павших от сибирской язвы. Места захоронений не имеют срока давности в силу особенностей возбудителя.

В соответствии с пунктом 4.1 СП 3.1.089-96 ВП 13.3.1320-96 "Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных. Сибирская язва" места утилизации животных, павших от сибирской язвы, должны быть ограничены канавами (по всему периметру), обнесены изгородью, исключающей случайный доступ людей и животных, и обозначены табличками с надписью "Сибирская язва".

Законодательные акты Российской Федерации определяют земельные участки, на которых расположены скотомогильники, как зоны специального назначения, объекты, влияющие на состояние подземных вод (Градостроительный кодекс Российской Федерации, Водный кодекс Российской Федерации). Учитывая особую опасность захоронений, данные объекты должны быть поставлены на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, поскольку иное может привести к утрате места расположения скотомогильника, его несанкционированному вскрытию и последующему заражению людей и животных.

Согласно части 1 статьи 5 Конституции Удмуртской Рсепублики государственная власть в Удмуртской Республике осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а также разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Удмуртской Республики.

Правительство Удмуртской Республики является постоянно действующим высшим исполнительным органом государственной власти Удмуртской Республики (часть 1 статьи 52 Конституции Удмуртской Республики).

В соответствии с частью 1 статьи 1 Закона Удмуртской Республики от 02 марта 2011 года N 6-РЗ (действовавшей на момент рассмотрения дела судом первой инстанции) Правительство Удмуртской Республики осуществляет исполнительную власть Удмуртской Республики и является постоянно действующим высшим исполнительным органом государственной власти Удмуртской Республики.

Анализ действующего законодательства о разграничении полномочий Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, а также органов местного самоуправления, а также анализа специального законодательства, регулирующего отношения по созданию для населения благоприятной окружающей среды, санитарно-эпидемиологического благополучия, защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, позволяет сделать вывод о том, что вопросы по содержанию в надлежащем состоянии и оборудованию скотомогильников, входящие в комплекс мер по предупреждению и ликвидации болезней, защите населения от болезней, общих для человека и животных относиться к полномочиям органа государственной власти субъекта Российской Федерации и являются расходными обязательства субъекта Российской Федерации.

Следовательно, принятие мер по приятию в собственность субъекта скотомогильников, а также решения вопроса по приведению их в соответствии требованиями ветеринарно-санитарного законодательств и проведению кадастровых работ по формированию земельных участков является обязанностью Правительства Удмуртской Республики.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, правомерно относя критически к доводам представителя административного ответчика об отсутствии у последнего обязанности по принятию в собственность скотомогильников, поскольку они противоречат действующему законодательству и установленным обстоятельствам по делу.

На момент вынесения решения Правительством Удмуртской Республики не принято каких-либо действий по принятию 5 (пяти) сибиреязвенных захоронений, расположенных на территории Увинского района в собственность Удмуртской Республики и приведению их в надлежащее ветеринарно-санитарное состояние, что является нарушением действующего законодательства Российской Федерации и свидетельствуют о бездействие административного ответчика по непринятию мер по предупреждению чрезвычайной ситуации.

Указанные скотомогильники на протяжении длительного периода времени продолжают оставаться бесхозными, биологически опасными, находящимися в ненадлежащем ветеринарно-санитарном состоянии, доступ к объектам остается фактически открытым, что создает опасность возникновения чрезвычайных ситуаций, ставит под угрозу эпизоотическое и эпидемиологическое благополучие муниципального образования и республики в целом, жизни и здоровью людей и животных, поскольку сибирская язва представляет собой острую зоонозную особо опасную бактериальную инфекционную болезнь, возбудитель которой относится ко 2-й группе патогенности. Споровая форма устойчива к внешним воздействиям и может сохранять в почве жизнеспособность и вирулентность возбудителя в течение нескольких десятилетий. Таким образом, создается реальная угроза причинения вреда окружающей природной среде, а также здоровью людей, проживающих рядом с сибиреязвенным захоронением, поскольку невозможно проконтролировать оказываемое им негативное воздействие.

Данные обстоятельства административным ответчиком не опровергнуты и им не представлено доказательств того, что проведены какие-либо мероприятия, обеспечивающие соблюдение ветеринарно-санитарных правил по предупреждению и ликвидации болезней животных, защите населения от болезней, общих для человека и животных.

Тем самым нарушаются интересы неопределенного круга лиц в области охраны окружающей среды, а также права граждан на благоприятную окружающую среду, предусмотренные статьей 42 Конституции Российской Федерации и гарантированные государством.

Невыполнение требований природоохранного законодательства создает опасность причинения вреда здоровью граждан и окружающей среде в будущем.

В связи с чем, доводы жалобы об отсутствии бездействия со стороны Правительства Удмуртской Республики, в связи с принятием Закона Удмуртской Республики от 18 декабря 2015 года N 95-РЗ "О бюджете Удмуртской Республики на 2016 года" не могут быть приняты во внимание по вышеуказанным мотивам.

Доводы апелляционной жалобы о том, что вышеуказанные сибиреязвенные захоронения в настоящее время в силу пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность" находятся в федеральной собственности, в собственность Удмуртской Республики в установленном порядке не передавались, подлежат отклонению, так как основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Отсутствие в федеральном законодательстве четкого ответа на вопрос о том, в чьей исключительной собственности могут (или должны) находиться скотомогильники, не может являться основанием для самопроизвольного толкования приведенных норм законодательства.

В отсутствие такого законодательства, сложилась соответствующая судебная практика, так Определением от 13 июня 2006 года N КАС06-193 Верховным Судом Российской Федерации отменено решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2006 года в части и принятии нового решения, которым признано недействующим содержащееся в пункте 6.1 утвержденных 04 декабря 1995 года N 13-7-2/469 Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации "Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов" положение, в соответствии с которым скотомогильники и биотермические ямы, не принадлежащие организациям, являются объектами муниципальной собственности. В Определении Верховного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2010 года N 32-В10-4 и Определении от 26 октября 2011 года по делу N 59-В11-9, Верховный Суд Российской Федерации, проанализировав действующее законодательство, пришел к выводу о том, что вопросы создания скотомогильника (биотермической ямы) законом возлагаются на собственников указанного имущества, которыми могут являться Российская Федерация и субъект Российской Федерации; возможности нахождения скотомогильников и биотермических ям в собственности органов местного самоуправления Федеральный закон от 06 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" не предусматривает.

В связи с чем, доводы жалобы об иной практике арбитражных судов, в частности отраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N N по делу N N года не могут быть приняты во внимание, предметом спора по данному делу являлись защитные сооружения гражданской обороны, которые представляют собой отдельную категорию объектов государственной собственности, то есть арбитражным судом рассмотрен вопрос об ином имуществе, что свидетельствует об иных обстоятельствах.

По указанному основанию судебной коллегией отклоняются доводы жалобы о разъяснениях, содержащихся в письме Федерального агентства по управлению государственным имуществом от 26 июня 2015 года N N, поскольку указанные разъяснения касаются защитных сооружений гражданской обороны.

Несостоятельным является довод жалобы о применении в возникшим правоотношениям выводов содержащихся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 29 декабря 2014 года N

Из содержания данного судебного акта об отказе в передаче в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23 сентября 2014 года по делу N А10-5417/2013 по заявлению муниципального учреждения "Комитет по управлению имуществом и землепользованию г. Улан-Удэ" к Министерству имущественных отношений Республики Бурятия об обязании принять в государственную собственность Республики Бурятия объект недвижимого имущества - скотомогильник, следует, что мотивом отказа в удовлетворении требований явилось то обстоятельство, что скотомогильник на протяжении длительного времени зарегистрирован в установленном законом порядке на праве собственности за муниципальным образованием "Городской округ "Город Улан-Удэ", владение, пользование и распоряжение скотомогильником осуществляло муниципальное образование и создаваемое им муниципальное предприятие, к виду деятельности которого в числе прочих относится организация и выполнение работ по отлову, подбору, транспортировке бродячих животных с последующей утилизацией на скотомогильнике, а также содержание и ремонт скотомогильника, который находиться на балансе данного учреждения.

Довод жалобы на незаконность возложения обязанности по проведению кадастровых работ земельных участков занятых сибиреязвенными захоронениями, подлежит отклонению, так как приняв в собственность Удмуртской Республики указанные захоронения, административный ответчик вправе в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства, регулирующего вопросы, возникающие в связи с осуществлением кадастровой деятельности, разрешать вопросы, связанные с проведением кадастровых работ.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости возложения на Правительство Удмуртской Республики обязанности по принятию мер в отношении сибиреязвенных захоронений:

по принятию в собственности собственность Удмуртской Республики;

по организации мероприятий по приведению обустройства и содержания в соответствии с требованиями ветеринарно-санитарного законодательства;

по проведению кадастровых работ.

Судебная коллегия соглашается с вышеприведенными выводами суда первой инстанции, поскольку при разрешении административного искового заявления суд правильно определилхарактер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, и на основании надлежащей правовой оценки представленных доказательств постановилрешение по делу.

Принятие судом решения о возложении обязанности на Правительство Удмуртской Республики по проведению вышеуказанных мероприятий, соответствует требованиям части 9 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Установленный судом первой инстанции срок выполнения возложенной обязанности, судебная коллегия находит разумным и приемлемым, при этом принимает во внимание, что со стороны административного ответчика в указанной части возражений не поступило.

Аргументы апелляционной жалобы не содержат новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения в суде первой инстанции или опровергали бы выводы судебного решения, и не являются основанием для отмены решения в соответствии со статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Нарушений норм материального или процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, судом не допущено.

Исходя из вышеизложенного судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьёй 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 02 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Правительства Удмуртской Республики - без удовлетворения

 

Председательствующий судья: Е. В. Кричкер

 

Судьи: В. А. Соловьев

Н. Ф. Машкина

Копия верна: председательствующий судья

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.