Постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 17 марта 2017 г. по делу N 4А-124/2017

 

Заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев жалобу Костяева В.И. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 1 г.Можги Удмуртской Республики от 24 ноября 2016 года и решение судьи Можгинского районного суда Удмуртской Республики от 22 декабря 2016 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, в отношении Костяева В.И.,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 1 г.Можги Удмуртской Республики от 24 ноября 2016 года Костяев В.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Можгинского районного суда Удмуртской Республики от 22 декабря 2016 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе, поступившей в Верховный Суд Удмуртской Республики, Костяев В.И. ставит вопрос об отмене вынесенных постановлений в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, а также допущенными процессуальными нарушениями в ходе производства по делу.

В обоснование доводов жалобы указывает, что дело рассмотрено судом с обвинительным уклоном. Автомобилем в состоянии алкогольного опьянения Костяев не управлял, что исключает возможность его привлечения к административной ответственности. Полагает, что видеозапись, имеющаяся в материалах дела, является недопустимым доказательством.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, ознакомившись с доводами жалобы, нахожу жалобу Костяева В.И. не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как усматривается из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ в 14-53 час. "адрес" Костяев В.И. управлял автомобилем ВАЗ- "данные изъяты" г/н N, находясь в состоянии опьянения, чем нарушил п.2.7 ПДД.

Данное обстоятельство подтверждается собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д.1); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д.2); актом освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (л.д.3), рапортом заместителя начальника уголовного розыска ММО МВД России "Можгинский" М. Е.А. (л.д.4), рапортом инспектора ДПС Б. Ю.А. (л.д.5), диском с видеозаписью нарушения (л.д.11).

Обстоятельства правонарушения установлены мировым судьей на основании совокупности перечисленных выше доказательств, которые исследованы в ходе судебного разбирательства, их достоверность и допустимость проверены, им дана надлежащая оценка по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ.

Нарушений Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 года N 475 (далее - Правила освидетельствования), не установлено.

Основанием направления Костяева В.И. на освидетельствование на состояние алкогольного опьянения послужили запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке, что в соответствии с п. 3 Правил освидетельствования является признаками, при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения.

Из акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения следует, что в ходе освидетельствования Костяева В.И. с использованием технического средства измерения концентрация абсолютного этилового спирта на один литр выдыхаемого воздуха составила 1,186 мг/л, что свидетельствовало о нахождении лица в состоянии алкогольного опьянения. С результатом освидетельствования

Костяев В.И. был согласен.

Довод заявителя о том, что в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП Российской Федерации, мотивируя тем, что он не являлся водителем транспортного средства, был предметом проверки мирового судьи при рассмотрении дела и обоснованно признан несостоятельным, поскольку опровергается представленными в дело доказательствами.

Факт управления Костяевым В.И. транспортным средством подтверждается показаниями свидетеля Михайлова Е.А, который пояснил в судебном заседании, что автомобиль под управлением Костяева В.И. начинал движение, и тут же машина дергалась, останавливалась.

Кроме того, все меры обеспечения производства по делу применены к Костяеву именно как к водителю. В том случае, если он таковым не являлся, он вправе был возражать против применения к нему соответствующих мер обеспечения производства по делу. Однако данным правом Костяев В.И. не воспользовался, подобных возражений в процессуальных документах не сделал.

При таких обстоятельствах обоснованность привлечения заявителя к административной ответственности за управление им транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения сомнений не вызывает.

Из изложенного следует, что при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка.

Действия Костяева В.И. правильно квалифицированы по части 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

Нарушений норм материального и процессуального закона, влекущих безусловную отмену состоявшихся судебных постановлений, при рассмотрении дела об административном правонарушении не допущено.

Административное наказание назначено в пределах санкции ч.1 ст.12.8 КоАП РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.30.13, 30.16 - 30.18 КоАП РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

постановление мирового судьи судебного участкаN 1 г.Можги Удмуртской Республики от 24 ноября 2016 года и решение судьи Можгинского районного суда Удмуртской Республики от 22 декабря 2016 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, в отношении Костяева В.И., оставить без изменения, жалобу Костяева В.И.- без удовлетворения.

 

Заместитель Председателя Верховного Суда

Удмуртской Республики А.В. Емельянов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.