Постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 февраля 2017 г. по делу N 4А-54/2017

 

Заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев жалобу Щ.И.В. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 6 Индустриального района г. Ижевска от 5 октября 2016 года и решение судьи Индустриального районного суда г. Ижевска от 1 декабря 2016 года, вынесенные по делу об административном правонарушении, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Щ.И.В.,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 6 Индустриального района г. Ижевска от 5 октября 2016 года Щ.И.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Индустриального районного суда г. Ижевска от 1 декабря 2016 года постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Щ.И.В. - без удовлетворения.

В жалобе, поступившей в Верховный Суд Удмуртской Республики 26 декабря 2016 года, Щ.И.В. просит принятые по делу судебные постановления отменить, производство по делу прекратить, ввиду отсутствия в его действиях состава административного правонарушения.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, ознакомившись с доводами жалобы, нахожу, что оснований к отмене или изменению судебных постановлений не имеется.

Согласно пункту 2.3.2 Правил дорожного движения РФ (утв. Постановлением Правительства РФ N 1090 от 23 октября 1993 года) водитель обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

В соответствии с ч.1 ст.12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования уполномоченного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет административную ответственность.

Из материалов дела усматривается, что 17 июля 2016 года Щ.И.В. управлял транспортным средством "данные изъяты", государственный регистрационный знак N с признаками опьянения: запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке, при этом в 08 часов 45 минут по "адрес" не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Своими действиями нарушил пункт 2.3.2 Правил дорожного движения.

Факт совершения Щ.И.В. административного правонарушения подтвержден собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д.1), протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д.2); протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, составленном с участием понятых (л.д. 3); протоколом о задержании транспортного средства (л.д. 4); актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения в котором содержится запись врача-нарколога об отказе Щ.И.В. от медицинского освидетельствования (л.д. 5); рапортом инспектора ДПС Д.А.В. (л.д.9), показаниями допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля врача-нарколога В.Е.А. (л.д. 43).

Представленные в дело доказательства являются допустимыми и достаточными для установления вины Щ.И.В. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.26 КоАП РФ.

Как усматривается из материалов дела, критериями, при наличии которого у должностного лица ГИБДД имелись достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства "данные изъяты" государственный регистрационный знак N, Щ.И.В. находился в состоянии опьянения и подлежал освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, явились: запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке, что согласуется с п.3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475 (далее Правила освидетельствования).

В связи с тем, что Щ.И.В. отказался от прохождения от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в соответствии с требованиями п.10 Правил освидетельствования он был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Вместе с тем Щ.И.В. не выполнил законное требование должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в кабинете врача-нарколога, чем совершил административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.12.26 КоА РФ.

Направление Щ.И.В. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществлено инспектором ДПС в присутствии двух понятых, что соответствует требованиям части 2 статьи 27.12 КоАП РФ и пункта 11 Правил освидетельствования.

Оснований полагать, что понятые П.А.И. и П.М.А. при совершении процессуальных действий фактически не присутствовали, не имеется.

Довод заявителя жалобы о том, что рапорт сотрудника ГИБДД является недопустимым доказательством по делу, поскольку при составлении рапорта инспектор ГИБДД не был предупрежден об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, не может повлечь удовлетворение жалобы, поскольку порядок составления подобных рапортов нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не регламентирован. В рапорте инспектор ГИБДД излагает обстоятельства произошедшего в произвольной форме. При этом ставить под сомнение достоверность сведений, изложенных в рапорте сотрудника ГИБДД, оснований не имеется, так как они объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств.

Учитывая изложенное, жалоба не содержит доводов, влекущих по настоящему делу отмену или изменение вступивших в законную силу судебных постановлений.

Таким образом, совершенное Щ.И.В. административное правонарушение квалифицировано в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями КоАП РФ. Административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией ч.1 ст.12.26 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ч.1 ст.4.5 КоАП.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.16 - 30.19 КоАП РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

постановление мирового судьи судебного участка N 6 Индустриального района г. Ижевска от 5 октября 2016 года и решение судьи Индустриального районного суда г. Ижевска от 1 декабря 2016 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.26 КоАП РФ, в отношении Щ.И.В. оставить без изменения, его жалобу - без удовлетворения.

 

Заместитель Председателя

Верховного Суда

Удмуртской Республики А.В. Емельянов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.