Постановление Президиума Верховного Суда Удмуртской Республики от 17 февраля 2017 г. по делу N 4Г-4/2017

 

Президиум Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

Председательствующего - Берша С.И.

Членов Президиума - Головкова Л.П., Никулина А.Л., Анисимовой В.И.

По докладу судьи - Сундукова А.Ю.,

рассмотрев кассационную жалобу В.С.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ по гражданскому делу по иску В.С.В. к З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. о взыскании неосновательного обогащения и по встречному иску З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. к В.С.В. о признании договора купли-продажи недействительным в части, установлении факта совершения сделки по цене 1 590 000 рублей, переданную на рассмотрение Президиума определением судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Сундукова А.Ю. от ДД.ММ.ГГГГ,

УСТАНОВИЛ:

В.С.В. (далее - В.С.В.) обратился с иском к З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. (далее - ответчики) о взыскании неосновательного обогащения в размере 590 000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в указанном размере начиная с ДД.ММ.ГГГГ по день вынесения решения судом.

Требования мотивированы тем, что истец приобрел у ответчиков квартиру за 1 000 000 рублей по договору купли-продажи. В.С.В. уплатил ответчикам 1 590 000 рублей, исходя из того, что они должны были произвести в квартире ремонт на сумму 590 000 руб. Ответчики ремонт не произвели, вернуть денежную сумму в размере 590 000 руб. отказываются.

В ходе судебного разбирательства В.С.В. изменил исковые требования и просил взыскать с ответчиков солидарно неосновательное обогащение в размере 590 000 руб., а также просил взыскать с ответчиков судебные расходы по уплате госпошлины и оплате услуг представителя.

Ответчик З.К.И. возражала против удовлетворения иска, ссылаясь в письменных возражениях на то, что ответчики получили квартиру по наследству после смерти в августе 2009 года своего отца С.И.С. При продаже жилого помещения В.С.В. договорились о продаже квартиры за 1 590 000 руб. Стоимость квартиры в размере 1 000 000 руб. указали в договоре по просьбе В.С.В., соглашений о ремонте квартиры не заключали, произвести ремонт в квартире за 590 000 руб. не предлагали.

В ходе рассмотрения дела ответчик З.К.И. предъявила к истцу В.С.В. встречный иск с требованиями о признании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ недействительным в части пункта третьего договора о продаже квартиры за 1 миллион рублей, просила установить факт совершения сделки купли-продажи за 1 590 000 рублей, мотивируя тем, что с В.С.В. достигнуто соглашение о совершении сделки купли-продажи квартиры за 1 590 000 руб., которую В.С.В. оплатил, но в договоре попросил указать цену квартиры в размере 1 000 000 руб., не объясняя причин своей просьбы. Договор купли-продажи в части стоимости квартиры заключен под влиянием заблуждения.

Аналогичные встречные иски с теми же требованиями и по тем же основаниям предъявили к истцу В.С.В. ответчики С.Р.И. и Х.Р.И.

В.С.В. в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела был извещен надлежащим образом, представил заявление о рассмотрении дела без его участия.

Представитель истца К.А.В. исковые требования поддержал, подтвердил обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, встречные исковые требования не признал.

В судебном заседании ответчик С.Р.И. не присутствовал, о дне и времени слушания дела извещен надлежащим образом.

Х.Р.И. и о дне и времени слушания дела извещена надлежащим образом, в судебное заседание не явилась, представила заявление о рассмотрении дела без ее участия.

З.К.И. в судебное заседание не явилась, о дне и времени слушания дела извещена надлежащим образом. Представитель ответчика З.К.И. - Р.Г.А., действующий на основании доверенности, исковые требования не признал.

Решением Воткинского районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ исковые требования В.С.В. к З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. о взыскании неосновательного обогащения удовлетворены.

Взыскано с З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. в пользу В.С.В. неосновательное обогащение в размере 590 000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины 9 100 рублей и по оплате услуг представителя 20 000 рублей, всего 619 100 (шестьсот девятнадцать тысяч сто) рублей, в равных долях;

встречные исковые требования З.К.И., Х.Р.И., С.Р.И. к В.С.В. о признании договора купли-продажи недействительным в части установления факта совершения сделки по цене 1 590 000 руб. оставлены без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ решение районного суда от ДД.ММ.ГГГГ отменено в части, в которой удовлетворены исковые требования В.С.В. к З.К.И., Х.Р.И., С.Р.И. о взыскании неосновательного обогащения, взыскано с ответчиков в пользу истца неосновательное обогащение в размере 590 000 рублей и судебные расходы.

В части исковых требований В.С.В. к З.К.И., Х.Р.И., С.Р.И. о взыскании в его пользу неосновательного обогащения в размере 590 000 рублей принято новое решение об отказе в удовлетворении данных требований.

Решение в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. к В.С.В. о признании договора купли-продажи недействительным в части, установлении факта совершения сделки по цене 1 590 000 рублей оставлены без изменения.

В кассационной жалобе, поступившей в Верховный Суд Удмуртской Республики ДД.ММ.ГГГГ, В.С.В. просит апелляционное определение отменить и направить дело на новое рассмотрение в районный суд. В качестве оснований для отмены апелляционного определения заявитель указывает на существенные нарушения норм материального права, несоответствие выводов суда апелляционной инстанции фактическим обстоятельствам дела и неверную оценку представленных доказательств.

Для проверки законности и обоснованности оспариваемых судебных постановлений гражданское дело истребовано в Верховный Суд Удмуртской Республики.

Изучив материалы гражданского дела, проверив доводы кассационной жалобы и законность принятых по делу судебных постановлений, выслушав пояснения явившихся лиц, Президиум приходит к следующему.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов.

Между тем, при рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального права, которые выразились в применении закона, не подлежащего применению. Данное нарушение повлекло существенное нарушение охраняемых законом прав заявителя.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ДД.ММ.ГГГГ между покупателем В.С.В. и продавцами Х.Р.И., З.К.И., действовавшей за себя и по доверенности за С.Р.И., был заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: "адрес", с указанием цены продажи 1 000 000 руб. Продаваемая квартира принадлежала продавцам на праве общей долевой собственности по 1/3 доле каждому.

Согласно расписке от ДД.ММ.ГГГГ продавцы получили от покупателя В.С.В. за проданную квартиру сумму в размере 1 590 000 руб. Указанная расписка подписана Х.Р.И. и З.К.И., действовавшей за себя и от имени С.Р.И.

Переход права собственности на квартиру к покупателю зарегистрирован "данные изъяты" отделом Росреестра по Удмуртской Республике ДД.ММ.ГГГГ.

Суд первой инстанции, разрешая спор по существу, руководствовался ст.ст.10, 35, 180, 452, 550, 555, 1102 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и пришел к выводу о том, что денежные средства в размере 590 000 рублей получены ответчиками без установленных на то законом или договором оснований, являются неосновательным обогащением ответчиков и подлежат возврату истцу, в связи с чем удовлетворил требования В.С.В. в полном объеме.

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований, суд первой инстанции учел, что между сторонами заключен договор купли-продажи имущества, предусматривающий в силу ч.1 ст.555 ГК РФ существенное условие - цену имущества, без которого такой договор не может быть заключен.

Суд первой инстанции указал, что требование истцов по встречному иску о признании недействительной сделки в части условия о цене, то есть только части сделки, не могло быть удовлетворено, поскольку без включения указанной части сделка не могла быть совершена (ст.180 ГК РФ). Требований об оспаривании всей сделки купли-продажи ответчиками не заявлялось.

Также районный суд указал, что истцами по встречным требованиям не представлено доказательств того, что сделка в указанной части была совершена под влиянием заблуждения.

Суд апелляционной инстанции признал выводы районного суда относительно отказа в удовлетворении встречных исковых требований правомерными.

Вместе с тем апелляционная инстанция не установилаправовых оснований для признания суммы 590 000, полученной ответчиками от В.С.В., неосновательным обогащением.

Оценивая представленные доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что В.С.В. не представил доказательств наличия у ответчиков обязательств по ремонту квартиры.

Судебная коллегия установила, что в момент передачи истцом и получения ответчиками денежной суммы между сторонами отсутствовали какие-либо обязательства, в том числе обязательства по договору купли-продажи спорной квартиры, поскольку такой договор на момент передачи денежных средств заключен не был.

Судебная коллегия применила ст.1109 ГК РФ, указав при этом, что, передавая ответчикам денежные средства, истец не мог не знать, что между сторонами отсутствуют какие-либо заключенные договоры (соглашения), в силу которых у В.С.В. возникло обязательство по передаче ответчикам денежных средств, то есть, перечисляя денежные средства, В.С.В. знал об отсутствии у него каких-либо обязательств по уплате денежных средств.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, исходя из исковых требований В.С.В. и обстоятельств, на которых они основаны, иск В.С.В. не подлежал удовлетворению.

Между тем выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Согласно п. 1 ст. 420 Гражданского кодекса РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со ст. 550 Гражданского кодекса РФ договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

Согласно ст. 555 ГК РФ договор продажи недвижимости должен предусматривать цену этого имущества.

Правила о цене имущества определяют, что исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон (п. 1 ст. 424 ГК РФ).

По делу установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между сторонами был заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: "адрес" Стоимость приобретаемого имущества, указанная в данном договоре купли-продажи, составляет 1 000 000 рублей.

Вместе с тем, согласно расписке от ДД.ММ.ГГГГ, ответчики получили от В.С.В. денежные средства в размере 1 590 000 руб.

В соответствии со ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Поскольку законом для договора купли-продажи предусмотрена обязательная письменная форма, то и соглашение об изменении его условий должно быть совершено в аналогичной форме, то есть в форме двустороннего соглашения.

По настоящему делу установлено, что никаких изменений в условия договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ о порядке оплаты недвижимого имущества в установленном законом порядке сторонами не вносилось.

Суд первой инстанции указал,что имеющаяся в материалах дела расписка от ДД.ММ.ГГГГ, подтверждающая факт передачи денежных средств в определенной сумме, сама по себе не может свидетельствовать об изменении условия о цене ранее заключенного сторонами договора купли-продажи недвижимости.

Обращаясь в суд с иском о неосновательном обогащении, В.С.В. обосновал его фактом передачи ответчикам 590 000 рублей и их обязательством о производстве ремонта в проданной квартире, которые они не исполнили.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции установил, что денежные средства в размере 590 000 рублей получены З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. от В.С.В. без каких-либо правовых оснований.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований В.С.В., исходил из недоказанности им факта неосновательного обогащения в виде незаконного получения ответчиками денежных средств в размере 590 000 рублей.

В соответствии с ч. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Частью второй указанной нормы правила, предусмотренные главой 60, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Из приведенной нормы во взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 56 ГПК Российской Федерации следует, что, заявляя требования о возмещении неосновательного обогащения, именно истец обязан доказать приобретение (сбережение) ответчиком имущества за его счет, а ответчики должны доказать законность приобретения этого имущества.

Между тем обстоятельств, подтверждающих, что 590 000 рублей получены ответчиками на каком-либо правовом основании, суд апелляционной инстанции не установил.

Судебная коллегия также не установилатого, что истец действовал с намерением одарить ответчиков и с осознанием отсутствия обязательства перед ним, а также со стороны истца было намерение передать ответчикам денежные средства в качестве благотворительности.

Следовательно, основания, предусмотренные ст.1109 ГК РФ, при наличии которых неосновательное обогащение не подлежит возврату, по делу не установлены, а указанная выше норма права не подлежала применению при разрешении данного спора.

Учитывая изложенное, Президиум полагает, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ следует отменить, а дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела судебной коллегии следует, установив все значимые для дела обстоятельства, на основании исследованных доказательств постановить законное и обоснованное апелляционное определение.

На основании изложенного и руководствуясь п.2 ч.1 ст.390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

кассационную жалобу В.С.В. удовлетворить.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ отменить.

Гражданское дело по иску В.С.В. к З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. о взыскании неосновательного обогащения и по встречному иску З.К.И., Х.Р.И. и С.Р.И. к В.С.В. о признании договора купли-продажи недействительным в части, установлении факта совершения сделки по цене 1 590 000 рублей направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики.

 

Председательствующий: Берш С.И.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.