Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 16 марта 2017 г. по делу N 33-4406/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи Г.А. Сахиповой,

судей А.И. Мирсаяпова и Э.И. Садыковой,

при секретаре судебного заседания Л.Р. Маметовой

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Э.И. Садыковой гражданское дело по апелляционной жалобе Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Агрызском районе Республики Татарстан на решение Агрызского районного суда Республики Татарстан от 13 декабря 2016 года, которым постановлено:

исковые требования Е.М.К. удовлетворить.

Признать незаконным решение Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Агрызском районе Республики Татарстан от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты".

Обязать ответчика прекратить удержания из пенсии Е.М.К., производимые на основании решения от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты" и произвести перерасчет излишне выплаченной и подлежащей возврату суммы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Е.М.К. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Агрызском районе Республики Татарстан (УПФ России в Агрызском районе) о защите пенсионных прав.

В обоснование иска указала, что ее дочь, "дата" года рождения, с 1 сентября 2010 года обучается в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования (ГБОУ ВПО) " "данные изъяты" государственный медицинский университет" Министерства здравоохранения Российской Федерации по очной форме обучения и находится на ее иждивении. Истица является инвалидом "данные изъяты" группы и получает пенсию. В соответствии с частью 3 статьи 17 и пунктом 1 части 2 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" в связи с тем, что дочь истицы обучается по очной форме обучения и находится на ее иждивении, Е.М.К. фиксированная выплата пенсии была повышена. Решением заседания комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан УПФ России в Агрызском районе от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты" установлено, что истицей нарушены положения статьи 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", поскольку со 2 июля 2012 года ФИО была трудоустроена, что влечет прекращение выплат в связи с иждивением дочери, о чем истица не уведомила пенсионный орган. Указанным решением установлено удерживать с пенсии истицы переплаченную сумму в размере 49678,67 руб. за период с 1 августа 2012 года по 31 октября 2015 года.

Истица считает указанное решение пенсионного органа незаконным в связи с тем, что в спорный период ФИО оставалась студенткой, а в Государственном автономном учреждении здравоохранения (ГАУЗ) " "данные изъяты" центральная районная больница (ЦРБ)" проходила учебную практику, то есть в данный период ФИО находилась на иждивении истицы и соответственно истица в силу закона имела право на получение соответствующих выплат.

На основании изложенного истица просила суд признать незаконным решение ответчика от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты", обязать ответчика прекратить удержания из ее пенсии, производимые на основании решения от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты".

В судебном заседании истица исковые требования поддержала, уточнив их, и просила признать оспариваемое решение от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты" незаконным, обязать пенсионный орган прекратить удержания из ее пенсии и произвести перерасчет излишне выплаченной и подлежащей возврату суммы, при этом просила иск удовлетворить, определив сумму переплаты в пределах двух месяцев, в остальной части удержания прекратить.

Представитель ответчика иск не признал и не согласился также с мнением истицы о применении срока исковой давности.

Суд иск удовлетворил в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе ответчика ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности и необоснованности. При этом в жалобе приводятся те же доводы, что и в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции. Указывается, что судом допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права.

В заседание суда апелляционной инстанции участвующие в деле лица не явились, о времени и месте рассмотрения дела уведомлены, сведений об уважительности причин неявки не сообщили, в связи с чем судебной коллегией определено о рассмотрении дела без их участия.

Проверив законность, обоснованность решения суда по правилам части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу пункта 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке является нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как следует из материалов дела и установлено судом, дочь истицы ФИО с 1 сентября 2010 года обучается в ГБОУ ВПО " "данные изъяты" государственный медицинский университет" Министерства здравоохранения Российской Федерации по очной форме обучения и находится на иждивении истицы. Истица является инвалидом "данные изъяты" группы и получает пенсию. В соответствии с частью 3 статьи 17 и пунктом 1 части 2 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" в связи с тем, что ее дочь обучается по очной форме обучения и находится на ее иждивении, Е.М.К. фиксированная выплата пенсии была повышена.

Решением заседания комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан УПФ России в Агрызском районе от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты" установлено, что истицей нарушены положения статьи 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", поскольку со 2 июля 2012 года ФИО была трудоустроена, что влечет прекращение выплат, производимых в связи с иждивением дочери, о чем истица не уведомила пенсионный орган. Указанным решением постановленоудерживать с пенсии истицы переплаченную сумму в размере 49678,67 руб. за период с 1 августа 2012 года по 31 октября 2015 года.

Истица с данным иском обратилась в суд, полагая, что решение ответчика является незаконным и необоснованным, поскольку ее дочь ФИО после прохождения учебной практики возвращалась на учебу в ГБОУ ВПО " "данные изъяты" государственный медицинский университет" Министерства здравоохранения Российской Федерации, где продолжала обучение по очной форме, не имела и не имеет никакого самостоятельного дохода, оставалась и до сих пор остается на иждивении матери.

Суд, разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, исходил из доказанности и обоснованности исковых требований и отсутствия допустимых, относимых и достоверных доказательств, свидетельствующих о недобросовестности со стороны истицы в отношении пенсионного органа в получении повышенной пенсии.

Судебная коллегия не может согласиться с такими выводами, поскольку они основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом при принятии решения суда допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, заслуживают своего внимания.

Исходя из содержания части 3 статьи 17 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" лицам, на иждивении которых находятся нетрудоспособные члены семьи, указанные в пунктах 1, 3 и 4 части 2 статьи 10 настоящего Федерального закона, повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности устанавливается в сумме, равной одной третьей суммы, предусмотренной частью 1 статьи 16 настоящего Федерального закона, на каждого нетрудоспособного члена семьи, но не более чем на трех нетрудоспособных членов семьи.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" к недееспособным членам семьи относятся дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме обучения по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, в том числе в иностранных организациях, расположенных за пределами территории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет или дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца старше этого возраста, если они до достижения возраста 18 лет стали инвалидами. При этом братья, сестры и внуки умершего кормильца признаются нетрудоспособными членами семьи при условии, что они не имеют трудоспособных родителей.

В соответствии с частью 1 статьи 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" физические и юридические лица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), а работодатели, кроме того, - за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

Согласно части 2 данной статьи в случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных частью 5 статьи 26 настоящего Федерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату страховых пенсий, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Частью 3 данной статьи предусмотрено, что в случаях невыполнения или ненадлежащего выполнения обязанностей, указанных в части 1 настоящей статьи, и выплаты в связи с этим излишних сумм страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии) работодатель и (или) пенсионер возмещают пенсионному органу, производящему выплату страховой пенсии, причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Из содержания приведенных выше норм законодательства следует, что для взыскания (удержания) с лица причиненного Пенсионному фонду ущерба следует установить вину данного лица в предоставлении недостоверных сведений, содержащихся в документах, представленных им для установления и выплаты страховой (трудовой) пенсии.

Субъектами такой ответственности законодатель определиллиц, предоставляющих недостоверные сведения, содержащиеся в документах, представленных ими для установления и выплаты страховой (трудовой) пенсии или несвоевременное представление сведений, предусмотренных законом.

В силу положений пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Согласно пункту 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Как видно из материалов дела, согласно справке от 6 октября 2015 года N 64, предоставленной ГБОУ ВПО " "данные изъяты" государственный медицинский университет" Министерства здравоохранения Российской Федерации, ФИО является студентом шестого курса очного (дневного) отделения педиатрического факультета по основной образовательной программе, зачислена в высшее учебное заведение приказом от 30 июля 2010 года N "данные изъяты", период обучения с 1 сентября 2010 года по 30 июня 2016 года.

Согласно записям в трудовой книжке ФИО 2 июля 2012 года она была принята на должность младшей медицинской сестры по уходу за больными в педиатрическое отделение ГАУЗ " "данные изъяты" ЦРБ" и 1 августа 2012 года уволена по собственному желанию; 3 июля 2014 года ФИО принята на должность медицинской сестры кабинета здорового ребенка в педиатрическое отделение ГАУЗ " "данные изъяты" ЦРБ" и 1 августа 2014 года уволена; 2 июля 2015 года ФИО была принята на должность медицинской участковой сестры в педиатрическое отделение ГАУЗ "данные изъяты" ЦРБ" и 31 июля 2015 года уволена.

Из пояснений истицы и ее дочери ФИО следует, что в указанные периоды ФИО проходила учебную практику в ГАУЗ " "данные изъяты" ЦРБ". ФИО при прохождении ученической практики получала заработную плату в периоды с 2 июля 2012 года по 1 августа 2012 года, 3 июля 2014 года по 1 августа 2014 года, со 2 июля 2015 года по 31 июля 2015 года. Данное обстоятельство также подтверждается данными индивидуальных сведений об уплаченных в пенсионных орган страховых взносах за ФИО за указанные периоды ее работы.

Пенсионным органом решением от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты" определена переплата пенсии за период с 1 августа 2012 года по 31 июля 2015 года в сумме 49678,67 руб.

Истица в ходе рассмотрения данного дела в суде первой инстанции не оспаривала тот факт, что на нее в соответствии с частью 2 статьи 28 закона "О страховых пенсиях" пенсионным органом было возложено обязательство сообщать в течение 5 дней пенсионному органу о каких-либо изменениях, которые могут повлиять на размер получаемой ею пенсии.

В нарушение вышеназванных положений закона "О страховых пенсиях" обязанность по предоставлению сведений о работе дочери в вышеуказанные периоды истицей не была исполнена.

При таких обстоятельствах факт недобросовестного поведения истицы при получении пенсии имело место быть, а при принятии решения судом первой инстанции данное обстоятельства не было учтено.

С учетом изложенного судебная коллегия считает решение суда незаконным и необоснованным, подлежащим отмене с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований истицы в полном объеме.

Руководствуясь статьями 199, 328, 329, пунктом 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Агрызского районного суда Республики Татарстан от 13 декабря 2016 года по данному делу отменить, принять новое решение.

В удовлетворении исковых требований Е.М.К. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Агрызском районе Республики Татарстан о признании незаконным решения от 8 апреля 2016 года N "данные изъяты", обязании прекратить удержания из пенсии и перерасчете излишне выплаченной и подлежащей возврату суммы отказать.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение шести месяцев в кассационном порядке.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.