Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 20 марта 2017 г. по делу N 33-4549/2017 (ключевые темы: строительные конструкции - защита прав потребителей - проектная документация - недостатки выполненной работы, оказанной услуги - установка дверей)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 20 марта 2017 г. по делу N 33-4549/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего А.И. Мирсаяпова,

судей А.С. Гильманова, Э.Д. Соловьевой,

при секретаре судебного заседания Л.И. Саитове

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи А.И. Мирсаяпова гражданское дело по апелляционным жалобам Е.А. Якимовой, индивидуального предпринимателя Ч.Г. Сафиной на решение Приволжского районного суда города Казани от 20 декабря 2016 года, которым постановлено:

исковые требования Е.А. Якимовой к индивидуальному предпринимателю Ч.Г. Сафиной о взыскании уплаченных за монтаж денежных средств, компенсации морального вреда, расходов по экспертизе удовлетворить частично.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Ч.Г. Сафиной в пользу Е.А. Якимовой денежные средства, уплаченные за монтаж по договору N ... от 21 мая 2015 года в размере 2300 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей, штраф в размере 3650 рублей, расходы за проведение экспертизы в размере 8000 рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Ч.Г. Сафиной в бюджет муниципального образования города Казани государственную пошлину в размере 700 рублей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав выступления лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Е.А. Якимова обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю (далее - ИП) Ч.Г. Сафиной о защите прав потребителя.

В обоснование своих требований истица указала, что 21 мая 2016 года она заказала у ответчицы входную дверь в квартиру с выездом, замером и установкой. При установке двери работники ответчицы с целью расширить верхнюю балку намеревались снять штукатурку до бетона. В действительности штукатурки не оказалось и рабочие сломали бетон, открыв арматуру. После этого они срезали выступающую мелкую арматуру и произвели запрещенные строительными нормами действия.

Несмотря на уговоры истицы прекратить работы, рабочие продолжали свои действия.

Уточнив исковые требования, Е.А. Якимова просила взыскать с ответчицы уплаченные за монтаж двери денежные средства в размере 2300 рублей, компенсацию морального вреда в размере 300000 рублей, расходы на проведение экспертизы в размере 8000 рублей.

Представители ответчицы иск не признали.

Суд вынес решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе Е.А. Якимова выражает несогласие с решением суда в части взысканной компенсации морального вреда. Указывает, что действиями ответчицы ей причинены физические и нравственные страдания.

В апелляционной жалобе ИП Ч.Г. Сафиной ставится вопрос об отмене решения суда. Полагает, что при вынесении судом решения о частичном удовлетворении требования о компенсации морального вреда была допущена ошибка при распределении судебных расходов, поскольку расходы на проведение экспертизы были взысканы с нее в полном объеме. Также не соглашается с выводами судебной экспертизы о несоответствии поставленной истице двери требованиям ГОСТ 31173-2003. Как отмечает автор жалобы, при составлении заключения эксперт не учел, что проданная истице дверь прошла испытания на соответствие ГОСТу. По мнению ИП Ч.Г. Сафиной, при установлении экспертом недостатка двери в виде заедающего замка не было указано на то, возник ли данный дефект в процессе эксплуатации двери или до установки и фактического использования. При проведении экспертизы эксперт неправильно руководствовался строительными нормами, касающимися балконов, козырьков, лоджий и эркеров здания, поскольку поставленная Е.А. Якимовой дверь находится на внутренней стене здания. Обращает внимание на то, что подписание договора истицей свидетельствует о том, что ей разъяснены и понятны потребительские свойства и правила эксплуатации товара. По утверждению ИП Ч.Г. Сафиной, при установке двери у истицы отсутствовали претензии. Также ответчица считает завышенными определенные ко взысканию суммы компенсации морального вреда и штрафа. Кроме того, ссылается на то, что не подлежали удовлетворению требования истицы о взыскании уплаченной денежной суммы за монтаж двери, так как Е.А. Якимова продолжает пользоваться ею.

В суде апелляционной инстанции стороны поддержали доводы своих жалоб.

Судебная коллегия считает, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

Согласно преамбуле Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" под недостатком товара (работы, услуги) понимается несоответствие товара (работы, услуги) или обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или условиям договора (при их отсутствии или неполноте условий обычно предъявляемым требованиям), или целям, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется, или целям, о которых продавец (исполнитель) был поставлен в известность потребителем при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара по образцу и (или) по описанию.

Пунктами 1 и 2 статьи 4 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" установлено, что продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

Положениями пункта 4 статьи 12 указанного Закона предусмотрено, что при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги).

Как предусмотрено пунктом 1 статьи 18 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе:

потребовать замены на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула);

потребовать замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены;

потребовать соразмерного уменьшения покупной цены;

потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом;

отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. По требованию продавца и за его счет потребитель должен возвратить товар с недостатками.

Пунктом 6 статьи 18 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" определено, что в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Применительно к пункту 1 статьи 19 упомянутого Закона потребитель вправе предъявить предусмотренные статьей 18 настоящего Закона требования к продавцу (изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) в отношении недостатков товара, если они обнаружены в течение гарантийного срока или срока годности.

Статьей 14 этого же Закона установлено, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме (пункт 1).

Вред, причиненный вследствие недостатков товара, подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара по выбору потерпевшего.

Вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению исполнителем (пункт 3).

Изготовитель (исполнитель) несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), независимо от того, позволял уровень научных и технических знаний выявить их особые свойства или нет (пункт 4).

Изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги) (пункт 5).

Пунктом 1 статьи 29 данного Закона определено, что потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать:

безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги);

соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги);

безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь;

возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Удовлетворение требований потребителя о безвозмездном устранении недостатков, об изготовлении другой вещи или о повторном выполнении работы (оказании услуги) не освобождает исполнителя от ответственности в форме неустойки за нарушение срока окончания выполнения работы (оказания услуги).

Потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем. Потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

На основании пункта 1 статьи 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором (пункт 1).

При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя (пункт 6).

В статье 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" закреплено, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

В порядке, определенном частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Установлено, что 21 мая 2016 года между Е.А. Якимовой и ИП Ч.Г. Сафиной заключен договор купли-продажи, по которому ответчица обязалась передать в собственность истице стальную дверь. Стоимость заказа по договору составила 13500 рублей. Истица при подписании договора внесла предоплату в размере 2000 рублей на основании пункта 2.1 указанного договора. Оставшаяся сумма в размере 11500 рублей была уплачена Е.А. Якимовой 24 мая 2016 года, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру N ...

Согласно пункту 5.3 договора от 21 мая 2016 года исполнитель производит гарантийное обслуживание в течение одного года со дня монтажа.

В соответствии с заказом-нарядом N ... , являющимся приложением к договору от 21 мая 2016 года, стороны согласовали характеристики поставляемой двери и адрес ее установки. Как указано в данном документе, размеры указанной двери сняты ответчицей. Стороны пришли к соглашению, что установка двери будет осуществляться силами продавца.

Согласно заказу-наряду от 23 мая 2016 года стоимость работ по монтажу двери определена в 2300 рублей, что никем не оспаривалось.

В ходе производства по делу судом по ходатайству Е.А. Якимовой в обществе с ограниченной ответственностью (далее - ООО) "Инженерный Центр "Эгида" назначалась судебная строительная экспертиза.

По заключению эксперта названной организации дверь, изготовленная и установленная по адресу: "адрес", соответствует договору купли-продажи и заказу-наряду от 21 мая 2015 года.

Изготовленная и установленная по адресу: "адрес" дверь не соответствует требованиям ГОСТ 31173-2003 "Блоки дверные стальные. Технические условия" (пунктам 5.1.16 и 5.3.6), а именно материалы, применяемые для заполнения и отделки дверных полотен, не имеют заключения о санитарной безопасности, предусмотренные действующим законодательством и оформленные в установленном порядке (документы отсутствуют в гражданском деле), защелка и засов замка работают с заеданием.

При натуральном осмотре выявлены нарушения Постановления Госстроя России от 27 сентября 2003 года N 170 "Об утверждении Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда" (пункт 4.2.4.9), а именно не допускается в стенах крупнопанельных и крупноблочных зданий расширять и пробивать проемы. Произошло удаление защитного слоя бетона и оголение арматуры.

Устранение выявленных недостатков возможно, для этого необходимо: демонтировать дверь; восстановление (в том числе защитного слоя бетона) проема с первоначальными (проектными) размерами; изготовить и установить дверь, согласно размерам дверного проема; стоимость устранения недостатков округленно составляет 16474 рубля.

Разрешая спорные правоотношения, суд, приняв во внимание заключение ООО "Инженерный Центр "Эгида", пришел к правильному выводу о том, что исковые требования Е.А. Якимовой касательно взыскания денежных средств, уплаченных за монтаж двери, подлежат удовлетворению.

Оснований для несогласия с указанным выводом суда по доводам жалобы ответчицы не усматривается, поскольку он соответствует закону и фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия полагает, что судом за основу постановления решения правомерно взято заключение эксперта, которое содержит подробное описание проведенного исследования.

Экспертиза проведена на основании определения суда, эксперт до начала производства исследования был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Экспертное заключение полностью соответствует требованиям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В заключении приведены выводы эксперта об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции с учетом обстоятельств рассматриваемого дела пришел к правильному выводу о том, что указанное заключение судебной экспертизы соответствует требованиям закона о допустимости доказательств.

В решении заключению судебной экспертизы судом дана соответствующая оценка, с которой судебная коллегия согласна.

Ввиду того, права потребителя ответчицей своевременно и в добровольном порядке не были восстановлены, вывод суда о необходимости взыскания с нее компенсации морального вреда и штрафа у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Как разъяснено в пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 ГК РФ).

Таким образом, в силу норм Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", обязанность доказывать надлежащее качество товара и оказанных услуг (работ) возлагается законодателем на продавца, изготовителя или исполнителя работ.

Заключенный между сторонами договор является смешанным, поскольку содержит в себе элементы договора купли-продажи товара (в части поставки двери) и договора подряда (в части выполнения работ по ее установке).

Между тем достоверных, допустимых и достаточных доказательств надлежащего монтажа двери в квартире истицы ИП Ч.Г. Сафиной не представлено.

Довод апелляционной жалобы ИП Ч.Г. Сафиной об отсутствии претензий со стороны истицы при приемке работ по установке двери надлежащими средствами доказывания не подтвержден, поскольку в материалах дела отсутствует акт приема-передачи выполненных работ.

Более того, это обстоятельство само по себе не могло являться основанием для отказа в иске в случае обнаружения потребителем, не обладающим специальными познаний о свойствах и характеристиках товара (работы, услуги), в них недостатков.

Ссылка в жалобе на то, что при установлении экспертом недостатка двери в виде заедающего замка не было указано, возник ли данный дефект в процессе эксплуатации двери или до установки и фактического использования на правильность вынесенного решения не влияют, так как ответчица не доказала эксплуатационный характер этого недостатка.

Утверждение в жалобе о том, что судом при разрешении дела был ошибочно применен пункт 4.2.4.9. Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Госстроя России от 27 сентября 2003 года N 170, также не ставит под сомнение правомерность выводов суда первой инстанции.

Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда, согласно содержанию их раздела I, определяют правила по эксплуатации, капитальному ремонту и реконструкции объектов жилищно-коммунального хозяйства, обеспечению сохранности и содержанию жилищного фонда, технической инвентаризации и являются обязательными для исполнения органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами государственного контроля и надзора, органами местного самоуправления; а также определяют требования и порядок обслуживания и ремонта жилищного фонда с целью: обеспечения сохранности жилищного фонда всех форм собственности; проведения единой технической политики в жилищной сфере, обеспечивающей выполнение требований действующих нормативов по содержанию и ремонту жилых домов, их конструктивных элементов и инженерных систем, а также придомовых территорий; обеспечения выполнения установленных нормативов по содержанию и ремонту собственниками жилищного фонда или уполномоченными управляющими и организациями различных организационно-правовых форм, занятых обслуживанием жилищного фонда.

Согласно статье 55.24 Градостроительного кодекса Российской Федерации эксплуатация зданий, сооружений, в том числе содержание автомобильных дорог, должна осуществляться в соответствии с требованиями технических регламентов, проектной документации, нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и муниципальных правовых актов. В случае, если для строительства, реконструкции зданий, сооружений в соответствии с данным Кодексом не требуются подготовка проектной документации и (или) выдача разрешений на строительство, эксплуатация таких зданий, сооружений должна осуществляться в соответствии с требованиями технических регламентов, нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и муниципальных правовых актов.

Под надлежащим техническим состоянием зданий, сооружений понимаются поддержание параметров устойчивости, надежности зданий, сооружений, а также исправность строительных конструкций, систем инженерно-технического обеспечения, сетей инженерно-технического обеспечения, их элементов в соответствии с требованиями технических регламентов, проектной документации (часть 8); особенности эксплуатации отдельных видов зданий, сооружений могут устанавливаться федеральными законами. Эксплуатация многоквартирных домов осуществляется с учетом требований жилищного законодательства (часть 10).

Из содержания данной нормы Кодекса следует, что отношения по эксплуатации зданий, сооружений являются градостроительными отношениями и составляют предмет регулирования градостроительного законодательства, включающего в том числе и нормативные правовые акты Российской Федерации. В целях обеспечения безопасности зданий, сооружений в процессе их эксплуатации должно осуществляться их техническое обслуживание, проводимое в целях обеспечения надлежащего технического состояния этих зданий, сооружений, под которым понимается поддержание параметров устойчивости, надежности зданий, сооружений, а также исправность строительных конструкций, их элементов в соответствии с требованиями технических регламентов, проектной документации.

Согласно статье 7 Федерального закона от 30 декабря 2009 года N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" строительные конструкции и основание здания или сооружения должны обладать такой прочностью и устойчивостью, чтобы в процессе строительства и эксплуатации не возникало угрозы причинения вреда жизни или здоровью людей, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни и здоровью животных и растений в результате разрушения отдельных несущих строительных конструкций или их частей, деформации недопустимой величины строительных конструкций, повреждения части здания или сооружения, сетей инженерно-технического обеспечения или систем инженерно-технического обеспечения в результате деформации, перемещений либо потери устойчивости несущих строительных конструкций, в том числе отклонений от вертикальности (пункты 1, 3 и 4).

Часть 2 статьи 36 названного Федерального закона устанавливает, что параметры и другие характеристики строительных конструкций и систем инженерно-технического обеспечения в процессе эксплуатации здания или сооружения должны соответствовать требованиям проектной документации. Указанное соответствие должно поддерживаться посредством технического обслуживания и подтверждаться в ходе периодических осмотров и контрольных проверок и (или) мониторинга состояния основания, строительных конструкций и систем инженерно-технического обеспечения, проводимых в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, приведенные законоположения предписывают, чтобы в ходе эксплуатации зданий и сооружений поддерживалось соответствие параметров и других характеристик строительных конструкций требованиям проектной документации.

Раздел IV Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда включает пункт 4.2.4.9 Правил, согласно абзацу шестому которого не допускается в стенах крупнопанельных и крупноблочных зданий расширять и пробивать проемы, кроме того, указывает на недопущение переоборудования и перепланировки жилых домов и квартир (комнат), ведущих к нарушению прочности или разрушению несущих конструкций здания, нарушению в работе инженерных систем и (или) установленного на нем оборудования, ухудшению сохранности и внешнего вида фасадов, нарушению противопожарных устройств (пункт 1.7.2), что обеспечивает, в свою очередь, соответствие параметров и других характеристик строительных конструкций требованиям проектной документации, а также их надлежащее техническое состояние.

С учетом того, что повреждения и деформация в целом представляют собой отдельное несоответствие конструкций требованию, установленному проектом, правовое регулирование указанных норм обеспечивает соответствие параметров и других характеристик указанных строительных конструкций требованиям проектной документации, а также их надлежащее техническое состояние.

Необходимо также отметить, что согласно показаниям эксперта вышеозначенного общества железобетонная конструкция представляет собой армированный каркас и бетон. Арматура работает на растяжении, а бетон - на сжатии. Если разрушается бетонный слой, то нагрузка остается, но сдерживающий слой исчезает, арматура работает на растяжении, что способствует появлению трещин на стене.

При таком положении, поскольку процедура установки двери в жилом помещении, расположенном в крупнопанельном здании, противоречит вышеуказанным правилам и нормам эксплуатации жилищного фонда Российской Федерации, вывод суда о том, что ответчицей выполнены ненадлежащего качества работы по монтажу двери следует признать верным.

Доводы апелляционной жалобы ответчицы о том, что истица продолжает пользоваться результатами работ не может быть признан основанием для освобождения ИП Ч.Г. Сафиной от гражданско-правовой ответственности.

Исследуя доводы апелляционных жалоб о несогласии с размером взысканного размера компенсации морального вреда, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Суд апелляционной инстанции полагает, что при разрешении настоящего спора и определении размера денежной компенсации морального вреда, судом первой инстанции правильно была применены приведенные нормы.

Оценивая представленные в материалах дела доказательства с позиций статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание фактические обстоятельства дела, степень и характер причиненных истице нравственных страданий, ее индивидуальные особенности (возраст, пол), степень вины ответчицы, а также, руководствуясь требованиями разумности и справедливости, судебная коллегия считает постановленную ко взысканию сумму компенсации морального вреда обоснованной.

Содержащееся в жалобе ответчицы ходатайство о снижении суммы штрафа в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации удовлетворению не подлежит.

Как разъяснено в пункте 72 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", заявление ответчика о применении положений статьи 333 ГК РФ может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (часть 5 статьи 330, статья 387 ГПК РФ, часть 6.1 статьи 268, часть 1 статьи 286 АПК РФ).

Однако материалы дела не содержат доказательств заявления в суде первой инстанции ответчицей или ее представителями о снижении суммы штрафа.

Довод апелляционной жалобы ИП Ч.Г. Сафиной о несогласии с выводом суда о взыскании с нее расходов на проведение судебной экспертизы без их пропорционального уменьшения в порядке статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебной коллегией отклоняется.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статьи 98, 102, 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 111 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, статья 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) не подлежат применению при разрешении иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда).

При этом остальные требования истицы, уточненные в ходе судебного разбирательства, были удовлетворены в полном объеме.

С учетом изложенного нарушений норм права в связи со взысканием с ответчицы расходов на проведение судебной экспертизы в размере 8000 рублей судом не допущено.

Другие доводы апелляционной жалобы ответчицы судебная коллегия находит также неосновательными, так как они заявлены либо в силу неверного толкования норм права, либо не имеют значения для правильного разрешения дела, по существу являются позицией автора жалобы.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем указанные доводы апелляционных жалоб по существу рассмотренного спора не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к отмене либо изменению состоявшегося решения суда первой инстанции.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьей 199, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

решение Приволжского районного суда города Казани от 20 декабря 2016 года по данному делу оставить без изменения; апелляционные жалобы Е.А. Якимовой, индивидуального предпринимателя Ч.Г. Сафиной - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.