Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 23 марта 2017 г. по делу N 33-4886/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи Янсона А.С.,

судей Калимуллина Р.Я. и Шакировой З.И.,

при секретаре судебного заседания Каримовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи

Шакировой З.И. гражданское дело по апелляционным жалобам Гуцу Д.В. и Гуцу В.М. на решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 11 января 2017 года, которым постановлено:

иск Гуцу А.И. к Гуцу Д.В., Гуцу В.М. о признании сделки недействительной и определении долей удовлетворить.

Признать недействительным договор дарения 7/17 долей квартиры "адрес", заключенный между Гуцу Д.В. и Гуцу В.М.

Определить доли Гуцу А.И. - 5/17, Гуцу Д.В. - 7/34, Разутдиновой Л.Ф. - 1/4, Гуцу В.Д. - 1/4 в праве общей долевой собственности на квартиру "адрес"

Внести в Единый государственный реестр права на недвижимое имущество и сделок с ним записи о регистрации права собственности Гуцу А.И. на 5/17 доли, Гуцу Д.В. - 7/34, Разутдиновой Л.Ф. - 1/4, Гуцу В.Д. - 1/4 в праве общей долевой собственности на квартиру "адрес".

Аннулировать запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности за Гуцу В.М. в размере 7/17 доли в праве общей долевой собственности на квартиру "адрес".

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения Гуцу Д.В., представителя Гуцу Д.В. и Гуцу В.М. - Мокшиной Л.Ю., поддержавших жалобу, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Гуцу А.И. обратилась в суд с иском к Гуцу Д.В. и В.М. о признании сделки недействительной и определении долей в жилом помещении.

В обоснование исковых требований Гуцу А.И. указала, что "дата" года в период брака с Гуцу Д.В. была приобретена квартира "адрес", в том числе с использованием средств материнского капитала, в связи с чем они обязались оформить спорную квартиру также и на детей с определением размера долей по соглашению. Однако обязательство не было исполнено. "дата" года без ее ведома и согласия Гуцу Д.В. подарил принадлежащую ему 7/17 доли в праве общей долевой собственности на квартиру своей матери Гуцу В.М. Полагая, что данная сделка нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних детей, просила признать ее недействительной и определить доли за Гуцу А.И. в размере 5/10 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, за Гуцу Д.В. - 3/10, за несовершеннолетними Разутдиновой Л.Ф. и Гуцу В.Д. по 1/10 доли за каждым.

В судебном заседании Гуцу А.И. поддержала иск.

Ответчики Гуцу Д.В. и В.М. иск не признали, заявили о пропуске истицей срока исковой давности.

Третьи лица - Управление Пенсионного фонда России в г. Набережные Челны (межрайонное), отдел опеки и попечительства при Исполнительном комитете муниципального образования г. Набережные Челны, Набережночелнинский отдел Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Татарстан явку представителей в судебное заседание не обеспечили.

Судом принято решение в приведенной выше формулировке.

В апелляционной жалобе и в дополнениях к ней Гуцу Д.В. просит решение суда отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении иска. Указывает, что при определении долей суд не учел суммы вложенных в приобретение спорной квартиры средств каждым из супругов. Полагает, что доли детей могут быть определены только исходя из суммы материнского капитала и с учетом права родителей на средства материнского капитала, в связи с чем доли в праве общей долевой собственности на квартиру могли быть распределены следующим образом: за Гуцу А.И. - 44/100, за Гуцу Д.В. - 46/100, за Гуцу В.Д. и Разутдиновой Л.Ф. - по 5/100. Отмечает, что принадлежащим ему имуществом он мог распорядиться по своему усмотрению, а потому оснований для признания договора дарения доли недействительным не имелось, тем более что истицей пропущен срок исковой давности.

В апелляционной жалобе Гуцу В.М. также ставится вопрос об отмене решения суда. Указывает, что на приобретение квартиры она передала Гуцу Д.В. 700000 руб.; заключенный между ними договор дарения доли в праве общей долевой собственности на квартиру требованиям закона не противоречит. Утверждает, что истице было изначально известно об оспариваемой сделке. Кроме того, отмечает, что к участию в деле в качестве ответчика она не привлекалась, процессуальное положение ее было определено как третье лицо.

Гуцу А.И. в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явилась, направила возражения против удовлетворения апелляционной жалобы.

Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

В соответствии с ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" (далее - Федеральный закон от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ) жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.

В силу п. 1 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей.

Согласно подп. "г" п. 8, подп. "в" п. 9, подп. "в" п. 10, абз. пятому п. 10(2), подп. "д" п. 11, подп. "в" п. 12 и подп. "ж" п. 13 Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2007 года N 862, к числу документов, которые предоставляются владельцем сертификата в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации в случае направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, отнесено засвидетельствованное в установленном законодательством Российской Федерации порядке письменное обязательство в шестимесячный срок с момента наступления обстоятельств, указанных в данных нормах, оформить жилое помещение в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.

Следовательно, приобретение жилого помещения с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала обязывает лиц, использующих данные средства, исполнить обязательство об оформлении имущественных прав членов семьи владельца сертификата, в том числе несовершеннолетних детей.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Гуцу Д.В. и Гуцу А.И. состояли в браке с "дата" года.

В период брака у супругов Гуцу "дата" года родился ребенок - Гуцу В.Д. Кроме того, Гуцу А.И. имеет несовершеннолетнюю дочь Разутдинову Л.Ф.

После рождения второго ребенка Гуцу А.И. был выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал серии ... в размере 343 378 руб. 80 коп.

По договору купли-продажи от "дата" года Гуцу Д.В. и А.И. в общую долевую собственность приобрели квартиру "адрес".

За Гуцу А.И. было зарегистрировано право собственности на 10/17 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, за Гуцу Д.В. - на 7/17 доли.

Часть стоимости приобретаемого имущества была оплачена за счет заемных средств, предоставленных ИКПКГ "ТатЖилИнвест" по договору займа от "дата" года.

В связи с направлением материнского (семейного) капитала на погашение долга по договору займа нотариально удостоверенным обязательством от "дата" года супруги Гуцу обязались оформить спорную квартиру в общую долевую собственность на себя и детей с определением размера долей по соглашению в течение 6 месяцев после снятия обременения с жилого помещения.

Однако "дата" года Гуцу Д.В. подарил принадлежащие ему 7/17 доли в праве общей долевой собственности своей матери Гуцу В.М.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований Гуцу А.И., суд обоснованно исходил из того, что заключение спорной сделки в отношении принадлежащей Гуцу Д.В. доли в квартире и неисполнение им обязательств по оформлению спорного жилого помещения в общую долевую собственность, привело к нарушению жилищных прав несовершеннолетних детей, что противоречит целям и задачам Федерального закона N 256-ФЗ от 29 декабря 2006 года "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей".

Доводы в апелляционных жалобах о том, что Гуцу Д.В. мог распорядиться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению, не влияют на правильность выводов суда.

Из положений ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ следует, что законодатель определилвид собственности на жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского капитала, - общая долевая собственность родителей и детей.

При наступлении срока оформления права собственности членов семьи на имущество владелец сертификата в соответствии с данным обязательством, в силу приведенных норм Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ обязан оформить жилое помещение в общую долевую собственность.

Пунктом 2 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее в редакции на момент возникновения спорных правоотношений) предусмотрено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В силу ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Таким образом, специально регулирующим соответствующие отношения Федеральным законом определен круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, и установлен вид собственности - общая долевая, возникающей у них на приобретенное жилье.

Между тем, ответчик Гуцу Д.В. совершил оспариваемую сделку до исполнения обязательства об оформлении квартиры в общую долевую собственность на себя и детей, то есть действовал с нарушением названных норм материального права. Соответственно, такая сделка является ничтожной.

Доводы в жалобах о пропуске истицей срока исковой давности не принимаются судебной коллегией.

В соответствии с п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 21 июля 2005 года N 109-ФЗ) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Как разъяснено в п. 101 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", по смыслу п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации если ничтожная сделка не исполнялась, срок исковой давности по требованию о признании ее недействительной не течет.

Ответчики, настаивая на пропуске истицей срока исковой давности, в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представили доказательств, свидетельствующих о том, что о нарушении своих прав Гуцу А.И. знала с момента регистрации перехода права собственности на спорную долю в праве общей долевой собственности на жилое помещение. В материалы дела не представлены доказательства того, что договор дарения был исполнен, поскольку Гуцу В.М. в квартиру не вселялась, финансовый лицевой счет на долю в квартире не оформляла, коммунальные услуги не оплачивала.

По утверждению Гуцу А.И., о состоявшемся договоре между ответчиками ей стало известно в конце 2016 года после получения выписки из ЕГРП на спорную квартиру. Доказательств обратного не представлено.

Таким образом, выводы суда, установившего, что истицей не пропущен срок исковой давности, основаны на требованиях гражданского законодательства.

Ссылки в апелляционной жалобе Гуцу Д.В. на то, что при определении долей суду надлежало учесть суммы вложенных денежных средств в приобретение жилого помещения каждым из супругов, а доли детей могли быть определены только исходя из суммы средств материнского капитала и с учетом права родителей на них, также отклоняются судебной коллегией.

Согласно п. 5 ст. 60 Семейного кодекса Российской Федерации в случае возникновения права общей собственности родителей и детей их права на владение, пользование и распоряжение общим имуществом определяются гражданским законодательством. В соответствии с п. 1 ст. 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

Поскольку соглашением супругов Гуцу определены доли только каждого из них в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, то доли несовершеннолетних детей в жилом помещении обоснованно определены судом равными по 1/4 доли за каждым. При этом судебная коллегия отмечает, что участие каждого из супругов в покупке квартиры, размер вложенных каждым из них личных денежных средств на указанные цели при разрешении настоящего спора правового значения не имеет, поскольку предметом судебной защиты в данном конкретном случае являются, прежде всего, интересы несовершеннолетних детей.

Доводы в апелляционной жалобе Гуцу В.М. о нарушении ее процессуальных прав, выраженных в непривлечении к участию в деле в качестве ответчика, не состоятельны. Согласно протоколу судебного заседания от "дата" года Гуцу В.М. участвовала в деле в качестве ответчика, процессуальные права и обязанности ей разъяснялись как ответчику, пояснения даны и участвовала она в прениях в том же процессуальном статусе.

Иные доводы апелляционных жалоб выводов суда не опровергают, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, не влияют на правильность принятого судом решения, направлены на иную оценку обстоятельств дела, а потому не могут служить основанием к отмене правильного по существу решения суда.

Руководствуясь ст. 199, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 11 января 2017 года по данному делу оставить без изменения, апелляционные жалобы Гуцу Д.В. и Гуцу В.М. - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в суд кассационной инстанции.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.