Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 21 февраля 2017 г. по делу N 33-1357/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым в составе:

председательствующего Самойловой Е.В.

судей Беляевской О.Я.

Романовой Л.В.

при секретаре Береза О.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Кашаровской Т.Н. к Прокопенко А.Я. о признании недвижимого имущества общей совместной собственностью супругов, признании права собственности на 1?2 долю недвижимого имущества, признании общей совместной собственностью супругов и признании права собственности на 1?2 долю строительных материалов, по иску Прокопенко А.Я. к Администрации "адрес" Республики Крым о признании права собственности на недвижимое имущество в порядке наследования.

по апелляционной жалобе Прокопенко А.Я. на решение Феодосийского городского суда Республики Крым от ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи Беляевской О.Я., объяснения явившихся лиц, участвующих в деле, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым

установила:

Кашаровской Т.Н. обратилась в суд с иском с учетом уточненных исковых требований к Прокопенко А.Я. о признании за ней права собственности на 1?2 долю самовольно возведенных строений в виде домовладения общей площадью 253,5 кв.м., состоящего из: 3-х жилых помещений, с подсобными помещениями и пристройками, расположенного по адресу: "адрес" и на 1?2 долю строительных материалов, использованных при строительстве указанного домовладения, как совместно нажитого имущества с ФИО1 в период брака.

Требования мотивированы тем, что Кашаровской Т.Н. с ДД.ММ.ГГГГ г. состояла в зарегистрированном браке с ФИО1 В период брака в ДД.ММ.ГГГГ г. ФИО1 по договору дарения с Прокопенко А.Я. стал правообладателем жилого "адрес". Супруги произвели действия по его сносу и строительству нового строения с пристройками, используя для указанных целей совместно нажитые денежные средства. В ДД.ММ.ГГГГ решением 10 сессии 23 созыва Феодосийского городского совета N был предоставлен дополнительно земельный участок из свободных земель города в постоянное пользование, в результате общая площадь домовладения была увеличена и составила 0,1194 га. После окончания строительства дом в эксплуатацию введен не был, но совершались действия по подготовке пакета документов для такового. В ДД.ММ.ГГГГ году между супругами возник спор о разделе совместно нажитого имущества, в ходе которого на имущество был наложен арест, что явилось препятствием для совершения действий по введению домовладения в эксплуатацию и последующих регистрационных действий. В ДД.ММ.ГГГГ г. Кашаровской Т.Н. стало известно о смерти ФИО1, после чего все наследство, включая домовладение, приняла Прокопенко А.Я., оспаривающая правомочия Кашаровской Т.Н. Указанными действиями ответчика истец считает свои права нарушенными, считая домовладение совместно нажитым имуществом супругов в период брака.

Прокопенко А.Я. обратилась в суд с иском с учетом уточненных исковых требований к Администрации "адрес" Республики Крым о признании права собственности на самовольно реконструированный жилой дом с надворными строениями и земельный участок, расположенные по адресу "адрес" в порядке наследования по завещанию.

Требования мотивированы тем, что завещанием от ДД.ММ.ГГГГ ее отец ФИО1 завещал ей спорное недвижимое имущество. ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 умер. Прокопенко А.Я. обратилась с заявлением о принятии наследства, но не имеет возможности получить свидетельство о праве на наследство, поскольку наследодателем при жизни не узаконены самовольные постройки. Земельный участок ФИО1 площадью 0,829 га. принадлежал на основании договора дарения, впоследствии на основании решения 10 сессии 23 созыва Феодосийского городского совета N к нему был присоединен земельный участок площадью 0,365 га, что в общем составило 0,1194 га. Полагает, что указанные объекты находились в собственности ФИО1 законно, истец после смерти отца приняла имущество в установленный законом срок, вследствие чего имеются основания для удовлетворения ее требований.

Определением Феодосийского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ гражданские дела по иску Кашаровской Т.Н. к Прокопенко А.Я. о признании недвижимого имущества общей совместной собственностью супругов, признании права собственности на 1?2 долю недвижимого имущества, признании общей совместной собственностью супругов и признании права собственности на 1?2 долю строительных материалов по иску Прокопенко А.Я. к Администрации "адрес" Республики Крым о признании права собственности на недвижимое имущество в порядке наследования объединены в одно производство.

Решением Феодосийского городского суда Республики Крым от ДД.ММ.ГГГГ исковые требования Кашаровской Т.Н. удовлетворены частично. Жилой дом, расположенный по адресу: Республика Крым, "адрес", общей площадью 253,5 кв.м. признан общей собственностью ФИО1 и Кашаровской Т.Н., доли супругов в указанном имуществе определены равными по доли 1?2 у каждого. За Кашаровской Т.Н. признано право собственности на 1?2 долю указанного жилого дома с учетом подсобных помещений, в удовлетворении остальной части иска отказано.

Исковые требования Прокопенко А.Я. удовлетворены частично. В состав наследственного имущества, открывшегося после смерти ФИО1, умершего ДД.ММ.ГГГГ, включена 1?2 доли указанного жилого дома с учетом подсобных помещений, за истцом признано в порядке наследования по завещанию после смерти ФИО1 право собственности на указанную долю жилого дома, в удовлетворении остальной части иска отказано. Также судом распределены судебные расходы по делу.

Не согласившись с указанным решением, истец Прокопенко А.Я. подала на него апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять новое об удовлетворении ее исковых требований в полном объеме, дело по иску Кашаровской Т.Н. производством прекратить, ссылаясь на нарушение норм процессуального права и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование апелляционной жалобы указывает, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что Кашаровской Т.Н. строила спорный дом совместно с ФИО1, выводы суда о том, что супруги Кашаровские находились в браке до ДД.ММ.ГГГГ года, не соответствуют письменным пояснениям истца Кашаровской Т.Н. о прекращении брачных отношений с ДД.ММ.ГГГГ года, решению суда о расторжении брака принятом ДД.ММ.ГГГГ. В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, принявшим решение по существу спора не были допрошены свидетели и эксперт проводивший экспертизу, необоснованно не приняты во внимание представленные по делу доказательства в виде расписок, накладных, квитанций, свидетельствующих о понесенных только ФИО1 расходов на строительство жилого дома, отказано в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец Кашаровской Т.Н., ее представитель ФИО8 с доводами апелляционной жалобы не согласились, просили решение суда первой инстанции оставить без изменения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции Прокопенко А.Я., ее представитель ФИО9 доводы апелляционной жалобы поддержали в полном объеме, указывая на наличие оснований для рассмотрения дела по правилам производства в суде первой инстанции.

Ответчик Администрация "адрес" Республики Крым надлежащим образом извещенная о времени и месте судебного заседания, явку представителя не обеспечила, ходатайств об отложении слушания дела не заявила.

Учитывая, что все лица, участвующие в деле были извещены судом апелляционной инстанции о времени и месте рассмотрения настоящей жалобы, не ходатайствовали об отложении слушания дела, явившиеся лица против рассмотрения дела в отсутствие иных лиц не возражали, на основании ч. 1 ст. 327, ч. 3, 4 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения апелляционной жалобы при установленной явке.

Заслушав явившихся лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции правильно установилвсе обстоятельства, имеющие значение для дела, верно определилхарактер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, представленным доказательствам дал надлежащую правовую оценку в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в результате чего пришел к обоснованным выводам.

Как установлено судом первой инстанции, Кашаровской Т.Н. с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ состояла в зарегистрированном браке с ФИО1, к добровольному соглашению о разделе имущества последний не пришли.

В период брака и совместного проживания ФИО1 по договору дарения от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному с Прокопенко А.Я. стал правообладателем жилого "адрес" надворными строениями, расположенного на земельном участке площадью 829 кв.м, в "адрес", состоящий из: жилого саманного дома литер "А" общей жилой площадью 20,0 кв.м, пристроек литер "А", сараев литер "Б", "В", уборной "О", забора N, калитки N, ворот N. Решением 10 сессии 23 созыва Феодосийского городского совета N от ДД.ММ.ГГГГ был предоставлен дополнительный земельный участок из свободных земель города в постоянное пользование ФИО1, в результате общая площадь домовладения была увеличена и составила 0,1194 га.

Из сведений, предоставленных КП "ФМ БРТИ" от ДД.ММ.ГГГГ, ГУП РК "Крым БТИ" от ДД.ММ.ГГГГ, объект недвижимого имущества, расположенный по адресу: Республика Крым, "адрес", был зарегистрирован за ФИО1 на основании договора дарения, о чем имеется регистрационная запись, впоследствии на указанный объект произведена регистрация за Прокопенко А.Я., в связи с вступлением последней в права наследования. После указанных действий в инвентарное дело N были внесены соответствующие изменения, при этом состав домовладения в сравнении с предыдущей технической инвентаризацией (по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ) не изменился.

Согласно справки-характеристики ФМ БРТИ от ДД.ММ.ГГГГ, домовладение по "адрес", построено до 1917 года, процент износа 51%, состояло из: жилого дома (саманный) литер "А", пристройки литер "а", сарая литер "Б", сарая литер "В", уборной (деревянной) литер "О", забора - 1, калитки - 2, ворота - 3.

Из заключения судебной строительно-техническая экспертизы N 21 от 24.07.2015 года и дополнительной судебной строительно-технической экспертизы N от ДД.ММ.ГГГГ следует, что изначально на участке согласно техническому паспорту имелось домовладение, с пристройками ДД.ММ.ГГГГ года постройки. В ходе производства экспертизы экспертом установлено, что домовладение в первоначальном своем виде, право собственности на которое зарегистрировано за ФИО1 на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ., не сохранилось. Самовольно выстроенными строениями по адресу: "адрес", имеющими признаки недвижимого имущества являются следующие строения и сооружения: жилой дом литер "А" (два этажа), при-стройка литер "а" (два этажа), крыльцо I, сарай литер "Б", сарай литер "В", сарай литер "Г", сарай литер "Д", гараж литер "Е", подвал под литер "Е", сарай литер "Ж", уборная-душ литер "У", помещение N. Строения домовладения имеют работоспособное техническое состояние.

Строение жилого дома с пристройками являются завершенным строительством. Строения в виде: жилого дома литер "А", пристройки литер "а", сарай "Б", "В", "Г", "Д", "Ж", гараж литер "Е", подвал литер "Е", уборная "У" являются капитальными. Несоответствие строений домовладения действующим строительным нормам и правилам не установлено. Строения расположены в границах земельного участка общей площадью 1194 кв.м, отведенного ФИО1 согласно решению 10-й сессии 23 созыва Феодосийского городского совета N, они не создают препятствий владельцам соседних домовладений в пользовании ими своими строениями и земельными участками.

Согласно данных технического паспорта БТИ на спорное домовладение на ДД.ММ.ГГГГ. его общая площадь с пристройкой составила 252,6 кв.м, в том числе общая площадь жилых помещений - 237,0 кв.м.

Определить вид и количество, стоимость строительных материалов, израсходованных на возведение указанных строений не представляется возможным. Рыночная стоимость домовладения на дату оценки ( ДД.ММ.ГГГГ), может составлять "данные изъяты") рублей.

Из дополнительной судебной строительно-технической экспертизы N усматривается, что стоимость строительных материалов, которые могли быть использованы для строительства жилого дома литер "А" с пристройкой литер "а" может составлять "данные изъяты" рублей в ценах, действующих на дату проведения экспертизы. Стоимость строительных материалов, которые могли быть использованы для строительства хозяйственных строений может составлять "данные изъяты" рублей в ценах, действующих на дату проведения экспертизы. Рыночная стоимость домовладения на дату оценки ( ДД.ММ.ГГГГ) может составлять "данные изъяты" рублей.

В ДД.ММ.ГГГГ. домовладение обследовано межведомственной комиссией управления жилищно - коммунального хозяйства, рекомендовано подготовить необходимые документы для сдачи дома в эксплуатацию, путем обращения в ГАСК "адрес".

Из сообщения Инспекции государственного архитектурно- строительного контроля в АР Крым от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Кашаровской Т.Н. указано о невозможности регистрации декларации о готовности домовладения к эксплуатации, поскольку она не является собственником объекта строительства.

Из пояснений истца усматривается, что супруги в период брака после заключения договора дарения спорного домовладения произвели действия по его сносу и строительству нового строения с пристройками, используя для указанных целей совместно нажитые денежные средства. Уполномоченным органом дополнительно к домовладению был предоставлен земельный участок из свободных земель города в постоянное пользование, в результате общая площадь домовладения была увеличена и составила 0,1194 га. После окончания строительства дома, последний в эксплуатацию введен не был, осуществлялась подготовка соответствующей технической документации. Ввиду возникшего в ДД.ММ.ГГГГ году между супругами спора о разделе совместно нажитого имущества, в ходе рассмотрения дела судом на имущество был наложен арест, что явилось препятствием для совершения действий по введению домовладения в эксплуатацию и последующих регистрационных действий. В ДД.ММ.ГГГГ году Кашаровской Т.Н. стало известно о смерти ФИО1, после чего все наследство, включая домовладение приняла Прокопенко А.Я., оспаривающая правомочия Кашаровской Т.Н. и создавшая препятствия в его использовании.

Удовлетворяя исковые требования Кашаровской Т.Н. в части признания общей собственностью ФИО1 и Кашаровской Т.Н. спорного домовладения и определив ее долю в указанном имуществе в размере 1?2, суд первой инстанции указал, что с учетом установленных по делу обстоятельств, содержания представленных по делу доказательств, спорное домовладение в первоначальном своем виде, право собственности на которое зарегистрировано за ФИО1 на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ., не сохранилось. При возведении самовольной постройки по указанному адресу не допущено существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил, созданная постройка не угрожает жизни и здоровью граждан. В отношении нее принимались меры к легализации. Строительство осуществлялось на земельном участке, предоставленным в пользование ФИО1, в период строительства (реконструкции) указанной постройки супруги Кашаровские находились в зарегистрированном браке. В результате строительства (реконструкции) принадлежащее ранее ФИО1 домовладение значительно увеличилось, как увеличилась и его стоимость, иное не было установлено письменным соглашением между ними. С учетом указанного суд пришел к выводу о том, что у ФИО1 и Кашаровской Т.Н. возникло право собственности на самовольно реконструированное домовладение по адресу: "адрес", и на данное домовладение распространяется режим общей собственности супругов, доли которых в праве собственности на указанное имущество являются равными. Поскольку строительные материалы, использованные при реконструкции спорного домовладения, стали частью объекта недвижимого имущества, на 1/2 долю которого за Кашаровской Т.Н. признано право собственности, отсутствуют основания для признания за ней права собственности на долю указных строительных материалов.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции в силу следующего.

Нормы действующего законодательства не устанавливают специальных правил, связанных с порядком определения долей на самовольную постройку, поэтому при разрешении спора о признании за наследниками права собственности на самовольную постройку необходимо руководствоваться общими нормами гражданского и семейного законодательства.

В силу положений действующего законодательства об общей собственности супругов (статьи 34, 37 Семейного кодекса Российской Федерации, статья 256 Гражданского кодекса Российской Федерации) все имущество, приобретенное в период брака, является совместно нажитым, если не будут представлены доказательства того, что это имущество было приобретено за счет личных средств одного из супругов.

В том случае, если переживший супруг ссылается на то, что самовольная постройка возводилась в период брака, за ним может быть признано право собственности на долю этого имущества как на совместно нажитое имущество, а право собственности на оставшуюся долю может быть признано за остальными наследниками в равных долях.

Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.). Настоящее правило не применяется, если договором между супругами предусмотрено иное.

Пунктами 1, 2, 3 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации (далее СК РФ) предусмотрено, что раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. По желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

В соответствии с п.1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Аналогичные положения содержались в ст. ст.17, 22, 25 Кодекса о браке и семье Украины, который был действующим на период строительства (реконструкции) жилого дома по "адрес". Из разъяснений положений ст. 17 Земельного кодекса Украины и ст. 14 Закона Украины "О собственности", действовавших на 2014 год усматривается, что земельный участок для строительства жилого дома и хозяйственных строений предоставляется гражданину в частную собственность, участие иных лиц в строительстве не создает для них права частной собственности на жилой дом, кроме случаев, когда это предусмотрено законом. В соответствии со статьями 16 и 17 Закона Украины "О собственности" такое право общей совместной собственности на жилой дом возникает у супругов, когда строительство велось супругами в период брака.

На основании ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил (ч. 1).

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан (ч. 3).

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащимся в пункте 28 Постановления N 10/22 от 29 апреля 2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", положения статьи 222 ГК РФ распространяются на самовольную реконструкцию недвижимого имущества, в результате которой возник новый объект.

В отношении спорного домовладения, в соответствии с положениями пункта 14 статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации установлено, что имела место его реконструкция, в результате чего был создан новый объект.

Спорное домовладение в реконструированном виде не введено в эксплуатацию в установленном законом порядке, права на него в указанном виде не зарегистрированы, из заключения судебных экспертов усматривается, что в результате строительных работ возникло реконструированное домовладение с пристройками являющееся завершенным строительством, которое не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц не создает угрозу жизни и здоровью граждан, строения домовладения имеют работоспособное техническое состояние.

Поскольку судом установлено, что имущество супругов, состоящее из спорного домовладения с пристройками, возведено в период брака на общие средства супругов, состоит из строительных материалов, являющихся частью строения, то является их совместно нажитым имуществом, суд, руководствуясь положением ст. 39 СК РФ пришел к правильному выводу о том, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов в виде домовладения должны быть признаны равными.

Суд первой инстанции правильно применил положения действующего законодательства РФ и пришел к обоснованным выводам об отказе в удовлетворении исковых требований Кашаровской Т.Н. о признания общей совместной собственностью супругов строительных материалов и признании права собственности долю на них по мотивам, подробно изложенным в решении суда, которые судебная коллегия считает правильными. Оснований для их переоценки по доводам жалобы не имеется.

Указания апеллянта на то, что указанное имущество - жилой дом с пристройками возведено ФИО1 до вступления в брак с Кашаровской Т.Н. исключительно на денежные средства ФИО1, опровергается совокупностью других доказательств, а именно: свидетельскими показаниями ФИО10, ФИО11, Радионова T.Л, ФИО20B., допрошенных в судебных заседаниях и показавших, что строительство спорного домовладения осуществлялось ФИО1 и Кашаровской Т.Н. в период брака за совместные средства.

Указанные свидетели были допрошены судом в присутствии апеллянта, что следует из протоколов судебных заседаний от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ (Т.4 л.д.29-33, л.д.29-30, л.д.54-55).

По заключению строительно-технической экспертизы спорное домовладение и пристройки к нему возведены в 1991 году, то есть после регистрации брака с истцом. Доводы апеллянта о порочности экспертного заключения ввиду не допроса эксперта, судебная коллегия считает несостоятельными. Компетентность эксперта, проводившего основное и дополнительное исследование, сомнений не вызывает. Предположительные суждения апеллянта о недостатках судебной экспертизы не имеют правового значения. Ходатайство о вызове эксперта в судебное заседание было судом рассмотрено и удовлетворено, что следует из протокола судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, эксперт был допрошен судом в судебном заседании от ДД.ММ.ГГГГ, что отражено в соответствующем протоколе (Т.4 л.д.7, л.д.29-30).

Тот факт, что представитель Прокопенко Я.Б. после проведения по делу экспертиз заявлял о несогласии с их результатами и ходатайствовал о назначении повторной экспертизы, которое было отклонено судом, не влияет на достоверность заключения как доказательства (Т.4 л.д. 89,л.д. 92-93).

Не может быть принята во внимание ссылка апеллянта на показания свидетелей ФИО13, ФИО21A., ФИО14 о том, что спорное домовладение было построено в 1989 году, поскольку показания указанных свидетелей противоречат совокупности содержащихся в деле доказательств: данных техпаспорта на домовладение, выводов экспертных заключений, а также показаний свидетелей со стороны истца Кашаровской Т.Н. в отношении даты возведения спорного домовладения, которые полностью согласуются между собой.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно пришел к выводу о возведении спорного имущества в период брака Кашаровской Т.Н. с ФИО1

Доводы жалобы о том, что суд не учел факт вложения денежных средств в строительство исключительно ФИО1 о чем свидетельствуют квитанции на приобретение стройматериалов, судебная коллегия считает несостоятельными. Поскольку указанные квитанции, исходя из содержащейся в них информации, не являются объективными доказательствами траты денежных средств именно на возведение спорного домовладения в течение всего периода строительства (реконструкции) исключительно ФИО1, с учетом того, что Кашаровской Т.Н. доводы Прокопенко Я.Б. в данной части оспаривала.

При этом, тот факт, что решением 10 сессии 23 созыва Феодосийского городского совета N ФИО1 был предоставлен дополнительно земельный участок из свободных земель города в постоянное пользование сам по себе недостаточен для исключения другого супруга из режима общей совместной собственности. Земельный участок дополнительно был предоставлен ФИО1 в период брака с Кашаровской Т.Н. Указания на исключение членов семьи, при выделе дополнительного земельного участка, текст данного решения не содержит.

Доводы апеллянта о расторжении брака между супругами Кашаровскими на основании судебного акта от ДД.ММ.ГГГГ в том же году, основаны на ошибочном толковании норм материального права, применявшимся к спорным правоотношениям в момент их возникновения.

Согласно положений ст.44 Кодекса о браке и семье Украины (ред. 01.01.2003г.), брак считался расторгнутым с момента регистрации решения о расторжении брака в органах ЗАГС.

Из текста судебного акта Феодосийского городского суда АРК от ДД.ММ.ГГГГ, вступившего в законную силу ДД.ММ.ГГГГ следует, что брак между супругами расторгнут. Между тем из свидетельства о расторжении брака следует, что соответствующая запись внесена ДД.ММ.ГГГГ Из пояснений Кашаровской Т.Н., данных в суде апелляционной инстанции следует, что после принятия судом решения о расторжении брака супруги примирились и решили его сохранить, продолжая семейную жизнь. В 2005 году она приняла решение о расторжении брака, совершив действия по внесению регистрационной записи на основании решения суда от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с положениями ст.44 Кодекса о браке и семье Украины, действовавшими на момент приятия судебного акта. Соответственно, брак супругов имел место до ДД.ММ.ГГГГ

Довод апелляционной жалобы относительно истечения срока исковой давности по требованию о признании права собственности на долю в совместно нажитом имуществе удовлетворению не подлежит.

В соответствии с п. 7 ст. 38 СК РФ, к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно разъяснениям, данным в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 (ред. от 06.02.2007) "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Как верно указано в решении судом первой инстанции, указанный срок Кашаровской Т.Н. не пропущен, так как после расторжения брака в 2005 году раздел имущества между бывшими супругами произведен не был. Соответствующий спор в судебном порядке не разрешался, поданный ФИО1 иск был оставлен без рассмотрения, иного спора о порядке пользования имуществом не было. В отношении спорного жилого дома сохранялся режим совместной собственности бывших супругов, поэтому срок исковой давности следует исчислять с момента, когда Кашаровской Т.Н. должна была узнать о своем нарушенном праве - с момента принятия наследства Прокопенко Я.Б. и возникновения препятствий в пользовании спорным домовладением - в ДД.ММ.ГГГГ г., о чем свидетельствуют: копии определения Феодосийского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ по делу N об оставлении иска без рассмотрения, копии заявлений в милицию, постановлений об отказе возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ относительно препятствий в пользовании спорным домовладением, показания свидетелей ФИО15, ФИО10, ФИО11, ФИО20B. относительного того, что препятствия в пользовании спорным домовладением возникли у Кашаровской Т.Н. в 2014 года.

В отношении решения суда по иску Прокопенко Я.Б. судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из буквального толкования абз. 2 п. 3 ст. 38 СК РФ, раздел имущества супругов предполагает передачу каждому из супругов имущества из числа совместно нажитого с учетом положения закона о равенстве долей супругов.

В соответствии со ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

На основании ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Согласно ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруги и родители наследодателя.

В соответствии со ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

Пунктом 4 ст. 1152 ГК РФ предусмотрено, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

В соответствии с положениями ст.ст. 1153, 1154 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство. Наследство может быть принято в течении шести месяцев со дня открытия наследства.

В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 10/22 от 29.04.2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что, право собственности на недвижимое имущество в случае принятия наследства возникает со дня открытия наследства (пункт 4 статьи 1152 ГК РФ).

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ N 9 от 29.05.2012 г. "О судебной практике по делам о наследовании", при отсутствии надлежаще оформленных документов, подтверждающих право собственности наследодателя на имущество, судами до истечения срока принятия наследства (ст. 1154 ГК РФ) рассматриваются требования наследников о включении этого имущества в состав наследства, а если в указанный срок решение не было вынесено, - также требования о признании права собственности в порядке наследования.

Согласно свидетельства о смерти серии I-OK N от ДД.ММ.ГГГГ ФИО1, являвшийся отцом Прокопенко А.Я. ( "данные изъяты"), умер ДД.ММ.ГГГГ в "адрес", Украина. ДД.ММ.ГГГГ после его смерти нотариусом в "адрес", Украина, заведено наследственное дело.

Согласно наследственному делу, ФИО1 при жизни было составлено завещание, согласно которому он завещал Прокопенко А.Я. жилой дом, который находится в "адрес", и все принадлежащее ему имущество, и все то, на что он по закону имеет право (т.1 л.д.178).

ДД.ММ.ГГГГ Прокопенко А.Я. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследство по месту нахождения недвижимого имущества, ранее подавала заявлению о принятии наследства по основному месту жительства наследодателя. Сведения о других лицах, обратившихся с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО1, материалы наследственного дела не содержат.

Согласно ст.ст.1218, 1223 ГК Украины, действовавшего на момент открытия наследства, в состав наследства входят все права и обязанности, которые принадлежали наследодателю на момент открытия наследства и не прекратились вследствие его смерти. Право на наследство имеют лица, указанные в завещании. В случае отсутствия завещания, признания его недействительным, непринятия наследства или отказом от его принятия наследниками по завещанию, а также в случае не охватывания завещанием всего наследства, право на наследование по закону получают лица, указанные в статьях 1261-1265 данного Кодекса.

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 г. Москва "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", указывается на невозможность включения в наследственную массу самовольной постройки, а также на то, что это обстоятельство не лишает наследников, принявших наследство, требовать признания за ними права собственности на самовольную постройку.

Как следует из материалов дела, Прокопенко А.Я. как наследник по завещанию, в установленный законом шестимесячный срок приняла наследство после смерти ФИО1, иных наследников не имелось.

В связи с указанным выводы суда о наличии оснований для включения 1?2 доли жилого дома по адресу: "адрес", в состав наследства, открывшегося после смерти ФИО1 и признании права собственности на указанное недвижимое имущество за Прокопенко А.Я., являются правильными.

Согласно ст. 1181 ГК РФ, принадлежавшие наследодателю на праве собственности земельный участок или право пожизненного наследуемого владения земельным участком входит в состав наследства и наследуется на общих основаниях, установленных настоящим Кодексом.

С учетом указанных законоположений обоснованным является вывод суда первой инстанции о том, что поскольку наследодатель ФИО1 не обладал правами на земельный участок по "адрес" в "адрес", возможность наследования которых предусмотрена законом, отсутствуют основания для удовлетворения в этой части исковых требований Прокопенко А.Я.

Доводы апелляционной жалобы о том, что при передаче дела от одного судьи другому в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала, однако суд не допросил повторно свидетелей и эксперта, не могут повлечь отмену вынесенного по делу решения, так как часть вторая статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает возможность передачи дела от одного судьи к другому.

Из материалов дела усматривается, что после замены судьи рассмотрение дела в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ проводилось с самого начала, при рассмотрении дела были заслушаны объяснения явившихся участников процесса, исследованы ранее полученные судом доказательства. Ходатайств о повторном вызове в суд ранее допрошенных свидетелей от участников процесса не поступало.

Таким образом, нарушений требований части второй статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом первой инстанции допущено не было, оснований для рассмотрения дела по правилам производства в суде первой инстанции не установлено.

Доводы жалобы о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства истца Прокопенко А.Я. об отложении слушания по делу, чем нарушил право истца на исследование доказательств, является несостоятельными, поскольку в силу в силу ч. 6 ст. 167 ГПК РФ, суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с его неявкой по уважительной причине.

Принимая во внимание, что истец уважительных причин неявки в суд не представила, ее представитель ссылался на занятость в ином судебном заседании, не представив соответствующих доказательств, явка иного представителя стороной обеспечена не была, в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания отказано обоснованно. Из дела усматривается, что у стороны истца было достаточно времени на представление в суд, в том числе и через своего представителя, доказательств в обоснование заявленных требований. Следует также отметить, что участие представителя стороны в ином судебном разбирательстве не может быть признано уважительной причиной неявки в судебное заседание.

Возложение на суд обязанности отложить разбирательство дела, с учетом надлежащего извещения стороны апеллянта о времени и месте судебного заседания, не явившихся в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, привело бы к ущемлению прав и законных интересов истца, затягиванию разрешения его требований судом, в то время как в соответствии со ст. 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства является не только правильное, но и своевременное рассмотрение и разрешение дел.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции, иной квалификации установленных судом обстоятельств, иной оценке доказательств, получивших правильную оценку суда, и направлены на иное толкование норм материального права.

Поскольку нарушений норм материального права, которые бы привели к неправильному разрешению спора по существу, а также нарушений положений процессуального закона, в том числе, влекущих безусловную отмену судебных актов в силу ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебной коллегией не установлено, основания для отмены обжалуемого решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы истца отсутствуют.

При таких обстоятельствах, решение суда, должным образом отвечающее критериям законности и обоснованности, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба истца - без удовлетворения.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым

определила:

решение Феодосийского городского суда Республики Крым от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу Прокопенко А.Я. - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Е.В. Самойлова

 

Судьи: О.Я. Беляевская

Л.В. Романова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.