Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 21 февраля 2017 г. по делу N 33-1389/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым в составе:

председательствующего судьи:

Сокол В.С.,

судей:

Егоровой Е.С., Пономаренко А.В.,

при секретаре:

Сашко А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Побережник ФИО14, Гуровой ФИО15 к Ковалевой ФИО16, третье лицо Гурова ФИО17 о признании права собственности, признании лица недостойным наследником, отстранения от наследства, по встречному иску Ковалевой ФИО18 к Побережник ФИО19, Гуровой ФИО20 о возмещении расходов на похороны и погребение, по апелляционной жалобе Побережник ФИО21 и представителя Гуровой ФИО22 - Дьякова ФИО23 на решение Феодосийского городского суда Республики Крым от 21 ноября 2016 г.,

УСТАНОВИЛА:

В апреле 2016 г. Побережник Г.В., Гурова С.В. обратились в суд с вышеуказанным иском, уточнив его в процессе рассмотрения дела, просили суд признать за Гуровой С.В. право собственности на ? долю квартиры N, расположенной по адресу: "адрес"; признать за Гуровой С.В. право собственности на 1/8 долю квартиры N, расположенной по адресу: "адрес"; признать за Побережник Г.В. право собственности на ? долю квартиры N, расположенной по адресу: "адрес"; признать за Побережник Г.В. право собственности на 1/8 долю квартиры N, расположенной по адресу: "адрес"; признать права общей совместной собственности за Гуровой С.В., Побережник Г.В. на наследственное имущество, не относящееся к предметам обычной домашней обстановки и обихода, находящееся по адресу: "адрес"; признать Ковалеву Т.Е. недостойным наследником; отстранить Ковалеву Т.Е. от наследства по закону после смерти ФИО4; взыскать с Ковалевой Т.Е. в их пользу судебные расходы, а также расходы на оплату услуг представителя в сумме 10 000 руб. Исковые требования мотивированы тем, что как дочери умершего ДД.ММ.ГГГГ ФИО4, являются наследниками его имущества. Помимо них, наследником имущества также является Ковалева Т.Е., супруга Гурова В.А. на день его смерти. В состав наследственного имущества входит: квартира N, расположенной по адресу: "адрес", квартира N, расположенной по адресу: "адрес", а также имущество, не относящееся к предметам обычной домашней обстановки и обихода, находящееся по адресу: "адрес".

В июне 2016 г. Ковалева Т.Е. обратилась в суд со встречным иском, просила суд взыскать с Побережник Г.В., Гуровой С.В. в качестве возмещения расходов на похороны и погребение Гурова В.А. по 26 525 руб. с каждой, а также судебные расходы. Обосновала иск тем, что ответчики по встречному иску не участвовали в материальных затратах на похороны и погребение Гурова В.А., все расходы несла истица.

Определением Феодосийского городского суда Республики Крым от 21 ноября 2016 г. постановлено:"Исковые требования Гуровой ФИО24, Побережник ФИО25 в части признания за ними права собственности на квартиру, расположенную по адресу: "адрес", а именно - по 1/8 доле за каждой - оставить без рассмотрения".

Решением Феодосийского городского суда Республики Крым от 21 ноября 2016 г. постановлено:"Исковые требования Гуровой ФИО26, Побережник ФИО27 - удовлетворить частично. Признать за Гуровой ФИО28 право собственности на 1/6 долю квартиры N в доме "адрес" в порядке наследования после смерти ФИО29, умершего ДД.ММ.ГГГГ Признать за Побережник ФИО30 право собственности на 1/6 долю квартиры N в доме "адрес" в порядке наследования после смерти ФИО32, умершего ДД.ММ.ГГГГ В удовлетворении остальной части исковых требований отказать. Встречные исковые требования Ковалевой ФИО33 удовлетворить частично. Взыскать с Гуровой ФИО34, Побережник ФИО35 в пользу Ковалевой ФИО36 понесенные расходы на похороны и погребение в размере по 22 025 руб. с каждой. В удовлетворении остальной части встречных исковых требований отказать".

В апелляционной жалобе Гурова С.В., Побережник Г.В. просят решение суда изменить в части взыскания с них расходов на изготовление и установку памятника в сумме 50 620 руб., в части проведения поминальных обедов в сумме 13 500 руб. и удовлетворить первоначальный иск. Указывает на то, что суд, рассматривая дело, не дал надлежащей оценки предоставленным истцами доказательствам и свидетельским показаниям.

В судебное заседание не явилась Ковалева Т.Е, которая извещена о рассмотрении дела по указанному ею почтовому адресу, а также путем вручения повестки ее представителю ФИО11 Принимая во внимание положения ст. 165.1 ГК РФ, ст. 113, 118 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к выводу о надлежащем извещении ответчика по первоначальному иску о времени и месте судебного заседания.

В силу ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения Побережник Г.В., Гуровой С.В., ее представителя ФИО3, поддержавших доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Рассмотрением дела установлено, что Гурова Н.В. (третье лицо) и ФИО4 в период с 26 марта 1977 по 12 августа 2003 г. находились в зарегистрированном браке (л.д.22-23 т.1). От совместного брака имели двоих детей: Гурову С.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения и Побережник (Гурова) Г.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения (л.д.16-17 т.1).

В период брака 25 января 2000 г. ФИО4 приобретена спорная квартира "адрес", в которой ФИО4 был зарегистрирован и проживал после расторжения брака (л.д.24,26 т.1).

31 января 2015 г. ФИО4 зарегистрировал брак с Ковалевой Т.Е. (л.д.117 т.1).

ДД.ММ.ГГГГ ФИО4 умер (л.д.116 т.1).

Из предоставленных материалов наследственного дела следует, что с заявлением о принятии наследства к нотариусу обратились: Ковалева Т.Е. (ответчик по первоначальному иску), Гурова С.В. (истец), Побережник Г.В. (истец) и Гурова Н.В. (третье лицо) (л.д.86-89 т.1).

В связи с отсутствием оригиналов правоустанавливающих документов на наследуемое имущество, свидетельство о праве на наследство по закону наследникам не выдавалось (л.д.217-224 т.1).

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Для того чтобы реализовать наследственное право, наследник должен выразить по этому поводу свою волю, т.е. принять наследство. Принятие наследства осуществляется путем совершения определенных действий, направленных на возникновение юридических последствий (приобретение наследства), совершенных в предусмотренные ст. 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации сроки.

В соответствии со ст. 1153 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

В силу ст. 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142 - 1145 и 1148 настоящего Кодекса. Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, то есть если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (статья 1117), либо лишены наследства (пункт 1 статьи 1119), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства. Наследники одной очереди наследуют в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления (статья 1146).

В силу п. 1 ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Согласно договора купли-продажи от 25 января 2000 г. квартира "адрес" принадлежала ФИО4 Данное также следует из ответа ГУП РК "Крым БТИ", согласно которого по материалам инвентарного дела N право собственности на объект недвижимого имущества зарегистрировано за ФИО4 (л.д.144 т.1).

Оценив представленные по делу доказательства, суд пришел к правильному выводу, что исковые требования Гуровой С.В., Побережник Г.В. в части признания права собственности на квартиру подлежат удовлетворению, поскольку истцы, являясь наследницами первой очереди, своевременно обратились к нотариусу с заявлением о вступлении в наследство, однако свидетельство не было выдано, по причине отсутствия правоустанавливающих документов. При этом, суд верно, с учетом действующего законодательства, определилдоли наследниц в квартире, определив каждой по 1/6 доли, с учетом решения Феодосийского городского суда Республики Крым от 25 октября 2016 г., которым за Гуровой Н.В. (третье лицо) признано право собственности на ? долю спорной квартиры.

Что касается исковых требований о признании Ковалевой Т.Е. недостойным наследником и ее отстранения, то доводы апелляционной жалобы не заслуживают внимания и подлежат отклонению.

Обращаясь в суд с настоящим иском, Гурова С.В., Побережник Г.В. указали, что Ковалева Т.Е. является недостойным наследником в связи с тем, что препятствовала в проведении похоронной процессии и организации похорон; не пускала в спорную квартиру; проявляла неприязненное отношение; способствовала увеличению ее доли в наследстве, забрав все находящееся в квартире имущество.

Согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" при разрешении вопроса о признании гражданина недостойным наследником и об отстранении его от наследования надлежит иметь в виду, что противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве местности, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий.

По смыслу приведенных правовых норм, для признания наследника недостойным необходимо установление умышленных, противоправных действий, преследующих цель наступления вредных последствий для других наследников и незаконного увеличения в свою пользу наследственного имущества.

Указанные противоправные действия должны быть подтверждены в судебном порядке, то есть процессуальными документами, позволяющими суду признать наследника недостойным и отстранить от наследования, которыми являются, в зависимости от характера противоправных действий, вступившие в законную силу судебные решения: приговор по уголовному делу либо решение суда по гражданскому делу, установившее совершение наследниками каких-либо из перечисленных противоправных действий.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцами не представлено достоверных и допустимых доказательств, свидетельствующих о наличии предусмотренных ст. 1117 ГК РФ оснований для признания Ковалевой Т.Е. недостойным наследником. Истцами не представлены доказательства умышленных противоправных действий со стороны Ковалевой Т.Е. в отношении наследодателя или истцов, так и их направленности на создание правовых последствий.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд неправильно оценил представленные доказательства, а именно показания свидетелей, не могут служить основаниями для отмены решения суда в этой части, поскольку суд первой инстанции оценил доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 67 ГПК РФ). Оснований для иной оценки у судебной коллегии не имеется. Новых доказательств истцами представлено не было.

Приговоров либо решений суда в отношении Ковалевой Т.Е., являющихся основанием для признания Ковалевой Т.Е. недостойным наследником, не выносилось.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на положение ст. 1171 п. 1 ГК РФ, в соответствии с которой для защиты прав наследников, отказополучателей и других заинтересованных лиц исполнителем завещания или нотариусом по месту открытия наследства принимаются меры, указанные в статьях 1172 и 1173 настоящего Кодекса, и другие необходимые меры по охране, наследства и управлению им.

Пунктом 2 ст. 1171 ГК РФ предусмотрено, что нотариус принимает меры по охране наследства и управлению им по заявлению одного или нескольких наследников, исполнителя завещания, органа местного самоуправления, органа опеки и попечительства или других лиц, действующих в интересах сохранения наследственного имущества.

Каких-либо мер по охране наследства и управлению им апеллянтами не предпринималось.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции обоснованно отказал истцам в удовлетворении требований о признании Ковалевой Т.Е. недостойным наследником и ее отстранения от наследства.

Согласно ст. 1169 ГК РФ наследник, проживавший на день открытия наследства совместно с наследодателем, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли предметов обычной домашней обстановки и обихода.

Согласно п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" предметы обычной домашней обстановки и обихода входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях.

Преимущественное право на предметы обычной домашней обстановки и обихода принадлежит наследнику, проживавшему совместно с наследодателем на день открытия наследства, вне зависимости от продолжительности совместного проживания.

Спор между наследниками по вопросу о включении имущества в состав таких предметов разрешается судом с учетом конкретных обстоятельств дела (в частности, их использования для обычных повседневных бытовых нужд исходя из уровня жизни наследодателя), а также местных обычаев. При этом антикварные предметы, предметы, представляющие художественную, историческую или иную культурную ценность, независимо от их целевого назначения к указанным предметам относиться не могут. Для разрешения вопроса об отнесении предметов, по поводу которых возник спор, к культурным ценностям суд назначает экспертизу (статья 79 ГПК РФ).

В поданном иске Гурова С.В., Побережник Г.В. просили признать право общей совместной собственности на наследственное имущество, не относящееся к предметам обычной домашней обстановки и обихода: зеркало ручной работы, ноутбук, гитара, холодильник, газовая четырехкомфорочная панель, телевизор, кондиционер, бойлер, картины, заготовки для картин, полотна, мольберт, принадлежности для живописи, сетевая пила, электрическая дрель, электрический рубанок, электрический лобзик, багет для изготовления рам, папка с эскизами, книга отзывов о картинах, тетрадь со стихами, деревянный альбом.

При этом, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, доказательств того, что заявленное истцами имущество, на которое они просят суд признать право собственности в порядке наследования было приобретено до брака наследодателя с Ковалевой Т.Е., истцами не представлено, как и не представлено доказательств наличия указанного имущества в квартире наследодателя на день открытия наследства.

Предоставленный суду товарный чек, гарантийный талон, а также акт выполненных работ по приобретению и установки кондиционера по адресу: "адрес", свидетельствуют лишь о приобретении и установки кондиционера в сентябре 2014 г. по вышеуказанному адресу, однако не свидетельствуют о его наличии в квартире на момент открытия наследства - ДД.ММ.ГГГГ (л.д.167-169 т.1).

Относительно исключения из предметов обычной домашней обстановки и обихода, и признания права общей совместной собственностью наследников на картины, изображенные на предоставленных суду фотоматериалах, то судебная коллегия исходит из того, что каких-либо относимых либо допустимых доказательств наличия указанного имущества, и их нахождение в спорной квартире наследодателя на момент открытия наследства, суду не предоставлено. Предоставленные фотоматериалы, как и свидетельские показания, которым суд первой инстанции дал надлежащую оценку, с учетом характера спорных правоотношений, не могут подтвердить данный факт.

Доказательств того, что картины не составляли часть интерьера квартиры, и что позволяло бы считать их не предметами обычной домашней обстановки и обихода, суду также не предоставлено.

Факт вывоза Ковалевой Т.Е. имущества находящегося в квартире наследодателя не подтвердился в ходе проведенной органами внутренних дел проверки заявления Побережник Г.В. о противоправных действиях ответчика Ковалевой Т.Е., что подтверждается постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела отдела полиции N ОМВД РФ по "адрес" от 26.02.2016 г. (л.д.33 т.1).

В соответствии с п. 1 и п. 2 ст. 1174 ГК РФ необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью наследодателя, расходы на его достойные похороны, включая необходимые расходы на оплату места погребения наследодателя, возмещаются за счет наследства в пределах его стоимости; настоящие требования могут быть предъявлены к наследникам, принявшим наследство.

Понятие "погребение" и перечень необходимых расходов, связанных с ним, содержится в Федеральном законе от 12 февраля 1996 года N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле".

В соответствии со ст. 3 данного Закона погребение определено как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям.

К обычаям и традициям Российской Федерации относится обязательное устройство поминального обеда в день похорон для почтения памяти умершего родственниками и иными лицами.

В силу положений Федерального закона "О погребении и похоронном деле" проведение поминальных обедов на 9, 40 день и 1 год выходит за пределы действий по непосредственному погребению тела, в связи с чем выводы суда о неотносении расходов на проведение поминальных обедов к расходам на погребение, являются обоснованными.

Вместе с тем, исходя из доводов апелляционной жалобы в части необоснованного взыскания расходов на памятник, судебная коллегия находит, что Ковалевой Т.Е. в нарушение ст. 56 ГПК РФ не подтвержден факт несения данных расходов.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В соответствии с указанным положением процессуального закона факт денежных затрат может подтверждаться лишь письменными доказательствами.

Из имеющейся в деле договора N 126 от 25 февраля 2016 г. следует, что расходы на памятник в размере 50 620 руб. понесла Ковалевой Т.Е.

Между тем, данный договор сторонами не подписан, в деле отсутствуют квитанции по оплате работ, либо акт приема-передачи выполненных работ.

В связи с этим, сумма понесенных Ковалевой Т.Е. расходов, подлежащих взысканию с ответчиков по встречному иску, уменьшится на стоимость памятника и составит - 5 161, 66 руб., с каждой (6 800 руб. + 6 150 руб. (стоимость погребальных и ритуальных предметов) (л.д.13-14 т.2) + 2 505 руб. (услуги по погребению) = 15 455 руб. / 3 = 5 161, 66 руб. (л.д.15-16 т.2)).

Что касается доводов жалобы относительно уменьшения расходов на похороны и погребение на полученное Ковалевой Т.Е. единовременное пособие на погребение, то судебная коллегия исходит из следующего.

В соответствии со ст. 60 ГПК обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Вместе с тем, вопреки доводам апелляционной жалобы, в суд не представлено надлежащих допустимых доказательств подтверждающих факт выплаты ответчику данного пособия.

Из предоставленного суду письма МКУ "Департамент труда и социальной защиты населения Администрации города Феодосии Республики Крым" следует лишь только то, что последним было принято решение о выплате вышеуказанного пособия.

В судебном заседании апелляционной инстанции истцами не заявлялось ходатайств об истребовании в порядке ст. 327.1 ГПК РФ дополнительных доказательств в связи с невозможностью представления их в суд первой инстанции.

На основании изложенного, судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции в части определения размера расходов на изготовление и установку памятника наследодателю, принято судом первой инстанции с недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ является основанием для изменения решения суда в данной части.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327.1, 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым, -

ОПРЕДЕЛИЛА:

Апелляционную жалобу Побережник ФИО37 и представителя Гуровой ФИО38 - Дьякова ФИО39 - удовлетворить частично.

Решение Феодосийского городского суда Республики Крым от 21 ноября 2016 г. в части взыскания с Гуровой ФИО40, Побережник ФИО41 в пользу Ковалевой ФИО42 понесенных расходов на изготовление памятника - отменить, принять в этой части новое решение об отказе в иске, изменив взысканную с Гуровой ФИО43, Побережник ФИО44 сумму с 22 025 руб. до 5 161, 66 руб. с каждой.

В остальной части решение Феодосийского городского суда Республики Крым от 21 ноября 2016 г. - оставить без изменения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.