Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 21 февраля 2017 г. по делу N 33-1540/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым в составе:

председательствующего судьи Лозового С.В.,

судей Авериной Е.Г., Чистяковой Т.И.,

при секретаре судебного заседания Калиниченко В.С.,

с участием представителя ответчика - Ведмидь И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Лозового С.В.

гражданское дело по иску ФИО 1 к Министерству внутренних дел по "данные изъяты" о признании отказа в назначении пенсии незаконным, возложении обязанности осуществить определенные действия,

по апелляционной жалобе ФИО 1 на решение Киевского районного суда "адрес" Республики Крым от ДД.ММ.ГГГГ, которым постановлено:

"в удовлетворении исковых требований ФИО 1 к Министерству внутренних дел по "данные изъяты" о признании отказа в назначении пенсии незаконным, об обязательстве осуществить определенные действия - отказать",

установила:

ФИО 1 ДД.ММ.ГГГГ обратился в суд с иском к МВД по "данные изъяты" и просил признать отказ МВД по "данные изъяты" от ДД.ММ.ГГГГ в назначении пенсии по линии МВД России незаконным и обязать ответчика произвести начисление и выплату ему пенсии в соответствии с требованиями Закона РФ от 12.02.1993 N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".

Исковые требования ФИО 1 мотивированы тем, что в "данные изъяты" году он был принят на должность начальствующего состава в органы налоговой милиции Украины, с присвоением специального звания лейтенанта милиции. В связи с тем, что истцом во время прохождения службы при исполнении служебных обязанностей была получена травма он, согласно Постановлению военно-врачебной комиссии Главного управления Министерства внутренних дел Украины в "данные изъяты", был признан негодным к военной службе в мирное время. На основании выводов военно-врачебной комиссии МВД Украины в "данные изъяты", истец был уволен из органов налоговой милиции согласно Приказу N от ДД.ММ.ГГГГ. В "данные изъяты" году Медико-социальной экспертной комиссией (МСЭК) истцу была установлена 3 гр. инвалидности (травма связана с исполнением служебных обязанностей), и, впоследствии, отделом военнослужащих ГУ Пенсионного Фонда Украины назначена пенсия по инвалидности как работнику милиции, получившему травму при исполнении служебных обязанностей.

Также истец отмечает, что с "данные изъяты" года он постоянно проживает на территории Республики Крым, после получения гражданства РФ и с целью перевода своей пенсии из Украины в Республику Крым (Российская Федерация) в "данные изъяты". он обратился ЦФО МВД по "данные изъяты". Однако начальник ЦФО МВД по "данные изъяты" своим письмом N от ДД.ММ.ГГГГ отказал истцу в назначении и выплате пенсии по инвалидности на территории "данные изъяты" на том основании, что в Законе Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 не поименованы лица, проходившие службу в налоговой милиции других государств, и договоры (соглашения) о взаимном пенсионном обеспечении сотрудников налоговой милиции государств-участников СНГ не заключались, правовых оснований для начисления пенсии по линии МВД России не имеется.

В судебном заседании суда первой инстанции истец свои требования поддержал и просил их удовлетворить по изложенным в иске основаниям.

Представители ответчика в судебном заседании возражали против удовлетворения исковых требований, просили в удовлетворении иска отказать.

Судом постановленоприведенное выше решение.

Не согласившись с таким решением суда, истец подал апелляционную жалобу, в которой, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, просит его отменить и принять новое решение об удовлетворении иска.

В частности апеллянт ссылается на то, что при разрешении спора суд первой инстанции не принял во внимание вступившее в законную силу решение Экономического Суда СНГ от 13.05.2004, где указано, что со времени подписания Соглашения от 24.12.1993 система органов, входящих в МВД государств-участников Соглашения претерпела существенные изменения, что привело к изменению круга лиц, относящихся к сотрудникам органов внутренних дел, в связи с чем суд ошибочно пришел к выводу, что работники налоговой милиции Украины ранее не являлись сотрудниками органов внутренних дел. Так же ФИО 1 указывает, что налоговая милиция Украины была образована из числа работников подразделений по борьбе с криминальным сокрытием доходов от налогообложения МВД Украины путем передачи подразделений в ведение Государственной налоговой администрации Украины, пенсионное обеспечение работников налоговой милиции осуществлялось на основании одного и того же законодательства, как и для сотрудников органов внутренних дел.

Податель жалобы считает, что судом неправомерно было отказано в удовлетворении исковых требований, поскольку согласно п. б) ч.1 ст.11 Закона N4468-1 от 12.02.1993 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" пенсионное обеспечение лиц рядового и начальствующего состава налоговой полиции осуществляется МВД РФ. Остальные доводы апелляционной жалобы аналогичны обстоятельствам, изложенным ФИО 1 в иске.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика возражал против удовлетворения жалобы, ссылаясь на законность и обоснованность судебного решения.

Надлежащим образом извещенный о дате, времени и месте судебного заседания истец в суд не явился, направил в адрес суда заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Проверив материалы дела, заслушав пояснения представителя ответчика, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 195 ГПК Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19 декабря 2003 года "О судебном решении" следует, что решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или права (часть 2 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Обжалуемое решение суда первой инстанции соответствует вышеизложенным требованиям.

Отказывая в удовлетворении исковых требований ФИО 1 суд первой инстанции исходил из того, что на ДД.ММ.ГГГГ истец не являлся получателем пенсии, назначенной ему в связи с прохождением военной службы или иной приравненной к ней по пенсионному обеспечению службы на территории Республики Крым, пенсионное дело истца до настоящего времени находится в Украине, и он продолжает получать там пенсию. Кроме того, согласно действующего на момент увольнения ФИО 1. Закона Украины "О государственной налоговой службе в Украине" данная служба являлась государственным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства Украины о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов, в случаях, предусмотренных законодательством Украины, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет иных обязательных платежей, а также за производством и оборотом этилового спирта, спиртосодержащей, алкогольной и табачной продукции и за соблюдением валютного законодательства Украины в пределах компетенции налоговых органов. Названная служба не являлась, и не является на момент увольнения истца структурным подразделением органов внутренних дел Украины.

С таким выводом суда первой инстанции соглашается коллегия судей апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что ФИО 1. до "данные изъяты" года проходил службу в должности старшего оперуполномоченного отделения противодействия преступлениям в базовых отраслях экономики оперативно-розыскного отдела главного отдела налоговой милиции Горловской ОГНИ Украины.

Приказом главы Государственной налоговой Администрации в "данные изъяты" ГНА Украины от ДД.ММ.ГГГГ N ФИО 1 уволен со службы с ДД.ММ.ГГГГ на основании "данные изъяты" Положения о прохождении службы рядовым и начальствующим составом органов внутренних дел Украины, утвержденным постановлением Кабинета Министров Украины от ДД.ММ.ГГГГ N, на основании письменного рапорта, свидетельства о "данные изъяты" от ДД.ММ.ГГГГ N. На момент увольнения выслуга лет истца в календарном исчислении составила "данные изъяты".

ФИО 1 является получателем пенсии по инвалидности как сотрудник налоговой милиции, получивший травму при исполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в ГУ Пенсионного фонда Украины. Вместе с тем документов, подтверждающих инвалидность и назначение пенсии, истцом не предоставлено.

ДД.ММ.ГГГГ на обращение ФИО 1 по вопросу назначения пенсии в МВД по "данные изъяты", дан ответ, что оснований для назначения и выплаты ему пенсии отделом ЦФО МВД по "данные изъяты" на территории Республики Крым не имеется, на том основании, что в Законе Российской Федерации от 12 февраля 1993г. N 4468-1 - не поименованы лица, проходившие службу в налоговой милиции других государств, а договоры (соглашения) о взаимном пенсионном обеспечении сотрудников налоговой милиции государств-участников СНГ не заключались, в связи с чем правовых оснований для начисления пенсии по линии МВД России не имеется.

Решением Ленинского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ установлен факт постоянного проживания ФИО 1 на территории "данные изъяты" Республики Крым с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, и на территории "данные изъяты" с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время.

Согласно паспорту ФИО 1 он является гражданином Российской Федерации и с ДД.ММ.ГГГГ зарегистрирован по адресу: "адрес".

При этом получателем пенсии, назначенной в связи с прохождением военной службы или иной приравненной к ней по пенсионному обеспечению службы на территории Республики Крым истец на ДД.ММ.ГГГГ не являлся.

Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства (часть 1 статьи 7) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (часть 1 статьи 39).

Порядок пенсионного обеспечения лиц, уволенных с военной службы, службы в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и членов их семей установлен Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I, который является специальным законом, регулирующим пенсионное обеспечение указанных в нем категорий граждан с учетом специфики прохождения ими военной и иной службы как вида трудовой деятельности.

В соответствии с абзацем пятым пункта "а" статьи 1 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I действие настоящего Закона распространяется на лиц, указанных в статье 4 настоящего Закона, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы в других государствах, и семьи этих лиц - при условии, если договорами (соглашениями) о социальном обеспечении, заключенными Российской Федерацией либо бывшим Союзом ССР с этими государствами, предусмотрено осуществление их пенсионного обеспечения по законодательству государства, на территории которого они проживают.

В силу статьи 4 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I пенсионное обеспечение проживающих на территории Российской Федерации лиц, проходивших военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или военную службу по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин в вооруженных силах (армиях, войсках), органах безопасности и иных созданных в соответствии с законодательством воинских формированиях либо службу в органах внутренних дел, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы других государств-участников Содружества Независимых Государств и государств, не являющихся участниками Содружества Независимых Государств, с которыми Российской Федерацией либо бывшим Союзом ССР заключены договоры (соглашения) о социальном обеспечении, а также семей указанных лиц осуществляется в порядке, предусмотренном этими договорами (соглашениями).

Российская Федерация и Украина являются участниками Соглашения стран Содружества Независимых Государств от 13 марта 1992 года "О гарантиях прав граждан государств - участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения" (далее - Соглашение от 13 марта 1992 года).

Из преамбулы Соглашения от 13 марта 1992 года следует, что правительства государств - участников настоящего Соглашения признают, что государства-участники Содружества имеют обязательства в отношении нетрудоспособных лиц, которые приобрели право на пенсионное обеспечение на их территории или на территории других республик за период их вхождения в СССР и реализуют это право на территории государств-участников Соглашения.

Статьей 1 Соглашения от 13 марта 1992 года определено, что пенсионное обеспечение граждан государств-участников настоящего Соглашения и членов их семей осуществляется по законодательству государства, на территории которого они проживают.

В целях урегулирования вопросов пенсионного обеспечения сотрудников органов внутренних дел и членов их семей, основываясь на Соглашении от 13 марта 1992 года, государства-участники Содружества Независимых Государств (далее - Стороны) 24 декабря 1993 года приняли Соглашение "О порядке пенсионного обеспечения и государственного страхования сотрудников органов внутренних дел государств-участников Содружества Независимых Государств" (далее - Соглашение от 24 декабря 1993 года).

В соответствии с частью 1 статьи 1 Соглашения от 24 декабря 1993 года пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел Сторон, а также пенсионное обеспечение их семей осуществляется на условиях, по нормам и в порядке, которые установлены или будут установлены законодательством Сторон, на территории которых они постоянно проживают, а до принятия этими Сторонами законодательных актов по данным вопросам - на условиях, по нормам и в порядке, установленным законодательством бывшего Союза ССР.

Статьей 4 Соглашения от 24 декабря 1993 года определено, что органами, уполномоченными представлять Стороны в реализации настоящего Соглашения, выступают министерства внутренних дел Сторон.

Из содержания приведенных положений Соглашения от 24 декабря 1993 года следует, что они регулируют вопросы пенсионного обеспечения лиц, проходивших перед увольнением службу в органах внутренних дел, при этом Соглашением от 24 декабря 1993 года на министерства внутренних дел Сторон не возлагается обязанность пенсионного обеспечения лиц, проходивших службу в иных структурных подразделениях других министерств и ведомств государств-участников СНГ, не входящих в систему органов внутренних дел.

В преамбуле Закона Украины "О государственной налоговой службе в Украине" установлено, что Государственная Налоговая Служба Украины - является государственным органом исполнительной власти.

В соответствии со ст. 19 указанного Закона налоговая милиция состоит из специальных подразделений по борьбе с налоговыми правонарушениями, действующих в составе соответствующих органов государственной налоговой службы, и осуществляет контроль за соблюдением налогового законодательства, выполняет оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную и охранную функции.

Из приведенного следует, что служба в подразделениях Налоговой милиции Украины является самостоятельным видом службы в составе государственного органа исполнительной власти - Государственной Налоговой Службы Украины, которая не входит в систему органов внутренних дел Украины.

Таким образом, коллегия судей соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что налоговая милиция не являлась структурным подразделением МВД Украины и поэтому действующим законодательством РФ на Министерство внутренних дел не возложена обязанность по осуществлению пенсионного обеспечения в отношении лиц рядового и начальствующего состава, проходивших службу в налоговой милиции Украины, следовательно, правовых оснований для осуществления пенсионного обеспечения пенсионными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации бывших сотрудников иных органов и учреждений, не входящих в систему органов внутренних дел, в связи с переездом на постоянное жительство в Российскую Федерацию не имеется.

Довод жалобы о том, что в своей деятельности налоговая милиция руководствовалась Законом Украины "О милиции" и пенсионное обеспечение работников налоговой милиции осуществлялось на основании одного и того же законодательства, как и для сотрудников органов внутренних дел, коллегия судей во внимание не принимает, поскольку служба в налоговой милиции законодательно отнесена к ведению Государственной налоговой администрации Украины, а не к службе в МВД Украины. Тот факт, что в своей деятельности налоговая милиция Украины руководствовалась Законом Украины "О милиции" и пенсионное обеспечение работников налоговой милиции осуществлялось на основании одного и того же законодательства, как и для сотрудников органов внутренних дел, не дают оснований полагать, что налоговая милиция на момент увольнения истца относилась к структуре МВД Украины.

Действие федерального закона от 01.12.2014 года N398-Ф3 "Об особенностях пенсионного обеспечения отдельных категорий граждан Российской Федерации, проживающих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя", устанавливающего особенности реализации права на пенсионное обеспечение в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 на истца так же не распространяется, поскольку, хотя ФИО 1 и был установлен судом факт постоянного проживания на территории Республики Крым по состоянию на 18 марта 2014 года, получателем пенсии на территории республики он не являлся. При этом как следует из пояснений самого истца, изложенных в протоколе судебного заседания от 27.10.2016, его пенсионное дело находится в Украине, где ему продолжает начисляться пенсия.

Отношения сторон спора, регулируются приведенными выше нормами законодательства и Соглашений, к которым решение Экономического Суда СНГ от 13.05.2004 отнесено быть не может. Указанное решение и изложенные в нем выводы носит лишь рекомендательный характер, ввиду чего правового значения для разрешения спора не имеет.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд первой инстанции принял все необходимые меры для всестороннего, полного и объективного выяснения обстоятельств дела. Выводы суда первой инстанции по обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения заявленных требований, подробно мотивированы в решении, основаны на правильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и соответствуют представленным по делу доказательствам, которым судом дана оценка, отвечающая требованиям статьи 67 ГПК РФ, ввиду чего основания для отмены судебного решения отсутствуют.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда первой инстанции, направлены на иное толкование закона, не содержат ссылки на новые обстоятельства, которые не были предметом исследования суда первой инстанции или опровергали бы выводы, изложенные в судебном решении.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Киевского районного суда "адрес" Республики Крым от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу ФИО 1 - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.