Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 марта 2017 г. по делу N 33-41/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым в составе:

председательствующего, судьи Кирюхиной М.А., судей Адаменко Е.Г.,

Кустовой И.В.,

при секретаре Червяковой Ю.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Симферополе гражданское дело по иску ФИО5, ФИО6 к ФИО7, Феодосийскому городскому совету, третьи лица: нотариус Феодосийского городского нотариального округа ФИО1, нотариус Феодосийского городского нотариального округа ФИО2, об установлении факта родственных отношений, восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности в порядке наследования, признания недействительными завещания, свидетельства о праве собственности, зарегистрированного права собственности,

по апелляционной жалобе ФИО5, ФИО6 на решение Феодосийского городского суда Республики Крым от 04 апреля 2016 года,

УСТАНОВИЛА:

В июне 2014 года истцы обратились в суд с иском в частному нотариусу Феодосийского городского нотариального округа ФИО2 с требованиями о восстановлении срока для принятия наследства после смерти ФИО3 как наследники второй очереди, признании права собственности в порядке наследования на квартиру, расположенную по адресу: "адрес", гараж и денежные средства. Свои требования мотивировали тем, что после смерти родного дяди ФИО3, умершего ДД.ММ.ГГГГ, наследство принять вовремя не смогли, поскольку о его смерти узнали только в январе 2014 года от знакомого, проживающего в "адрес". Когда истцы обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства, им было отказано ввиду пропуска срока.

ДД.ММ.ГГГГ истцы обратились в суд с уточненным исковым заявлением, в котором уточнен круг ответчиков и третьих лиц, уточнено, что ответчиком является ФИО7, заявлены дополнительные требования о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании недействительным зарегистрированного права собственности за ФИО7 на "адрес" в "адрес", признании права собственности за истцами на все имущество ФИО3 в равных долях, в том числе на "адрес" в "адрес". Указали, что на момент составления завещания ФИО3 не был полностью дееспособным и не мог понимать значения своих действий. Кроме того, в завещании не указано, по какой причине ФИО3 самостоятельно не расписался в завещании, медицинские документы не приложены.

ДД.ММ.ГГГГ приняты уточнения к исковому заявлению, согласно которым истцы просят дополнительно установить факт родственных отношений, а именно, что они являются племянниками ФИО3 Установление данного факта необходимо для оформления наследственных прав.

ДД.ММ.ГГГГ приняты уточнения к исковому заявлению, согласно которым истцы просят признать недействительным завещание по тем основаниям, что о причинах, по которым ФИО3, не подписал завещание собственноручно, ничего не указано в самом завещании.

Решением Феодосийского городского суда Республики Крым от 04 апреля 2016 года отказано в удовлетворении иска ФИО5 и ФИО4

Не согласившись с указанным решением суда, ФИО5 и ФИО4 подали апелляционную жалобу, в которой ставит вопрос об отмене решения суда и принятия нового об удовлетворении иска в полном объеме, ссылаясь на то, что судом первой инстанции нарушены нормы процессуального и материального права, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ФИО7 - ФИО15 просила решение суда оставить без изменений, апелляционную жалобу ФИО5 и ФИО4 без удовлетворения.

Проверив материалы дела, заслушав судью-докладчика, пояснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы гражданского дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что утверждения истцов о неполной дееспособности ФИО3 на момент составления завещания, и допущенных нарушений при его оформлении, надлежащими доказательствами не подтверждены.

Отказывая в удовлетворении требований об установлении фактов родственных отношений и фактов принятия наследства, суд первой инстанции сделал верный вывод о том, что при недоказанности требований о недействительности завещания, указанные факты юридического значения не имеют.

Исковые требования о признании недействительности свидетельства о праве собственности ответчика на унаследованное имущество, признания за истцами права собственности на это же имущество является производными от требований о признании недействительным завещания, поэтому при отсутствии оснований для признания завещания недействительным, не могли быть удовлетворены и остальные требования.

Судом установлено, что истцы являются родными братом и сестрой. Согласно их свидетельств о рождении родителями являются ФИО4 и ФИО25 (добрачная фамилия ФИО3) ФИО26. ФИО16 умерла ДД.ММ.ГГГГ.

Истцы указывают, что ФИО3 является их родным дядей, который умер в "адрес" ДД.ММ.ГГГГ. На момент смерти ФИО3 принадлежала "адрес", в "адрес".

После смерти ФИО3 заведено наследственное дело по заявлению ФИО7, принявшего наследство по завещанию.

Из материалов дела усматривается, что завещание было составлено ДД.ММ.ГГГГ ФИО3 и удостоверено частным нотариусом Феодосийского городского нотариального округа ФИО1 Из текста завещания следует, что в связи с преклонным возрастом и болезнью ФИО3 не может самостоятельно подписать завещание, в связи с чем рукоприкладчиком является ФИО17

ДД.ММ.ГГГГ ФИО7 получено свидетельство о праве на наследство.

При разрешении спора суд первой инстанции руководствовался нормами Гражданского кодекса Украины, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений.

Суд также исходил из законодательства Российской Федерации, регулирующего вопросы оформления наследственных прав, и нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в части установления юридических фактов, об установлении которых просили истцы.

Согласно ст. 1218 ГК Украины, в состав наследства входят все права и обязанности, которые принадлежали наследодателю на момент его смерти.

Статьей 1217 ГК Украины предусмотрено, что наследование осуществляется по закону и завещанию.

В соответствии с ч.3 ст. 1266 ГУ Украины, племянники наследодателя наследуют ту часть наследства, которая бы принадлежала по закону их матери, отцу (сестре, брату наследодателя), если бы они были живы на момент открытия наследства.

Согласно ст. 1233 ГК Украины, завещанием является личное распоряжение физического лица на случай своей смерти.

Статьей 1235 ГК Украины установлено, завещатель может назначить своими наследниками одно или несколько физических лиц, независимо от наличия у него с этими лицами семейных, родственных отношений, а также других участников гражданских отношений. Завещатель не может лишить права на наследование лиц, которые имеют право на обязательную долю в наследстве.

Согласно ст. 1248 ГК Украины, нотариус удостоверяет завещание, которое написано завещателем собственноручно или с помощью общепринятых технических средств. Если завещатель в силу физических недостатков не может сам прочитать завещание, удостоверение завещания должно происходить при свидетелях.

В соответствии со ст. 1257 ГК Украины, завещание, составленное лицом, которое не имело на это права, а также завещание, составленное с нарушением требований относительно его формы и удостоверения, является ничтожным. По иску заинтересованного лица суд признает завещание недействительным, если будет установлено, что волеизъявление завещателя не было свободным и не отвечало его воле.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

С учетом изложенного неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

Как правильно установлено судом первой инстанции умерший ФИО3 на учете у нарколога и психиатра не состоял, что подтверждается справкой ПНД N от ДД.ММ.ГГГГ.

Из заключения посмертной судебно-психиатрической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ N, на разрешение которой был поставлен вопрос о том, страдал ли ФИО3, умерший ДД.ММ.ГГГГ, психическим заболеванием и мог ли при составлении завещания ДД.ММ.ГГГГ в полной мере отдавать отчет своим действиям, усматривается, что ответ на данный вопрос дать эксперту невозможно в связи с недостаточностью объективных данных и сложностью случая.

Проверяя доводы апелляционной жалобы истцов, судебная коллегия назначила повторную судебно-психиатрическая экспертизу, в распоряжение экспертов представлены как материалы гражданского дела, так и материалы, полученные из медицинских учреждений, в которых проходил лечение ФИО3

Заключением повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ N/з, проведенной ФГБУ "Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени ФИО18", на разрешение которой были поставлены вопросы о том, страдал ли ФИО3, умерший ДД.ММ.ГГГГ, психическим заболеванием или иным психическим расстройством, а также мог ли ФИО3 на момент составления завещания ДД.ММ.ГГГГ понимать значение своих действий и (или) руководить ими, установлено, что у ФИО3 в период оформления завещания от ДД.ММ.ГГГГ имелось неустойчивое органическое психическое расстройство в связи с сосудистым заболеванием головного мозга. Об этом свидетельствуют данные из представленного гражданского дела и медицинской документации о том, что у ФИО3 примерно к 2003 году на фоне гипертонической болезни, атеросклероза сосудов головного мозга, хронической сердечной недостаточности (ишемическая болезнь сердца, стенокардия напряжения), наблюдались признаки дисциркуляторной энцефалопатии с церебрастеническими и диссомническими проявлениями (головные боли, головокружение, шум в голове, общая слабость, повышенная раздражительность, нарушение сна), субъективными жалобами на снижение памяти, координаторными нарушениями, наряду со зрительной депривацией (снижение зрения), что в совокупности обусловливало его некоторую социально-бытовую дезадаптацию с необходимостью постороннего ухода. Вместе с тем, отсутствие объективных данных в материалах гражданского дела и медицинской документации о психическом состоянии ФИО3 непосредственно в период оформления завещания от ДД.ММ.ГГГГ и в ближайшие к нему периоды, а также неоднозначность свидетельских показаний не позволяют дифференцированно оценить степень выраженности имевшихся у ФИО3 психических изменений в указанный юридический значимый период и решить вопрос о его способности понимать значение своих действий и руководить ими при оформлении завещания от ДД.ММ.ГГГГ.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих, специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В соответствии с абзацем 3 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия принимает во внимание заключение судебной экспертизы, составленное комиссией специалистов ФГБУ "Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. ФИО18", поскольку заключение мотивировано, составлено специалистами на основе медицинских данных, сведений из гражданского дела, на основании определения суда и по вопросам, поставленным на разрешение экспертов судом, выводы заключения обоснованы и требованиям закона не противоречат.

Оснований усомниться в законности и достоверности заключения судебной экспертизы у судебной коллегии не имеется, равно, как и не имеется оснований для переоценки доказательств, проведенной судом в соответствии с требованиями ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ.

Судебная коллегия также соглашается с выводами суда первой инстанции, что удостоверение завещания проведено в соответствии с действующим на момент его совершения Порядком совершения нотариальных действий, утвержденном Приказом Министерства юстиции Украины N от ДД.ММ.ГГГГ.

Так, завещание в соответствии с главой 3 указанного Порядка прочитано вслух, подписано иным лицом в присутствии двух свидетелей, не являющимися лицами, перечисленными в п.1.11 главы 3 Порядка.

При этом судебная коллегия обращает внимание, что данным Порядком не предусмотрено приобщения к завещанию медицинских документов, подтверждающих невозможность подписания завещания завещателем. В то же время в тексте имеется указание, что завещание подписано иным лицом в связи с преклонным возрастом и болезнью, как это предусмотрено действующим Порядком.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом не установлена степень родства между умершим и истцами несостоятельны, поскольку установление данного юридического факта необходимо в случае, если от них зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан (ч.1 ст. 264 ГПК РФ).

ФИО3 завещал ФИО7 все свое имущество, поэтому доводы апеллянтов о необходимости установления юридического факта для получения ими писем, наград ФИО3 не могут быть приняты во внимание.

Доводы апеллянтов о необходимости установления факта родственных отношений для получения документов о смерти, перезахоронения умершего не основываются на законе, поскольку от них не зависит возникновение, изменение, прекращение их личных или имущественных прав.

Доводы апеллянтов о не исследованности периода ухода ответчиком за ФИО3 не имеют юридического значения для разрешения спора о недействительности завещания, поэтому не принимаются во внимание.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами о не исследованности состояния здоровья и условий ФИО3 в течение 2-3 лет до его смерти.

Так, судом первой инстанции запрошены медицинские документы, допрошены свидетели, в том числе медицинские работники. Судебная коллегия обращает внимание, что представитель истцов в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ отвечая на вопрос суда, заявил, что иных свидетелей, которые бы истцы желали допросить нет; новых доказательств представить не могут.

Проверяя доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, о возможном понуждении ФИО3 к составлению завещания, наличие корыстных мотивов у ответчика, судебная коллегия отмечает, что по данным основаниям исковые требования не заявлялись, что в силу принципа диспозитивности не давало оснований суду проверять данные обстоятельства. Вместе с тем, представленные сторонами и также истребованные судом доказательства не содержат подобного рода сведений.

Не нашли своего подтверждения доводы апеллянтов о наркологической зависимости ФИО3, поэтому судебная коллегия их также отклоняет.

Что касается доводов апелляционной жалобы о нарушении процедуры удостоверения завещания, в частности отсутствия перевода на русский язык, нарушении "данные изъяты" завещания, то судебная коллегия их также отклоняет, принимая во внимание, что рукоприкладчик ФИО19, свидетели ФИО20 и ФИО21, присутствовавшие при составлении завещания, допрошенные в качестве свидетелей, подтвердили, что завещание оглашалось на украинском и русском языках. Эти же лица указали, что вначале нотариус беседовал с ФИО3 наедине, ФИО22 при подписании завещания не было.

Иные доводы апелляционной жалобы выводов суда не опровергают и не дают оснований для вывода о неполном исследовании обстоятельств дела, и их неправильной оценки.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного решения судом первой инстанции не допущено, обжалуемое решение суда отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности, в силу чего оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Феодосийского городского суда Республики Крым от 04 апреля 2016 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу ФИО5 и ФИО6 - без удовлетворения.

 

Председательствующий: М.А. Кирюхина

 

Судьи Е.Г. Адаменко

И.В. Кустова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.