• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 29 марта 2017 г. N 4у-882/17

 

 

 

Судья Московского городского суда Шарапова Н.В., изучив кассационные жалобы адвоката Мещерякова И.Б. и осужденного Ив*а О.И. на приговор Гагаринского районного суда города Москвы от 10 мая 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 17 октября 2016 года,

установила:

Приговором Гагаринского районного суда города Москвы от 10 мая 2016 года,

Ив* ранее не судимый,-

осужден по п. "а, з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к лишению свободы сроком 8 лет, по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы сроком 4 года, с ограничением свободы сроком 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Ив*у назначено наказание в виде лишения свободы сроком 8 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком 1 год.

На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ, осужденному Ив*у установлены ограничения после отбытия наказания в виде лишения свободы в течение 1 года: не уходить из квартиры по месту жительства в период времени с 22 часов вечера до 06 часов 00 минут утра, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и на каждого из них возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания, 2 раза в месяц для регистрации.

Срок отбывания наказания исчислен с 10 мая 2016 года и в указанный срок зачтено время задержания и содержания под стражей с 15 апреля 2016 года по 9 мая 2016 года.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены Ко* А.И., Ку* И.М. судебные решения в отношении которых не обжалуются.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 17 октября 2016 года приговор оставлен без изменения.

Ив* признан виновным в покушении на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере; а также признан виновным в похищении человека, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений.

В судебном заседании Ив* свою вину по предъявленным обвинениям не признал.

Преступления Ив*ым совершены при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре суда.

В своей кассационной жалобе осужденный Ив* просит изменить состоявшиеся судебные решения, в связи с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона. Указывает на то, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, поскольку он не совершал действий по захвату и перемещению потерпевшего Св*ы, всего лишь лишил потерпевшего возможности передвигаться, в связи с чем его действия необходимо квалифицировать по ст. 127 УК РФ. Органами предварительного следствия и судом не установлено, что преступление было совершено именно "группой лиц по предварительному сговору". Ссылается на детализацию телефонных соединений, из которой следует, что первый звонок между ним и Ко*ым состоялся 17 октября 2013 года, в то время как потерпевший был похищен 14 октября 2013 года, что также доказывает его неосведомленность о действиях Ко*а и Ку*а. Считает, что вывод суда о совершении им преступлений основывается на противоречивых показаниях свидетеля Бо*. Приводит доводы о том, судом не описан способ совершения мошеннических действий, а также потерпевшего Св*у никто преднамеренно в заблуждение не вводил и его доверием не злоупотреблял, в связи с чем ему излишне вменена ст. 159 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Мещеряков, в защиту осужденного Ив*а, просит отменить состоявшиеся судебные решения и направить дело на новое судебное разбирательства, в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушениями уголовного закона. В обоснование своей позиции приводит доводы о том, что органонами предварительного следствия не представлено доказательств, подтверждающих наличия у Ив*а предварительного сговора с Ку*ым и Ко*ым на похищение человека и совершения мошеннических действий. Указывает на то, что судом было безосновательно отказано в удовлетворении ходатайства о проведении опознания потерпевшим Св*ой осужденного Ив*а, а в ходе судебного разбирательства потерпевший вообще не опознал Ив*а. Считает, что вывод суда о совершении им преступлений основывается на противоречивых показаниях свидетеля Бо* и частично на показаниях потерпевшего Св*ы. Анализируя показания свидетеля Бо*, который, по его мнению, является явным участником мошеннической схемы, адвокат высказывает недоверие им и отмечает, что в отношении Бо* следователем Аг*ом вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, что позволило сделать Бо* удобным свидетелем, который мог дать удобные для следствия показания. В судебном заседании свидетель Бо* пытался давать правдивые показания, наставая на том, что он не уверен в том, что Ив* контролировал перемещение потерпевшего в доме, однако на него было оказано психологическое давление со стороны гособвинителя и показания указанного свидетеля были оглашены. По мнению адвоката именно в ходе судебного заседания свидетель Бо* пытался давать правдивые показания в отношении Ив*а. Также обращает внимание, что в суде апелляционной инстанции им было заявлено ходатайство о повторном допросе Бо*, однако суд безосновательно отказал в удовлетворении указанного ходатайства. Анализирует детализацию телефонных соединений, делая вывод о том, что содержащаяся в нем информация носит выборочный характер удобный для версии следствия. Считает, что Ив* не осуществлял объективной стороны преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ и ч. 2 ст. 126 УК РФ, в связи с чем он подлежит оправданию по ч.3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ за отсутствием состава преступления, а также действия Ив*а необходимо квалифицировать как незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением.

Изучив материалы уголовного дела и доводы жалоб, считаю, что оснований для передачи кассационных жалоб адвоката Мещерякова и осужденного Ив*а для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется по следующим основаниям.

Выводы суда первой инстанции о виновности осужденного и квалификации его действий основаны на совокупности исследованных доказательств, и соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Вопреки указанным в кассационным жалобам доводам о недоказанности вины Ив*а в совершении преступлений в отношении потерпевшего Св*ы подтверждается приведенными в приговоре доказательствами, в частности: показаниями потерпевшего Св*ы, из которых следует, что 14 октября 2013 года его переместили в неизвестное место, где он был помещен в дом, там у него забрали мобильный телефон, ключи от квартиры и паспорт, обыскали одежду, а также выяснили вопрос о месте нахождения документов на принадлежащую ему квартиру. Далее, ему сделали предложение рассмотреть вопрос покупки другой квартиры, на что он был вынужден согласиться, так как и он, и его документы на квартиру находились у похитивших его лиц, при этом, в его просьбе отпустить домой ему отказали, а его выходу из дома препятствовал находящийся в доме мужчина. В дальнейшем, несмотря на длительный период времени, никаких действий по купле-продаже или обмену квартиры с ним не совершали, а 27 ноября 2013 года ему сказали, что сделка с квартирой не получится и, посадив в машину, отвезли по месту жительства; показаниями свидетеля Бо*, из которых следует, что по предложению Ку*а он проживал в арендованном доме, расположенном в деревне*, в котором с начала октября 2013 года стал проживать пожилой мужчина, назвавшийся Александром, а в середине октября 2013 года Ку* и Ко* привезли на автомобиле, принадлежащем последнему, Св*у , за которым в период его нахождения в доме следил Ив*. По предложению Ку*а, Ив*а и Ко*а он участвовал в сделке по купле-продажи квартиры Св*ы в качестве фиктивного покупателя; показаниями свидетеля Х*о, из которых следует, что от Бо* ему известно, что в указанном доме содержался похищенный пожилой мужчина, квартиру которого осужденные намеревались продать, оформив её на Бо*; показаниями свидетеля Г*к, к ней обратились Бо* и мужчина, представившийся Св*ой, по вопросу купли-продажи квартиры, принадлежащей последнему, по указанной сделке ею были оформлены документы; показаниями свидетеля Ан*й, из которых следует, что она осуществляла подготовку договора купли-продажи квартиры, расположенной на Ленинском проспекте, сторонами которого являлись Св*а и Бо*, на нее, помощника Ря* и Г* была оформлена доверенность на подготовку документов купли-продажи квартиры Св*ы с последующим их предоставлением в регистрационный орган. В последующем ей стало известно, что регистрация перехода права собственности приостановлена в связи с тем, что собственник квартиры Св*а был объявлен в розыск как безвестно отсутствующий; показаниями свидетеля Ря*, из которых следует, что, являясь помощником Ан*й, в октябре 2013 года получила от Г*к договор купли-продажи и правоустанавливающие документы на квартиру, которые были сданы ею для государственной регистрации перехода права собственности на квартиру, но регистрация не состоялась, поскольку продавец квартиры Св*а разыскивался правоохранительными органами; показаниями свидетеля Щукиной, из которых следует, что в нотариальную контору обратился мужчина, предъявивший паспорт на имя Св*ы, который просил удостоверить доверенность на имя А*й, Ря* и Гу*к на регистрацию перехода права собственности по договору купли-продажи квартиры потерпевшего; показаниями свидетеля Ше*й, об обстоятельствах производства обыска в квартире Ку*а; показаниями свидетеля Бычкова, являющегося сотрудником полиции, об обстоятельствах выполнения им отдельного поручения по материалу проверки по факту исчезновения Св*ы; показаниями свидетеля Ив*ой О.И. о месте проживания в 2013 году её брата Ив*а О.И. и о его знакомстве с Ко*ым и Ку*ым.

Вина осужденного также подтверждается доказательствами, на которые суд сослался в приговоре, в частности: заявление потерпевшего Св*ы, заявлением Г*к, протоколами предъявления лица для опознания, протоколами осмотра места происшествия, протоколами осмотра предметов, протоколами осмотра документов, протоколом обыска в жилище Ку*а.

В соответствии с требованиями закона суд исследовал показания потерпевшего, всех свидетелей, данные ими как в ходе предварительного следствия, так и при рассмотрении дела в суде, а также показания осужденного Ив*а, в совокупности со всеми выше приведенными доказательствами. В приговоре суд указал мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания, и отвергает другие.

Правильно установив фактические обстоятельства по делу, оценив собранные доказательства, суд первой инстанции пришел к справедливому выводу о доказанности вины Ив*а и дал верную юридическую оценку его действиям по п. "а, з" ч. 2 ст. 126 УК РФ и по ч.3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Судом первой инстанции установлено, что осужденные Ко* и Ку* против воли потерпевшего переместили его в неизвестный для него дом. Там Ко*, Ку* и Ив* сообщили о его похищении и забрали у потерпевшего мобильный телефон, ключи от квартиры и паспорт, обыскали одежду, а также выяснили вопрос о месте нахождения документов на принадлежащую ему квартиру, что образует объективную сторону ст. 126 УК РФ.

Кроме того, по смыслу закона под хищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещение его с постоянного или временного проживания с последующим удерживанием против его воли в другом месте.

Поэтому доводы кассационных жалоб о неправильной квалификации действий Ив*а и необходимости их квалификации по ст. 127 УК РФ являются несостоятельными.

Необходимо отметить, что действия осужденных носили совместный и согласованный характер, согласно которому, Ко* и Ку* доставили потерпевшего в жилище, Ко*, Ку* и Ив*, обыскали потерпевшего, забрали телефон и иное имущество, после чего Ив* удерживал потерпевшего, при этом Ку* действовал согласовано с Ив*ым, подменял последнего.

Предварительный сговор между Ко*ым, Ку*ым и Ив*ым состоялся до начала их совместных действий, направленных на совершение преступлений, с распределением ролей каждого участника группы в целях реализации единого преступного умысла. В приговоре подробно описаны роль и конкретные действия каждого из соучастников, заранее договорившихся о совершении преступлений в группе, в связи с чем утверждения осужденного Ив*а об отсутствии доказательств, свидетельствующих о наличии умысла и предварительной договоренности с Ку*ым и Ко*ым на похищение Св*ы с целью последующей продажи принадлежащей ему на праве собственности квартиры, следует признать несостоятельными.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о том, что Ив* не совершал действий по захвату и перемещению потерпевшего, являются несостоятельными, поскольку Ив* выполнял отведенную ему роль во исполнение договоренностей в группе.

Суд первой инстанции подробно описал способ хищения имущества, как путем обмана, так и путем злоупотребления доверием, указав, что сотрудникам агентства ООО *" были сознательно сообщены заведомо ложные сведения, касающиеся намерений заключить сделку купли-продажи квартиры и зарегистрировать приход права на квартиру принадлежащую потерпевшему Св*е, и несоответствующие действительности сведения нотариусу Щ*й, относительно выдачи доверенности лицом, в действительности не являющимся собственником квартиры, при этом был привлечен покупатель Бо*, который не был осведомлен об истинных причинах действий подсудимых.

При этом, о наличии умысла Ив*а на совершение преступлений свидетельствует осознание всеми соучастниками преступной цели и способа достижения желаемого результата в зависимости от конкретных действий каждого участника преступлений.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб об отсутствии в действиях Ив*а состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, а также неправомерное указание суда одновременно на совершение им хищения путем злоупотребления доверием и путем обмана, являются несостоятельными.

Также доводы жалоб о том, что не представлено доказательств совершения им мошеннических действий, были тщательно проверены судом как первой, так и апелляционной инстанции, оснований для повторной проверки данных доводов не имеется.

Утверждение осужденного о том, что согласно детализации телефонных соединений звонок между ним и Ко*ым состоялся лишь 17 октября 2013 года, не может быть принят во внимание, поскольку как следует из протокола осмотра компакт-диска, соединений между Ко*ым и Ив*ым состоялись 9, 10 и 12 октября 2013 года, а также на данный период были отправлены смс-сообщения. При этом судом первой инстанции проанализированы телефонные соединения осужденных, и также указано на согласованность действий Ко*а, Ив*а и Ку*а.

Судом первой инстанции была в полном объеме проанализирована информация о телефонных соединениях абонентских номеров, используемых осужденные, и суд пришел к выводу о достоверности полученной информации, содержащейся на дисках и протоколах осмотра, данная информация также согласуется с показаниями потерпевшего Св*ы и свидетеля Бо*.

Согласно ст. 38 УПК РФ, следователь является должностным лицом, уполномоченным самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий.

В связи с чем, суд не мог обязать следственные органы провести опознание потерпевшим Св*ой осужденного Ив*а; кроме того, вся совокупность изложенных относимых, допустимых и достоверных доказательств явилась достаточной для установления виновности осужденного Ив*а в совершении вмененных ему преступлений.

Необходимо отметить, что суд учитывал возраст потерпевшего и его состояние здоровья, что в силу естественных причины оказало влияние на процесс вспоминания, в связи с чем доводы адвоката, о том, что потерпевший Св*а в ходе судебного заседания не вспомнил осужденного Ив*а. Помимо этого, по уголовному делу собраны доказательства, подтверждающие причастность Ив*а к совершению преступлений в отношении потерпевшего Св*ы, не доверять которым оснований не имеется.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей не имеется, поскольку показания последовательны, согласуются с другими доказательствами по делу, при допросе потерпевший предупреждался об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Доводы адвоката о том, что свидетель Бо* оговорил осужденных в ходе предварительного следствия, не могут быть приняты во внимание, поскольку суд первой инстанции обоснованно привел в качестве доказательств вины Ив*а показания Бо*, данные ими на предварительном следствии.

В судебном заседании суд по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, огласил показания Бо*, данные в ходе предварительного следствия, которые свидетель подтвердил. Суд, оценив показания свидетеля, данные в ходе судебного заседания и предварительного следствия, признал достоверными и положил в основу приговора показания данные им в ходе предварительного следствия, так как они подтверждаются совокупностью имеющихся в деле доказательств.

Кроме того, в судебном заседании исследовалось заключение специалистов от 8 сентября 2015 года по проведению психофизиологического исследования с применением полиграфа, из выводов которого следует, что в показаниях Бо*, в ходе предварительного следствия, искажения, сокрытия, оговора, скрытия договоренности и корыстных интересов не выявлено.

Доводы кассационной жалобы адвоката об оказании давления со стороны государственного обвинителя на свидетеля Бо*, являются не состоятельными, поскольку в материалах уголовного дела отсутствуют сведения об оказании какого-либо давления на участников процесса со стороны государственного обвинителя по делу не установлено.

В связи с вышеизложенным утверждения адвоката о том, что Бо* давал правдивые показания в судебном заседании не могут быть приняты во внимание.

Представленный стороной защиты протокол допроса Бо* в качестве подозреваемого, не может быть принят во внимание, поскольку данное доказательство не было исследовано ни в суде первой, ни апелляционной инстанции. Как следует из представленной копии протокола, Бо* был допрошен в качестве подозреваемого, ему не разъяснялись права и он не был предупрежден по ст. 307, 308 УК РФ.

Как следует из протоколов судебных заседаний, судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон. Не предоставляя какой-либо из сторон преимуществ, суд создал необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления прав. Все представленные доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в соответствии с требованиями закона. Ущемления прав осужденного в ходе уголовного судопроизводства по настоящему делу не допущено.

Вопреки доводам жалобы судом апелляционной инстанции было рассмотрено ходатайство адвоката Мещерякова о вызове и допросе свидетеля Бо* и судебная коллегия привела мотивы, по которым она отказала в удовлетворении заявленного ходатайства.

Доводы кассационных жалоб, касающиеся оспаривания правильности установления судом фактических обстоятельств дела, проверки не подлежат, поскольку в силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении жалобы, судья кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права.

Представленные сторонами суду доказательства были исследованы в установленном законом порядке.

Оценив собранные доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что Ив* совершил покушение на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере; а также совершил похищение человека, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений.

Оценка исследованных в суде доказательств судом первой инстанции дана в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УК РФ, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в своей совокупности - достаточности для разрешения данного дела. Выводы суда о виновности Ив*а основаны на доказательствах, которые были непосредственно исследованы и проверены в ходе судебного разбирательства, в связи с чем, оснований для признания их недопустимыми доказательствами, у суда не имелось.

Оснований для иной оценки доказательств и иной квалификации действий осужденного Ив*а, а также оснований для постановления оправдательного приговора не имеется.

При таких обстоятельствах, квалификация действий осужденного Ив*а по п. "а,з" ч.2 ст.126 УК РФ, ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ, является правильной.

Наказание Ив*у назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного, влияния назначенного наказания на исправление и условия жизни его семьи.

Выводы суда о назначении вида и размера наказания, являются мотивированными и обоснованными, а назначенное осужденному наказание представляется справедливым и соразмерным содеянному.

Основания для смягчения назначенного Ив*у наказания, а также применения к нему положений ст.64, 73 УК РФ отсутствуют.

В апелляционном порядке уголовное дело рассмотрено в соответствии с нормами главы 45.1 УПК РФ, вынесенное по итогам рассмотрения судебное решение отвечает требованиям ст.389.28 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение состоявшихся судебных решений, не установлено.

Оснований для передачи кассационных жалоб осужденного Ив*а и адвоката Мещерякова для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 401.8, 401.10 УПК РФ, судья

постановила:

В передаче кассационных жалоб адвоката Мещерякова И.Б. и осужденного Ив*а О.И. на приговор Гагаринского районного суда г. Москвы от 10 мая 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 17 октября 2016 года для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции Московского городского суда отказать.

 

Судья Московского

городского суда Н.В. Шарапова

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.