• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 09 марта 2017 г. N 4у-921/17

 

 

 

Судья Московского городского суда Бондаренко Э.Н., изучив кассационную жалобу осужденного Е. Ю.В. о пересмотре приговора Нагатинского районного суда города Москвы от 26 мая 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 20 сентября 2016 года,

установила:

Приговором Нагатинского районного суда города Москвы от 26 мая 2016 года

Е.., .. года рождения, уроженец г. .., гражданин .., ранее не несудимый,-

осужден по ч. 2 ст. 167 УК РФ (три эпизода) к 2 годам лишения свободы за каждое из преступлений;

по ч.4 ст. 111 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания Е.Ю.В. исчислен с 26 мая 2016 года с зачетом в срок отбытия наказания времени содержания под стражей с 31 октября 2014 года по 29 ноября 2015 года.

За гражданскими _ признано право на удовлетворение гражданских исков в порядке гражданского судопроизводства.

Приговором разрешена по существу судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены _.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 20 сентября 2016 года приговор в отношении Е.Ю.В. изменен: зачтено в срок отбытия Е. Ю.В. наказания время нахождения под стражей с 31.10.2014 г. по 27.11.2015 года. В остальной части приговор в отношении Е. Ю.В. оставлен без изменения.

В кассационной жалобе осужденный Е. Ю.В. выражает несогласие с состоявшимися в отношении него приговором и апелляционным определением, ссылаясь на нарушение уголовного и уголовно - процессуального законов, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

С приведением соответствующего обоснования, ссылаясь, при этом, на показания свидетелей .. осужденных по делу ..., осужденный Е.. утверждает о том, что по эпизоду с потерпевшим П. А.Ю. имел место эксцесс исполнителя со стороны осужденного А..М.; 23.05.2014 г. непосредственно он в преступлении не участвовал, а сидел в автомобиле, наблюдая за действиями А. Е.А., М.А.В. и Б.Р.В.; 31.08.2014 г. он (Е.) находился на улице, наблюдая со стороны за А. Е.А., с которым в совершении преступления не участвовал.

На основании изложенного, Е.Ю.В. просит об изменении приговора и апелляционного определения и переквалификации его действий с учетом фактически содеянного им.

Проверив доводы кассационной жалобы осужденного Е. Ю.В. полагаю, что оснований для ее передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

Приговором суда Е.Ю.В. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Он же признан виновным в совершении умышленного уничтожения чужого имущества путем поджога, с причинением значительного ущерба (три преступления).

Преступления совершены в период времени и при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, описательно-мотивировочная часть которого согласно требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ содержит описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений; в приговоре изложены доказательства, на которых основаны выводы суда.

Судом установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ.

Все требования уголовно-процессуального закона, строгое соблюдение которых обеспечивает полное, всестороннее и объективное рассмотрение дела, судом первой инстанции были выполнены.

Выводы суда о виновности Е.Ю.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 УК РФ и ч.2 ст. 167 УК РФ (три эпизода), являются обоснованными и подтверждаются доказательствами, проверенными в ходе судебного разбирательства и приведенными в приговоре: показаниями представителей юридических лиц и собственников автобусов _ о поджоге принадлежащих им автобусов 01.12.13 г., 13.02.2014 г., 23.05.14 г. , 31.08.2014 г. и о размере причиненного ущерба; показаниями потерпевших К. С.Г., _ .- владельцев транспортных средств, которые загорелись в результате поджога 23.05.2014 г. двух автобусов, и о размере причиненного каждому их них ущерба; показаниями свидетеля П.В.В., который 13.02.2014 г. видел, как пятеро молодых людей подожгли автобус, из передней двери которого выпал водитель, голова у него была в крови; показаниями свидетеля Ч. А.В., являющегося водителем автобуса, который 31.08.2014 г. во время движения автобуса увидел, как трое молодых людей, двоих из которых он впоследствии опознал как А.Е.М. и А. А.В., разлили в салоне жидкость и подожгли автобус, а затем скрылись во время эвакуации пассажиров; показаниями свидетеля П. А.Ю., которому со слов водителя автобуса Ч. А.В. стало известно об обстоятельствах поджога автобуса 31.08.2014 г. во время его движения; показаниями потерпевшей П. О.А., свидетелей К.Л.И., М. И.А. о наличии у П.А.О. телесных повреждений в области головы и оказании ему медицинской помощи; показаниями свидетеля Г. А.П. о том, как Е. Ю.В. и осужденный по делу А.Е.М совместно наносили удары водителю автобуса П. А.Ю., а затем подожгли автобус.

Согласно показаниям осужденного по делу А.Е.М., признавшего свою вину по всем инкриминируемым преступлениям, кроме эпизода от 31.08.2014 г., 13.02.2014 г., он, действуя совместно с Е. Ю.В., нанесли водителю П. А.Ю. не менее трех ударов молотком в голову, после чего подожгли автобус, также, 23.05.2014 г., действуя совместно с Е. Ю.В., Б. Р.В. и М. В.А. совершили поджог двух автобусов марки "..".

У суда не имелось оснований не доверять показаниям осужденному по делу А. Е.М., показаниями потерпевших и свидетелей по делу, которые взаимосвязаны между собой и согласуются с письменными материалами дела, изложенными в приговоре, в числе которых:

- заключение эксперта N 12/11-47 от 13.03.2015, согласно которому при пожаре, происшедшем 01.12.2013 по адресу: г. Москва, Шипиловский проезд, д. ..7, в автобусах марки "..", государственный регистрационный знак ".." и марки "..", государственный регистрационный знак "..", находились две несвязанные между собой зоны очага пожара. Причиной возникновения пожара в автобусах марки "..", государственный регистрационный знак ".." и марки "..", государственный регистрационный знак ".." послужил наиболее вероятно источник открытого пламени (пламя спички, зажигалки, факела и т.п.);

- заключение эксперта N 12/2632 от 23.04.2014, согласно которому при пожаре автобуса марки ".., произошедшем 13.02.2014 года по адресу: г.Москва, .., зона очага пожара находилась на конструктивных элементах передней правой части салона автобуса ".., в районе расположения передней двери. В качестве инициатора горения могла быть использована горючая жидкость;

- заключение эксперта N 12/5953 от 02.09.2014 г., согласно которому при пожаре, произошедшем 23 мая 2014 года по адресу: г. Москва, ул. Д.., его очаг (место возникновения первоначального горения) находился в автобусе марки ".." государственный регистрационный номер .., в районе передней двери. От очага пожара огонь распространился на автобус марки "." государственный регистрационный знак ., на автомобиль марки ".." государственный регистрационный номер .., на автомобиль марки ".." государственный регистрационный номер .., на автомобиль марки "Г.." государственный регистрационный номер .., на автомобиль марки ".." государственный регистрационный номер .., на автомобиль марки ".." государственный регистрационный номер .. на автомобиль марки ".." транзитный государственный регистрационный номер ... Причиной возникновения пожара в автобусе марки ".." государственный регистрационный номер .. послужил источник зажигания в виде открытого огня. В качестве интенсификатора горения могла быть использована горючая жидкость;

- заключение эксперта N 12/10424 от 27.11.2014, согласно которому при пожаре, произошедшем 31 августа 2014 года по адресу: г.Москва, .., его очаг находился в задней правой части салона автобуса марки "..", государственный регистрационный знак .. RUS. Причиной возникновения пожара в автобусе послужило воспламенение горючих материалов от термического источника зажигания;

- заявления представителей юридических лиц и потерпевших _ о совершении поджогов автобусов, а также личных автомобилей и привлечении виновных к ответственности.

- чистосердечное признание осужденного по делу А. Е.М., в котором он сообщает о совершении совместно с Е. Ю.В. преступления в отношении потерпевшего П.А.Ю., которому они совместно нанесли телесные повреждения.

- протоколами осмотров мест происшествия, согласно которых осмотрены обгоревшие автобусы и автомобили;

- заключения экспертов N 378/112 от 11.06.2014 г., N 319-14 от 15.07.2014 г., согласно которым у П.А.Ю. обнаружена открытая проникающая черепно-мозговая травма от неоднократных (не менее 3-х) травмирующих, ударных, воздействий твердым тупым предметом, в течение короткого промежутка времени. Данная травма квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Причиной смерти П. А.Ю. явилась причиненная ему открытая проникающая черепно-мозговая травма с вдавленным оскольчатым и линейным переломами костей свода черепа, разрывами твердой мозговой оболочки и стенки ее продольного синуса, ушибом головного мозга, сопровождающаяся развитием закономерных осложнений - массивной кровопотерей (геморрагического шока), отеком и дислокацией головного мозга, тромбозом верхнего продольного синуса, двухсторонней пневмонией и т.д. Между причиненной П. А.Ю. открытой черепно-мозговой травмой и его смертью имеется прямая причинно-следственная связь.

- протоколами осмотра предметов - информации о телефонных соединениях между _., а также ... в даты , предшествовавшие и следующие за датами преступлений, что подтверждает наличие устойчивой связи между вышеуказанными лицами. При этом установлено, что 31.08.14 г. Е.. Ю.В. находился во время совершения поджога в районе совершения преступления и осуществлял соединения с А.Е..М., А. А.В. и М.. К.Г.

Все исследованные судом доказательства были оценены в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в своей совокупности признаны достаточными для разрешения уголовного дела по существу.

Совокупность всесторонне исследованных доказательств позволила суду правильно установить фактические обстоятельства дела и постановить обвинительный приговор в отношении Е. Ю.В., действия которого по ч. 4 ст. 111 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ (три эпизода) квалифицированы правильно.

При этом основания для иной правовой оценки действий Е. Ю.В. отсутствуют, вопреки его мнению об обратном.

Утверждение осуждённого . Ю.В. о его непричастности к преступлению, предусмотренному ч.4 ст. 111 УК РФ, находится в противоречии с установленными судом фактическими обстоятельствами дела и опровергается совокупностью исследованных судом доказательств.

Выводы суда о виновности Е. Ю.В. в инкриминированных ему преступлениях и о квалификации его действий надлежаще мотивированы в приговоре и не согласиться с указанными выводами оснований не имеется.

Наказание Е. Ю.В. назначено в соответствии с положениями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности Е. Ю.В., наличия смягчающих и отсутствия отягчающих его наказание обстоятельств, а также с учетом влияния назначаемого наказания на исправление Е. Ю.В. и условия жизни его семьи_.

Учитывая характер и степень общественной опасности преступлений, обстоятельства их совершения, а также личность виновного, суд пришел к обоснованному выводу, что цели исправления и перевоспитания Е

Ю.В. могут быть достигнуты лишь в условиях его изоляции от общества, и назначил ему наказание в виде реального лишения свободы, не находя при этом оснований для применения к нему положений ст.ст. 64, 73 УК РФ, а также ч. 6 ст. 15 УК РФ.

По своему виду и размеру назначенное осужденному Е

Ю.В. наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

При проверке законности, обоснованности и справедливости приговора в апелляционном порядке судебной коллегией были проверены доводы апелляционных жалоб осужденного Е Ю.В. и его защитника - адвоката К

Н.Я., в том числе аналогичные изложенным осужденным в кассационной жалобе.

Отвергая доводы защиты как несостоятельные, судебная коллегия привела в апелляционном определении соответствующую аргументацию своим выводам.

Доводы осужденного Е. Ю.В. и его адвоката К. Н.Я. о том, что А. Е.М. из личной неприязни оговорил Е. Ю.В. и осужденного по делу А. А.В. в совершении преступлений, судебная коллегия сочла голословными, поскольку они не нашли своего подтверждения, указав также на то, что в суде первой инстанции А.Е.М. пояснял, что разногласия между ним, Е. Ю.В. и А.Е.М. были незначительными и причин оговаривать их он не имеет.

Кроме того, судебная коллегия обоснованно отвергла доводы защиты о том, что в приговоре приведены доказательства, которые не исследовались судом первой инстанции.

Как установлено судебной коллегией, протоколы судебных заседаний соответствуют требованиям ст. 259 УПК РФ, они подписаны судьей и секретарем. Имеющиеся в апелляционных жалобах замечания на протоколы судебных заседаний были рассмотрены судом первой инстанции в соответствии со ст. 260 УПК РФ. При этом, все указанные адвокатом К. Н.Я. доказательства были исследованы судом первой инстанции в ходе судебного следствия, обоснованно приведены в приговоре и им дана надлежащая юридическая оценка.

Содержание апелляционного определения соответствует положениям ст. 389.28 УПК РФ.

Соглашаясь с состоявшимися в отношении Е.Ю.В. судебными решениями, не усматриваю оснований для их отмены или изменения в кассационном порядке, каковыми в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, поскольку таких нарушений судами нижестоящих инстанций в отношении Е.Ю.В. допущено не было.

При этом обращаю внимание, что в соответствии с разъяснениями, данными в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 года N 2 "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", доводы кассационной жалобы, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат, поскольку при рассмотрении кассационной жалобы суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

С учетом изложенного, не усматриваю оснований для передачи кассационной жалобы осужденного Е. Ю.В. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Руководствуясь п.1 ч.2 ст.401.8 УПК РФ и ст.401.10 УПК РФ, судья

постановила:

Отказать в передаче кассационной жалобы осужденного Е.Ю.В. о пересмотре приговора Нагатинского районного суда города Москвы от 26 мая 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 20 сентября 2016 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

 

Судья Московского городского суда Э.Н. Бондаренко

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.