• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 22 марта 2017 г. N 4у-1393/17

 

 

 

Судья Московского городского суда Бондаренко Э.Н., изучив кассационную жалобу адвоката Н.А.Н. в защиту осужденной Д. Е.А. о пересмотре приговора Савеловского районного суда города Москвы от 20 августа 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 октября 2015 года,

установила:

Приговором Савеловского районного суда города Москвы от 20 августа 2015 года

Д.., .. года рождения, уроженка .. области, гражданка Российской Федерации, ранее не судимая,-

осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия наказания Д. Е.А. исчислен с 20 августа 2015 года с зачетом времени её содержания под стражей с 4 января 2015 года по 19 августа 2015 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 октября 2015 года приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе адвокат Н. А.Н., оспаривая законность и обоснованность состоявшихся в отношении Д. Е.А. судебных решений, утверждает, что по данному делу имеет место неправильное применение уголовного закона, не соответствие выводов судебных инстанций фактическим обстоятельствам дела.

Анализируя показания осужденной Д. Е.А. и допрошенных по делу свидетелей, автор жалобы утверждает, что инициатором ссоры являлся потерпевший, который впоследствии стал применять в отношении его подзащитной физическую силу, в связи с чем она, отражая нападения потерпевшего, превысила пределы необходимой обороны.

С учетом изложенного, адвокат Н. А.Н. ставит вопрос об изменении приговора суда и апелляционного определения и переквалификации действий Д. Е.А. с ч.1 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 108 УК РФ.

Проверив доводы кассационной жалобы адвоката Н. А.Н. полагаю, что оснований для её передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

Приговором суда Д. Е.А. осуждена за убийство, то есть за умышленное причинение смерти другому человеку.

Преступление ею совершено в г. Москве 01 января 2015 года, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, описательно-мотивировочная часть которого согласно требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; в приговоре изложены доказательства, на которых основаны выводы суда.

Судом установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ.

Все требования уголовно-процессуального закона, строгое соблюдение которых обеспечивает полное, всестороннее и объективное рассмотрение дела, судом первой инстанции были выполнены.

Вопреки доводам кассационной жалобы, вывод суда о виновности Д. Е.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, является обоснованным и подтверждается доказательствами, проверенными в ходе судебного разбирательства и приведенными в приговоре.

Согласно показаний потерпевшей Р.Л.И. - матери погибшего Р. М.Ю., ее сын сожительствовал с Д. Е.А. и 1 января 2015 года ушел к ней в 11 часов утра.

Свидетель Д. Е.Н. показала, что 01 января 2015 года после 19 часов она звонила Р. М.Ю., и как она поняла из разговора, он находился в гостях у Д. Е.А.

Свидетели .. - соседи Д. Е.А. по коммунальной квартире, пояснили, что последняя злоупотребляла спиртными напитками и часто после их распития устраивала скандалы. Последнее время она сожительствовала с Р. М.Ю. и между ними постоянно происходили скандалы; также свидетель Ч.Н.А. показал, что 1 января 2015 года он слышал скандал между Д. Е.А. и Р. М.Ю. и видел, как в коридоре коммунальной квартиры они дрались между собой. Он вмешался и завел Д. Е.А. в ее комнату, а Р. М.Ю. ушел на улицу.

Из протокола осмотра предметов - записи видеокамер наружного наблюдения, установленных в подъезде дома, где проживает Д. Е.А., следует, что мужчина, имеющий внешние сходства с Р.М.Ю. 01 января 2015 года в 19 часов 48 минут выходит из подъезда, непродолжительное время передвигается, заходит за угол дома и, подойдя к перилам, облокачивается на них и падает.

Согласно протокола осмотра места происшествия, в торцевой части дома _ проезду г. Москвы обнаружен труп Р. М.Ю. с признаками насильственной смерти.

Из заключения судебно-медицинского эксперта, следует, что при исследовании трупа Р.М.Ю. обнаружены колото-резаные повреждения груди, проникающее в плевральную полость с повреждением сердечной сорочки и сердца, колото-резаная сквозная рана задней поверхности шеи и резаная рана левой ушной раковины; смерть Р. М.Ю. наступила от кровопотери, наступившей в результате колото-резанного ранения груди с повреждением сердца, относящегося к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни. Между указанным ранением и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь, после получения вышеуказанных ранений смерть Р. М.Ю. наступила в течение нескольких десятков минут, в течение которых он мог передвигаться, кричать, оказывать сопротивление, однако способность к активным действиям у него прогрессивно снижалась в связи с нарастанием кровопотери.

Также при судебно-химическом исследовании крови трупа обнаружен этиловый спирт в концентрации 4,6 промилле, что у живых лиц расценивается как состояние тяжелой интоксикации

В судебном заседании Д. Е.А. свою вину в инкриминированном преступлении не признала, показала, что 01 января 2015 года в ходе возникшего конфликта с Р. М.Ю., при совместном распитии спиртного, когда последний причинял ей телесные повреждения, она, помимо прочего, кидая в Р. М.Ю. различные предметы, взяв с пола нож, направила его в сторону Р. М.Ю., чтобы попытаться воздействовать на последнего, в результате очередного удара по голове, она на некоторое время отключилась, а очнувшись, увидела нож, лежащим на полу. Не может точно пояснить, каким образом, нанесла удары ножом, но никаких телесных повреждений у Р М.Ю. она, в том числе, когда последний уходил она не наблюдала. Умысла на причинение смерти Р.М.Ю. у нее не имелось. Утверждает, что она лишь пыталась защититься от действий Р М.Ю., опасаясь за свою жизнь.

Согласно явке с повинной и протоколу проверки показаний на месте, Д Е.А. указала место совершения преступления и показала об обстоятельствах возникновения в ходе совместного с Р М.Ю. распития спиртного конфликта между ними, в ходе которого она применила в отношении Рыбакова М.Ю. нож, который направлялся ею лезвием в область его грудной клетки, в результате чего потерпевшему она нанесла несколько травм, потом он вышел из квартиры.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, проведенной в отношении Д.Е.А., у последней были выявлены телесные повреждения, а именно: рана левой брови, множественные ссадины головы, тела, конечностей (без указания точной локализации и количества). Данные телесные повреждения, как в совокупности, так и каждое в отдельности, не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вреда здоровью человека. Ввиду отсутствия в медицинских документах описания состояния и цвета поверхности ссадин, состояния окружающих мягких тканей, описания состояния краев, концов и дна раны в области левой брови, её формы, состояния краев, концов и дна ран в области кистей рук, их формы, состояния окружающих мягких тканей, высказаться о давности и обстоятельствах их причинения эксперту не представляется возможным.

Все исследованные доказательства были оценены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. При этом суд указал в приговоре, почему он доверяет одним доказательствам и отвергает другие.

В частности, суд указал об отсутствии оснований не доверять заключению эксперта о выявленных у Д. Е.А. повреждениях, которые, как обоснованно отметил суд, сами по себе не ставят под сомнение представленные стороной обвинения доказательства и не свидетельствуют о действиях Д. Е.А. в условиях необходимой обороны, как на это указывает сторона защиты.

Судом достоверно установлено, что в ходе возникшей конфликтной ситуации с Р. М.Ю., в процессе распития спиртных напитков, Д. Е.А., целенаправленно используя в отношении Р. М.Ю. неустановленный предмет обладающий колюще - режущими свойствами (нож), нанесла таковым не менее трех ударов в область расположения жизненно-важных органов, при этом осознавая общественно опасный характер своих действий, предвидя возможность наступления общественно- опасных последствий, то есть действовала с умыслом, направленным на причинение смерти потерпевшему.

При этом, доводы стороны защиты об отсутствии в Д. Е.А. умысла на лишение жизни Р. М.Ю., действовавшей, по мнению адвоката, в условиях необходимой обороны, пределы которой она превысила, суд счел несостоятельными, поскольку они полностью опровергаются совокупностью исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств.

Таким образом, всесторонне исследовав собранные по делу доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства дела и постановил обвинительный приговор в отношении Д. Е.А., с квалификацией действий которой по ч.1 ст. 105 УК РФ нельзя не согласиться.

Наказание Д.Е.А. назначено в соответствии с положениями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, которое относится к особо тяжким, данных о личности осужденной, смягчающих её наказание обстоятельств, отсутствия отягчающих, а также с учетом влияния назначаемого наказания на исправление Д. Е.А. и условия жизни её семьи.

Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела и данные о личности Д. Е.А., суд пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения ей наказания в виде реального лишения свободы, не усмотрев оснований для применения положений ст.ст. 64, 73 УК РФ.

С законностью, обоснованностью и справедливостью приговора в отношении Д. Е.А. согласился и суд апелляционной инстанции, которым при рассмотрении дела в апелляционном порядке в полном объеме были проверены доводы апелляционной жалобы осужденной Д.Е.А. аналогичные изложенным адвокатом Н. А.Н. в кассационной жалобе, - о превышении Д. Е.А. пределов необходимой обороны.

Как правильно отметил суд апелляционной инстанции, наличие у Да.Е.А. раны левой брови, ссадин головы, тела и конечностей, расценивающихся экспертом как повреждения, не причинившие вреда ее здоровью, не могут свидетельствовать о том, что она находилась в состоянии необходимой обороны. Ее доводы в этой части опровергаются также количеством ножевых ранений, причиненных пострадавшему, их локализацией и направлением раневых каналов. Сам факт ухода Р.М.Ю. из квартиры свидетельствует о том, что в момент возникновения конфликта, который произошел в результате совместного распития спиртных напитков, жизни и здоровью Д.Е.А. ничто не угрожало, и она нанесла Р. М.Ю. удары ножом в ходе обоюдной ссоры, находясь в состоянии простого алкогольного опьянения. Пострадавший Р. М.Ю., злоупотребив спиртными напитками, находился в состоянии тяжелой интоксикации, что установлено экспертным путем, и его физическое состояние и действия не могли представлять угрозу для жизни и здоровья Д.Е.А., которая при выяснении отношений вооружилась ножом.

Таким образом, судебная коллегия пришла к обоснованному выводу о несостоятельности доводов стороны защиты, приведенных в обоснование утверждения о нахождении Д. Е.А. в состоянии необходимой обороны и превышении её пределов.

Содержание апелляционного определения соответствует требованиям ст. 389.28 УПК РФ.

В силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основанием для отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, однако таких нарушений судами нижестоящих инстанций по уголовному делу в отношении Д.Е.А. допущено не было.

Учитывая изложенное, оснований для передачи кассационной жалобы адвоката Н. А.Н. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не усматривается.

Руководствуясь п.1 ч.2 ст.401.8 УПК РФ и ст.401.10 УПК РФ, судья

постановила:

Отказать в передаче кассационной жалобы адвоката Н.А.Н. в защиту осужденной Д.Е.А. о пересмотре приговора Савеловского районного суда города Москвы от 20 августа 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 октября 2015 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

 

Судья Московского городского суда Э.Н. Бондаренко

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.