• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 17 марта 2017 г. N 4у-5871/16

 

 

 

Судья Московского городского суда Румянцева Е.А., изучив кассационную жалобу адвоката Смирнова О.А. в защиту интересов осуждённого Ежова А.В. на приговор Черемушкинского районного суда города Москвы от 01 декабря 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 сентября 2016 года,

установил:

Приговором Черемушкинского районного суда города Москвы от 01 декабря 2015 года

Ежов А.В., судимости не имеющий,

осужден по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 162 УК РФ к 08 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 01 декабря 2015 года. Зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей с 21 августа 2014 года по 01 декабря 2015 года.

Этим же приговором осуждены А.М.С, П.В.Г., К.С.В., И.Г.И.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 сентября 2016 года приговор суда в отношении Ежова А.В. изменён: исключено из описательно-мотивировочной части приговора указание на наличие у Ежова А.В. в качестве смягчающего наказание обстоятельства явки с повинной; исключён из осуждения Ежова А.В. по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак - "с применением оружия". В остальной части приговор суда в отношении Ежова А.В. оставлен без изменения.

С учётом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции, Ежов А.В. признан виновным в организации разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено *** при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осуждённый Ежов А.В. свою вину в совершении преступления не признал.

В кассационной жалобе адвокат Смирнов О.А. выражает несогласие с состоявшимися в отношении Ежова А.В. судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными ввиду существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов. Считает, что суд, установив фактические обстоятельства дела, дал неверную юридическую оценку действиям Ежова А.В. и его соучастников, что повлекло назначение чрезмерно сурового наказания. Утверждает, что судом необоснованно оставлены без внимания сведения о том, что квартира потерпевших являлась притоном по оказанию интимных услуг, в которую осуждённые вошли по ранее оговорённому паролю, после чего сообщили находившимся в квартире девушкам, что, якобы, являются сотрудниками полиции и проводят оперативно-розыскное мероприятие "проверочная закупка". Заявляет, что выводы суда о виновности Ежова А.В. основаны на противоречивых показаниях потерпевших, при этом доказательств, подтверждающих совершение его подзащитным нападения на потерпевших с целью хищения их имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, не добыто. Вместе с тем, обращает внимание, что действия Ежова А.В. и его соучастников не были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, в связи с чем данный квалифицирующий признак подлежит исключению из обвинения. Полагает, что действия Ежова А.В. должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 159 УК РФ. А также указывает, что суд апелляционной инстанции, исключив из приговора квалифицирующий признак "с применением оружия", не снизил назначенное Ежову А.В. наказание. На основании изложенного просит судебные решения отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Изучив материалы уголовного дела и проверив изложенные в кассационной жалобе доводы, считаю, что оснований для передачи кассационной жалобы адвоката Смирнова О.А. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Ежова А.В. в совершении преступления являются обоснованными и подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств, в частности,

показаниями потерпевших М.А.В., Д.М.А., Г.А., Б.А.В. о том, что неизвестные лица обманным путём проникли к ним в квартиру, представились сотрудниками полиции и сообщили о проведении "контрольной закупки", у каждого из нападавших за поясом находились пистолеты, К.С.В., А.М.С., П.В.Г. стали обыскивать квартиру, а И.Г.И. остался их охранять, затем нападавшие потребовали от них выдать денежные средства и сообщить, где в квартире расположен сейф, при этом высказывали в их адрес угрозы применения насилия, которые они воспринимали реально, поскольку нападавшие демонстрировали оружие, держали пистолеты в руках, передавая друг другу. После того, как в квартиру вошёл Ежов А.В., нападавшие стали переговариваться, а впоследствии ушли, сообщив им, что "им повезло и за ними стоят серьезные люди". После их ухода они обнаружили, что нападавшие похитили у Г.А. денежные средства в размере 5 000 рублей, у Д.М.А. - денежные средства в размере 2 500 рублей, у Б.А.В. - денежные средства в размере 200 рублей, у М.А.В. - денежные средства в размере 3 500 рублей;

показаниями свидетеля - сотрудника полиции Д.Д.В. об обстоятельствах задержания осуждённых в связи с поступившим сообщением о совершении нападения на квартиру. Прибыв по указанному в сообщении адресу, он увидел группу мужчин, которые при виде патрульного автомобиля попытались скрыться, один из мужчин предъявил удостоверение и представился сотрудником ФСКН, у П.В.Г. и К.С.В. находились пистолеты, И.Г.И. попытался выбросить черную папку под припаркованный возле подъезда автомобиль. Указанные лица были задержаны и доставлены в отдел полиции;

протоколом личного досмотра П.В.Г., в ходе которого у последнего были обнаружены и изъяты, в том числе пистолет, внутри которого находился магазин с пятью патронами, удостоверение центра при ФСКН России УФСКН на имя последнего;

протоколом личного досмотра К.С.В., в ходе которого у последнего был обнаружен и изъят, в том числе пистолет, внутри которого находился магазин с пятью патронами;

протоколом личного досмотра Д.Д.В., в ходе которого последний добровольно выдал черную папку с находящимися в ней листами с информацией, относящиеся к работе правоохранительных органов, и пояснил, что данную папку выбросил И.Г.И.;

заключением баллистической судебной экспертизы, согласно выводам которой пистолеты, изъятые в ходе личных досмотров К.С.В. и П.В.Г., изготовлены промышленным способом, относятся к огнестрельному оружию ограниченного поражения и конструктивно предназначены для стрельбы патронами с резиновой пулей. Пистолеты для стрельбы пригодны, в том числе представленными патронами. Представленные на исследование 15 патронов, изъятые в ходе личных досмотров К.С.В. и П.В.Г., изготовлены промышленным способом, являются травматическими патронами, снаряженные резиновой сферической пулей, имеют не боевое назначение, предназначены для стрельбы из пистолета, к боеприпасам не относятся;

а также иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Оценка исследованным доказательствам судом первой инстанции дана в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в своей совокупности - достаточности для разрешения данного дела. В основу приговора положены доказательства, которые были непосредственно исследованы и проверены в ходе судебного разбирательства, при этом в приговоре приведены мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие.

Оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевших и свидетелей у суда не имелось, поскольку они последовательны, и, вопреки доводам адвоката, не содержат существенных противоречий относительно значимых для рассмотрения дела обстоятельств совершенного Ежовым А.В. и его соучастниками преступления, согласуются между собой и подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в частности, заявлениями потерпевших о привлечении к ответственности лиц, которые, демонстрируя предметы, похожие на пистолеты, открыто похитили принадлежащие им денежные средства. В ходе судебного разбирательства не было установлено заинтересованности в искусственном создании доказательств и причин для оговора Ежова А.В. данными лицами.

Установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно квалифицировал действия осуждённого Ежова А.В. по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Судебными инстанциями тщательно проверялись доводы стороны защиты о квалификации действий Ежова А.В. по ст. 159 УК РФ, предусматривающей ответственность за мошенничество, которые обоснованно признаны несостоятельными.

Выводы суда относительно правовой оценки действий Ежова А.В. и его соучастников основаны на материалах дела, не согласиться с которыми оснований не имеется. Как установлено судом, соучастники Ежова А.В. по заранее им /Ежовым/ разработанному плану, действуя из корыстных побуждений с целью личной наживы, незаконно проникнув в квартиру под видом клиентов "притона" и представившись сотрудниками полиции, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, демонстрируя пистолеты и оказывая тем самым давление на потерпевших и подавляя их волю к сопротивлению, выдвинули незаконное требование о передаче денежных средств, находящихся в кассе "притона", а потом обыскали квартиру и похитили принадлежащие потерпевшим денежные средства.

При этом суд, оценив конкретные обстоятельства дела, характер действий осуждённых, принимая во внимание количество нападавших, демонстрирующих имеющиеся у них пистолеты, и субъективное восприятие потерпевшими их действий, обоснованно пришёл к выводу, что действия осуждённых были совершены с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, и у потерпевших имелись реальные основания опасаться их осуществления. При таких обстоятельствах действия осуждённых обоснованно расценены как разбой.

Оценив согласованный и совместный характер действий осуждённых суд правильно пришел к выводу о том, что, совершая преступные действия в отношении потерпевших, они действовали совместно и согласованно, согласно заранее разработанному плану, по предварительному сговору группой лиц, их действия были объединены единым умыслом, направленным на завладение имуществом потерпевших.

Кроме того, следует отметить, что, вопреки доводам адвоката, действия Ежова А.В. и его соучастников, выразившиеся в том, что последние под видом клиентов для оказания интим-услуг, а также представляясь сотрудниками полиции, проникли в квартиру, в которой фактически проживали потерпевшие, обоснованно признаны способом незаконного проникновения в жилище, поскольку, по смыслу закона, под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя.

При этом решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, судам необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении, а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом.

Как установлено судом, Ежов А.В. принял решение организовать разбойное нападение на лиц, находящихся в квартире, инсценировав его под оперативно-розыскное мероприятие "проверочная закупка", проводимого якобы сотрудниками полиции, во исполнение задуманного вовлёк в совершение преступления А.М.С. и К.С.В., действовавших под видом клиентов "притона", а также П.В.Г. и И.Г.И., действовавших под видом сотрудников полиции, которые, предварительно договорившись о совершении преступления, без каких-либо законных оснований незаконно проникли в квартиру с целью достижения общего преступного результата - получения денежных средств, имеющихся в кассе "притона".

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение состоявшихся по делу судебных решений, не установлено. Положенные в основу приговора доказательства получены с соблюдением требований УПК РФ, в связи с чем оснований для признания их недопустимыми доказательствами у суда не имелось.

Наказание Ежову А.В. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ с учётом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи. Назначенное Ежову А.В. наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Как следует из апелляционного определения, судебная коллегия, рассмотрев апелляционное представление прокурора, обоснованно исключила из приговора указание на наличие явки Ежова А.В. с повинной, поскольку в правоохранительные органы он не обращался, 22 августа 2014 года был допрошен в качестве свидетеля (т. 2, л.д. 32-35). По окончании допроса от Ежова А.В. каких-либо заявлений не поступило. После этого Ежов А.В. был задержан в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления (т. 2, л.д. 54-56). Протокол явки Ежова с повинной в материалах уголовного дела отсутствует.

Исключив смягчающее наказание обстоятельство, суд апелляционной инстанции, вопреки доводам адвоката, справедливо не усмотрел оснований для изменения приговора в части назначенного Ежову А.В. наказания, в том числе для его смягчения, поскольку судебной коллегией также был изменён объём предъявленного обвинения, из его осуждения исключён квалифицирующий признак "с применением оружия". Оснований не согласиться с выводами судебной коллегии не имеется.

Апелляционное определение соответствует требованиям ст. 389.28 УПК РФ. Судебная коллегия в полном объёме проверил доводы апелляционного представления, а также доводы апелляционных жалоб, в том числе осуждённого Ежова А.В. и его адвоката Смирнова О.А., которые частично удовлетворил, изложив мотивы принятого решения.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного законов, повлиявших на исход дела, и которые в силу ст. 401.15 УПК РФ являлись бы основаниями для отмены либо изменения в кассационном порядке приговора и апелляционного определения, судебными инстанциями не допущено, в связи с чем оснований для передачи кассационной жалобы адвоката Смирнова О.А. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 401.8, 401.10 УПК РФ, судья

постановил:

в передаче кассационной жалобы адвоката Смирнова О.А. в защиту интересов осуждённого Ежова А.В. на приговор Черемушкинского районного суда города Москвы от 01 декабря 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 сентября 2016 года для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции Московского городского суда отказать.

 

Судья Е.А. Румянцева

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.