Апелляционное определение Московского городского суда от 20 марта 2017 г. N 33-10206/17

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего фио,

судей фио, фио,

при секретаре фио,

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи фио гражданское дело по апелляционной жалобе представителя фио по доверенности фио и дополнениям к ней фио на решение Головинского районного суда адрес от 08 ноября 2016 года, которым постановлено:

Иск фио к фио о признании завещания недействительным - удовлетворить.

Признать завещание, совершенное фио 17 марта 2015 года в пользу фио, удостоверенное фио, временно исполняющим обязанности нотариуса адрес фио, недействительным.

установила:

Истец фио обратился в суд с исковым заявлением к фио о признании завещания, составленного его двоюродной сестрой фио 17 марта 2015 года, недействительным, мотивируя свои требования тем, что фио последние несколько лет болела и регулярно проходила длительное лечение, в 2008 году ей был поставлен диагноз энцефалопатия сложного генеза, которая характеризуется недостатком поставки питательных веществ в отдельные зоны мозга, что приводит к эмоциональной лабильности, неустойчивости поведения, головным болям и головокружению, возможны структурные изменения головного мозга. Сестра часто жаловалась на шум в ушах, он замечал, что она становится вялой и раздражительной. Заметно ухудшилась ее память и работа мозга. На день подписания оспариваемого завещания, он считает, что она не могла осознавать значение своих действий и руководить ими.

В судебном заседании суда первой инстанции фио исковые требования поддержал по доводам иска. Пояснил, что видел сестру последний раз в ноябре 2014 года. Она была не в состоянии отвечать за свои действия, ей выставлены диагнозы по памяти и психиатрии. После смерти отца в 1988 году фио стала выпивать. Примерно в 2006 году у нее в квартире были оторваны обои. фио подарил ей сотовый телефон, она не могла его освоить, не знала, что электрический ток существует. Это было в 2010 году, 2011 году, и уже тогда странностей было очень много. Истец пояснил, что фио была больна с 2013 года. Были галлюцинации, видела окровавленного мужчину, с этим поступила в психиатрическую больницу. Врачи написали, что фио слабоумная. Истец пояснил, что сестра целый месяц провела в больнице, только к концу месяца вспомнила его телефон и позвонила ему, это написано в медицинской карте.

Ответчик фио и ее представитель по доверенности фио в суде первой инстанции против удовлетворения иска возражали, ссылаясь на то, что при составлении завещания фио могла понимать значение своих действий и руководить ими. Пояснили, что фио была знакома с фио более 10 лет, стали общаться продолжительно более 4 лет назад. Последние 2-3 года фио была не мобильна, в ее квартире был ужас, ответчик стала с ней жить, стала материально помогать, сделала ремонт. Никаких странных поступков со стороны фио не было. По поводу занятий английским языком была информация, что фио до самой смерти преподавала английский язык.

Третьи лица нотариус адрес фио и нотариус адрес фио о времени и месте рассмотрения дела извещены, в судебное заседание суда первой инстанции не явились. фио, временно исполняющий обязанности нотариуса адрес фио, представил письменное заявление о несогласии с иском фио, так как на момент составления завещания фио полностью отдавала отчет в своих действиях (т.3 л.д.121).

Третье лицо Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве о времени и месте рассмотрения дела извещено надлежащим образом, представитель в судебное заседание суда первой инстанции не явился.

Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы и дополнениям к ней просят представитель фио по доверенности фио и фио

В заседание судебной коллегии ответчик фио, представитель ответчика фио по ордеру адвокат фио явились, доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней поддержали.

В заседание судебной коллегии истец фио явился, с доводами апелляционной жалобы и дополнениям к ней не согласился, просил решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнения к ней без удовлетворения.

Третье лицо нотариус адрес фио, нотариус адрес фио, представитель третьего лица Управление Росреестра по адрес в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, дополнения к ней, возражения на жалобу, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Согласно ч.1 ст.195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ 1. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В соответствии с п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса РФ в случае, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

В соответствии с п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса РФ в редакции, действовавшей на день совершения завещания, сделка недействительна по основаниям, установленными настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса РФ в редакции, действовавшей на день совершения завещания, 1. За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

2. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ в редакции, действовавшей на день составления завещания, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Согласно ст. 1111 Гражданского кодекса РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В силу ст. 1118 Гражданского кодекса РФ 1. Распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

2. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

3. Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается.

4. В завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина. Совершение завещания двумя или более гражданами не допускается.

5. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Согласно ст. 1119 Гражданского кодекса РФ 1. Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса.

Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве (статья 1149).

2. Завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания.

В соответствии со ст. 1131 Гражданского кодекса РФ 1. При нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

2. Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Оспаривание завещания до открытия наследства не допускается.

Разрешая спор, суд первой инстанции верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства.

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что фио, паспортные данные, 17 марта 2015 года совершила завещание, удостоверенное фио, временно исполняющим обязанности нотариуса адрес фио, которым распорядилась из принадлежащего ей имущества: квартирой по адресу: адрес, в пользу фио (т.1 л.д.172).

22 июня 2015 года фио умерла (т.1 л.д.165).

Наследником по закону является ее двоюродный брат фио, поскольку отец фио Карпов фио и мать фио Карпова фио приходились друг другу родными братом и сестрой, так как имели одних родителей: отца фио и мать фио. Указанные обстоятельства фио не оспаривала. Факт родственных отношений подтверждается также доверенностью, выданной 22 января 2008 года фио на имя фио, удостоверенное заместителем главного врача ГКБ N 20 ДЗ адрес фио, в которой фио сообщает, что фио является ее двоюродным братом (т.1 л.д.288).

Как следует из медицинской документации, 09 января 2008 года психиатром ГКБ N 20 фио был установлен диагноз: "Энцефалопатия сложного генеза (токсическая, сосудистая) со слабоумием, элементами оглушения. Хронический алкоголизм, цереброваскулярная болезнь". При переводе 09 января 2008 года в терапевтическое отделение отмечалось, что она неоднократно переносила черепно-мозговые травмы, мочеиспускание не контролирует, в пространстве и времени не ориентируется, контакт затруднен из-за выраженного интеллектуально-мнестического снижения. 22 января 2008 года был установлен диагноз: "Энцефалопатия смешанного генеза (токсическая, сосудистая) и интеллектуально-мнестическими и депрессивными нарушениями". 05 февраля 2008 года фио была выписана из ГКБ N 20 с диагнозом: "Энцефалопатия сложного генеза (атеросклеротическая, дисциркуляторная и дисметаболическая)". 17 апреля 2014 года фио вызвала Скорую помощь, заявив, что на кровати лежит окровавленный мужчина, который прибывшей бригадой обнаружен не был, а она была госпитализирована в ПКБ N 4, откуда 12 мая 2014 года была выписана в сопровождении брата под наблюдение ПНД с диагнозом: "Сосудистая деменция со смешанными симптомами. ИБС, атеросклеротический кардиосклероз. Дисциркуляторная энцефалопатия 2-3 ст., мерцательная аритмия". В июне 2014 года фио была взята на консультативное наблюдение в ПНД N 4, однако диспансер ни разу не посетила. С 13 мая 2015 года по 26 мая 2015 года фио находилась на лечение в ГКБ N 81. При поступлении обнаруживала выраженные когнитивные нарушения (снижение памяти, заторможенность). Со слов родственницы указано, что фио считала, что в ее квартире находятся несуществующие кошки, давно умерший отец. Невролог при консультации 15 мая 2015 года диагностировал у нее хроническую ишемию головного мозга с синдромом сосудистого паркинсонизма и когнитивными нарушениями. Выписывалась под наблюдение невролога с диагнозом: "Хроническая ишемия головного мозга, дисциркуляторная энцефалопатия 2 ст., выраженное нарушение когнитивных функций, синдром паркинсонизма".

В суде первой инстанции со стороны истца, в качестве свидетеля была допрошена фио, которая показала, что приходится истцу супругой, фио видела один раз, в начале 2000-х годов на Новый год. В квартире был полный разброд, полно кошек, стены ободраны, обои разрисованы. Ванная была забита какими-то железками, ей пользоваться было нельзя. фио вела себя нормально, была приветлива, одета была опрятно. фио звонила фио раза два в месяц, разговор всегда был о здоровье, так как она плохо себя чувствовала.

В суде первой инстанции со стороны ответчика в качестве свидетелей были допрошены фио, фио, фио

Свидетель фио суду показала, что проживала на одной лестничной площадке с фио с 26 января 2012 года до 28 октября 2014 года. Когда они встречались, фио ее всегда узнавала. Она немножко плохо ходила, ни на что не жаловалась.

Свидетель фио показала, что работает социальным работником Центра социального обслуживания адрес. фио знала, где-то год она (свидетель) обслуживала фио, видела ее два раза в неделю, продукты покупала, лекарства. фио была в ужасном состоянии, оголодавшая. У одиноких людей одинаковые странности, замкнутость. Одинокие люди, как правило, молчаливые, грустные, это не странности, это обычные человеческие вещи.

Свидетель фио показала, что весной 2012 года ее дочь познакомилась с фио С сентября 2012 года они стали заниматься английским языком. В квартире были ужасные условия, было очень грязно. фио ее всегда узнавала, она (свидетель) за ней странностей не замечала. фио была вполне адекватный человек. фио очень хорошо преподавала, проверяла домашние задания. Ей (свидетелю) фио рассказывала новости, ничего не путала. Последние 2-2,5 года с фио жила фио, она сделала ремонт в квартире.

Оценивая показания свидетелей, суд первой инстанции пришел к выводу, что оснований для недоверия показаниям свидетелей не имеется. Вместе с тем, судом отмечено то обстоятельство, что поименованные свидетели не имеют специального медицинского образования, непродолжительное время общались с фио, не знают о ее заболеваниях.

Определением суда от 03 августа 2016 года была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, на разрешение которой был поставлен вопрос: 1. Способна ли была фио в момент составления завещания 17 марта 2015 года понимать значение своих действий и руководить ими? Проведение экспертизы поручено экспертам Государственного бюджетного учреждения здравоохранения адрес клиническая больница N 1 им. фио Департамента здравоохранения адрес (т.3 л.д.137-138).

Согласно заключению комиссии экспертов N 1875-5 от 04 сентября 2016 года фио страдала деменцией в связи со смешанными заболеваниями (по МКБ-10: F01.3). Об этом свидетельствуют данные анамнеза и представленной медицинской документации о возникновении у фио на фоне сосудистой патологии (артериальной гипертонии, цереброваскулярной болезни, дисциркуляторной энцефалопатии 2-3 ст.), перенесенных черепно-мозговых травм и хронической алкогольной интоксикации выраженного интеллектуально-мнестического снижения с нарушением ориентировки, эпизодами расстройства сознания и восприятия окружающего, что сопровождалось неадекватностью в поведении, снижением критических способностей, нарушением навыков самообслуживания и привело к социально-бытовой дезадаптации, обусловило ее госпитализацию в психиатрический стационар. Как показывает анализ материалов гражданского дела и представленной медицинской документации, указанное психическое расстройство (деменция) у фио возникло и было диагностировано весной 2014 года в условиях психиатрического стационара еще до оформления завещания от 17 марта 2015 года, имело прогрессирующий характер и в юридически значимый период лишало фио способности понимать значение своих действий и руководить ими во время оформления завещания от 17 марта 2015 года (т. 2 л.д.182-185).

Оснований для недоверия заключению комиссии экспертов у суда первой инстанции не имелось, в связи с чем, суд обосновано счел возможным наряду с другими доказательствами, положить в основу судебного решения сведения, полученные из письменного доказательства - заключения комиссии экспертов, поскольку данное заключение полное, научно обоснованное и удовлетворяет требованиям закона о допустимости и относимости доказательств (ст.ст.59, 60 ГПК РФ). Оценивая данное заключение, судом учтено то, что объектом исследования являлись материалы гражданского дела, медицинская документация, эксперты, проводившие экспертизу имеют соответствующее образование и стаж работы по специальности, предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 Уголовного кодекса РФ, выводы экспертов последовательны, непротиворечивы, согласуются с иными доказательствами по делу, и комиссия однозначно дала заключение о том, что фио в юридически значимый период - в период подписания завещания 17 марта 2015 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Доказательств несостоятельности выводов экспертизы или некомпетентности экспертов ее проводивших и предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, суду не представлено. Доказательств, опровергающих заключение экспертизы, или позволяющих усомниться в правильности или обоснованности данного заключения, ответчиком также не представлено.

При таких обстоятельствах, оценивая доказательства в их относимости, допустимости, достоверности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд пришел к правомерному выводу, что имеется достаточно достоверных данных подтверждающих, что при составлении завещания 17 марта 2015 года фио не понимала значения своих действий и не могла руководить ими, а поэтому оспариваемое завещание не соответствует требованиям вышеуказанных норм материального права, не отражает действительной воли наследодателя и должно быть признано недействительным. С указанными выводами, судебная коллегия соглашается, поскольку они основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы апелляционной жалобы о том, что фио была вполне адекватным человеком, что подтверждается свидетельскими показаниями, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку опровергаются заключением комиссии экспертов N 1875-5 от 04 сентября 2016 года, в соответствии с которым фио страдала деменцией в связи со смешанными заболеваниями (по МКБ-10: F01.3) и иными собранными доказательствами, которые судом оценены в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что в решении верно указано, что допрошенные в суде первой инстанции свидетели не имеют специального медицинского образования, непродолжительное время общались с фио, не знают о ее заболеваниях.

Ссылки в жалобе на то, что ранее в 2014 году фио было составлено завещание на Вешневецкую, что фио не была признана недееспособной и у нее не было опекуна, выводы суда первой инстанции не опровергают, по своей сути они сводятся к несогласию с постановленным решением, переоценке исследованных судом доказательств, а также иное толкование норм материального права, поэтому не могут явиться основанием к отмене вынесенного судебного постановления.

Доводы апелляционной жалобы являлись предметом судебного разбирательства, о чем в судебном решении имеются подробные суждения суда, они направлены на иную оценку установленных представленными доказательствами обстоятельств по делу, в связи с чем не могут быть приняты судебной коллегией во внимание. В соответствии со ст. 67 ГПК РФ только суду дано право оценивать доказательства. Тот факт, что суд не согласился с доводами истца, иным образом оценил доказательства и пришел к иным выводам, не свидетельствует о неправильности решения.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно, нарушений процессуального характера судом не допущено, а потому предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Головинского районного суда адрес от 08 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу, дополнения к ней - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.