Апелляционное определение Московского городского суда от 22 марта 2017 г. N 33-6934/17

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Мухортых Е.Н.,

судей фио, Бобровой Ю.М.,

при секретаре фио,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи фио дело по апелляционной жалобе представителя истца фио по доверенности фио на решение Преображенского районного суда г. Москвы от дата в редакции определения суда от дата об исправлении описки, которым постановлено:

Отказать в удовлетворении иска фио к фио фио, Сариеву фио, Сендову фио о признании недействительным договора купли-продажи квартиры N203, расположенной по адресу: адрес от дата, заключенного между фио и Сариевым Биляном фио, признании недействительным договора купли-продажи квартиры N 204, расположенной по адресу: адрес от дата, заключенного между фио и Сариевым Биляном фио, признании недействительным договора купли-продажи квартиры N 203 от дата расположенной по адресу: адрес от дата, заключенного между Сариевым Биляном фио и Сендовым фио, признании недействительным договора купли-продажи от дата квартиры N 204, расположенной по адресу: адрес, заключенного между ... и Сендовым фио,

установила:

фио обратился в суд с иском к фио, фио, фио в котором с учетом уточнений в окончательной редакции просит признать недействительными договор купли-продажи квартиры по адресу: адрес, заключенный дата между ним и фио, признать недействительным договор купли-продажи квартиры по адресу: адрес, заключенный дата между ним и фио, признании недействительным договор купли-продажи квартиры по адресу: адрес, заключенный дата между фио и фио, признать недействительным договор купли-продажи квартиры по адресу: адрес, заключенный дата между фио и фио, применить последствия недействительности сделок, мотивируя требования тем, что у него никогда не было намерений продать или иным способом распорядиться принадлежащими ему квартирами, спорные договоры купли-продажи являются притворными и фактически прикрывали собой договор залога квартир в обеспечение обязательств по договорам займа, заключенным между фио и ЗАО "Закрома родины", правопреемником которого впоследствии стал истец, денежных средств за квартиры он не получал.

В судебном заседании представитель истца поддержала заявленные требования по указанным в заявлении основаниям.

Представитель ответчика фио по доверенности просила в удовлетворении иска отказать по доводам, изложенным в письменных объяснениях.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого в полном объеме и об удовлетворении исковых требований просит представитель истца фио - фио по доводам апелляционной жалобы, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

Истец фио, а также его представитель по доверенности фио в судебное заседание апелляционной инстанции явились, доводы апелляционной жалобы поддержали.

Представитель ответчика фио по доверенности фио в судебное заседание апелляционной инстанции явился, полагал решение суда законным и обоснованным, указал на то, что на момент обращения с указанным иском в суд ответчик фио являлся умершим.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от дата за N 23 "О судебном решении" разъяснил, что решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 ГПК РФ). Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения истца фио, а также его представителя по доверенности фио, представителя ответчика фио по доверенности фио, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда в части исковых требований фио к фио фио подлежит отмене с прекращением производства по делу, в остальной части судебная коллегия не усматривает предусмотренных законом оснований к отмене решения.

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Для признания сделки недействительной по основаниям притворности должно быть доказано, что притворная сделка совершается лишь для вида, когда намерение сторон направлено на достижение иных правовых последствий, вытекающих из прикрываемой сделки. При этом, обе стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которая прикрывает юридически оформленная сделка.

На основании ст.432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашения.

Судом установлено, что дата между фио, в лице представителя по доверенности фио (продавец) и фио (покупатель) был заключен договор купли-продажи квартиры N 203 расположенной в доме N19 по адрес.

дата между фио, в лице представителя по доверенности фио (продавец) и фио (покупатель) был заключен договор купли-продажи квартиры N 204 расположенной в доме N19 по адрес.

дата произведена государственная регистрация перехода права собственности к фио на спорную квартиру N 203, о чем в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена запись за N 77-77-09/055/2010-714, произведена государственная регистрация перехода права собственности к фио на спорную квартиру N 204, о чем в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена запись за N 77-77-09/055/2010-718.

дата между фио, в лице представителя по доверенности фио (продавец) и фио (покупатель) был заключен договор купли-продажи квартиры N 203 расположенной в доме N19 по адрес.

дата между фио, в лице представителя по доверенности фио (продавец) и фио (покупатель) был заключен договор купли-продажи квартиры N203 расположенной в доме N19 по адрес.

дата произведена государственная регистрация перехода права собственности к фио на спорную квартиру N203, о чем в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена запись за N 77-77-09/066/2011-761, произведена государственная регистрация перехода права собственности к фио на спорную квартиру N204, о чем в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена запись за N 77-77-09/066/2011-756.

Из оспариваемых договоров купли - продажи квартир от дата, дата следует, что стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договоров, не только предусмотрели реальные правовые последствия сделки, но и осуществили их, переход права собственности к покупателю состоялся.

Доказательств того, что действительная воля сторон фио и фио не соответствует их волеизъявлению, направлена на достижение других правовых последствий, прикрывает иную волю, что стороны преследовали общую цель и достигли соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка, и того, что оспариваемый договор совершен сторонами лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, истцом не представлено.

Доказательств того, что при выдаче доверенностей дата у истца были иные намерения, не направленные на продажу квартир, суду в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ истец не представил. Также не представлены доказательства того, стороны договоров купли-продажи спорных квартир от дата, ответчики фио и фио имели в виду заключение договора залога в обеспечение обязательств по договорам займа.

Доводы о том, что фио не вступал во владение приобретенным им имуществом, поскольку фактически не вселялся в спорную квартиру, в квартире проживал истец, истец не намеревался продавать квартиру, судом обоснованно отклонены, в связи с тем, что в силу абзаца второго пункта 2 статьи 223 ГК РФ недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации его права в ЕГРП, за исключением предусмотренных статьей 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя. В данном случае регистрация перехода права собственности на спорное имущество к фио осуществлена в ЕГРП.

Применяя положения статей 10, 170 ГК РФ во взаимосвязи с разъяснениями, содержащимися в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от дата N 6/8, установив, что договор купли-продажи сторонами исполнен, и доказательств обратного суду не представлено, квартира была передана покупателю по акту приемки-передачи и переход права собственности зарегистрирован в ЕГРП, а также учитывая, что достоверных доказательств, подтверждающих, что каждая сделка по купле-продаже от дата и дата является притворной и мнимой по основаниям, установленным ст. 170 ГК РФ, вопреки ст. 56 ГПК РФ, стороной истца не представлено, суд обоснованно пришел к выводу, что правовых оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

Кроме того, судебная коллегия соглашается с выводами суда об обоснованности заявление ответчика о пропуске срока исковой давности, поскольку в силу п. 1 ст. 181 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемых истцом сделок, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. В данном случае, исполнение сделок дата началось дата, то есть с момента регистрации перехода прав по сделкам в органах Росреестра. Течение срока исковой давности по указанному требованию по сделкам дата, в которых истец не являлся стороной, началось с момента, когда истец узнал или должен был узнать о начале их исполнения, в данном случае, как указывает истец, с даты получения сведений о квартирах из ЕГРП дата

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что сроки исковой давности им не пропущены, основаны не неверном толковании норм процессуального права и не могут быть приняты судебной коллегией во внимание.

Доводы жалобы о том, что при рассмотрении вопроса о недействительности сделок, суд не принял во внимание, что при заключении указанных договоров отсутствовало согласие органов опеки и попечительства, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку истцом не было представлено доказательств, подтверждающих необходимость получения собственником спорной квартиры согласия органов опеки на ее продажу; в материалах дела отсутствуют доказательства того, что зарегистрированные в спорном жилом помещении несовершеннолетние дети остались без попечения родителей. Судебная коллегия также отмечает, что с иском в суд фио обратился исключительно в своих интересах, в защиту материальных прав своих несовершеннолетних детей он не обращался; наличие или отсутствие согласия органов опеки и попечительства при продаже спорной квартиры на права и законные интересы самого фио не влияет.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции при рассмотрении настоящего дела, основанными на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела и требованиях закона.

Вместе с тем, судебная коллегия, исследовав копию свидетельства о смерти ответчика фио фио, считает, что решение суда в части исковых требований, заявленных к данному ответчику подлежит отмене, а производство по делу в указанной части - прекращению.

Согласно представленной в материалы дела копии свидетельства о смерти ответчика фио фио, данный ответчик умер дата.

В соответствии с ч. 2 ст. 17 ГК РФ правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью.

На основании п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 220 ГПК РФ возможно прекращение производства по делу в случае принятия иска, предъявленного к умершему лицу (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от дата N 9).

Из содержания искового заявления усматривается, что истцом заявлены требования о признании недействительными договоров купли-продажи, в которых ответчик фио стороной не являлся, каких-либо материально-правовых требований к данному ответчику не предъявлено, несмотря на то, что данное лицо указано истцом в качестве ответчика.

С учетом изложенного, а также того, что с указанными выше исковыми требованием к ответчику фио истец фио обратился в суд дата, то есть после смерти ответчика фио, в связи с чем, судебная коллегия приходит к выводу о прекращении производства по гражданскому делу в части исковых требований фио к фио, поскольку нести ответственность за нарушение прав и законных интересов истца может только лицо, обладающее гражданской и гражданской процессуальной правоспособностью.

В связи с указанным, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене в части исковых требований к ответчику фио и прекращению производства по делу в данной части.

В остальной части решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Судебная коллегия считает, что обстоятельства дела по оставшимся исковым требованиям судом были установлены полно и правильно, представленным доказательствам была дана надлежащая правовая оценка, нормы действующего законодательства были применены судом верно. Доводы апелляционной жалобы в этой части не могут быть приняты во внимание, поскольку опровергаются материалами дела, которым суд первой инстанции в мотивировочной части решения дал надлежащую правовую оценку. Процессуальных нарушений, которые могут служить основанием к отмене решения в оставшейся части, судебная коллегия также не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Преображенского районного суда г. Москвы от дата в редакции определения суда от дата об исправлении описки отменить в части исковых требований фио к фио фио, производство по делу в этой части прекратить.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца фио по доверенности фио - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.