Апелляционное определение Московского городского суда от 09 февраля 2017 г. N 10-469/17

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Селиной М.Е.,

судей Гончар Г.Е., Устиновой С.Ю.,

при секретаре Орловцевой Е.Ю.,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Якушовой А.Н.,

осужденного Нагачевского М.М.,

защитника осужденного Нагачевского М.М. - адвоката Лаврентьевой Е.С., представившей удостоверение N ** и ордер N ** от ** 2017 года,

осужденного Шодиева М.А.,

защитника осужденного Шодиева М.А. - адвоката Артемовой Т.В., представившей удостоверение N ** и ордер N ** от ** 2017 года,

осужденного Бадалова И.И.,

защитника осужденного Бадалова И.И. - адвоката Петурова А.М., представившего удостоверение N ** и ордер N ** от ** 2017 года,

осужденного Шоева С.Б.,

защитника осужденного Шоева С.Б. - адвоката Збандуто Е.В., представившего удостоверение N ** и ордер N ** от ** 2017 года,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Нагачевского М.М., Шодиева С.Б., Бадалова И.И. на приговор Кунцевского районного суда г. Москвы от *** 2016 года, которым

Нагачевский М.М., ****, ранее судимый ***,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. "б" ч. 3 ст.163 УК РФ к 7 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 9 годам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Зюзинского районного суда г. Москвы от ** 2015 года. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию присоединена частично неотбытая часть наказания по приговору Зюзинского районного суда г. Москвы от ** 2015 года и окончательно назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Шодиев М.А., ****, не судимый,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. "б" ч. 3 ст.163 УК РФ к 7 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Бадалов И.И., ****, ранее не судимый,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. "б" ч. 3 ст.163 УК РФ к 7 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Шоев С.Б, *****, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. "б" ч. 3 ст.163 УК РФ к 7 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, в отношении которого приговор не обжалуется.

Мера пресечения в отношении осужденных Нагачевского М.М., Шодиева М.А., Бадалова И.И. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения - заключение под стражу.

Срок отбывания наказания исчислен осужденным Нагачевскому М.М., Шодиеву М.А., Бадалову И.И. с ** 2016 года; в срок отбывания наказания зачислен период задержания и предварительного содержания под стражей: Нагачевскому М.М. и Шодиеву М.А. с ?** 2016 года по ** 2016 года включительно; Бадалову И.И. с ** 2016 года по ** 2016 года включительно.

В приговоре разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Гончар Г.Е., выступления осужденных Нагачевского М.М., Шодиева М.А., Бадалова И.И., Шоева С.Б., их защитников - адвокатов Лаврентьевой Е.С., Артемовой Т.В., Петурова А.М., Збандуто Е.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Якушовой А.Н., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору суда Нагачевский М.М., Шодиев М.А., Бадалов И.И. признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору; в совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере; а также в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены ** 2016 года в г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании суда первой инстанции свою вину в совершении инкриминируемых им преступлений осужденные Нагачевский М.М., Шодиев М.А., Бадалов И.И. не признали.

В апелляционных жалобах осужденный Нагачевский М.М. выражает несогласие с приговором Кунцевского районного суда г. Москвы от ** 2016 года, считая его незаконным и необоснованным, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; с существенным нарушением уголовно-процессуального закона; с неверным применением норм уголовного закона. Указывает, что отсутствуют бесспорные и достоверные доказательства совершения им преступлений в отношении потерпевших. Также указывает, что в основу обвинительного приговора положены доказательства, которые не были непосредственно исследованы в судебном заседании; не все письменные материалы уголовного дела, на которые ссылается суд в приговоре, были оглашены и исследованы в суде. Суд ограничился лишь оглашением только номеров тома и листов дела, без исследования содержаний указанных документов, чем были нарушены требования ст. 285 УПК РФ. Указывает, что обвинительный приговор основан только на противоречивых, непоследовательных показаниях потерпевших, которым нельзя доверять. Считает, что не представлено доказательств того, что преступления совершены организованной группой. Указывает, что отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, поскольку денежные средства потерпевшими не были переданы. Считает, что суд не указал мотивы, почему принимает одни доказательства и отвергает другие. Также указывает, что судом не исследованы смягчающие наказание обстоятельства, ввиду чего приговор считает несправедливым. На основании изложенного, просит приговор суда отменить и направить дело на доследование.

В апелляционной жалобе осужденный Шодиев М.А. выражает несогласие с приговором Кунцевского районного суда г. Москвы от ** 2016 года, ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; неправильного применения уголовного закона; несправедливости назначенного наказания. Указывает, что обвинительный приговор основан только на противоречивых, непоследовательных показаниях потерпевших, которым нельзя доверять. Считает, что не представлено доказательств того, что преступления совершены организованной группой. Указывает, что отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, поскольку денежные средства потерпевшими не были переданы. Считает, что суд не дал надлежащей оценки представленным стороной обвинения доказательствам, не указал мотивы, почему принимает одни доказательства и отвергает другие. Указывает, что ему не было разъяснено надлежащим образом право пользоваться услугами переводчика. Также указывает, что судом не исследованы смягчающие наказание обстоятельства. На основании изложенного, просит приговор суда отменить и передать дело на доследование.

В апелляционных жалобах осужденный Бадалов И.И. выражает несогласие с приговором Кунцевского районного суда г. Москвы от ** 2016 года, считая его незаконным и необоснованным, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, несправедливостью приговора в виду его чрезмерной суровости. Указывает, что в ходе судебного заседания не были представлены и исследованы доказательства его виновности по предъявленному ему обвинению; вину в совершении преступлений он не признает. Считает, что судом были нарушены требования ст. 15 УПК РФ. Судом не были разъяснены в ходе судебного разбирательства права подсудимым, предусмотренные нормами УПК РФ, чем были нарушены их права на защиту, гарантированные Конституцией РФ. Также указывает, что суд в нарушение ст. 196 УПК РФ не назначил и не провел судебную экспертизу для установления психического или физического состояния осужденных, чтобы устранить сомнения в их вменяемости на момент совершения преступлений. Считает, что суд не дал надлежащей оценки представленным стороной обвинения доказательствам в отношении каждого из осужденных и по каждому обвинению, не указал мотивы, почему принимает одни доказательства и отвергает другие. На основании изложенного, просит приговор суда отменить и передать дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному разбирательству.

В возражениях на поданные апелляционные жалобы осужденных государственный обвинитель Шапошников А.Г. просит приговор суда, как законный и обоснованный, оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения. Указывает, что виновность осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, подтверждается доказательствами, исследованными в ходе судебного следствия, которым судом дана надлежащая оценка. Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального закона при постановлении приговора не имеется. Наказание назначено в соответствии с требованиями закона, соответствует характеру и степени общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения и личности осужденных.

В судебном заседании апелляционной инстанции осужденные Нагачевский М.М., Шодиев М.А., Бадалов И.И., их защитники - адвокаты Лаврентьева Е.С., Артемова Т.В., Петуров А.М., Збандуто Е.В., полностью поддержали доводы, изложенные в жалобах, и просили удовлетворить их по существу.

Осужденный Шоев С.Б. и его защитник - адвокат Збандуто Е.В. полностью поддержали доводы, изложенные в апелляционных жалобах.

Прокурор апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Якушова А.Н. возражала против удовлетворения апелляционных жалоб и просила приговор Кунцевского районного суда г. Москвы от ** 2016 года оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, поданных на них возражений, выслушав мнение участников процесса, находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре, в том числе:

- показаниями потерпевших К М., К Г., Ш М.С., из которых усматривается, что **2016 года, примерно в 00 час. 10 минут, выезд их автомобилю перегородил автомобиль "Форд Мондео", из которого вышли ранее незнакомые им осужденные - Нагачевский М.М., Шодиев М.А., Бадалов И.И., Шоев С.Б., которые, применяя к К М.М. насилие, насильно заставили К М. и К Г. сесть в автомобиль осужденных, в салоне которого, действуя совместно с соучастниками, Нагачевский М.М. открыто похитил у К М. мобильные телефоны марки "**" и "** после чего против воли потерпевших нападавшие увезли их в лесополосу, расположенную в микрорайоне "Салтыковка" г. Балашиха Московской области, при этом по дороге Шодиев М.А. демонстрировал потерпевшим нож, а Бадалов И.И. предмет, похожий на нож, угрожали применением насилия, опасного для жизни и здоровья; далее, находясь в указанной лесополосе, Шодиев М.А., действуя совместно с соучастниками, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, открыто похитил у К Г. мобильный телефон "**", применяя к нему совместно с Бадаловым И.И. насилие, а также демонстрируя предмет, похожий на нож, а также Шодиев М.А. открыто похитил у К Г. принадлежащие ему денежные средства в сумме * рублей; кроме того, нападавшие, угрожая физической расправой в адрес потерпевших К М., К Г. и их близких, демонстрируя нож, выдвинули К М. требование о передаче ** рублей, применяя к последнему также насилие; а затем дополнительное требование о передаче ** рублей; далее вопреки воли потерпевших вошли в квартиру по месту проживания последних, где, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, обыскав квартиру, открыто похитили имущество, принадлежащее Ш М.С. - мобильный телефон "*" и денежные средства в сумме * рублей, а также часы К М., а, выйдя на улицу, похитили из машины потерпевших имущество, принадлежащее К М. - кошелек с денежными средствами; после чего Нагачевский М.М., Шодиев М.А., Бадалов И.И., Шоев С.Б. были задержаны сотрудниками полиции;

- показаниями свидетелей А А.А., Г М.Е., Н М.А. - сотрудников полиции об обстоятельствах задержания * 2016 года Нагачевского М.М., Шодиева М.А., Бадалова И.И. и Шоева С.Б.; при этом, находящиеся в салоне автомобиля граждане, впоследствии оказавшиеся К М., К Г., обратились к ним (сотрудникам полиции) с просьбой о помощи, пояснив, что вышеуказанные задержанные лица насильно посадили их в свой автомобиль, отобрали у них мобильные телефоны и денежные средства, подвергли избиению и угрожали физической расправой, увезли за город, требовали передачи денежных средств.

Также вина осужденных подтверждается и письменными материалами уголовного дела:

- рапортом от **.2016 года об обнаружении признаков преступления и о задержании по подозрению в совершении преступления Нагачевского М.М., Бадалова И.И., Шоева С.Б. и Шодиева М.А.;

- заявлениями К М. и К Г. о привлечении к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые ** 2016 года, примерно в 00 час. 10 мин., по адресу: г. ***, заставили сесть их в автомобиль, увезли в неизвестном направлении, избивали, требовали деньги, похитили денежные средства и мобильные телефоны, при этом угрожали ножом;

- заявлением Ш М.С. о привлечении к уголовной ответственности неизвестных ему лиц, которые ** 2016 года, примерно в 03 час. 00 мин., незаконно проникли в квартиру ***, откуда тайно похитили принадлежащие ему мобильный телефон и денежные средства;

- протоколами осмотра места происшествия от ** 2016 года, согласно которым осмотрены квартира **, где была изъята бита, а также автомобиль марки "**", г.р.з. **, где изъяты нож, мобильные телефоны марки "**", "**", пакет с документами;

- протоколом личного досмотра Шоева С.Б., согласно которого в ходе личного досмотра у него изъяты денежные средства в сумме * долларов США и * рублей;

- протоколом личного обыска Шодиева М.А., согласно которого в ходе личного обыска у Шодиева М.А. изъяты денежные средства в сумме * рублей;

- протоколом личного обыска Нагачевского М.М., согласно которого в ходе личного обыска у Нагачевского М.М. изъят мобильный телефон марки "Самсунг", принадлежащий К М.;

- заключением эксперта N ** 2016 года, согласно выводам которого у К М. имеется закрытый перелом костей носа с небольшим смещением отломков, ссадина в области спинки носа, которые не были опасными для жизни, не привели к развитию угрожающего для жизни состояния, не повлекли за собой стойкой утраты общей трудоспособности, а вызывают кратковременное расстройство здоровья продолжительностью не более 3-х недель (21 дня) и по этому признаку расценены как легкий вред здоровью;

- заключением эксперта N *** 2016 года, согласно выводам которого у К Г. имеется подкожная гематома, которая не была опасной для жизни, не повлекла за собой стойкой утраты общей трудоспособности, не вызвала кратковременное расстройство здоровья и поэтому не расценивается как вред здоровью;

- протоколами осмотра предметов, согласно которым были осмотрены мобильные телефоны, денежные средства, принадлежащие потерпевшим и похищенные у них в ходе совершения преступлений, а также нож, используемый в ходе совершения преступлений, и которые были признаны вещественными доказательствами по уголовному делу;

- другими приведенными в приговоре доказательствами, письменными материалами дела.

Указанные и иные доказательства всесторонне, полно и объективно исследованы судом. Все изложенные в приговоре доказательства, вопреки доводам жалоб, суд в соответствии с требованиями ст.ст.87, 88 УПК РФ проверил, сопоставил их между собой и дал оценку с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, указал мотивы, почему принимает одни доказательства и отвергает другие.

Оглашение и исследование в судебном заседании содержания протоколов следственных действий и иных документов, положенных судом в основу приговора, вопреки доводам апелляционных жалоб, проведено строго в соответствии с положениями ст. 285 УПК РФ.

Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, и соответствуют им, вследствие чего с доводами жалоб о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия согласиться не может.

Суд тщательно проверил и должным образом оценил показания свидетелей А А.А., Г М.Е., Н М.А. - сотрудников полиции, а также показания потерпевших К М., К Г., Ш М.С. в совокупности с другими доказательствами и справедливо положил их в основу приговора, правильно указав, что заинтересованности в исходе дела они не имеют, показания последних согласуются с материалами дела. Каких-либо противоречий, влияющих на доказанность вины осужденных, судебной коллегией не установлено.

При этом, показания потерпевших в совокупности с другими доказательствами по делу являются достаточными для вывода о виновности осужденных в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору; в совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере; а также в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, исходя из их последовательности, непротиворечивости и согласованности с материалами уголовного дела. О роли каждого из осужденных в совершенных преступлениях потерпевшие также подробно показали в ходе проведенных очных ставок.

Показания потерпевших не имели никакого преимущества перед другими доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми фактическими данными, имеющимися в деле, а поэтому доводы апелляционных жалоб о неправильной оценке судом показаний потерпевших являются неубедительными.

Все доказательства, приведенные в приговоре, в том числе и протоколы очных ставок, которые проходили с участием осужденных и от которых каких-либо заявлений о нарушениях при проведении данных следственных действий не поступало, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, являются допустимыми по делу и оснований для их признания недопустимыми, судебная коллегия не усматривает.

Доводы осужденных о проведении их личных досмотров с нарушением закона, высказаны вопреки материалам уголовного дела, в рамках которого данные следственные действия также проведены с соблюдением требований УПК РФ, в присутствии понятых; никаких замечаний, дополнений и ходатайств от участников досмотра не поступило. Поэтому у судебной коллегии сомнений по поводу допустимости и достоверности указанных доказательств не возникает; нарушения права на защиту осужденных при составлении протоколов допущено не было.

Доводы осужденных, отрицающих наличие у них умысла и сговора на совершения в отношении потерпевших К М., К Г., Ш М.С. разбоя, а также в отношении К М., К Г. вымогательства, судом проверены, однако не нашли своего подтверждения и надлежащим образом в приговоре оценены и опровергнуты, при этом в обоснование своих выводов судом приведены убедительные доводы, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Вопреки доводам жалоб и стороны защиты, действия осужденных судом правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 162, п. "б" ч. 3 ст.163, ч. 3 ст. 162 УК РФ. Оснований для иной квалификации действий осужденных судебная коллегия не находит.

Выводы суда относительно квалификации действий осужденных носят непротиворечивый и достоверный характер, основаны на анализе и оценке совокупности достаточных доказательств, исследованных в судебном заседании, и соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Суд не допускал каких-либо предположительных суждений. При этом судом дана надлежащая оценка характеру действий осужденных и направленности их умысла.

Несостоятельными судебная коллегия находит и доводы апелляционных жалоб об обвинительном уклоне суда при рассмотрении уголовного дела, об односторонней оценке доказательств при постановлении приговора, поскольку, как следует из протоколов судебных заседаний, судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принцами презумпции невиновности, состязательности и равноправия сторон; с разъяснением осужденным их прав, в том числе права пользоваться помощью переводчика; суд создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; ходатайства сторон, в том числе осужденных и их защитников, разрешены судом в предусмотренном уголовно-процессуальном порядке путем их обсуждения участниками судебного заседания и вынесения судом по итогам этого обсуждения соответствующего решения. Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении, либо не рассмотрении судом ходатайств, судебной коллегией не установлено. Ни судом первой инстанции, ни судом апелляционной инстанции не установлена необходимость в искусственном создании доказательств обвинения осужденных. Судебная коллегия полагает, что общие требования судебного производства и в частности ст.244 УПК РФ, судом выполнены.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона органами следствия при производстве предварительного следствия и судом при рассмотрении уголовного дела не допущено.

Доводы жалоб о том, что по делу осужденным не проведены судебно-психиатрические экспертизы, не являются основанием для отмены приговора.

Согласно п. 3 ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое состояние обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

Из представленных материалов усматривается, что оснований сомневаться во вменяемости осужденных или в их способности самостоятельно защищать свои права в ходе предварительного следствия и в судебном заседании не возникло. Ни Нагачевский М.М., Шодиев М.А., Бадалов И.И., ни их адвокаты таких ходатайств не заявляли.

Что касается доводов осужденного Шодиева М.А. о том, что ему не было разъяснено надлежащим образом право пользоваться услугами переводчика, то судебная коллегия находит указанные доводы несостоятельными, поскольку из материалов уголовного дела усматривается, что Шодиев М.А. с момента задержания в присутствии защитника пояснил, что в помощи переводчика не нуждается /л.д.161 том 1/, в дальнейшем ему также неоднократно разъяснялось право, предусмотренное ст. 18 УПК РФ, которым он не воспользовался, каких-либо заявлений от осужденного или его защитника о нарушениях процессуальных прав при производстве следственных действий не поступало.

Назначенное осужденным наказание отвечает требованиям ст. 6, ст.60 УК РФ, соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, данным о их личности, а также установленным по делу смягчающим наказание обстоятельствам. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Вывод суда о возможности исправления осужденных только в условиях реального отбывания наказания и об отсутствии оснований для применения к ним ст.ст.64, 73 УК РФ, мотивирован судом совокупностью конкретных обстоятельств дела, общественной опасностью содеянного, данными о личности осужденных, подробно приведенными в приговоре.

Оснований для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ судебная коллегия также не усматривает.

Новых данных о смягчающих обстоятельствах, которые бы не были известны суду первой инстанции, в жалобах не содержится и судебной коллегии не представлено.

При этом, окончательное наказание Нагачевскому М.М. обоснованно было назначено в соответствии со ст. 70 УК РФ, а также верно отменено условное осуждение по приговору Зюзинского районного суда г. Москвы, поскольку совершенные им в период испытательного срока преступления отнесены законом к категории тяжких и особо тяжких.

Правильно определен и вид исправительного учреждения, исправительная колония строгого режима осужденным назначена обоснованно в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что назначенная осужденным мера наказания, а также вид исправительного учреждения отвечают общим началам назначения наказания, являются справедливыми и соразмерными содеянному, в полном объеме согласуются с нормами уголовного закона, отвечают целям исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений.

Вместе с тем, как следует из материалов уголовного дела, датой рождения Шодиева М.А. является - ** 1979 года рождения, однако, во вводной части приговора суда ошибочно указано, что Шодиев М.А. родился - ** 1979 года, в связи с чем, приговор суда в данной части подлежит уточнению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кунцевского районного суда г. Москвы от ** 2016 года в отношении Нагачевского М.М., Шодиева М.А., Бадалова И.И. оставить без изменения.

Уточнить во вводной части приговора, что датой рождения осужденного Шодиева М.А. является **** года.

Апелляционные жалобы осужденных Нагачевского М.М., Шодиева С.Б., Бадалова И.И. оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.