Апелляционное определение Московского городского суда от 07 февраля 2017 г. N 10-578/17 (ключевые темы: обвиняемый - причинение смерти - умысел - свидетель - предварительное следствие)

Апелляционное определение Московского городского суда от 07 февраля 2017 г. N 10-578/17

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Жигалевой Е.Б.,

судей Пасюнина Ю.А., Боевой Н.А.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Мусолиной Е.А.,

осужденного Джурабаева Б.Ф. угли,

адвоката Убушаева М.В., представившего удостоверение и ордер,

при секретаре Довмалян Л.Ю.

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Убушаева М.В.

на приговор Троицкого районного суда г. Москвы от 14 ноября 2016 года в отношении

ДЖУРАБАЕВА Б.Ф.У., не судимого,

осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 09 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбывания наказания с 14 ноября 2016 года, с зачетом в срок отбытого наказания время содержания под стражей в период с 01 марта по 14 ноября 2016 года.

Мера пресечения, до вступления приговора в законную силу в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Пасюнина Ю.А., выслушав объяснения осужденного Джурабаева Б.Ф. угли, адвоката Убушаева М.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Мусолиной Е.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Джурабаев Б.Ф. угли признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление, согласно приговору, совершено при следующих обстоятельствах.

Джурабаев Б.Ф. угли, находясь около _ часов _. года в одной из комнат дома, расположенного на земельном участке с кадастровым номером __. в д. _.. поселения г. __, имея умысел на причинение смерти П. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, нанес ему один удар арматурой в затылочную область головы, причинив ушибленную рану затылочной области справа с кровоизлиянием в подкожную жировую клетчатку, которая квалифицируется как легкий вред здоровью, после чего, взяв нож хозяйственно-бытового назначения, которым нанес П. удар в область грудной клетки, причинив ему колото-резаную рану груди слева, проникающую в левую плевральную область с краевым сквозным повреждением тела грудины, неполным пересечением 4 ребра, верхней доли левого легкого и сердечной сорочки, которая по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью, от которой наступила смерть П. на месте происшествия.

В судебном заседании Джурабаев Б.Ф. угли вину признал частично, признав факт причинения смерти.

В апелляционной жалобе адвокат Убушаев М.В., не соглашаясь с приговором суда, указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам уголовного дела, не подтверждены доказательствами, поскольку ни одно доказательство, представленное стороной обвинения и исследованное в судебном заседании, не подтвердило обвинение, как в ходе предварительного расследования, так и судебного разбирательства. Органы следствия и суд, в качестве основы обвинения, взяли первичные показания осужденного Джурабаева Б.Ф., которые он в судебном заседании изменил. Однако, суд, не опровергнув их, признал недостоверными, продиктованными желанием Джурабаева Б.Ф. уйти от ответственности и наказания. Между тем, совокупность доказательств по уголовному делу позволяет сделать вывод, что все обвинение и обстоятельства самого преступления основаны только на его первоначальных показаниях. Между тем, сведения, ставшие известные от подозреваемого, должны подтверждаться совокупностью, собранных по делу доказательств. В судебном заседании Джурабаев Б.Ф. заявил о том, что оговорил себя, поскольку следственный орган шантажировал его возбуждением уголовного дела по ч. 2 ст. 105 УК РФ. Показания свидетелей А. и У., оглашенные в судебном заседании с нарушением действующего законодательства, не подтверждают виновность осужденного, поскольку А. был пьян, и изначально излагал иные обстоятельства дела, а в последующем изменил их, а У. не является очевидцем происшествия. В материалах дела имеется рукописная запись, адресованная У., с признанием Джурабаева Б.Ф. о том, что он решил оговорить себя во благо своего отца. Стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства о вызове и допросе свидетелей А. и У., которые подлежали допросу непосредственно в судебном заседании, поскольку в их показаниях, данных в период следствия, имеются противоречия, которые не устранены. Однако все ходатайства были отклонены. При этом суд возложил на сторону защиты функции обвинения, обязав обеспечить явку свидетелей обвинения в суд. В этой связи, как полагает адвокат, суд с нарушением действующего законодательства огласил показания указанных свидетелей. В подтверждение того, что был нарушен порядок оглашения свидетелей, является и тот факт, что свидетели обвинения не были извещены о месте, времени и дне слушания уголовного дела. Между тем, в соответствии со ст. 281 УПК РФ оглашение показаний свидетелей допускается с согласия сторон в случае их неявки. Джурабаев Б.Ф. просил обеспечить явку свидетелей, возражая против оглашения их показаний. Однако суд в нарушение действующего законодательства без установления причин их неявки и без согласия сторон огласил их показания. Автор жалобы высказывает сомнения в отношении показаний свидетеля Д., отца осужденного, который, якобы, не помнит события того вечера. Суд отказал в оглашении показаний данного свидетеля. Что касается письменных доказательств по делу, то ни одно доказательство не указывает на вину осужденного. Согласно экспертизе, результаты от препаратов ДНК, выделенных из следов крови с места преступления, позволяют сделать вывод о смешении кровей трупа П. и свидетеля Д. Происхождение данной крови от осужденного, а также свидетелей А. и У. исключается. Таким образом, адвокат приходиит к выводу о том, что прямой контакт с погибшим имел только свидетель Д., отец осужденного. Осужденный оговорил себя. Кроме того, суд нарушил право Джурабаева Б.Ф. на защиту, рассмотрев дело без участия его защитника, с которым у него было заключено соглашение. Осужденный сообщал, что он заключил соглашение с защитником Убушаевым М.В. На требования Джурабаева Б.Ф. о вызове указанного защитника, ему было отказано. Исходя из изложенного, адвокат просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, находит приговор суда законным и обоснованным, а назначенное наказание справедливым по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденного Джурабаева Б.Ф. в причинении смерти другому человеку (убийстве) основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании.

Так, в обоснование вывода о виновности Джурабаева Б.Ф. в убийстве П. приведены показания потерпевшего П., свидетелей И., Д., У., А., а также протокол осмотра места происшествия и трупа, заключения экспертов, протокол проверки показаний Джурабаева Б.Ф. на месте преступления и другие доказательства.

В частности, из показаний потерпевшего П. следует, что его погибший брат занимался ремонтом домов совместно с Д. При этом, охарактеризовал погибшего, как спокойного, не агрессивного и не конфликтного человека;

из показаний свидетеля И. следует, что П., Д. и А. делали ремонт в его доме, в д. __.. поселения г. _.. По приезду на объект _.. года он помимо указанных лиц обнаружил сына Д. _. года ему позвонили сотрудники полиции и пояснили, что возле его дома обнаружен труп П;

из показаний свидетеля Д., отца осужденного, следует, что он поддерживает с сыном родственные отношения. С погибшим П. и А. в _. года занимались отделкой коттеджа И. в д. _., где и проживали. За неделю до случившегося к ним приехал его сын, Джурабаев Б.Ф., а __ года он привез в дом свою девушку, У. В этот же день они, кроме сына и его девушки, распивали спиртное, позднее видел труп П., утверждает, что не убивал его;

из показаний свидетеля А. следует, что _.. года они распивали спиртное, в ходе которого между П. и Джурабаевыми произошел конфликт, в ходе которого сын Д. ударил в грудь П., отчего тот упал. И тут он увидел в руке у Джурабаева Б.Ф. окровавленный нож, а под телом П. появилась кровь. На его вопрос, Джурабаев Б.Ф. замахнулся на него ножом, но не ударил, а потребовал вынести тело на улицу, но он отказался;

из показаний свидетеля У., девушки осужденного, следует, что в доме она видела отца осужденного, его дядю и А., находящихся в состоянии алкогольного опьянения. В какой-то момент она услышала конфликт. Поскольку она совместно с осужденным в это время находились на втором этаже, то они спустились на первый, где происходил конфликт и увидели драку между отцом и дядей осужденного. Джурабаев Б.Ф. подошел к ним и сильно толкнул дядю, а потом сходил в другую комнату, где взял металлический прут, которым ударил П. по голове, отчего тот упал. Ей же Джурабаев Б.Ф. сказал подняться на второй этаж, поэтому она ушла. Когда все стихло, поднялись Джурабаевы, сказали, что надо уезжать. Когда она спустилась на первый этаж, увидела П., не подающего признаков жизни. Уже в _., в общежитии Джурабаев Б.Ф. сказал ей, что он ударил П. ножом в сердце, а чтобы отец за него не сидел, то сам пойдет в полицию.

У суда первой инстанции не было оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей, их показания подтверждаются другими доказательствами по делу, на что обоснованно указано в приговоре.

Так, осужденный, кроме изложенных выше показаний, уличается:

протоколом осмотра места происшествия с фототаблицей к нему, то есть именно участка местности в д. _.. поселения г. _., согласно которому был осмотрен труп мужчины с признаками насильственной смерти, дом, принадлежащий И., при этом в доме и возле него были обнаружены многочисленные следы крови, из дома были изъяты два ножа и другие предметы;

заключением эксперта, согласно которому при судебно-медицинском исследовании трупа П. были обнаружены телесные повреждения: ушибленная рана затылочной области головы справа с кровоизлиянием в подкожную жировую клетчатку, характерная для воздействия твердого тупого предмета, имеющего грани, которая по признаку кратковременности расстройства здоровья квалифицируется как легкий вред здоровью; колото-резаная рана груди слева, проникающая в левую плевральную полость с краевым сквозным повреждением тела грудины, неполным пересечением 4 ребра, верхней доли левого легкого, сердечной сорочки, которая по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью и которая состоит в прямой причинной связи с наступлением смерти П. Данная рана причинена плоским колюще-режущим предметом типа клинка ножа;

заключением эксперта, согласно которому на одном из ножей с черной рукояткой и сапогах, изъятых с места происшествия, на брюках, изъятых в ходе личного досмотра Джурабаева Б.Ф., обнаружена кровь, вероятность происхождения которой от П. составляет 99,9 %;

заключением эксперта, согласно которому колото-резаная рана, обнаруженная на теле П., с наибольшей степенью вероятности причинена клинком ножа с черной рукояткой, изъятого в ходе осмотра места происшествия;

протоколом личного досмотра У., согласно которому у нее была изъята записка с признанием осужденного в совершении данного преступления;

протоколом проверки показаний на месте с участием Джурабаева Б.Ф. с фототаблицей к нему, в ходе которого осужденный на месте совершения преступления дал показания, в целом аналогичные с первоначально данными им показаниями в ходе судебного заседания и другими материалами дела.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия Джурабаева Б.Ф. по ст. 105 ч. 1 УК РФ. При этом иной квалификацией содеянное осужденным не подлежит.

Как установил суд первой инстанции, имея умысел на причинение смерти П., на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, осужденный сначала нанес погибшему арматурой удар в затылочную область головы, а затем, в целях реализации умысла, нанес ему удар ножом в область грудной клетки, причинив тем самым тяжкий, опасный для жизни вред здоровью, от которого наступила смерть П.

Доводы осужденного и его защитника о непричастности осужденного к преступлению были проверены судом первой инстанции, однако не нашли своего объективного подтверждения, противоречат установленным фактическим обстоятельствам дела, показаниям свидетелей, письменным материалам дела, оснований не доверять которым у суда первой инстанции обоснованно не имелось.

В судебном заседании все материалы дела проверялись, причины противоречий в показаниях допрошенных лиц и взаимоотношения между ними выяснялись, в приговоре указано, каким доказательствам суд не доверяет.

Как отмечено выше, суд первой инстанции проверил доводы осужденного, отрицавшего факт совершения преступления, оценив критически его показания, поскольку, как указано в приговоре, они противоречат фактическим обстоятельствам дела, опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств, в частности, показаниями свидетелей У. и А., данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в ходе судебного разбирательства в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в том числе осужденного Джурабаева Б.Ф. и его защитника (протокол судебного заседания т. _ л.д. _. оборот); показаниями свидетеля Д. - отца осужденного, утверждавшего в ходе судебного разбирательства, что он не убивал брата; заключением эксперта, выявившего следы крови на джинсовых брюках осужденного.

Согласно материалам уголовного дела, суд принимал, предусмотренные законом меры по обеспечению явки в суд потерпевшего и свидетелей ( т. _ _.), однако обеспечить явку свидетелей А. и У., показания которых в ходе судебного разбирательства оглашены в соответствии с законом, как указано выше, с согласия сторон, не представилось возможным.

При этом суд обоснованно взял за основу приговора показания Джурабаева Б.Ф., данные им в ходе производства предварительного следствия, в том числе при участии адвоката Убушаева М.В. (т. .. л.д. _..), показания, данные им в ходе судебного разбирательства _ .. года (т. _ л.д. _.), протокол проверки его показаний на месте преступления с фототаблицей к нему, в части не противоречащих обстоятельствам дела и совокупности исследованных судом доказательств.

Суд обоснованно отверг доводы защиты о том, что доказательством невиновности осужденного, якобы, является заключение эксперта о том, что на тампоне N _ со следами вещества бурого цвета, изъятого с места преступления, выявлена кровь смешанного генотипа, не исключающая возможность происхождения при смешении крови погибшего и Д., поскольку находит их надуманными, в связи с тем, что преступление совершено непосредственно в доме, а указанные следы были обнаружены на улице, то есть в не дома.

Версия осужденного о самообороне проверялась судом первой инстанции, однако и она не нашла своего подтверждения. Судебная коллегия также не может согласиться с данной версией, поскольку она опровергается показаниями свидетеля А. о том, что в ходе конфликта между осужденным, его отцом с одной стороны и погибшим П. с другой, осужденный нанес удар рукой, в которой свидетель увидел нож, в грудь погибшего, отчего тот упал и у него пола кровь. Из показаний свидетеля У. явствует, что в ходе конфликта между отцом и дядей, он подскочил к дяде, толкнул его, отчего тот упал, а потом сходил в другую комнату, где взял металлический прут, и, вернувшись, ударил им по голове П., отчего тот вновь упал на пол. Вернувшись в _, Джурабаев Б.Ф. ей сообщил, что ударил П. ножом в сердце.

Органами предварительного следствия и судом нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было.

При этом, с утверждениями адвоката о нарушении прав осужденного, вызванного рассмотрением дела в отсутствие адвоката, с которым, якобы, на тот период было заключено соглашение, согласиться нельзя.

Как следует из материалов уголовного дела, адвокат Убушаев М.В. был назначен в качестве защитника Джурабаева Б.Ф. в порядке ст. 51 УПК РФ 27 июля 2016 года по письменному заявлению Джурабаева Б.Ф., просившего защитника в порядке ст. 51 УПК РФ на период предъявления обвинения и допроса его в качестве обвиняемого.

На период судебного разбирательства в ввиду отсутствия у Джурабаева Б.Ф. защитника по соглашению, также был назначен защитник в порядке ст. 51 УПК РФ, адвокат Ляпин П.Н., при этом Джурабаев Б.Ф. был согласен на рассмотрение дела с назначенным адвокатом, ходатайств и заявлений о наличии у него защитника по соглашению не делал. Лишь 26 августа 2016 года, когда были исследованы доказательства обвинения, по электронной почте в суд поступило заявление адвоката Убушаева М.В. о наличии у него соглашения на защиту Джурабаева Б.Ф. и отложении судебного разбирательства, в связи с чем судебное заседание было отложено до явки адвоката по соглашению, который и принял участие в рассмотрении дела.

Нельзя согласиться и с утверждениями адвоката о том, что Джурабаев Б.Ф. не давал согласие на оглашение показаний свидетелей и настаивал на их допросе в ходе судебного разбирательства. Согласно пояснениям самого осужденного, последний не возражал против оглашения показаний свидетелей обвинения (протокол судебного заседания т. 3 л.д. 66 об.).

Наказание Джурабаеву Б.Ф. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом всех обстоятельств дела, общественной опасности содеянного им, данных характеризующих личность виновного, которое является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Троицкого районного суда г. Москвы от 14 ноября 2016 года в отношении Джурабаева Б.Ф.у. оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.