Апелляционное определение Московского городского суда от 02 марта 2016 г. N 10-1537/16

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Олихвер Н.И.,

судей Симарова А.В. и Алисова И.Б.,

при секретаре С.,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г.Москвы Махова А.Э.,

осужденной П. В.А.,

защитника - адвоката Л. Ю.А., предоставившего удостоверение N ****** ордер в деле имеется,

потерпевшей Д. Ю.А.,

представителя потерпевшей Д. Ю.А. - Ш. Л.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ч. О.Л., апелляционным жалобам адвоката Л. Ю.А. и осужденной П. В.А. на приговор Гагаринского районного суда г.Москвы от 23 ноября 2015 года, которым

П.В.А., ****** года рождения, не судимая,

осуждена за совершение преступления, предусмотренного п."в" ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 15000 (пятнадцать тысяч) рублей.

Мера пресечения осужденной П. В.А., в виде домашнего ареста, до вступления приговора в законную силу, изменена на заключение под стражу. В зале суда П. В.А., взята под стражу.

Срок отбывания наказания П. В.А., исчислен с 23 ноября 2015 года.

Зачтено в срок отбывания наказания время содержания под домашним арестом П. В.А. в период с 10 августа 2015 года по 22 ноября 2015 года.

Приговором разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Симарова А.В., изложившего содержание обжалуемого приговора, доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, возражения представителя потерпевшего, выступления прокурора Махова А.Э., возражавшего по доводам апелляционных жалоб и поддержавшего доводы апелляционного представления, осужденной П. В.А. и защитника-адвоката Л. Ю.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, просивших приговор суда отменить, уголовное дело прекратить, потерпевшей Д. Ю.А. и представителя потерпевшей Ш. Л.А., полагавшим необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Приговором суда П. В.А. признана виновной в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, в крупном размере, при следующих обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

П. В.А., имея умысел на тайное хищение чужого имущества, а именно: собаки-поводыря породы лабрадор-ретривер, переданной АНО "Учебно-кинологический центр "Собаки-помощники инвалидов" инвалиду ****** группы по зрению Д. Ю.А. по договору N****** от ****** г. безвозмездно на срок жизни собаки без права передачи по своему усмотрению собаки-поводыря иным лицам, 29.07.2015 года в период времени с 18 часов 46 минут до 18 часов 56 минут, возле подземного перехода северного входа на станцию Московского метрополитена "Профсоюзная", расположенного около дома N ****** по улице ****** в г. Москве, воспользовавшись беспомощным состоянием Д. Ю.А., не имеющей возможность в силу отсутствия зрения в полной мере оценивать окружающую обстановку, осознавая, что Д.Ю.А. имеет ограниченные физические возможности, и потому не способна к передвижению без специальных средств либо посторонней помощи, действуя тайно, из корыстных побуждений, похитила у Д. Ю.А. принадлежащую АНО "Учебно-кинологический центр "Собаки-помощники инвалидов", собаку-поводыря породы Лабрадор - ретривер по кличке ******, стоимостью 355 720 рублей, складывающуюся из затрат на приобретение собаки в сумме 25 000 рублей и расходов, связанных с подготовкой собаки-поводыря по специальной программе, обучением инвалида по зрению пользованием собакой и уходом за собакой-поводырем в размере 330 720 рублей, после чего с места совершения преступления скрылась, причинив материальный ущерб АНО "Учебно-кинологический центр "Собаки-помощники инвалидов" в сумме 355 720 рублей, в крупном размере, и нравственные страдания потерпевшей Д.Ю.А.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ч. О.Л., не оспаривая доказанности вины осужденной и квалификацию содеянного, полагает, что приговор подлежит изменению в связи с несправедливостью наказания. Считает недостаточно мотивированным назначение П. В.А. дополнительного наказания в виде штрафа, поскольку судом первой инстанции не установлены сведения о материальном положении П. В.А. В связи с чем просит приговор изменить, исключить из приговора указание на назначение осужденной дополнительного наказания в виде штрафа в размере 15000 рублей.

В апелляционных жалобах(основной и дополнительных) защитник-адвокат Л. Ю.А., действующий в защиту осужденной П. В.А., считает, что приговор от 23 ноября 2015 года является незаконным и необоснованным, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, а также несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленных судом, в связи с чем, подлежит отмене.

Защитник полагает, что суд над П. В.А. не был беспристрастным ввиду неприязненного отношения судьи Зельдиной О.В. к подсудимой. Указывая, что ходе судебного заседания судья Зельдина О.В. проявляла заинтересованность в неблагоприятном для подсудимой исходе дела, нарушая ее право на защиту, в том числе отказав в допуске второго защитника - Г.К.С., заместителя председателя Московского общества защиты животных, немотивированно отказав в отводе судье.

Защитник указывает, что следователь в обвинительном заключении не указал цель хищения и не доказал наличие корыстной цели у П. В.А. При этом отмечает, что в приговоре указано, что П. В.А. совершила кражу из "корыстных побуждений". Из этого делает вывод, что в нарушение ст.252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения.

Считает, что в приговоре суда не указано, по каким основаниям при наличии столь противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для дела, суд принял одни из них и отверг другие. Указав, что отвергнув доводы П. В.А. о том, что она забрала с улицы безнадзорную собаку с целью вернуть хозяину, суд по "остаточному принципу" вменил ей корыстные побуждения. Автор жалобы отмечает, что суд первой инстанции, оспаривая вывод экспертов, попытался его дезавуировать путем избирательно тенденциозного толкования двух слов - просоциальность и демонстративность - вырвав их из контекста. На этом основании суд посчитал, что вывод экспертов не противоречит выводам следствия о виновности подсудимой. Полагает, что наличие у П. В.А. таких черт как альтруистичность и склонность к состраданию - исключает предположения суда относительно эгоистичности и игнорирования интересов других лиц, а также корыстных побуждений.

Автор жалобы отмечает, что судом первой инстанции неверно установлен размер причиненного вреда. Ссылаясь на показания представителя потерпевшего АНО "Учебно-кинологический центр "Собаки-помощники инвалидов" О. Е.Н. и наличие двух справок за ее подписью суд расценил как совокупность доказательств, подтверждающих стоимость собаки 355720 рублей. Доводы защиты о том, что показания и справки, исходящие от одного и того же лица - это растиражированное трижды одно и то же доказательство, которое не может заменить первичные бухгалтерские документы, суд отверг. Отмечает, что суд указал, что стоимость разных собак-поводырей может, как стоимость любого имущества, быть различна, исходя из вложенного в него труда и полученных качеств. Поэтому организация, подготовившая собаку, вправе определить ее стоимость, исходя из осуществленных затрат, включив (или исключив) те или иные затраты из стоимости, в зависимости от целесообразности учета таковых.

Защитник также отмечает, что указанные во вводной части приговора сведения о регистрации П. В.А. не соответствуют действительности. Ссылаясь на то, что при установлении личности подсудимой П. В.А. сообщила, что зарегистрирована и фактически проживает ******. Слова подсудимой подтверждаются сведениями, указанными в обвинительном заключении и её паспорте. Однако вопреки этим данным суд указал в приговоре, что П. В.А. якобы зарегистрирована по адресу ******. Впоследствии эта неверная информация была внесена в протокол судебного заседания, а замечание на протокол судебного заседания -отклонено. Считает, что данная "ошибка" имеет правовое значение, поскольку может повлиять на место отбывания наказания в случае вступления приговора в законную силу.

Автор жалобы полагает, что суд первой инстанции не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, а именно, что П. В.А. страдает ******. По указанию врача должна принимать ****** (******). Хотя грубых расстройств не отмечалось, но наличие не поддающихся самоконтролю расстройств концентрации внимания, критичности, прогноза своих действий и поступков и облегченный характер поведения, по мнению защиты, были вполне вероятны. П. В.А. полагала, что та поспешность, с которой она приняла ошибочное решение о необходимости спасения собаки, могла быть результатом действия лекарства. Однако эксперты данный вопрос не исследовали.

Адвокат просит приговор отменить, указывает, что в действиях осужденной отсутствуют состав преступления, за которые она осуждена, и вынести в отношении П. В.А. оправдательный приговор за отсутствием в ее действиях состава преступления.

В апелляционной жалобе осужденная П. В.А. считает приговор несправедливым и очень жестоким, не соответствующим её виновности в инкриминируемом преступлении по п."в" ч.3 ст. 158 УК РФ, по которому она была необоснованно и необъективно осуждена. Указывает на отсутствие корыстной цели в своих действиях. По результатам рассмотрения жалобы просит приговор отменить и вынести в отношении неё оправдательный приговор за отсутствием в её действиях состава преступления.

В письменных возражениях представитель потерпевшей Д. И.Н. на содержащиеся в апелляционных жалобах доводы стороны защиты, просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения. Вопрос об исключении дополнительного наказания в виде штрафа оставил на усмотрение суда.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и представлении прокурора, возражениях представителя потерпевшего, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене, а уголовное дело возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, по следующим основаниям.

Так, согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он основан на правильном применении уголовного закона и постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Между тем, данные требования закона, судом первой инстанции не выполнены.

Органами предварительного расследования и судом при рассмотрении настоящего уголовного дела в отношении осужденной допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, что, в соответствии с ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ является основанием для отмены приговора суда.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный приговор суда первой инстанции подлежит отмене с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в ч. 1 и п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Выводы суда о виновности П. В.А. в совершении кражи при установленных судом обстоятельствах основаны на представленных стороной обвинения доказательствах: показаниях потерпевшей Д. Ю.А. об обстоятельствах произошедшего; свидетелей, письменных доказательствах, исследованных судом, подробное содержание которых приведено в приговоре. Суд, признав данные доказательства относимыми и допустимыми к существу рассматриваемого дела, счел их совокупность достаточной для постановления в отношении П. В.А. обвинительного приговора.

Как установлено из материалов дела, П. В.А., последовательно отрицающая свою вину в предъявленном обвинении, ссылалась на отсутствие корыстного мотива в ее деянии.

В соответствии со ст. 7 УПК РФ принципом уголовного судопроизводства является законность при производстве по уголовному делу, который подразумевает требование осуществлять производство по уголовному делу в точном соответствии с законом, при соблюдении норм материального и процессуального права.

Согласно ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне защиты или обвинения, в связи с чем, он не наделен полномочиями по формулировке и конкретизации обвинения, собирания доказательств в целях проверки доводов сторон, установлению размера ущерба и реальных возможностей его причинения.

Таким образом, установление обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ и подлежащих судебной проверке, для производства которых необходимо производство следственных и процессуальных действий, законом возложено на органы предварительного следствия.

Согласно требованиям ст. ст. 171, 220 УПК РФ в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении должны быть указаны, в том числе существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также перечень доказательств, подтверждающих обвинение.

Обвинительное заключение является процессуальным актом, завершающим предварительное следствие по уголовному делу и формулирующим на основе собранных доказательств норм материального права обвинение в отношении конкретного лица.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Суд при рассмотрении дела не вправе выйти за рамки сформулированного в обвинительном заключении обвинения, как в части, касающейся его фактической стороны, так и в части квалификации содеянного. Изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Так, субъективная сторона преступления, предусмотренного статьи 158 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла, а корыстные мотив и цель - являются обязательными признаками субъективной стороны хищения.

Судебная коллегия отмечает, что выводы суда в части описания преступных действий осужденной П. В.А., содержат существенные противоречия в сравнении с предъявленным ей обвинением.

Органами предварительного расследования в обвинительном заключении не указаны обязательные признаки субъективной стороны хищения - корыстный мотив и цель данного преступления, а лишь указано, что П. В.А., действуя в целях хищения у потерпевшей указанной собаки, пренебрегая общепринятыми нормами морали и этики, тайно похитила у Д. Ю.А. собаку-поводыря.

Между тем в описательно-мотивировочной части приговора при описании установленных судом первой инстанции преступных действий осужденной, указан корыстный мотив совершения данного преступления, а именно, что осужденная П. В.А., действуя тайно, из корыстных побуждений, похитила у Д. Ю.А. принадлежащую АНО "Учебно-кинологический центр "Собаки-помощники инвалидов", собаку-поводыря породы Лабрадор - ретривер по кличке ******.

Однако корыстный мотив в действиях П. В.А. не установлен и его наличие не доказывалось.

Таким образом, суд в нарушение ст. 252 УПК РФ, указал мотив совершенного осужденной П. В.А. преступления, выйдя за рамки предъявленного обвинения, что является существенным нарушением закона.

Соглашаясь с доводами защиты, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приведенные обстоятельства свидетельствуют о наличии существенных нарушений в предъявленном обвинении, а также в составленном обвинительном заключении и в постановленном приговоре.

При этом, судебная коллегия отмечает, что в силу требований закона, предъявленное обвинение, могут быть изменены судом только в том случае, если эти изменения не являются существенными и не нарушают право подсудимого защищаться от такого обвинения.

В данном случае, не получившие своего отражения в предъявленном обвинении вышеперечисленные обстоятельства, являются существенными. Допущенные нарушения препятствуют определению пределов судебного разбирательства, в частности, применительно к тем требованиям, о которых указано в обвинительном заключении, и которые определяют предмет доказывания по настоящему уголовному делу. И исправление приведенных нарушений относится к исключительной компетенции органов предварительного следствия.

Таким образом, при составлении обвинительного заключения право обвиняемой на защиту, было нарушено, а в связи с чем, имеющееся в материалах дела обвинительное заключение препятствует постановлению судом приговора или вынесению иного решения, отвечающего принципу законности и справедливости, то есть составлено с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, которые могут быть исправлены лишь органом предварительного расследования.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что постановленный в отношении П. В.А. приговор подлежит отмене, а уголовное дело в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ возврату прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В связи с отменой приговора по процессуальным основаниям и возвращением уголовного дела прокурору, суд апелляционной инстанции не входит в обсуждение иных доводов апелляционных жалоб, которые подлежат проверке в ходе предварительного расследования.

Меру пресечения П. В.А. судебная коллегия, с учетом характера предъявленного обвинения, а также данных о личности осужденной, привлечения ее к уголовной ответственности впервые, полагает необходимым отменить.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.22, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Гагаринского районного суда города Москвы от 23 ноября 2015 года в отношении П. В.А. - отменить.

Уголовное дело в отношении П. В.А. возвратить в порядке ст. 237 УПК РФ Гагаринскому межрайонному прокурору г. Москвы для устранения препятствий рассмотрения дела судом.

Меру пресечения осужденной П.В.А. в виде заключения под стражу отменить, освободив ее из-под стражи.

Апелляционные жалобы и апелляционное представление оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.