Апелляционное определение Московского городского суда от 14 марта 2017 г. N 10-2132/17 (ключевые темы: ст.162 УК РФ - статья 105 УК - убийство - умысел - ограничение свободы)

Апелляционное определение Московского городского суда от 14 марта 2017 г. N 10-2132/17

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе

председательствующего Довженко М.А.,

судей Пронякина Д.А. и Боевой Н.А.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г.Москвы Рыбака М.А.;

защитников Толстоноговой Л.И., представившей удостоверение N _ и ордер N _ от _ года и Бузиной О.В., представившей удостоверение N _и ордер N _ года;

осужденных Точиева А.Н. и Цолоева И.А.,

представителя потерпевших - адвоката Соболева К.Ю.,

при секретаре судебного заседания Довмалян Л.Ю.,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы защитника Толстоноговой Л.И. (в интересах Точиева А.Н.), осужденных Точиева А.Н. и Цолоева И.А., на

приговор Лефортовского районного суда г.Москвы от 22 августа 2016 года, которым

Точиев А.Н., , ранее не судимый,

осужден: - по ч.3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту постоянной регистрации, не менять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор и являться в специализированный орган один раз в месяц для регистрации; - по п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Точиеву А.Н. назначено 12 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту постоянной регистрации, не менять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор и являться в специализированный орган один раз в месяц для регистрации;

Цолоев И.А., ранее судимый - 30 декабря 2013 года мировым судьей с/у N 3 Республики Ингушетия по ч.1 ст. 112 УК РФ к 1 году ограничения свободы,

осужден: - по ч.3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту постоянной регистрации, не менять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор и являться в специализированный орган один раз в месяц для регистрации; - по п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Цолоеву И.А. назначено 13 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту постоянной регистрации, не менять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор и являться в специализированный орган один раз в месяц для регистрации.

Меры пресечения осужденным оставлены в виде заключения под стражей до вступления приговора в законную силу.

Срок отбывания наказания осужденным, исчислен каждому с зачетом времени содержания под стражей, Точиеву А.Н. с 10 октября 2015 года, Цолоеву И.А. с 21 октября 2015 года.

В приговоре разрешены вопросы о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Пронякина Д.А., объяснения адвокатов Толстоноговой Л.И., Бузиной О.В., осужденных Точиева А.Н. и Цолоева И.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение представителя потерпевших - адвоката Соболева К.Ю. и прокурора Рыбака М.А., полагавших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Точиев А.Н. и Цолоев И.А. признаны виновными в совершении покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух лиц, группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем. Они же признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Судом установлено, что Точиев А.Н. и Цолоев И.А., действуя из корыстных побуждений, а также из неприязненных отношений к Д., будучи осведомлены о том, что к последнему приехала супруга А. и рассчитывая, что та располагает денежными средствами и ценностями, в точно не установленном месте в _ и в точно не установленное время, но не позднее _ года, вступили в предварительный преступный сговор, разработав совместно план нападения на Д. и А., с целью убийства указанных лиц и похищения принадлежащего им имущества.

Согласно разработанного плана, Точиев А.Н. и Цолоев И.А. намеревались обманным путем проникнуть в квартиру Д. по адресу: _, где совершить убийство последнего и его супруги А. заранее приготовленным ножом, после чего похитить принадлежащее им имущество.

Действуя согласно разработанного плана, _ года, примерно в _часов .. минуту, Точиев А.Н. и Цолоев И.А. прибыли по адресу: _, где, представившись Д. сотрудниками полиции, обманным путем проникли в квартиру последнего N.., где, пройдя в комнату, Точиев А.Н., применяя физическую силу, повалил Д. на пол, и нанеся не менее двух ударов по спине ногой, попытался заклеить последнему рот заранее приготовленным скотчем с целью лишения потерпевшего возможности позвать на помощь, в то время как Цолоев И.А., реализуя совместный преступный умысел, с целью причинения смерти А., нанес последней заранее приготовленным неустановленным в ходе следствия ножом один удар в область расположения жизненно важных органов - в грудь, причинив ей непроникающую колото-резаную рану на передней поверхности груди справа, по стернальной (окологрудинной) линии во втором межреберье, которая причинила легкий вред здоровью. В это же время Д. начал оказывать активное сопротивление Точиеву А.Н., в связи с чем последний указал Цолоеву И.А. на необходимость незамедлительного лишения жизни Д., после чего, Цолоев И.А. с указанной целью нанес Д. не менее одного удара ножом в область головы, причинив ему не менее одной резаной раны в теменной области справа с переходом в височную область справа на границе с правой затылочной областью, причинив легкий вред здоровью, после чего прекратил свои действия в отношении Д., поскольку вынужден был преследовать А., попытавшуюся убежать из квартиры, а Точиев А.Н. продолжал удерживать Д.

После этого Цолоев И.А. нагнал А. у выхода из комнаты и, удерживая ее за волосы, с целью лишения жизни, попытался нанести потерпевшей удар ножом в область верхней части туловища, однако ввиду сопротивления А., перехватившей лезвие ножа рукой, причинил ей резаную рану левой кисти причинившую средней тяжести вред здоровью, после чего А. удалось вырваться и подбежать к входной двери в квартиру, при этом Цолоев И.А. вновь схватил ее за волосы, однако, в это время, вырвавшийся у Точиева А.Н. Д. догнал Цолоева И.А. и закрыл от него А., удерживая Цолоева И.А. и пытаясь открыть дверь, воспрепятствовав таким образом действиям Цолоева И.А. направленным на убийство А.

Оставшись в комнате один, Точиев А.Н. обыскал помещение и похитил из него принадлежащий Д. чемодан, стоимостью ублей с находившимися в нем предметами одежды, не представляющими материальной ценности.

В это же время, Цолоев И.А., находясь у двери квартиры, с целью причинения смерти Д., в ходе борьбы с последним, нанес ему не менее двух ударов ножом в область расположения жизненно важных органов - в живот, причинив ему своими действиями два проникающих колото-резаных ранения брюшной полости и резаную рану на ладонной поверхности левой кисти, причинив тяжкий вред здоровью и легкий вред здоровью. Однако Д. удалось преодолеть его сопротивление и открыть дверь квартиры, после чего он и А. выбежали на лестничную площадку и стали звать на помощь соседей, в связи с чем Точиев А.Н. и Цолоев И.А. примерно в .. часов .. минут, опасаясь быть замеченными соседями потерпевших и задержанными вынужденно скрылись с места происшествия, забрав с собой похищенное имущество.

Таким образом, Точиеву А.Н. и Цолоеву И.А. не удалось довести до конца свои действия, направленные на убийство Д. и А. в связи с активным сопротивлением потерпевших, а также в связи с тем обстоятельством, что последним удалось выбежать из квартиры и позвать на помощь, и в связи со своевременным оказанием потерпевшим медицинской помощи в стационарных условиях.

Осужденный Точиев А.Н. и Цолоев И.А., каждый в отдельности свою вину по ч.3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ и п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ не признали.

В апелляционной жалобе адвокат Толстоногова Л.И., в защиту Точиева А.Н., не согласна с приговором, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Полагает, что существенно нарушен уголовно-процессуальный закон. Так, уголовное дело было возбуждено по п. "з" ч.2 ст. 111 УК РФ и Точиеву было предъявлено обвинение. В дальнейшем уголовное дело по указанной статье Уголовного кодекса было прекращено, а действия Точиева и Цолоева были переквалифицированы на ч.3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ и п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ. Вместе с тем, уголовное дело по указанным статьям не возбуждалось. Таким образом, привлечение Точиева к уголовной ответственности является незаконным, что препятствовало рассмотрению по существу. Такжк судом нарушен уголовный закон, поскольку суд применил закон, не подлежащий применению. Излагая обстоятельства дела, установленные из показаний осужденных, потерпевших и свидетеля Ш, полагает, что Точиев не причастен к причинению телесных повреждений потерпевшим. Считает, что в действиях осужденного Цолоева присутствует эксцесс исполнителя, поскольку не доказан умысел Точиева на причинение смерти двум лицам, не доказано, что осужденные действовали совместно и согласованно. Также судом не доказан именно прямой умысел на причинение смерти двум лицам, поскольку из показаний потерпевших следует, что Цолоева никто не останавливал и он прекратил свои действия добровольно. Также судом не доказано, что Точиев совершил разбой, поскольку не установлен корыстный мотив. Сам осужденный пояснил, что взял сумку, поскольку предполагал, что она принадлежит Цолоеву. Потерпевшие показали, что требований имущественного характера осужденные не предъявляли. Исходя из обстоятельств дела, полагает, что действия Точиева необходимо квалифицировать по ч.2 ст. 330 УК РФ, поскольку из его показаний следует, что он намеревался взять у потерпевшего Д. образцы ДНК для сравнительно исследования, помимо воли последнего, с применением насилия. Кроме того, не учтены все смягчающие обстоятельства, наличие малолетних детей, один из которых является инвалидом, положительно характеризовался по месту жительства и работы. Просит приговор в отношении Точиева отменить.

В апелляционной жалобе осужденный Точиев А.Н., считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. Подробно излагая обстоятельства дела, указывает, что у него не было сговора с Цолоевым на совершение убийства потерпевших и на совершение разбойного нападения. Он не знал о наличии ножа и Цолоева и о том, что последний причинил потерпевшим телесные повреждения. Никаких требований имущественного характера ни он, ни Цолоев к потерпевшим не предъявляли. Он (Точиев) взял сумку с места преступления, поскольку думал, что она принадлежит Цолоеву. У него не было мотива для убийства потерпевшего Д. и его жены А, он лишь хотел поговорить с потерпевшим по поводу его отношений с Ш. и взять образцы для исследования ДНК. Указывает, что данные обстоятельства подтвердил потерпевший и свидетель Ш. Просит приговор изменить и квалифицировать его действия по фактически совершенному.

В апелляционной жалобе осужденный Цолоев И.А. с приговором не согласен, считает, что его действиям дана неверная юридическая квалификация. Он признает свою вину только в том, что спонтанно нанес потерпевшим Д. и А. телесные повреждения ножом, так как защищался. Никакого сговора с Точиевым на убийство потерпевших и на завладение их имуществом у него не было. Просит переквалифицировать его действия на п. "б" ч.3 ст. 111 УК РФ и снизить наказание.

Обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав участников процесса, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия считает приговор подлежащим изменению в части квалификации действий осужденных по ч.3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ, в части квалификации действий Точиева по п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ, а также в части доказанности причастности Цолоева к преступлению, предусмотренному п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ.

Выводы суда о виновности осужденных Точиева и Цолоева в совершении покушения на убийство, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, двум лицам, группой лиц по предварительному сговору основан на имеющихся в деле доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании, а именно:

- на показаниях потерпевшего Д. о том, что _ года к нему в квартиру, в которой также находилась его жена А., под видом сотрудников полиции проникли Точиев и Цолоев, которые пояснили, что расследуют изнасилование и попросили документы для проверки. В ходе разговора Цолоев вытащил нож и прислонил его к груди А., а Точиев приказал ему (Д.) лечь на пол, при этом нанес несколько ударов ногой. Далее Точиев стал связывать ему руки скотчем и у них завязалась борьба. Он (Д.) понял, что Точиев и Цолоев не являются сотрудниками полиции. В момент, когда он (Д.) боролся с Точиевым, Цолоев нанес ему удар ножом в голову, отчего пошла кровь. В этот момент Точиев приказал Цолоеву, чтобы последний добил его. В какой-то момент ему удалось вырваться от Точиева и подбежать к входной двери, возле которой находились его жена А. и Цолоев, которые боролись, при этом Цолоев держал жену за волосы, а в его руке был нож. Далее он (Д) стал защищать свою жену и Цолоев нанес ему не менее двух ударов ножом в живот, причинив тяжкий вред здоровью. Далее они с женой сумели открыть входную дверь, выбежали из квартиры и стали звать на помощь. Точиев и Цолоев, видя что они громко зовут на помощь соседей с стучат в двери, убежали, при этом он (Д) с женой заметили, что в руках у Точиева был принадлежащий ему (Д) чемодан стоимостью _ рублей, в котором находилась его одежда;

- на показаниях потерпевшей А., которая допрошенная в судебном заседании дала показания, по своей сути аналогичные показаниям потерпевшего Д. по обстоятельствам совершения преступления. При этом А. пояснила, что Точиев боролся с ее мужем, а Цолоев нанес ей несколько ударов ножом в грудь, причинив телесные повреждения. Она также видела, как Цолоев нанес Д. удар ножом в голову. Находясь с Цолоевым у двери квартиры, последний держал ее за волосы, пытался ударить ножом в грудь, она перехватила нож и порезала руку. Д. пытался оказать ей помощь и Цолоев не менее двух раз ударил мужа ножом в живот. Она также видела, что когда осужденные убегали, в руках у Точиева был чемодан, принадлежащий Д.;

- на показаниях свидетеля Ш., которая подробно пояснила суду свои взаимоотношения с потерпевшим Д. и осужденным Точиевым. О совершенном преступлении ей стало известно со слов соседей, а также со слов самого Точиева;

- на показаниях свидетелей Б., М., Б., подробно приведенных в приговоре по обстоятельствам взаимоотношений Ш. и Д., а также Ш. и осужденного Точиева.

Вина осужденных также подтверждается исследованными в ходе судебного разбирательствами и подробно приведенными в приговоре материалами дела: карточками происшествий; протоколом осмотра места происшествия с план-схемой осмотра квартиры .. дома .. по ул. _.; справками о телесных повреждениях у потерпевших Д. и А.; справкой об анализе записей камер наблюдения за _. года с приложением скриншотов, из которых следует, что Точиев и Цолоев в _. часов .. минуту_.. года подходят к подъезду дома _ по _ в _., а в _ часов .. минут вместе выбегают из подъезда, при этом в руках у Точиева две сумки; протоколом явки с повинной Точиева от _ года; протоколами предъявления лица для опознания, согласно которым потерпевшие Д. и А. уверенно опознали осужденных Точиева и Цолоева, пояснив, что данные лица проникли к ним в квартиру и нанесли ножевые ранения; заключениями судебно-медицинских экспертов о тяжести вреда здоровью потерпевших Д. и А.; протоколами осмотра предметов и вещественными доказательствами.

Согласно проведенным по делу судебно-психиатрическим экспертизам Точиев и Цолоев признаны вменяемыми как в период инкриминируемых деяний, так и в настоящее время и в применении принудительных мер медицинского характера не нуждаются.

Суд, в соответствии с требованиями закона, исследовал показания потерпевших Д. и А., свидетелей обвинения, а также показания осужденных Точиева и Цолоева, данных ими как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного заседания, и указал в приговоре мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания, и отвергает другие.

Вопреки доводам жалоб, суд тщательно проанализировал показания осужденных об их версии произошедшего и обоснованно признал их не достоверными, поскольку они опровергаются всей совокупность собранных по делу вышеперечисленных доказательств. При этом, суд верно указал, что, показания потерпевших Д. и А. в части того, что осужденные намеревались причинить им смерть, а также показания свидетелей о мотиве преступления, носят последовательный характер и согласуются с письменными материалами уголовного дела, в частности с видеозаписью камер наблюдения с места происшествия и заключением судебно-медицинских экспертиз по характеру и локализации телесных повреждений у потерпевших.

Допустимость, достоверность и достаточность доказательств, положенных судом в основу приговора, у судебной коллегии сомнений не вызывает, поскольку они получены и исследованы, вопреки доводам жалоб, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

При таких обстоятельствах доводы жалоб о неверной квалификации действий Точиева и Цолоева, а также об отсутствие у них мотива на совершение убийства потерпевших, судебная коллегия признает несостоятельными.

Суд, при определении наличия у Точиева и Цолоева умысла на причинение смерти потерпевшим Д. и А., верно исходил из совокупности всех обстоятельств содеянного, способа совершения преступления, локализации причиненных телесных повреждений, направленных в жизненно важные органы, а также поведение осужденных до совершения преступления и после.

Как следует из материалов уголовного дела и установлено приговором суда, покушение на убийство Д. и А. совершено осужденными на почве личных неприязненных отношений, возникших между Точиевым и Д. по поводу их взаимоотношений с Ш., что указанным свидетелем также подтверждено в ходе судебного разбирательства.

Судебная коллегия также отмечает, что в действиях осужденных усматривается именно прямой умысел на совершение убийства потерпевших, о чем свидетельствуют установленные приговором обстоятельства, при которых осужденные нанесли Д. и А. множественные удары, в том числе с использованием колюще-режущего предмета в жизненно важны органы. Кроме того, в своих показаниях потерпевший Д. пояснил, что именно Точиев приказал Цолоеву лишить его жизни, что также прямо свидетельствует о направленности умысла именно на убийство потерпевших.

О наличии преступного сговора в действиях Точиева и Цолоева, направленного на убийство потерпевших, свидетельствует совместность и согласованность их действий, когда они совместно проникли в квартиру, где находились Д. и А. под надуманным предлогом, закрыли за собой входную дверь на замок, в дальнейшем совместно препятствовали потерпевшим покинуть место преступления, наносили потерпевшим многочисленные телесные повреждения с использованием предмета, обладающего колюще-режущими свойствами, кроме того, Цолоев, по указанию Точиева, нанес потерпевшему Д. удар ножом в жизненно-важный орган.

Указанные обстоятельства, установленные судом, прямо свидетельствуют о том, что Точиев и Цолоев, действовали умышленно, заранее распределив и согласовав свои преступные роли, направленные на убийство потерпевших, однако свои преступные действия осужденные не довели до конца по независящим от их воли обстоятельствам, так как потерпевшие Д. и А. оказали им активное сопротивление, а кроме того, потерпевшим была своевременно оказана квалифицированная медицинская помощь.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что вина осужденных Точиева и Цолоева в совершении покушения на убийство потерпевших Д. и А., группой лиц по предварительному сговору нашла свое полное подтверждение всей совокупностью исследованных и положенных в основу приговора доказательствах. В связи с чем, квалификация действий Точиева и Цолоева, каждого, по ч.3 ст. 30, п. "а, ж" ч.2 ст. 105 УК РФ у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Вместе с тем, приговором суда Точиев и Цолоев были признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Д., то есть в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ.

Однако данные выводы суда не соответствуют фактически установленным обстоятельствам дела.

Суд не учел, что потерпевшие Д. и А. в своих показаниях пояснили, что осужденные при совершении на них нападения, с целью лишения их жизни, никаких требований имущественного характера не выдвигали, в ходе причинения им телесных повреждений никакого имущества не изымали.

Потерпевшая А. пояснила, что видела, как из квартиры вышли осужденные и в руках у Точиева она увидела чемодан, принадлежащий потерпевшему Д.. Аналогичные показания дал потерпевший Д..

При этом, потерпевшие показали, что находясь в квартире, при причинении им телесных повреждений, осужденные не производили обыска и трогали вещей. Указанные показания потерпевших судом не приняты во внимание.

При установлении виновности лица, суд обязан сопоставлять доказательства друг с другом, и делать свои выводы только на основе их совокупности и достаточности.

Сами осужденные Точиев и Цолоев на стадии предварительного и судебного следствия последовательно показали, что умысла на хищение чужого имущества у них не было, насилие к потерпевшим они применяли из личных неприязненных отношений к Д., а также в силу того, что потерпевшие стали им оказывать активное сопротивление.

Других доказательств того, что Точиев и Цолоев намеревались похитить имущество потерпевших Д. и А., при этом применив к ним насилие опасное для жизни и здоровья, с использованием предмета в качестве оружия, ни органами предварительного следствия, ни судом не установлено.

Напротив, как следует из материалов уголовного дела и установлено в ходе судебного разбирательства, осужденные, совместно, из личных неприязненных отношений, совершили покушение на убийство потерпевших Д. и А., при этом, Точиев, действуя вне общего преступного умысла с Цолоевым, открыто похитил имущество Д..

Данные обстоятельства полностью подтверждаются исследованными в суде доказательствами, а именно, показаниями потерпевших Д. и А., которые видели, как Точиев покидал квартиру с чемоданом, принадлежащим Д..

При этом, сам осужденный Точиев в своих показаниях не отрицал, что взял чемодан, ему не принадлежащий и вышел с ним из квартиры в присутствие потерпевших Д. и А.. Осужденный Цолоев пояснил, что не видел, как Точиев взял чемодан потерпевшего.

Из письменных материалов дела, в частности из просмотренной видеозаписи с камер наблюдения подъезда дома, где было совершено преступление, следует, что из подъезда выходят осужденные, при этом первым выходит Цолоев, а за ним Точиев, который несет в руках вещи - чемодан. При этом, Точиев не передает похищенное Цолоеву.

В соответствие с уголовным законом эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающего умыслом других соучастников, которые не подлежат за эти действия уголовной ответственности.

Поскольку прямых доказательств того, что осужденные Точиев и Цолоев совместно совершили преступление, предусмотренное п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ, а все доказательства указывают на то, что Точиев умышленно, вне общего умысла, направленного на совершение покушения на убийство потерпевших Д. и А., открыто похитил имущество потерпевшего Д., судебная коллегия считает необходимым прекратить уголовное преследование Цолоева по п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ, поскольку не доказана его причастность к данному преступлению, разъяснив в той части Цолоеву право на реабилитацию.

Действия же Точиева, исходя из совокупности имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать с п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 161 УК РФ, поскольку он совершил открытое хищение имущества потерпевшего Д. и назначить ему наказание за данное преступление, исходя из обстоятельств дела и всех данных о личности осужденного.

Учитывая вышеизложенное, принимая во внимание, что судебная коллегия пришла к выводу о прекращении уголовного преследования в отношении Цолоева по п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ и переквалификации действий Точиева с п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 161 УК РФ, суд апелляционной инстанции считает необходимым исключить из осуждения Точива и Цолоева по ч. 3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ, квалифицирующий признак "сопряженное с разбоем" как не нашедший своего подтверждения в ходе предварительного и судебного следствия. В связи с чем, наказание Точиеву и Цолоеву, каждому, по ч.3 ст. 30, п. "а, ж" ч.2 ст. 105 УК РФ подлежит смягчению.

Доводы о несправедливости и чрезмерной суровости назначенного наказания, судебная коллегия находит несостоятельными.

Исключительных обстоятельств, связанных с мотивами совершенных преступлений, а также данными о личностях Точиева и Цолоева, для применения к осужденным ст. 15 и 64 УК РФ, судебная коллегия не усматривает, поскольку судом первой инстанции были учтены все смягчающие обстоятельства, в том числе и перечисленные в жалобах.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, не допущено. Права осужденных на защиту не нарушены, дело рассмотрено объективно и всесторонне, все заявленные сторонами ходатайства разрешены в соответствие с нормами уголовно-процессуального закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.26, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

определила:

приговор Лефортовского районного суда г.Москвы от 22 августа 2016 года в отношении Точиева А.Н. и Цолоева И.А. изменить.

Уголовное преследование Цолоева И.А. по п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ прекратить, за недоказанностью его причастности к совершению преступления и признать за ним право на реабилитацию.

Исключить указание на применение к Цолоеву И.А. ч.3 ст. 69 УК РФ.

Исключить из осуждения Цолоева И.А. по ч.3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак "сопряженное с разбоем" и смягчить Цолоеву И.А. по ч.3 ст. 30, п. "а, ж" ч.2 ст. 105 УК РФ наказание до 9 лет 10 месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту постоянной регистрации, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор, являться в специализированный государственный орган для регистрации один раз в месяц.

Переквалифицировать действия Точиева А.Н. с п. "в" ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 161 УК РФ.

Назначить Точиеву А.Н. по ч.1 ст. 161 УК РФ наказание в виде 2 лет лишения свободы.

Исключить из осуждения Точиева А.Н. по ч.3 ст. 30, п. "а, ж, з" ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак "сопряженное с разбоем" и смягчить Точиеву А.Н. по ч.3 ст. 30, п. "а, ж" ч.2 ст. 105 УК РФ наказание до 8 лет 10 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту постоянной регистрации, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор, являться в специализированный государственный орган для регистрации один раз в месяц.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 30, п. "а, ж" ч.2 ст. 105 УК РФ и ч.1 ст. 161 УК РФ, окончательно Точиеву А.Н. назначить наказание в виде 9 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту постоянной регистрации, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор, являться в специализированный государственный орган для регистрации один раз в месяц.

В остальной части этот же приговор в отношении Точиева А.Н. и Цолоева И.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.