Апелляционное определение Московского городского суда от 23 марта 2017 г. N 10-2151/17

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Мариненко А.И., судей Синициной И.О., Прощенко В.П., при секретаре Кондратенко К.А., с участием прокурора Шебеко А.И., адвоката Кораблева А.А., осужденного Алимхаджиева А.М.

рассмотрела в судебном заседании 23 марта 2017 года апелляционные жалобы осужденного Алимхаджиева А.М. и адвоката Кораблева А.А. на приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 11 августа 2016 года, которым

Алимхаджиев А* М*, *********,

осужден по ст.161 ч.2 п.п. "а", "г", "д" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания исчислен с ******* 2016 г., зачтено время содержания под стражей с ************ 2015 г.

Заслушав доклад судьи Синициной И.О., мнения осужденного Алимхаджиева А.М., адвоката Кораблева А.А., поддержавших доводы жалоб, прокурора Шебеко А.И., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Алимхаджиев признан виновным в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, а именно в том, что он совместно с неустановленными лицами, которые угрожали применением насилия П******у А.Ф., потребовал передать им автомашину "*********" стоимостью ******* рублей, принадлежащую Р**** Н.М., предоставленную потерпевшему дочерью последней. Испугавшись угроз применения насилия, П****** передал автомашину и документы на нее неустановленному лицу, которое скрылось на похищенной автомашине.

Преступление совершено **** 2015 г. в г.Москве, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях осужденный Алимхаджиев просит приговор отменить, указывает, что выводы суда о его причастности к совершению грабежа не подтверждены достоверными доказательствами, достаточными для постановления обвинительного приговора. Потерпевший П****** в судебном заседании показал, что автомобиль у него забрали по распоряжению отца Р**** О.В. Осужденный считает, что фактически его действия содержат добровольный отказ от совершения преступления, поскольку он осознавал возможность довести его до конца, но, несмотря на это, прекратил начатое преступление, сообщив местонахождение автомобиля. У него не имелось намерений завладеть автомашиной и распорядиться ею в личных корыстных целях. Он лишь присутствовал на встрече, защищая права потерпевшего, с которым находился в длительных дружеских отношениях. Судом потерпевший не был вызван в судебное заседание. Показания потерпевших и свидетелей противоречивы. Приговор основан на доказательствах, не исследованных в судебном заседании, поскольку в протоколе судебного заседания не приведено содержание указанных доказательств, в том числе показаний потерпевших и свидетелей, суд ограничился лишь ссылкой на номер тома и листов дела. Суд не учел при назначении наказания в полной мере смягчающие наказание обстоятельства - ********************.

Адвокат Кораблев А.А. в апелляционной жалобе просит приговор изменить, смягчить назначенное Алимхаджиеву наказание, указывает, что приговор является незаконным, необоснованным и несправедливым, суд не вызвал и не допросил потерпевших и свидетелей, подсудимый был лишен возможности задать им вопросы, со свидетелями М*******, О***** и потерпевшей Р**** у Алимхаджиева не было очных ставок. Судом не были предприняты достаточные меры к обеспечению явки свидетелей и потерпевших в судебное заседание. Показания свидетеля О**********а о том, что он видел, как П****** общался с Алимхаджиевым, как со своим приятелем, противоречит выводу суда о совершении грабежа с угрозой применения насилия. Утверждение подсудимого о том, что автомашина была изъята у П******а другом отца О**** Р**** для дальнейшей передачи ее отцу - Р****у В.И., стороной обвинения не опровергнуто. Р**** В.И. не был допрошен ни на стадии предварительного расследования, ни в судебном заседании, многочисленные ходатайства Алимхаджиева и его защитника оставлены без удовлетворения. У Алимхаджиева не имелось корыстного умысла на хищение автомашины. Он подлежит оправданию за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ст.161 ч.2 п.п. "а", "г", "д" УК РФ, его действия следует квалифицировать по ст.330 ч.1 УК РФ.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вина Алимхаджиева в совершении преступления, за которое он осужден, вопреки доводам о его невиновности, установлена собранными по делу доказательствами, подробное содержание которых изложено в приговоре.

Доводы стороны защиты о том, что Алимхаджиев не совершал открытого хищения автомашины у П******а, и его действия необходимо квалифицировать, как самоуправство, были надлежащим образом рассмотрены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, опровергающимися совокупностью исследованных в ходе судебного следствия доказательств.

Так, из показаний потерпевшего П******а следует, что когда он ждал покупателей, чтобы по просьбе его девушки О**** Р**** показать им автомашину "М****", принадлежащую матери О**** - Р**** Н.М., к нему подошли четверо мужчин чеченской национальности, среди них был его знакомый Алимхаджиев, все они начали зажимать его в угол, Алимхаджиев подошел к нему вплотную и сказал, что они приехали из-за того, что он до сих пор встречается с О**** Р****, хотя обещал этого не делать, и что он привез людей для того, чтобы они забрали автомобиль, принадлежащий О*****, для его передачи близким со стороны ее отца, который против ее общения с П******ым. Алимхаджиев сказал потерпевшему, что у него два часа, чтобы убраться из города. Один из соучастников, обращаясь к Алимхаджиеву, предложил: "Давай я его порву?". Алимхажиев сказал, что П****** не глупый и не будет обострять ситуацию, после чего двое соучастников сказали П******у, чтобы он не обострял ситуацию и отдавал машину, иначе ему не поздоровиться. Потерпевший хотел позвонить О**** Р****, но ему запретили. Один из соучастников в грубой форме потребовал отдать документы и ключи из машины. Испугавшись за свою жизнь и здоровье, и реально восприняв угрозы, П****** пошел к машине за документами, соучастники осужденного вытащили из машины "М****" друга потерпевшего - О**********а, Алимхаджиев сказал П******у, что тот попал в серьезную ситуацию, постоянно нагнетал обстановку. Он пытался сделать вид, что в некоторой мере находится на стороне потерпевшего, однако при этом постоянно подыгрывал своим соучастникам, и явно был с ними заодно. Один из соучастников вырвал из рук П******а ключ от машины и забрал документы, сел на место водителя, рядом с ним сел другой соучастник, а Алимхаджиев и еще один мужчина уехали на автомашине осужденного. Через две минуты Алимхаджиев позвонил П******у и сказал, что если он через два часа не покинет территорию г.Москвы, то к нему домой приедут люди и разберутся с ним и его родителями. Он запретил потерпевшему звонить О**** Р****. Когда П****** позвонил ей, она выяснила ситуацию и сказала, что все это является мошенничеством и данная ситуация была разыграна перед П******ым с целью хищения автомашины. О**** писала Алимхаджиеву сообщения с просьбой вернуть автомашину, но ответа не получила и обратилась в полицию. После задержания Алимхаджиева на телефоны П******а и О**********а с незнакомых номеров поступали звонки с угрозами и требованиями, чтобы они изменили показания. Также П******у несколько раз поступали телефонные звонки с угрозами лично от Алимхаджиева, находящегося в СИЗО.

Данные показания потерпевший подтвердил при проведении очной ставки с Алимхаджиевым.

Из показаний потерпевшей Р**** Н.М. следует, что у нее в собственности находится автомашина "М****", она попросила свою дочь Ольгу заняться продажей этой машины, со слов дочери ей известно, что та попросила своего друга П******а помочь с продажей. 23 октября 2015 г. дочь сообщила, что машину похитили неизвестные лица.

Согласно показаниям Р**** О.В., она попросила своего молодого человека П******а помочь ей продать автомашину "М****", принадлежащую ее матери Р**** Н.М., 23 октября 2015 г. он должен был машину показать покупателям, вечером П****** позвонил ей и сообщил, что машину отняли четверо мужчин, похожих на чеченцев, одного из которых он знал, угрожая ему физической расправой. Она позвонила Алимхаджиеву, он сказал, что преступления не совершал и не причастен к изъятию ее автомашины.

На очной ставке с Алимхаджиевым свидетель Р**** О.В. дала аналогичные показания, а также пояснила, что если бы ее отцу Р****у В.И. потребовалась автомашина "М****", она бы об этом знала. Она общается со своим отцом посредством смс и никаких межличностных проблем между ними не возникало. К ее молодому человеку П******у отец относится нейтрально, о какой-либо неприязни между ними ей неизвестно.

Оценив указанные доказательства в их совокупности суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов стороны зашиты о совершении Алимхаджиевым самоуправства, поскольку у него не имелось ни действительного, ни предполагаемого права на изъятие автомашины, принадлежащей Р**** Н.М., у П******а.

Об указанных обстоятельствах свидетельствует также поведение Алимхаджиева во время и после совершения преступления - согласно показаниям потерпевшего, Алимхаджиев не разрешал ему звонить О**** Р****, которая могла бы пояснить, действительно ли ее отец просил Алимхаджиева и его соучастников забрать у П******а автомашину.

Кроме того, из показаний Алимхаджиева, данных в судебном заседании следует, что в октябре 2015 г. П****** попросил его поприсутствовать при разговоре, на который его пригласили друзья отца О**** Р****. На этот разговор приехали друзья отца О**** Р**** - чеченцы, ранее ему (Алимхаджиеву) не знакомые, один из них представился Хасаном. Они предъявляли претензии П******у по поводу его общения с О**** Р****, требовали общение прекратить. Через нескольку дней ему позвонил Х***** и сообщил, что П****** катается на машине О****. Он (Алимхаджиев) встретился с П******ым и передал требование Х********прекратить общение с Ольгой. Но П****** не согласился. Тогда он (Алимхаджиев) нашел своего земляка, который забрал у П******а машину. Также Алимхаджиев показал, что с отцом О**** - Р****ом В.И. он никогда не был знаком.

Таким образом, из показаний Алимхаджиева усматривается, что никто не обращался к нему с просьбой забрать автомашину у П******а, ни Р**** В.И., ни ранее не знакомые ему люди, представившиеся его друзьями, в том числе Х****, ни О**** Р****, ни ее мать - собственник автомашины. Люди, которых Алимахаджаев называет друзьями Р****а В.И., лишь выражали недовольство по поводу общения О**** Р**** с П******ым, но никто не просил забирать автомашину.

Доводы осужденного о том, что в судебном заседании потерпевший П****** сообщил, что автомобиль у него забрали по распоряжению отца Р**** О.В. являются несостоятельными, поскольку в судебном заседании потерпевший П****** допрошен не был.

Доводы адвоката о том, что потерпевший и осужденный общались, как приятели, в связи с чем вывод суда о совершении преступления с угрозой применения насилия является необоснованным, опровергается показаниями потерпевшего П******а, из которых следует, что Алимхаджиев лишь пытался сделать вид, что в некоторой мере находится на стороне потерпевшего, однако при этом постоянно подыгрывал своим соучастникам, и явно был с ними заодно. Преступление было совершено Алимхаджиевым группой лиц по предварительному сговору, исходя из поведения осужденного в момент совершения преступления, его умыслом охватывались угрозы применения насилия, высказанные его соучастником в адрес П******а, данные обстоятельства подтверждаются вышеизложенными показаниями потерпевшего.

Доводы осужденного о том, что фактически его действия содержат добровольный отказ от совершения преступления, поскольку он осознавал возможность довести его до конца, но, несмотря на это, прекратил начатое преступление, сообщив местонахождение автомобиля, судебная коллегия признает необоснованными, поскольку, как следует из показаний свидетеля Р**** О.В., после совершения преступления Алимхаджиев сообщил, что к нему не причастен.

Из показаний свидетеля И*** Д.Б. - сотрудника полиции следует, что после поступления информации о совершении открытого хищения автомашины у П******а, была установлена причастность к совершению данного преступления Алимхаджиева. Он (И****) позвонил Алимхаджиеву и предложил добровольно явиться в отдел полиции и возвратить похищенную автомашину. Тот отказался явиться и назвал адрес, где находится похищенный автомобиль. Но он по указанному Алимхаджиевым адресу обнаружен не был, информация оказалась ложной. После этого И**** неоднократно созванивался с Алимхаджиевым, и тот каждый раз сообщал новый адрес, и с издевкой говорил, что искать похищенное - это прямая работа сотрудников полиции и он не собирается им помогать. Местонахождение похищенного автомобиля было установлено в результате проведенных оперативно- розыскных мероприятий.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал основания, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Судом обоснованно признаны достоверными показания допрошенных по делу потерпевших и свидетелей, которые полностью согласуются не только между собой, но и с иными приведенными в приговоре доказательствами, полностью подтверждающими виновность Алимхаджиева в совершении преступления.

Какой-либо заинтересованности в исходе дела либо причин для оговора осужденного со стороны указанных лиц судом не установлено.

В показаниях потерпевших и свидетелей не содержится противоречий, которые могли бы повлиять на обоснованность выводов суда о виновности Алимхаджиева и на правильность квалификации его действий.

Все ходатайства, заявленные сторонами по делу, рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по ним решения надлежащим образом мотивированы.

Нарушения положений ст.281 УПК РФ при оглашении показаний потерпевшего П******а, потерпевшей Р****, свидетеля Р**** судом не допущено.

Показания потерпевшей Р**** Н.М. были оглашены в судебном заседании с согласия всех участников процесса, в том числе стороны защиты.

Судом были предприняты все возможные меры к вызову потерпевшего П******а и свидетеля Р**** О.В., однако от П******а поступило заявление, что он не может явится в суд, поскольку находится за пределами г.Москвы и опасается за сохранности своей жизни и здоровья. Свидетель Р**** О.В. сообщила, что не может явиться в суд, так как находится за пределами РФ, кроме того, в ее адрес поступают угрозу от неизвестных лиц, связанных с уголовным делом в отношении Алимхаджиева.

При таких обстоятельствах суд принял обоснованное решение об оглашении показаний потерпевшего и свидетеля Р****, требования ч.2-1 ст. 281 УПК РФ были судом соблюдены, поскольку с указанными лицами Алимхаджаеву были проведены очные ставки на стадии предварительного расследования, и он имел возможность оспорить их показания.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку суда на показания свидетелей О**********а К.А., М*** Х.К., Т**** М.Ю., как на доказательства виновности осужденного, поскольку, как следует из материалов дела, Алимходжиеву не проводилась очная ставка с указанными свидетелями, он не имел возможности оспорить их показания, сторона защиты в судебном заседании возражала против оглашения их показаний, однако они были оглашены в нарушение положений ч.2-1 ст.281 УПК РФ, согласно которым решение об оглашении показаний потерпевшего и свидетелей может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

Показания указанных свидетелей не влияют на выводы суда о доказанности вины Алимхаджиева в совершении преступления, предусмотренного ст.161 ч.2 п.п. "а,г,д" УК РФ, его вина полностью подтверждается совокупностью иных приведенных в приговоре доказательств.

Довод осужденного о том, что приговор основан на доказательствах, не исследованных в судебном заседании, поскольку в протоколе судебного заседания не приведено содержание оглашенных доказательств, а указано только их местонахождение в материалах дела, является необоснованным, поскольку уголовно-процессуальный закон не предусматривает изложение в протоколе судебного заседании содержания оглашенных доказательств, их содержание должно быть приведено в приговоре, данные требования закона судом соблюдены.

Вопреки доводам адвоката, судом было удовлетворено ходатайство строны защиты о допросе в качестве свидетеля Р****а В.И., и были предприняты все возможные меры для его вызова, однако Р**** В.И. в суд не явился, и сторона защиты, согласно протоколу судебного заседания, не возражала против продолжения судебного следствия в отсутствие Р****а В.И, и в дальнейшем на его вызове не настаивала.

В соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ каждое из доказательств оценено с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а их совокупность обоснованно признана судом достаточной для разрешения уголовного дела.

Действия Алимхаджиева правильно квалифицированы судом по ст.161 ч.2 п. "а", "г", "д" УК РФ, указанная правовая квалификация нашла свое полное подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Вывод суда о возможности исправления осужденного Алимхаджиева только в условиях реального отбывания наказания судом мотивирован.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, конкретных обстоятельств дела, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, данных о личности Алимхаджиева, который ранее не судим, с учетом смягчающих обстоятельств - ****************.

Наказание, назначенное Алимхаджиеву, является справедливым и соразмерным содеянному.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13,389.20,389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 11 августа 2016 года в отношении Алимхаджиева А* М*изменить: исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку суда на показания свидетелей О**********а К.А., М* Х.К., Т*** М.Ю., как на доказательства виновности осужденного.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.